Казахстан: о связи волнений в Жанаозене с экспортом газа в Китай

Массовые беспорядки охватили многие регионы страны

Приход нового, 2022 года в Республике Казахстан отмечен очередными массовыми беспорядками на социально-экономической почве. Как и 10 лет назад, они охватили город Жанаозен и сопредельный район. И хотя пока чрезвычайное положение не введено (этот вынужденный шаг последовал поздно вечером 4 января на фоне массовых протестов и ожесточённых стычек с полицией, охвативших практически все крупные города), очевидцы сообщают о прибытии в город Актау (административный центр Мангистауской области, где на улицы вышло до 16 тысяч человек) военных самолётов. В Жанаозен стягиваются дополнительные полицейские силы и военнослужащие.

География массовых протестов в Казахстане

Если в 2011 году массовое возмущение граждан спровоцировали действия китайских инвесторов и собственников местных нефтяных месторождений, то теперь поводом для протестов стало резкое подорожание цен на газолин. С 1 января литр газового бензина стал стоить 120 тенге ($0,27) против 60 тенге в ушедшем году.

2 января десятки жителей Жанаозена и нефтяного моногородка записали перед администрацией города видеообращение, требуя снизить цену, принимая во внимание размер минимальной заработной платы. Граждане возмущены ростом цен в нефтедобывающем регионе, где, собственно, газолин и производится, отмечая, что Казахстан всегда обладал достаточными ресурсами сжиженного газа как для внутренних нужд, так и для экспорта, о чём речь пойдёт ниже. Протест горожан поддержали жители близлежащих селений Акшукур и Курык и города Актау (порт Шевченко). Таким образом, конфликт приобрёл региональное значение.

В Атырау (Гурьев) на площади Исатая и Махамбета собрались сотни митингующих. В южном городе Тараз (административный центр Жамбылской области) на митинг вышли многодетные матери, неспокойно в Шымкенте и Кокшетау. Зазвучали политические требования, включая требования прямого народовластия. Вполне предсказуемо, солидарность с жителями Западного Казахстана начали (пока – через социальные сети) проявлять оппоненты действующей власти в Нур-Султане и Алма-Ате. Так, лидер незарегистрированной Демократической партии Жанболат Мамай призвал через Facebook своих сторонников выйти на площадь Республики в Алма-Ате.

3 января с протестующими встретился аким Мангистауской области Нурлан Ногаев, заявивший о снижении владельцами АЗС области в инициативном порядке стоимости газа с 120 тенге до 85-90 тенге за литр. Глава администрации призвал собравшихся не радикализировать ситуацию, а решать вопросы путём диалога.

3 января президент Касым-Жомарт Токаев в своем Twitter-аккаунте сообщил о поручении правительству срочно рассмотреть ситуацию в Жанаозене с учетом экономической целесообразности и в правовом поле. «Граждане имеют право публично высказывать требования к местным и центральным властям, но делать это следует в соответствии с законодательством, в частности, с законом о мирных собраниях», отметил глава государства. Для рассмотрения социально-экономической ситуации в Мангистауской области сформирована правительственная комиссия, члены которой 4 января отправились на место событий. На встрече с активистами, собравшимися на площади Ынтымак в Актау, были озвучены принятые в ходе переговоров решения, а именно – о снижении стоимости сжиженного газа и установлении цены в 50 тенге за литр в Мангистауской области в рамках социальной ответственности АО НК «Қазмұнагаз». Кроме того, даны гарантии о непривлечении к ответственности лиц, находившихся на площади. Стороны договорились решать все возникающие вопросы в русле конструктивного диалога и в рамках действующего законодательства.

Между тем, по утверждению министра энергетики Магзума Мирзагалиева, цены на сжиженный нефтяной газ в Казахстане являются самыми низкими в регионе, в то время как их вздорожание обусловлено ростом потребления газолина, производство которого не растёт достаточными темпами. Особенно дефицит обострился в ушедшем году, так как количество автотранспорта, переведённого на сжиженный газ, с 2019 года к 2021 году увеличилось с 139 990 единиц до 313 373 единиц.

Среди иных причин следует назвать долгосрочные экспортные контракты на поставки «голубого топлива» из Казахстана в Китай (10-12% экспортных объемов приходится на РФ, 3-4% – на Кыргызстан), а также нежелание государства и местного бизнеса финансировать развитие сегмента этой отрасли, работающего на внутренний рынок. Едва ли ошибаются местные источники, утверждающие, что рентабельность экспортных газопоставок минимум вчетверо выше работы на внутренний рынок. В результате, национальная газопереработка, равно как и внутриказахстанская газификация, сталкиваются с дефицитом сырья.

Вот некоторые официальные статистические данные. В течение последнего десятилетия добыча газа в Казахстане росла в среднем на 4%, и к 2021 году достигла почти 33,5 млрд. кубометров. Согласно последнему прогнозу министерства энергетики (май 2021 г.), внутреннее потребление, которое с 2010 по 2020 год выросло на 91% (с 9 до 17,2 млрд. куб. м), к концу 2020-х годов достигнет 40,2 млрд. куб. м. Иными словами, при сохранении имеющихся тенденций не исключено, что к 2030 году Казахстан будет производить газа меньше, чем требуется для внутреннего потребления.

Также следует заметить, что общий рынок энерготопливных продуктов и поныне не сформирован, что не позволяет оперативно или хотя бы «задним числом» восполнять дефициты этих продуктов за счет взаимопоставок между странами ЕАЭС.

При этом сокращать экспорт газа, по крайней мере в КНР, в Нур-Султане не планирует. По информации ряда китайских источников, с осени 2021 года казахстанская сторона запрашивает Пекин о пролонгации действующего 5-летнего контракта, притом с увеличением контрактных объемов. 

Инфографика: kursiv.kz

В 2021 году из-за пандемии и недостаточности экспортной добычи в Китай ушло 6,6 млрд. куб. м казахстанского газа, однако подписанный в 2018 году контракт предусматривает увеличение экспорта с 5 до 10 млрд куб. м  в год за  2019-2023 гг. Соответственно, в ближайшие два года Казахстан компенсирует «недостачу» 2020-2021 годов, что, думается, ещё более обострит проблемы внутреннего топливного рынка. На экспорт в Поднебесную приходится около 20% национальной газодобычи, что представляет собой достаточно высокую планку, сказывающуюся на внутреннем газообеспечении, включая переработку.

«Наша страна столкнется с дефицитом газа уже в этом десятилетии. Факторов много, включая растущую обратную закачку газа в пласт для поддержания нефтедобычи и низкие цены на внутреннем рынке, из-за которых никто не хочет инвестировать в разведку и разработку новых месторождений», – поясняет ведущий отраслевой эксперт Олжас Байдильдинов. Но согласно этой логике, под предлогом устранения дефицита «голубого топлива» следует наращивать экспорт и взвинчивать внутренние цены…

Отдавая приоритет экспорту в Китай, государство не заинтересовано в большей реализации добываемого в республике газа на внутреннем рынке. Косвенно эту позицию подтвердил 3 января вышеупомянутый М. Мирзагалиев: «Законы рынка никто не отменял. Производство (сжиженного природного – Прим. ред.) газа не растёт, а частые ремонты изношенных заводов периодически приводят к снижению общей выработки сжиженного газа. В текущих условиях отсутствует какая-либо инвестиционная привлекательность для расширения производства данного сырья. Что, на фоне постоянного роста потребления, привело к постоянному дефициту сжиженного газа на внутреннем рынке. Поэтому мы не видим возможности снизить цены на сжиженный газ». Стангацию же выработки сжиженного газа по причине стабильно высокой доли экспорта в добыче казахстанские чиновники предпочитают замалчивать и камуфлировать (1).

Между тем, с 1 января 2022 г. временно прекращает экспорт в КНР для обеспечения внутреннего спроса на газ Восточно-Казахстанская область. Сроки это моратория пока не уточняются официально. По информации первого заместителя главы Зайсанского района Серика Тлемесова, областной администрацией и недропользователями недавно были направлены совместные письма в минэнергетики РК с просьбой временно приостановить экспорт добываемого в области газа в КНР ввиду его растущего внутреннего дефицита. В конце декабря 2021 г. было принято соответствующее решение правительства.

Но позволят ли другим регионам Казахстана последовать этому примеру? В любом случае, для руководства республики конфликт должен послужить тревожным сигналом к тому, что в ближайшем будущем страну ожидают «социальные стрессы с политическим уклоном», в то время как публично бесконфликтный, казалось бы, «транзит власти» решить системные проблемы и внешнеэкономические перекосы заведомо не в состоянии. Аналогичным образом, не в состоянии это сделать ни Турция, ни кто-либо ещё помимо Российской Федерации, заинтересованной в подтверждении дееспособности евразийских интеграционных объединений на взаимовыгодной основе.

Впрочем, на момент подготовки данного материала просьб от Нур-Султана о поставках российской стороной дополнительных объемов (трубопроводного или сжиженного) природного газа Казахстану не поступало.

Алексей Балиев

Примечание

(1) Похоже, что в республике всё-таки предвидели ситуацию внутреннего газового дефицита, пытаясь восполнить его за счёт возможной прокладки через территорию Казахстана новой ветки трубопровода «Сила Сибири» (Россия платила бы за транзит газом). В феврале 2020 г. тогдашний глава казахстанского Минэнерго Н. Ногаев заявил, что «газопровод «Сила Сибири-2», который планируется направить в Китай, может быть частично проложен по территории Казахстана с последующим выходом в Китай». Министр уточнил, что «этот проект предложен российской стороне». Как уверял казахстанский чиновник его российский коллега Александр Новак «принял во внимание это предложение». Однако в конечном итоге, Газпромом по объективным факторам был избран вариант «Силы Сибири-2» через Забайкальский край и Монголию. Расстояние «монгольского» транзита примерно вдвое короче казахстанского варианта, в то время как объемы монгольского газопотребления несравнимо ниже казахстанского, ввиду доминирования в стране угольной энергетики на базе местных углересурсов. Соответственно, оплата транзита газом в «монгольском» варианте столь же существенно меньше, чем в несостоявшемся «казахском».

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.