О противодействии фальсификации и забвению решений Нюренбергского процесса

Ползучая реабилитация и героизация пособников нацизма началась не сегодня и не вчера, а, по крайней мере, полвека назад – в период эскалации напряженности в рамках биполярного противостояния.

Во многом в том, что этот процесс достигает своих результатов, конечно же, отчасти виноваты и мы сами в том плане, что явно переоценили порядочность наших бывших союзников по антигитлеровской коалиции.

Почему, например, недопустимо произвольно толковать и тем более отвергать Холокост. Потому что в ряде стран введена уголовная ответственность. А сам факт, подобного рода деяний является основанием для широкомасштабной обструкции, в том числе на международном уровне.

В отношении Нюренбергского процесса подход абсолютно иной — произвольный. Осудили тех, кто попался и забыли или, по крайней мере, постарались забыть.

Во многом это обусловлено тем, что на процессе были осуждены злодеяния нацистов и их пособников, проявленные в большей мере в отношении населения СССР, правопреемницей которого является Россия. Да, конечно же, от нацистов пострадали и другие страны Европы. Но нигде в Европе не было ни Хатыни, ни Сталинграда, ни Харькова, ни Краснодона, ни других населенных пунктов, население которых было бы подвергнуто геноциду – за сопротивление нацистам.

Поэтому для европейцев, не испытавших на себе подобного рода нацистской «демократизации» нет такого обостренного восприятия феномена нацизма.

Во многом это обусловлено тем, что в годы Второй мировой войны сопротивление нацизму хотя и было в странах Европы, но далеко не такое как на территории СССР. Пожалуй, только лишь в Югославии сопротивление нацистам приняло общенациональный характер, а по остальной цивилизованной Европе, нацистский каток прокатился без особых каких-либо препятствий. Завоевание Европы сам Гитлер оценил как элегантное.

Нюренбергский процесс был данью СССР за его решающий вклад в победу над нацизмом. Это вынуждены были признавать не только народы освобожденной Европы, но и лидеры ведущих государств того времени – США, Великобритании и Франции. Даже, У. Черчилль, например, при всей своей русофобии, тем не менее, в своей фултоновской речи, назвал Сталина – своим боевым товарищем и воздал должное СССР за победу над нацистской Германией.

В то же время уже тогда вынашивались планы о войне с СССР. И именно этим объясняется тот факт, что менее чем через 10 лет, после окончания Второй мировой войны, нацисты и их пособники были вытащены из американских и канадских «схронов» с тем, чтобы быть использованными в борьбе с СССР (Россией). Началась их реабилитация. Причем в большей мере это коснулось коллаборционистов, пособничавших нацистам на территории Советского Союза – различного рода бандеровцев, кайселитовцев, «лесных братьев» и других членов бандформирований .

В то же время в самом СССР в рамках идеологизированной концепции «дружбы народов» фактически ничего не говорилось ни об украинских, ни о литовских и латвийских полицейских батальонах, зверствовавших на территории СССР. Недосказанное позволило окружить их ореолом. И то, что сейчас происходит и на территории Украины, и в Прибалтике – это во многом следствие той недосказанности.

Попытки пересмотра итогов Нюренбергского процесса следует рассматривать также и в общем контексте политики русофобии, являющейся основой стратегического курса наших так называемых партнеров, в том числе по антигитлеровской коалиции.

Ничего нового в этом нет и не будет. Соответственно не должно быть и иллюзий. Цивилизованное человечество, всегда будет обращаться к России тогда, когда будет иметь место угроза его существованию и всякий раз пакостить России, когда эта угроза с ее помощью будет устранена. Так было, есть и будет, и мы к этому должны быть готовы.

Меняются лишь формы методы, технологии этой амбивалентной политики, сущность ее остается неизменной.

В данном случае речь идет о попытках пересмотра решений Нюренбергского процесса.

К сожалению, реальность такова, что никому, по крайней мере, на государственном уровне, кроме России и ее ближайших союзников из стран бывшего СССР, правда о Нюренбергском процессе не нужна.

А это означает, что процесс пересмотра итогов, забвения или умаления значения Нюренбергского процесса явление закономерное и вполне прогнозируемое и рассматривать его следует как часть процесса противоборства с Россией.

Поэтому в наших интересах не допустить забвения Нюрнберга и противодействовать попыткам пересмотра его решений. Причем это противодействие должно носить системный характер и не быть оборонительным и оправдывающимся. Противодействие должно быть наступательным. Ни одна война в обороне не выигрывалась. О то, что сейчас идет война – война в информационной, мировоззренческой сфере, война за нашу историю и наше будущее – это очевидно.

Вследствие этого, думается, вполне логичным было бы установление памятного Дня жертвам нацизма и его пособникам (именно нацизма, а не только фашизма как это отмечается почему-то во второе воскресенье сентября и о котором мало кто знает) и соотнесение его с началом или с завершением Нюренбергского процесса. Тем самым Нюренбергскому процессу будет придана исключительная значимость как эпохальному событию, осудившему нацизм в любых его проявлениях.

Это будет также и вполне логичным ответом на введение так называемого Дня памяти жертв сталинизма и нацизма, установленного Европарламентом 23 августа 2009 года – в преддверии 70-летия начала Второй мировой войны. Антироссийская направленность установления этого «памятного» дня очевидна. Европейское сообщество, таким образом, пытается не только дезавуировать Нюренбергский процесс, но и создать ему альтернативу, возложив ответственность за развязывание Второй мировой войны на СССР, причем в большой мере, чем на нацистскую Германию.

Основанием для столь избирательного подхода стало подписание 23 августа 1939 года Договора о ненападении между Германией и СССР, более известного как пакт Риббентропа – Молотова.

При этом сознательно был проигнорирован тот факт, что за 5 лет до этого аналогичный пакт с нацистской Германией заключила Польша, и именно Польша одна из первых (еще в 1934 году) предложила Германии свои услуги по реализации плана «Дранх нах Остен» (похода на Восток) ‒ тогда, когда лидеры Франции и Великобритании только-только вырабатывали принципы умиротворения нацизма, реализованные в последующем в ходе Мюнхенского сговора, аншлюса Австрии и порабощения других стран Европы [4]. За, что они, кстати, не понесли никакой ответственности.

Таким образом, мы фактически позволили спасенной Европе обвинить нашу страну в развязывании Второй мировой войны.

Более, чем очевидно, что в преддверии предстоящего 80-летия начала Второй мировой войны следует ожидать очередного всплеска антироссийской истерии и, в первую очередь, в государствах, являвшихся в годы Второй мировой войны союзниками нацистской Германии или чьи бандформирования принимали участие в карательных акция на территории СССР.

Думается, было бы правильным всякий раз, когда на международном уровне будет подниматься вопрос об ответственности СССР за развязывание Второй мировой войны авторов и исполнителей этих пропагандистских кампаний «ставить на место» фактами соучастия их стран в преступлениях нацизма в годы Второй мировой войны и необходимости ответственности государств-союзников нацисткой Германии, государств – с профашистскими режимами, ответственности всех тех, кто вскармливал, подпитывал, вооружал, финансировал и укрывал от ответственности нацистских преступников. Все это, на наш взгляд, должно стать основой внешнеполитического курса по недопущению фальсификации истории и пересмотра итогов Второй мировой войны.

У России, вынесшей на себе основную тяжесть той войны, должен быть свой день Памяти жертвам нацизма. И в этот день необходимо напоминать «коллегам освобожденной Европы» кому и чем они обязаны, в том числе возможностью осуществлять различного рода антироссийские акции.

Практика показывает, что антироссийский истеблишмент, как в Европе, так и за океаном, да и на постсоветском пространстве очень боится объективной информации. Сам факт принятия 23 ноября 2016 года Европарламентом скандальной резолюции «О борьбе с пропагандой со стороны России и исламистских террористических группировок, которые преследуют цель «исказить правду, посеять страх, сомнения и раскол в Евросоюзе» [2], свидетельствует не только о грубейшем нарушении демократических принципов прав граждан на свободу информации, но и страхе евробюрократии перед объективной информацией.

Введение в России Дня памяти жертвам нацизма и его пособников позволит «вывести на свет» не только пособников нацизма в годы войны, но и тех, кто занимается его реабилитацией в современных условиях, будет способствовать решению других задач по пресечению фальсификации истории Второй мировой войны и попыток пересмотра ее итогов, умаления решений Нюренбергского процесса.

Другим важнейшим направлением этой работы должно быть историческое просвещение.

Кто у нас кроме специалистов знает о ходе и результатах Нюренбергского процесса? Думается, даже не все юристы об этом знали и знают. Таким образом, положения Нюренбергского процесса являются достоянием лишь узкой группы. С учетом же его эпохальности и значимости для современного и будущего развития человечества этого явно недостаточно.

Как мы можем требовать не допускать пересмотра решений Нюренбергского процесса, если у нас в стране в этом вопросе царит полнейший плюрализм?

Историческое просвещение предполагает обогащение знаниями о наиболее значимых событиях истории нашей страны и мирового сообщества. Очевидно, что Нюренбергский процесс относится к эпохальным событиям, предопределившим развитие мирового сообщества, в том числе и его сегодняшнее состояние. Поэтому знания о нем, о его решениях, нужны не только сегодняшним поколениям, но и будущим с тем, чтобы исключить рецидивы проявления нацизма особенно в молодежной среде, выработать у нашей молодежи иммунитет к ним. А этого без знаний, являющихся основным средством противодействия фальсификации добиться невозможно. Причем начинать этот процесс нужно как можно раньше, до того как у подростков проявляется интерес к различного рода молодежным субкультурам, в том числе неонацистской направленности.

Вследствие этого, крайне важной является соответствующая корректировка школьных программ. Самому же Нюренбергскому процессу должна быть посвящена отдельная глава в учебнике истории, а он как это определил Президент, должен быть единым.

Еще один аспект в противодействии фальсификации и забвения решений Нюренбергского процесса связан с использованием Интернет-ресурсо в и особенно телевещания, которое американцы называют общественным благом, а владельцев телекомпаний обязывают производить и транслировать полезную для государства продукцию. И это при том, что телевидение в США полностью коммерческое в отличие от нашего, государственно-общественного.

Но, в отличие от американского коммерческого, наше государственно-общественное телевидение не слишком утруждает себя производством общественного блага. Его-то продукция носит коммерческий, потребительский и развлекательный характер. Конечно же, различного рода шоу может быть и нужны, но не так, чтобы они носили довлеющий характер и заполняли все информационное пространство. Превалирующим должен быть принцип полезности. В эпоху цифрового и аналогового телевидения количество каналов, доступных для просмотра превышает сотню. Есть каналы о путешествиях, о животных, культуре, оружии, нанотехнологиях и т.д. Есть обо всем. Но нет канала об истории России. О ней нам периодически рассказывает британский канал «Viazat History». Причем зачастую не всегда объективно.

В условиях массированной фальсификации истории, попыток пересмотра итогов Второй мировой войны, да и в целом истории, в том числе и России, крайне необходимо учреждение отечественного телеканала по истории России и придание ему статуса федерального, наряду с каналами «Россия – 24» и «Культура» [1]. Этот канал – канал истории России – должен быть освобожден от различного рода рекламы и иного информационного мусора и посвящен исключительно обретений знаний о наиболее значимых событиях, к числу которых, безусловно, относится Нюренбергский процесс.

Бочарников Игорь Валентинович,
руководитель Научно-исследова тельского центра проблем национальной безопасности, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», профессор кафедры «Информационная аналитика и политические технологии» МГТУ имени Н.Э. Баумана, доктор политических наук

Литература и использованные источники:

  1. Бочарников И.В. О противодействии фальсификации истории России http://nic-pnb.ru/analytics/o-protivodejstvii-falsifikatsii-istorii-rossii/.
  2. Европарламент принял резолюцию о борьбе с «пропагандой Кремля» http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/11/23/666624-evroparlament-rezolyutsiyu.
  3. Зорькин В.Д. Нюрнбергский процесс и современные проблемы международной уголовной юстиции http://rapsinews.ru/international_publication/20150527/273802495.html
  4. Морозов С.В. К вопросу о секретном приложении к польско-германской декларации от 26 января 1934 года // Юрист-международник.  ‒ 2004. ‒  № 1. ‒ С. 45-56.
  5. Примова Э.Н. Роль Нюрнбергского процесса в развитии международного права и противодействии идеологии нацизма //Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. ‒ 2016. ‒  № 4. ‒ С. 115-122.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *