США в Сирии: уйти, чтобы остаться?

Почему террористическая интервенция на Ближнем Востоке не прекратится

19 декабря президент США Донадьд Трамп объявил о своём решении начать вывод из Сирии американских военнослужащих, занятых подготовкой местных формирований для борьбы с запрещённой в России террористической группировкой «Исламское Государство». «Мы победили ИГ в Сирии, и это единственная причина, почему [США] находятся там во время президентства Трампа», – довольно бессвязно написал он, как обычно, в своём Twitter-аккаунте. Видео-обращение американского президента следует под заголовком: «После исторических побед над ИГИЛ, пришло время вернуть наших великих молодых людей домой!»

«Пять лет назад ИГ была очень сильной и опасной силой на Ближнем Востоке, а теперь Соединенные Штаты одержали победу над халифатом. Эти победы над ИГ не означают конца глобальной коалиции или её кампании. Мы начали возвращать войска США домой в то время, как мы переходим к следующей фазе этой кампании», – разъясняет пресс-секретарь Белого Дома Сара Сандерс. При этом «Соединенные Штаты и их союзники готовы вновь на любом уровне защищать американские интересы, где это необходимо, и мы продолжим работать вместе, чтобы лишить радикальных исламистских террористов территории, финансирования, поддержки, а также любых способов просочиться через наши границы». Вывод более чем двухтысячного контингента займёт ориентировочно от двух до трёх месяцев. График мероприятий неизвестен: Белый Дом и Пентагон кивают друг на друга. Как заверила пресс-секретарь Пентагона Д. Уайт, кампания против «ИГ» не окончена, и США продолжат работать со своими партнерами и союзниками для разгрома ИГ везде, где бы группировка ни действовала.

Заявление американского лидера, последовавшее на фоне ожесточённой аппаратной борьбы, вызвало немалый переполох как внутри страны, так и за её пределами. По-видимому, немаловажную роль в решении Трампа сыграла угроза турецкого лидера Эрдогана вторгнуться на север Сирии, что потенциально поставило бы под угрозу безопасность содействующих местным курдам американских советников (21 декабря турецкий лидер заявил о переносе сроков очередной военной операции на севере Сирии).  «Президент Трамп и президент Эрдоган регулярно поддерживают контакты, провели встречу в рамках G20, но президент сам принял это решение, он не обсуждал его с президентом Эрдоганом. Он проинформировал президента Эрдогана о своем решении как соседа Сирии, так как это важный вопрос для Турции», – утверждает С. Сандерс. Одновременно стало известно о намерении Вашингтона продать Анкаре ракетные системы Patriot на общую сумму в 3,5 млрд. долл., что направлено на «повышение потенциала Турции в области противовоздушной обороны и противоракетной обороны». По мысли Госдепа, данная сделка «внесёт вклад во внешнюю политику и национальную безопасность Соединенных Штатов, улучшив безопасность ключевого союзника НАТО на передовой линии борьбы с терроризмом». Немаловажно и то, что «предлагаемая продажа усилит совместимость Турции с США и НАТО» на фоне возможного приобретения Анкарой российских зенитно-ракетных комплексов С-400.

20 декабря стало известно о грядущей в феврале 2019 года отставке главы Пентагона Дж. Мэттиса. Вполне возможно, этот вопрос обговаривался ещё до ставшего известного благодаря утечкам агентства Blomberg и соцсетям решения Трампа, оказавшегося для многих представителей истеблишмента полной неожиданностью (что, как мы убедимся позже, вовсе не означает отсутствия некоего стратегического замысла). Помимо Мэттиса, немногим ранее в очередной раз заявившего о том, что «в конечном счёте Асада придётся выпроваживать из власти», против указанного шага администрации выступили влиятельные сенаторы от обеих партий, указывая на преимущества, получаемые в случае реализации объявленного решения Белого Дома врагами Америки – Ираном и Россией. Член сенатского комитета по Вооружённым Силам Линдси Грэм призывает к проведению специальных слушаний с целью остановить «зарвавшегося» хозяина Белого Дома. Другой сенатор-республиканец, Джим Инхоф, считает, что Трамп должен был предупредить заранее о своем решении «если не весь Сенат, то хотя бы комитет по делам вооруженных сил». «Восемь дней назад администрация называла теоретический вывод войск безрассудным, а сегодня мы их выводим», – недоумевает его однопартиец Бен Сасс. «Нет ясности в том, имеется ли какое-либо понимание относительно условий вывода американцев. Провели ли мы какую-либо красную черту с турками относительно того, как они будут разбираться с курдами? Или есть ли понимание с россиянами по поводу контуров будущего правительства», – вопрошает глава Совета по международным делам Ричард Хаас. Оценки многочисленных американских экспертов по региону выдержаны примерно в аналогичном недоумённо-недовольном ключе. Примерно в ту же дуду дуют и вроде бы протрамповские «говорящие головы» с телеканала Fox News – за единичными исключениями.

В ближайшее время свои посты покинут глава администрации Трампа генерал Келли, постоянный представитель при ООН Хейли, начальник объединенного комитета начальников штабов Данфорд; ходят слухи, что за ним может последовать одиозный Джон Болтон. Союзники Вашингтона, такие как Франция, также отправившая в Сирию немало людей, заверяют, что останутся в стране во имя своей фейковой «борьбы с терроризмом». Крайне негативно отреагировали на известия из Белого Дома медийные ресурсы «Союза демократических сил», у которого перед лицом турецкой угрозы обозначился серьёзный повод быть более сговорчивыми в переговорах с официальным Дамаском. Звучат такие эмоциональные эпитеты, как «предательство» и «удар кинжалом в спину». В этой связи напомним, что длительное время «СДС» усердно опекались, в частности, спецпредставителем Белого Дома Бретом МакГурком, неустанно трудившимся над проектом создания курдского квазигосударства на севере и северо-востоке Сирии. И вот теперь ему, как и многим другим серьёзным людям, предстоит, что называется, переобуваться на ходу. Произойдёт ли это? Будущее покажет, но в этом есть серьёзные сомнения…

При оценке трамповской декларации сразу бросается в глаза ряд несоответствий, причём лживые пропагандистские утверждения о том, что «Америка победила ИГ» – лишь вершина айсберга. Несомненно, что террористические группировки, активно вооружаемые и направляемые американскими спецслужбами и региональными партнёрами Вашингтона на борьбу против «режима Асада» – не более чем предлог для сохранения и наращивания военного присутствия США на Ближнем Востоке все последние годы. Напомним, комплексная поддержка боевикам «свободной сирийской армии» оказывается практически сразу после начала «арабской весны» в марте 2011 года. Американцев беспокоит присутствие в Сирии иранских военных и проиранских формирований, особенно отрядов «Хезболлы», отметил в недавнем интервью российским СМИ спецпредставитель Госдепа по Сирии Джеймс Джеффри. Кроме того, он отметил наличие «длинного списка «неприемлемых действий» официального Дамаска, которые «должны будут измениться для достижения настоящего мира и согласия с мировым сообществам». Здесь и «применение  химического оружия», и «пытки против населения», и даже в «косвенное развязывание бедствия в лице ИГИЛ» и многомиллионный поток беженцев, ставший «тяжким бременем для Евросоюза, Турции, Ливана и Иордании». Самим Трампом неоднократно провозглашалась задача «стратегического сдерживания» Ирана на Ближнем Востоке, что невозможно представить без активных действий в Сирии. В сентябре Белый Дом объявил о бессрочном присутствии в Сирии приблизительно 2200 американских военнослужащих, препятствующих коммуникационной связи Ирана с Сирией и Ливаном. В начале года вице-президент Майкл Пенс, будучи в Аммане, сказал: «Мы остаемся привержены присутствию в Сирии. Причем не только для борьбы с террористами, но и для сдерживания Ирана, которые будут дестабилизировать ситуацию», причем аналогичные и более воинственные заявления делал Джон Болтон и неисчислимое множество других официальных лиц. По официальным данным, только в бывшей столице террористического халифата Ракке размещено 503 американских военнослужащих. Как отмечала The Washington Post, из нового штаба в этом разгромленном городе американцы собрались распространить общий контроль почти на треть сирийской территории  – «возможно, на неопределенный срок». Согласно американским и российским источникам, общее число незваных гостей из-за океана на сирийской земле превышает 4 тысячи – вдвое больше декларируемого.

Конечно, теоретически хозяин Белого Дома может пытаться продвигать собственные внешнеполитические идеи (к примеру, привнесённые из бизнес-среды), однако коллективное «глубинное государство» располагает всеми возможностями для того, чтобы торпедировать любую политику на любом направлении, которую оно полагает неправильной. К примеру, попытки незначительно сократить нынешний военный бюджет с 716 млн долл. до 700 обернулись его увеличением до 750 млрд долл. в 2020 году. Далее, робкие намёки о необходимости улучшения отношений с России изначально натолкнулись, мягко говоря, на стену глубокого непонимания. Есть предположение, что второго после бесплодной июньской встречи в Хельсинки саммита президентов США и России в течение оставшегося срока президентских полномочий Трампа не будет. То же самое можно сказать о процессе «разрядки» в отношениях между Вашингтоном и Пхеньяном.

Паранойя в мэйнстримных американских СМИ берёт новые безумные вершины

Словом, конкретные параметры предполагаемого незначительного сокращения (данная формулировка представляется наиболее адекватной, полный вывод оккупационных сил – сродни фантастике) американского воинского контингента в Сирии оценить пока сложно. Учитывая вышеизложенное, а также считающийся противоречиво-хаотичным стиль ведения дел во внешней политике нынешним хозяином Белого Дома, предельно ограниченным в полномочиях – не исключено, что через несколько дней выяснится, что он на самом деле пошутил. А если даже будет создаваться ощущение, что не пошутил – где уверенность в том, что показательный вывод, к примеру, части подразделений специальных операций не обернётся наплывом в страну боевиков частных военных кампаний?

Американский спецназ, возможно, покинет базу в Эт-Танфе

В любом случае, бурные восторги по поводу трамповской декларации охватили разве только подавляющее меньшинство российских экспертов, что не может не радовать. Конечно, можно тешить себя надеждами, что Вашингтон признал-таки своё поражение в Сирии, причём не только военное, но и политико-дипломатическое.  Но в Дамаске подобного рода иллюзиям не предаются, обоснованно сомневаясь в истинности намерений президента США вывести американские войска с территории страны. «Вначале нам надо убедиться, что это действительно произойдет. Президент [Трамп] сказал, что вывод войск может затянуться до 100 дней, так что давайте подождем, будет ли это решение воплощено в жизнь», – отметил постпред САР при ООН Башар Джаафари, напомнивший о более ранних прецедентах, когда аналогичные декларации США о выводе своих войск из других стран так и остались нереализованными. Речь идёт, конечно, в первую очередь об Афганистане (откуда тоже, вопреки рекомендации отставленного Мэттиса, вроде бы предполагается вывод половины из 14-тысячного оккупационного контингента) и хаотизированном Ираке, где на границе с Сирией разворачиваются новые военные базы. Для чего – об этом ниже.

Конечно, гипотетические подвижки в Сирии вовсе не означают наступления эры американского миролюбия – скорее наоборот. Создаётся впечатление, что США и их союзники, прежде всего Великобритания, переносят фокус антироссийских усилий из Сирии на Украину и в Азово-Черноморский бассейн. Подготовка очередной военной провокации на Украине (куда якобы прибыли в том числе и «Белые каски») вряд ли случайно совпала по времени с очевидной попыткой «вернуть» Турцию, включая заявленный Трампом «вывод войск» из Сирии. С учётом неизменного тренда на усиление в силовом и внешнеполитическом блоке администрации Трампа «ястребов», ничего хорошего это не сулит. И хотя согласно распространённому мнению, внешняя политика крупнейшей сверхдержавы становится все более хаотичной и агрессивной, утрачивая какую бы то ни было предсказуемость – если это и справедливо, то только отчасти.

* * *

17 декабря губернатор провинции Идлиб Фади Садун рассказал о готовящемся нападении противника на позиции сирийской арабской армии в провинциях Хама и Латакия. Ранее с аналогичным заявлением выступил российский Центр по примирению враждующих сторон в Сирии – боевики нацелены на срыв мирных соглашений, заключенных в Сочи. Здесь можно найти и иную связь – напомним, через неделю после того как 29 марта Трамп заикнулся о возможном выводе американских войск из Сирии,  последовала очередная провокация с химическим оружием в оккупированном на тот период поселении Дума (предместье Дамаска Восточная Гута). Между тем, некоторые части пятого корпуса сирийской армии перебрасываются с северо-запада на восток Дейр-эз-Зора, где сохраняются остаточные позиции международных террористических группировок.

Для России, Ирана и Турции как гарантов сирийского перемирия возможный частичный вывод американских сил из Сирии (если он вообще начнётся, во что пока сложно поверить)  означает не только новые возможности в контексте продвижения процесса политического урегулирования (хотя согласование списка членов Конституционного комитета явно пробуксовывает), но и новые вызовы. Некоторые наблюдатели не без оснований говорят о намерении Вашингтона окончательно «развести» упомянутые страны. Как известно, в Дамаске, Тегеране и Москве выступают за безусловный вывод из Сирии турецких войск и разоружение местных и пришлых протурецких группировок. Со своей стороны, у Анкары может возникнуть соблазн расширения зоны своего де-факто контроля в соседней стране в условиях, когда курдские «отряды народной самообороны» лишатся поддержки со стороны могущественного заокеанского союзника. Иной акцент озвученного Трампом решения становится более понятным из интервью одного из его советников Стивена Миллера:

«…Давайте отметим тот факт, что ИГ – это враг России, ИГ – это враг Асада, ИГ – это враг Турции (вполне симптоматично отсутствие в этом перечислении Ирана – Прим. авт.). Мы должны на протяжении многих поколений сохранять присутствие в Сирии, проливая кровь американцев, чтобы бороться с врагом всех этих стран?.. ИГ было побеждено, но если группировка вновь попытается укрепиться, восстановить свои позиции и организацию, то этим странам придется нанести поражение своему врагу. Когда американцы взяли на себя обязательства участвовать в любой войне, в любом конфликте, где бы то ни было на планете… Давайте укреплять национальную безопасность, давайте ставить Америку на первое место, но давайте не будем проливать кровь американцев, чтобы бороться с врагами других стран. Так дело обстоит с Сирией».

Иначе говоря, речь идёт о стремлении втянуть строптивых партнёров и обозначенных противников в очередной раунд нескончаемой «борьбы с террористической угрозой», чреватой значительными материальными и иными издержками. Именно это обстоятельство позволяет сделать уверенный вывод о том, что террористическая экспансия на Ближнем Востоке с подачи американских и иных заинтересованных спецслужб с использованием инфраструктуры в соседних странах ни в коем случае не прекратится.

Андрей Арешев

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *