Освобождение Хан-Шейхуна и возможное ухудшение российско-турецких отношений

Москва и Вашингтон «по умолчанию» разделили сферы ответственности в Сирии по Евфрату?

Успешные действия сирийской армии и союзных её формирований на стыке провинций Хама и Идлиб на минувшей неделе получили дальнейшее развитие. Напомним, ещё к исходу 17 августа, в течение нескольких недель столкновений в районе Хан-Шейхуна боевики террористических группировок понесли значительные потери (более 1000 человек убитыми, включая значительное количество  иностранных наёмников, десятки танков, бронемашин и внедорожников). Передовые отряды сирийцев выдвинулись на расстояние в 1 километр от города.

К 20 августа основные маршруты снабжения боевиков запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» в провинции Хама в районе Хан-Шейхун были перерезаны. Установив контроль над высотами Телль-эт-Нимр и над трассой Дамаск – Алеппо, военные закрепились на северной окраине города.  По сообщению телеканала «Аль-Маядин», отряды «вооруженной оппозиции» начали отход от осаждённого города. По словам военного источника агентства РИА Новости, серьёзных столкновений с боевиками в окрестностях Хан-Шейхуна не было, за исключением традиционных ночных перестрелок и незначительных вылазок противника. 21 августа сирийцы заняли высоту Тель-Тари к востоку от города. Через некоторое время крышка «котла», в котором, помимо собственно Хан-Шейхуна, оказались также Кафр-Зита, Эль-Латамина и Морек с 9-м турецким «наблюдательным постом», окончательно захлопнулась.

Разумеется, решающее значение для исхода «обороны» боевиков имела турецкая поддержка, либо же её отсутствие. По некоторым данным, в предшествующий период главари протурецких банд, намереваясь сдержать наступление сирийцев, пытались перебросить из провинции Алеппо (1) на юг Идлиба несколько тысяч своих людей (однако их атака близ Сукейка 17 августа провалилась).

19 августа, с возобновлений активных боевых действий, представитель протурецкого конгломерата вооружённых группировок, известного как «фронт национального освобождения», некто Юсеф Хаммуд заявил о готовности, при поддержке Турции, к отпору наступающим сирийским войскам. Одновременно в Дамаске заявили о движении в сторону Хан-Шейхуна колонны турецкой бронетехники. И практически сразу СМИ и социальные сети облетела «тревожная» новость об атаке сирийской авиацией турецкого военного конвоя в провинции Идлиб. По информации агентства DHA, военные передвигались в районе Хан-Шейхуна между наблюдательными пунктами по контролю над зоной деэскалации. На самом деле колонн было две, одна из которых повернула на Саракиб и заняла его, в то время как вторая продолжила движение на юг, к Мореку. В её составе следовало 28 грузовых машин, в том числе семь танков «Леопард» на специальных тягачах, в сопровождении боевиков местной группировки «Джебхат аш-Шамия». Вот по ним-то и был нанесён хирургически точный удар: ни один турецкий военнослужащий не был убит либо же ранен. Удивляться этому не приходится, ибо ВКС России и ВВС Сирии регулярно наносят удары по контролируемым террористическим бандформированиями районам, где никакой турецкой техники находиться не должно.

Стремясь сохранить лицо, в Анкаре осудили удар ВВС Сирии по турецкому конвою в «зоне деэскалации» (которого, как мы видим, по сути не было), попытавшись объявить его противоречащим договоренностям и духу сотрудничества с Россией. Впрочем, перевести «дипломатические стрелки» на Москву не удалось. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров не преминул напомнить: Анкару неоднократно предупреждали, что любые вылазки террористов в «зоне безопасности» будут жёстко подавляться: «Мы не просто внимательно следим за ситуацией, наши военные находятся на земле в идлибской зоне деэскалации…, которая предполагала обязательства наших турецких коллег обеспечить размежевание между вооруженной оппозицией, которая готова участвовать в урегулировании, от террористических группировок». Между тем, контролируемая террористическими бандами территория значительно выросла, и «…на всем протяжении нынешнего года… провокации не прекращались». Военные двух стран находятся в постоянном контакте по ситуации.

Между тем, в оппозиционной прессе муссируются слухи о том, то турецкий лидер якобы мог заключить некую сделку, в рамках которой он согласился на очищение Идлиба в обмен на согласие Москвы с операцией с операцией протурецких формирований против курдов на севере Сирии восточнее Евфрата. Соответствующий (оставшийся без ответа) запрос от имени заместителя председателя Народно-Республиканской Партии Унала Чевикоза был направлен министру иностранных дел Мевлюту Чавушоглу ещё 6 мая. Кроме того, оппозиционный политик обвинил также руководство во вмешательстве во внутреннюю политику соседнего государства, запросив информацию о возможностях прямых переговоров с Дамаском и о мерах безопасности, препятствующих проникновению террористических групп из Идлиба в Турцию. Предполагается, что Чевикоз был посвящён в секретную сделку благодаря своим контактам в министерстве иностранных дел, где много лет служил, пользуясь уважением среди сотрудников внешнеполитического ведомства Турции.

Турецкий блокпост между Хан-Шейхуном и Маарат-ан-Нуманом

Добавим к этому, что неформальные договорённости – альфа и омега мировой дипломатической практики, а предположения о «размене» Идлиба и Заевфратье периодически высказывались в публикациях, посвящённых сирийской проблематике, что упоминалось нами в предыдущих обзорах. Создание совместного координационного центра по управлению «зоны безопасности» на севере Сирии может стать косвенным ответом на гипотетическую российско-турецкую сделку.  О побудительных мотивах Анкары мы достаточно подробно рассказывали в прошлый раз: как пишет «Коммерсант», «идея об «исламском братстве» постепенно уступает место националистическим настроениям». Министерство внутренних дел намерено к 30 сентября выселить из Стамбула всех сирийцев, зарегистрированных в других провинциях, а ведущие западные СМИ как по заказу публикуют истории о депортируемых на родину беженцах (речь идёт об оккупированных турецкими войсками районах северной Сирии).

23 августа поступили сообщения об освобождении Кафр-Зиты и Морека с находящимся там турецким постом и прибившимися к нему боевиками (в том числе, из Хан Шейхуна). Будут ли они выдворены на севере посредством «зелёных автобусов», либо же найдут более печальный конец – станет известно уже в недалёком будущем. «После интенсивных ударов в течение предыдущих дней и окружив террористов полностью на севере Хамы, наши смелые военные смогли очистить следующие деревни: Хан-Шейхун, Мурик, Латамина, Телль-Сайад, Латмин, Кафр-Зейта, Лахая и другие… Продвижение армии продолжается быстрыми темпами… армия намерена очистить всю территорию Сирии от грязи террористов и их покровителей», – говорится в заявлении, зачитанном представителем генштаба Вооружённых Сил Сирии в эфире государственного телеканала Ikhbariya.

О тактике Турции на ближнюю и среднесрочную перспективу будет свидетельствовать, в частности, дальнейшая судьба её так называемых «обсервационных пунктов», использовавшихся боевиками в своих деструктивных целях, а также ход дальнейших операций сирийской армии в провинции Идлиб. Пока же, несмотря на грозную риторику, Анкара проявляет  нехарактерную для неё робость в противодействии сирийцам, освобождающим свою землю от банд аль-Джулани и примкнувших к нему «повстанцев» и другим радикальных «джихадистов». Возможно, это связано с поворотом в политике России относительно «зоны деэскалации» в Идлибе, на который обращают внимание некоторые эксперты. Так, если предыдущие попытки наступления сирийцев в мае-июне российской стороной если и были поддержаны, то чисто символически, то сегодня благодушие в отношении турецких партнёров сменилось более реалистичными оценками. Возможно, именно этим объясняются и недавние намёки некоторых турецких политических обозревателей на возможное ухудшение отношений с Россией. Будем, конечно, надеяться, что это не более чем неизбежная «рябь на воде», однако многолетний ближневосточный «котёл с неприятностями» может преподнести ещё не один «сюрприз». 23 августа ситуацию на западе Сирии обсудили президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. По сообщению пресс-службы Кремля, в ходе телефонного разговора решено активизировать усилия для ликвидации террористической угрозы, исходящей из зоны деэскалации Идлиб. В высшей степени характерно, что на фоне известий о неудачах террористов турецкий лидер срочно засобирался в Москву, где 27 августа проведёт переговоры с Владимиром Путиным.

«То, что турецкий президент так поспешно приезжает в Россию, говорит о том, что Турция сейчас не хочет столкновения и не может войти в столкновение с сирийской правительственной армией и, соответственно, с Россией, не пойдя на какие-то компромиссы или новые соглашения и уступки»,

– считает старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН Борис Долгов.

Ранее в ходе встречи с Эмманюэлем Макроном на форте Брегансон российский лидер заявил о поддержке усилий Дамаска по нейтрализации террористов в Идлибе, откуда они могут рассредоточиваться и по другим регионам мира: «Были и неоднократно предпринимались попытки атак нашей военно-воздушной базы на Хмеймиме как раз из идлибской зоны. Поэтому мы поддерживаем усилия сирийской армии по проведению локальных операций по купированию этих террористических угроз». Если до провозглашения в Идлибе «демилитаризованной зоны» террористами контролировалось половина территории этой провинции, то сейчас – 90%. При этом «никогда не говорилось о том, что в идлибской зоне могут быть сосредоточены террористы и они будут себя чувствовать там комфортно. Наоборот, говорили о том, что работа против террористов будет продолжена», – напомнил В. Путин.

В контексте более решительной позиции Москвы по Идлибу (что сразу же стало заметно «на земле») процитируем известного политолога, бывшего посла Индии в Турции М.К. Бхадракумара: «Трехлетнее танго между Россией и Турцией в Сирии было резким, захватывающим  и провокативным, однако взаимное недоверие и неспособность двух партнёров доверять, либо же учитывать нужды и чаяния друг друга, лишили их отношения энергии для совместной работы…  Всегда имелось подозрение в том, что развязка ситуации в Идлибе поставит под сомнение устойчивость российско-турецкого партнерства, что и происходит». Сентябрьское соглашение 2018 года обязывало Турцию нейтрализовать экстремистские группировки, укрывшиеся в Идлибе, однако в реальности террористы расширили свое присутствие, поставив под угрозу не только сирийские войска, но и российскую базу в Хмеймиме. «Россия мирилась с турецким двуличием в течение года, но после обстрелов военной базы в Хмеймиме ее терпение иссякло», – отмечает автор, по мнению которого, турки платят за свою ошибочную тактику в Сирии высокую цену. На протяжении восьми лет они активно содействовали возглавляемому США проекту по свержению «режима Асада»; флирт с террористическими группировками был и продолжает оставаться непонятным; «проекция силы» в Сирию является нарушением международного права. Наконец, что хуже всего, в Анкаре по-прежнему не желают мириться с легитимным правительством в Дамаске, хотя ясно, что «режим Асада» в обозримом будущем останется у власти. Интересно утверждение Бхадракумара, оценки и выводы которого основываются на глубоком знании фактологического материала, о некоей неглавной договорённости между Москвой и Вашингтоном о разграничении сфер влияния – соответственно, в районах к западу и к востоку от Евфрата. А Турция рискует оказаться в «трясине» с двумя фронтами –Идлибом, где поддержанное Россией наступление сирийцев спровоцирует массовый поток беженцев, и границей с Сирией, где сильны позиции вооруженных американцами и обладающих серьёзными боевыми навыками курдских группировок.

Как пишет, ссылаясь на источники в Дамаске, Элайджа Магье, «Турция совсем не удивилась операции и её целям. Астанинское соглашение обрушивается огнем на тех, кто оспаривает его». Несмотря на враждебную риторику, сотрудники разведывательных служб Турции и Сирии продолжают рабочие встречи (в том числе в Москве и Тегеране), стремясь поддерживать открытые каналы коммуникации. Союзники Дамаска – Москва и Тегеран – всемерно способствуют диалогу между Сирией и её северным соседом. Весте с тем, едва ли Россия и Иран готовы согласиться с дальнейшими экспансионистскими планами Турции в Сирии, в том числе – на северо-востоке этой страны в тесной координации с США, что грозит обернуться новыми конфликтами.

* * *

Запрещённая в России террористическая организация «ИГ» восстанавливает силы в Сирии и Иране, заявляют тем временем через The New York Times некие военные и разведывательные источники. Американское издание утверждает, что пополнение идет террористам, в частности, из лагерей беженцев: якобы удалось рекрутировать до 18 тысяч человек, дестабилизирующих ситуацию на северо-востоке страны. Указанная публикация развивает более ранние утверждения генерального инспектора Пентагона Гленна Файна о возрождении псевдо-«халифата», наличие которого, в той или иной форме, отвечает интересам США. В свою очередь, базирующаяся в Лондоне Сирийская обсерватория по правам человека сообщает о взрыве боевиками неизвестной принадлежности госпиталя Аль-Салам в деревне Шейх Хамад в провинции Хасеке на северо-востоке страны. И это – лишь одно из череды подобных происшествий, «авторство» которой приписывается «спящим ячейкам ИГ». С другой стороны, турецкая разведка, совместно с катарскими СМИ, сирийскими оппозиционными ресурсами и протурецкими «активистами», разжигает рознь между курдами и арабами к востоку от Евфрата, облегчая предполагаемую интервенцию с севера. Анонсированный демонтаж приграничных укреплений «СДС» вполне может иметь локальный и временный характер.

Возможно, частичной стабилизации ситуации (если, конечно, это найдёт подтверждение) поспособствует размещение российских подразделений (очевидно, речь идёт о силах специальных операций) на востоке Дейр-эз-Зора и вблизи границы с Ираком. Согласно местным источникам, речь идёт о поселении Аль-Джала по западному берегу Евфрата, примыкающему к городку Хаджин, который контролируется «Сирийскими Демократическими Силами».

Примечание

(1) Там же 17 августа боевики «сирийской свободной армии» обстреляли пост российской военной полиции близ поселения Талль-Рифаат; один российский военный был ранен.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *