К 150-летию Вашингтонского (Аляскинского) договора

Договор об уступке Российских колоний в Северо-западной Америке Североамериканским Соединенным Штатам был подписан в Вашингтоне 30 марта 1867 г.

Передаваемая территория не стала в одночасье американской из-за предстоящей довольно изощренной и продолжительной имплементации, связанной с установлением новой формой суверенного правления, переуступкой бизнеса, сохранением имущественных прав русской право-славной церкви и сменой «белого» населения Аляски. Через пару дней первополосная международная новость могла все еще сойти за первоапрельскю шутку.

Не стала Аляска полностью американской и после торжественной церемонии передачи колоний в Ситке 18 октября 1867 г. Передача колоний затянулась на три года. За это время была эвакуирована большая часть русского населения, выведен малый гарнизон и почти урегулированы имущественные споры относительно пушных промыслов, складированных мехов, кораблей, мастерских, залежей товарного льда. Вопросы ликвидации стратегических запасов компанейского рома решились как-то сами собой. До двух десятков российских подданных выбрали американское гражданство по упрощенной процедуре.

Конкурентная борьба за активы Российско-американской компании (РАК) развернулась уже летом 1867 г. еще до официальной передачи колоний. В эту борьбу включилась относительно свободная американская пресса, в том числе и на русском языке. Независимость, окупаемость и прибыльность СМИ – инвариант сказки о Золушке. Заказчик, оплачивающий строчки, пусть неявный, есть всегда. Его цель создать неблагоприятное мнение о конкуренте. Тактический диапазон средств — от замалчивания событий до их фальсификации.

Современные медиа и блогосфера, к сожалению, охотно отсылают к скандальным инсинуациям 150-летней давности. Такой могучий ресурс как Википедия за несколько шагов вслед за объективной информацией выдает оценки сомнительного содержания, опирающиеся на пристрастные свидетельства, вроде бы, очевидцев. Пройдем этим путем: «Русская Америка – Губернаторы Русской Америки — Максутов Дмитрий Петрович». Отметим, что для русскоязычного издания термин «губернатор» в данном контексте неуместен. Это калька с американских источников. Аляска не была российской губернией. Правильно название должности «Главный правитель колоний».

Статья «Максутов Дмитрий Петрович» переполнена фальсификациями со ссылкой на описания некого П. Огородникова, который не был ни участником, ни свидетелями событий. ( Книга)

«Губернатор колонии Дмитрий Петрович Максутов, узнав о принятом решении (уступки владений – В.Р), «пришёл в бешенство». Это было объяснимо, ведь он лишался незаменимого источника доходов. В Российско-американской компании (РАК) чиновники крали все, что можно…».

Заметим, что колониальное жалование капитана 1-го ранга князя Д. Максутова и было «незаменимым» источником доходов. Один из его предшественников в должности Главного правителя барон Ф.Врангель по возвращении из колоний получил от Главного правления РАК 30 тысяч рублей наградных. Не было необходимости у морских офицеров, управлявших колониями, красть все, что можно. При том, что деньги в валюте, в рублях и в колониальных марках тратить было особенно некуда. А в бешенство было от чего прийти. Рушилось дело жизни нескольких поколений русских первопроходцев в Америке. Россия добровольно уходила с континента, после почти полуторавекового присутствия.

«Максутов постоянно действовал в ущерб компании, не принося никакой пользы ей; страна при нём была в печальном, мрачном положении. Его цель была — постоянно преследовать действительно честных людей, которые вынуждены были терпеливо сносить все обиды, делаемые им. Его татарский характер постоянно был направлен к любостяжанию, и он в течение пяти лет набил более сорока сундуков драгоценными пушными товарами, которые и отправил в Россию. При передаче колонии американцам, он первый сделался компаньоном Гутчинсонской компании. В последнее время своего пребывания в колониях, он не управлял ими, но грабил колонии и служащих!»

С татарской направленностью характера князя к любостяжанию согласиться нельзя. В татарском национальном характере любостяжание как излишнее стремление к земным благам присутствует не больше, чем в русском. К тому же князья Максутовы приняли православие в середине XVIII века и породнились с лучшими русскими, украинскими и даже немецкими фамилиями. Особенно близки они были с Завойко и Врангелями. Круг общения – ближе к университетскому или лицейскому. Так что «татарский характер» князя — такой же ситуативный ярлык, как и «негритянский темперамент» одного русского поэта, отстаивающего честь семьи. К тому же автор строк об Аляске не знал, что меха не перевозятся в сундуках и не отправляются в Россию. Рынок мехов РАК находился в Китае. На вырученные деньги компания закупала чай и отправляла его в Россию.

И в остальных цитатах, выбранных Википедией, обнаруживается масса нестыковок, свидетельствующих, что их автор не был участником описываемых событий и использовал «отравленные» источники.

Восстановим биографию писавшего и сами продвинемся к источникам – ad fontes (лат). Павел Иванович Огородников в середине XIX века имел обер-офицерский чин в русской армии, попал под военно-полевой суд за участие в революционно-освободительном движении в Царстве Польском. Деятельностью его организации живо интересовался лондонский журнал «Колокол», издаваемый А. Герценом. Эта связь существенна. Офицера разжаловали и отправили в крепость. После относительно нестрого наказания П. Огородников стал путешественником и автором, в целом, адекватных очерков о Европе, Америке и Азии, где многое видел своими глазами. Америку он посетил после уступки русских колоний и до Аляски не добрался. Как видно из самого названия книги, проехал только от Нью-Йорка до Сан-Франциско. К тому времени между этими городами совсем недавно было открыто железнодорожное сообщение. Пересечение американского континента по новой магистрали само по себе уже представляло интерес для российской публики, «болевшей» железными дорогами. Любой русский путешественник, знавший о продаже Аляски, непременно поинтересовался бы, что говорят и пишут об уступленных за неплохие деньги территориях. Благо, источники информации были.

Русское население в Сан-Франциско появилось еще до уступки колоний и к 1867 г. и насчитывало более полутора тысяч человек. Город вполне подходил для поддержания российско-американских торговых отношений, захода компанейских кораблей. Постепенно в портовом городе появился и русский бизнес, в основном, в сфере услуг. Все это требовало открытия на тихоокеанских берегах российского консульства. История русского консульства отсчитывается с 1852 г. В то время русским вице-консулом в Сан-Франциско был М. Клинковстрем, долгое время прослуживший штурманом в РАК. Затем консульскую должность занимали последовательно морские офицеры Д. Максутов и Ф. Коскуль. Видной фигурой в калифорнийском русском обществе был бывший штурман РАК из креолов Илларион Архимандритов. Эти достойные люди могли многое рассказать о русской Америке.

Но революционно настроенный путешественник хотел обратиться к вескому печатному слову. А оно уже было. В марте 1868 г. в Калифорнии вышел первый номер свободного и независимого издания на английском и русском языках «Alaska Herald». Издавал первую русскую газету в Новом Свете Пресвитер Агапий Гончаренко. Псевдоним Агапий подразумевает любовь как самоотверженное служение во имя других. П. Огородникову повезло не только прочитать подшивки этого издания, но и познакомиться с самим издателем. Оба публициста чтили русских политэмигрантов А. Герцена и Н. Огарева, оба неуютно чувствовали себя в империи и считали себя борцами царским режимом.

«Отец» Агапий — фигура известная в истории Русской Америки, точнее, Америки украинской. Именно с него ведется отсчет украинской иммиграции в США и Канаде. Выпускник Киевской семинарии Андрей Онуфриевич Гумницкий был назначен иеродиаконом в русскую посольскую церковь в Афинах. Увлекся идеями А. Герцена и разбудивших его декабристов. За революционные взгляды был определен к возвращению в Россию со всеми вытекающими последствиями. Священник бежал и стал наборщиком и публицистом в Вольной типографии в Лондоне, где издавался «Колокол». В Северную Америку А. Гумницкий попал в 1864 г. с репутацией образованного греческого священника-революционера. Сам себя он назвал пресвитером. По возрасту (за тридцать лет) и умудренности вполне подходил. По греческим восточным канонам его чин – чистое самосвятство. В то время как у протестантов этот сан мог подразумевать избираемого мирянами главу церковной общины. В Сан-Франциско самозваный священник оказался уже после передачи Аляски американцам. В русские колонии он сам не стремился, так как был бы арестован властям. А именно, главным правителем Д. Максутовым. Тогда бы его дальнейшие странствия пролегли бы Тихим океаном в просторную и гостеприимную Сибирь.

Обобщенно выраженная цель газеты, которая пользовалась поддержкой властей, заключалась в инкорпорировании новых подданных из бывших русских колоний в американские реалии. При этом газета взялась способствовать американцам осваивать активы Аляски, опираясь на русский опыт.

Первое обращение к своей пастве-публике пресвитер начал с перевода на русский язык « Благодатных установлений сей страны» — Конституции США. Затем опубликовал инструкцию 1867 г. генерал-майору Дж. Дэвису от «Главной квартиры военной дивизии на берегу Тихого океана». Главе военной администрации принимаемых территорий предписывалось, в частности, «Для высадки Ваших трупп, поставьте их на зимние квартиры прежде формальной передачи … . Если русские офицеры и труппы, которые теперь занимают здания, пожелают их занимать некоторое время, не заставляйте их выходить их этих зданий до времени, когда это может быть разумно и удобно выполнено».

Конфликт за зимние квартиры в Ситке в условиях наступающих холодов между уходящей русской администрацией и новой американской был довольно жестким.

В инструкции обещалось «прислать остальные труппы весной», то есть усилить гарнизон. Как видим, издатель не полностью справился с трудностями перевода, оставив в русском тексте страшное слово «труппы» (troops – войска, подразделения).

Штат Калифорнию он подчеркнуто называет республикой, с оглядкой на исторический флаг. Республикой он называет и все Соединенные Штаты, подчеркивая их отличие от монархии.

Справившись с публикацией основных установлений республики, пресвитер обратился к рекламе, с которой мог бы прокормиться. А. Гончаренко охотно помещает рекламу меховых фирм, гостиниц, разных бизнесов с русским акцентом. Долгом своим он считает подготовить «Русскую грамоту для Англичан, совокупно с англо-русским разговорником (Phrase-book)» и продать ее в обвертке за один доллар.

На страницах его газеты появляется реклама первоучрежденной «Меховой компания Адольфа Мюллера» и фирмы Вассермана. В Геральде надолго прописывается реклама компания «Гутчинсон, Когль и Ко» (Hutchinson, Kohl & Co), как было заявлено, преемницы Русско-Американской меховой компании в Аляске. Деятельность компаньонов довольно полно освещена исторической литературе. Например, администрация РАК продала осторожному торговцу из Британской Колумбии Л. Босковичу 16 тысяч котиковых шкур по 40 центов за штуку, которые он мог перепродать за 2-3 доллара. Какие там «сорок сундуков».

Эта компания оставит след в русской истории как торговый дом «Гутчинсон, Коль князь Д. Максутов и Ко». Бывший Главный правитель войдет в правление компании после возвращения из Америки на два года, чтобы защищать российские интересы на Командорах и Камчатке. В списках флота он останется как уволенный для службы на коммерческих судах. Его заменит ветеран Камчатки российский купец 1-й гильдии А.Ф. Филиппеус, с соответствующим изменением и в названии компании.

Позднее фирма трансформируется в Аляскинскую торговую компанию (Alaska Commercial Company) руководить которой будет Густав Ниебаум, бывший шкипер РАК и деловой партнер Д. Максутова. Есть снования считать, что именно эта компания сохранила в американском обороте какие-то средства РАК.

Вовсе не случайно оказалось, что ведущие позиции в американском меховом бизнесе заняли лица, связанные с РАК. Они обладали инсайдерской информацией и начали совершать имущественные сделки еще летом 1867 г.

По данным доктора исторических наук А.Ю.Петрова деньги за колонии от американского правительства были получены чеком и через британский банк переведены «на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 руб. 4 коп., остальные же 390 243 руб. 90 коп. поступили наличными деньгами».

Но оставались еще очень весомые активы РАК, которые предстояло реализовать на месте или оставить в американском бизнесе. В недобросовестную конкурентную борьбы была вовлечена пресса, в том числе, Аляска Геральд, которая сначала только забавлялась аляскинскими сплетнями.

Но постепенно начала масштабно критиковать«Гутчинсона и Ко» и лично Д. Максутова с ярлыками «аляскинский Пилат» и «Брут». Князя обвиняли в несправедливом расчете и грабеже колониальных служащих. Все обвинения А. Гончаренко делал, ссылаясь на анонимных конфидентов на Аляске. Обличитель прибегал к крайнему традиционному «патриотическому» аргументу: «Максутов связался с жидами». Список этих жидов оставался на рекламных полосах его издания.

Аляска Геральд могла считать себя продолжением «Колокола» и активно включилась в политическую агитацию и политическую борьбу. На ее страницах появились обращения «К недовольным!». Недовольные – сиречь обиженные А. Пещуровым, Д. Максутовы, Ф. Коскулем, а так же примкнувшим к ним И. Архимандритовым. Критика в адрес компании Гутчинсона велась на двух языках и нарастала по мере укрепления позиций компании на Аляске; она овладела инфраструктурой! Информационная и издательская работа оплачивалась конкурентами Гутчинсона – британской компанией Оппенгейма (Oppenheim), которой А. Гончаренко отправлял не только свою газету, но и специальные отчеты.

Американский историк прошлого века Р. Пирс в своих классических работах по Русской Америке отмечал, что вся журналистская продукция «отца» Агапия была смесью фактов, предположений и откровенных инсинуаций. Эта оценка не субъективна, а опирается на расследование Палаты представителей американского Конгресса.

Таким образом, первый источник клеветы — Аляска Геральд выводится из числа достоверных в отношении князя Д. Максутова. Полностью переписанная П. Огородниковым клевета А. Гончаренко так же не может оставаться историческим цитатником. Конфидент (информатор) моего конфидента — не мой конфидент. П. Огородников забыл это правило сбора информации и использовал непроверенные сведения, только потому, что они хорошо ложились в его обличительную схему.

Вернувшийся из Америки «первопроходец» имел возможность хотя бы поговорить с князем, прежде чем его обличать. Они в 1870 г. оба были в Петербурге. Но уже слишком дорожил очеркист найденными скандалами. Или просто испугался разговаривать с Георгиевским кавалером.

А. Гончаренко и П. Огородников вне моральных оценок и экстраполяции их жизненного пути заслуживают и какой-то доли уважения, и какой-то презрения. В известной мере их инсинуации происходят не от подлости натуры, а от непрофессионализма и общественно-политической позиции.

Наверное, есть в России какие-то центры силы и здравого смысла, например, общество «Русская Америка», которые могут обратиться к редакции Википедии с предложением снять недостоверную клеветническую информацию с сайтов, посвященных Русской Америке, в частности, ссылки на книгу П. Огородникова.

Откровенно бедноватую библиографию сайта следует восполнить глубокими работами Н. Болховитинова, А. Петрова, А. Гринева, С. Федоровой. Список можно продолжить. Репутация самого князя Д. Максутова может быть выверена по книге в жанре non-fiction В. Рокот «Князь Русской Америки Д.П. Максутов».

Есть еще неопубликованные документы очевидцев последних дней Русской Америки, в частности, записки Д. Недельковича. Возможно, найдутся какие-то документы Л. Гавришева, помощника последнего Главного правителя в колониях. Кто-то, возможно, заступится на документальной основе за Ф. Коскуля, обвиненного «до кучи» в пьянстве и стяжательстве. Репутация достойных офицеров прошлого в наших руках.

Ружейников Владимир Владимирович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *