Деструктивная роль Н.С. Хрущева в разрушении советской государственности

Окончание Второй мировой войны знаменовало собой начало новой войны – «холодной», предвестники которой прозвучали еще в выступлении Черчилля в Фултоне в марте 1946 года, сам же старт был задан обнародованием Стратегии Г. Трумена 1947 года, которой был определен внешнеполитический курс на конфронтацию с СССР во всех сферах мировой политики: военной, экономической, технологической и др. Наиболее же жестким являлось противоборство в информационной сфере.

Осознание представителями американской администрации того факта, что победить Советский Союз в открытом противостоянии (даже посредством ядерного шантажа) невозможно, побудило к поиску наиболее уязвимых сфер жизнедеятельности советского общества.

Именно тогда военно-политическим руководством США была сделана установка на информационно-психологическое воздействие на население СССР, цель которого, по признанию директора ЦРУ А. Даллеса, заключалась в том, чтобы «внедрить в его сознание ложные ценности». С этой целью стали активно использоваться и непосредственно технологии психологической войны, являющие собой, согласно американским наставлениям в этой области, «мероприятия, оказывающие влияние на взгляды, эмоции, позиции и поведение вражеских, нейтральных или дружественных иностранных групп с целью поддержки национальной политики».

Все это в конечном итоге сыграло знаковую роль в плане реализации целей и задач американской внешней политики, обеспечив подрыв мировоззренческих основ государственности СССР и его союзников.

В то же время, очевидно, что в значительной мере успешной реализации этих целей способствовало и само советское руководство после смерти И.В. Сталина. Вовлеченные в борьбу за власть в партии и государстве представители высшей партийной и политической элиты не сумели адекватно отреагировать на новые угрозы в сфере государственной безопасности. Хотя именно в тот период общество и государство нуждалось в консолидации и отражении угроз уже иного характера – информационного, информационно-психологического характера. Тем не менее, приоритетом для советского руководства стала борьба за власть внутри страны, поэтому информационные угрозы в тот период были не просто проигнорированы, а еще более усилены деятельностью Н.С. Хрущева и его окружения, активно использовавшего инструменты информационного противоборства в борьбе за власть и утверждение своих позиций. Важнейшей спецификой его деятельности в этом направлении стало очернение предшествующего советского руководства и его политики. По сути, шло переформатирование общественного сознания с целью отторжения предшествующего опыта социалистического строительства и восприятия новой политики – политики самого Хрущева, как продолжения «ленинского курса».

В русле достижения этой цели шла целенаправленная дискредитация не только И.В. Сталина, но и всей политики Советского государства предвоенного периода, несмотря на то, что сам Хрущев был одним из активных участников событий и процессов того времени. Чего, например, стоит известный инцидент со списком «врагов народа», подготовленный Н.С. Хрущевым в бытность его первым секретарем Московского комитета партии, на котором И.В. Сталин поставил резолюцию – «уймись, Никита». Да и в годы Великой Отечественной войны роль Н.С. Хрущева была далеко неоднозначна. По крайней мере, два наиболее знаковых поражения Красной Армии в годы войны – организация обороны г. Киева в 1941 году и контрнаступление под Харьковом в мае 1942 года войсками Юго-Западного фронта были связаны с управленческой деятельностью Н.С. Хрущева. В первом случае он являлся первым секретарем КПУ Украины, а во втором – членом военного совета Юго-Западного фронта. Потери советских войск в результате «киевского котла» составили более 450 тыс. человек, поражение же под Харьковом привело к гибели более 200 тыс. человек. Н.С. Хрущев, как один из руководителей этих провальных операций, должен был понести ответственность. Но не понес.

Апогеем борьбы Хрущева с предшествующим периодом развития Советского государства стал его доклад на XX съезде КПСС, в котором И.В. Сталин был обвинен во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, искажениях ленинского курса, массовых репрессиях и т.д. Именно на И.В. Сталина Хрущев в этом своем докладе возложил ответственность за эти и другие поражения начального периода войны. В целом же деятельности И.В. Сталина в течение всего периода войны в докладе Хрущева была дана уничижительная оценка. Оскорбительными в этом плане стали, например, его утверждения о том, что «Сталин разрабатывал операции на глобусе». Эти и другие пассажи, каковых в докладе было предостаточно, являли собой не только осознанную ложь и клевету, но и реализацию технологии информационно-психологического воздействия, направленного на формирования соответствующего общественного мнения.

По сути, это был государственный переворот в информационно-идеологической сфере, в общественном сознании. Дезориентированное общество оказалось восприимчиво к любой информации, а его сознание стало постепенно заполняться специально отобранной и обработанной информацией антисоветского содержания.

Таким образом, именно Н. Хрущев в борьбе за власть нанес мощнейший удар по фундаменту советской государственности. Едва ли сам он отдавал себе отчет и предвидел последствия своей политики. По всей видимости, он действительно преследовал исключительно конъюнктурные цели, но итоги его деятельности оказались куда более масштабными и разрушительными. Н.С. Хрущев спровоцировал кризис легитимности Советского руководства и власти в целом. Ее перестали воспринимать как общенародную. Начиная с Хрущева и его «оттепели», советское общество оказалось поражено нигилизмом, недоверием власти. Все это взорвалось через 25 лет во время уже другой «оттепели» – «горбачевской» – окончательно подорвавшей ценностно-мировоззренческие основы советской государственности.

При этом, если объектом очернения и фальсификации С.Н. Хрущевым был взят только сталинский период, то М.С. Горбачев и его окружение поставили под сомнение легитимность уже всей советской государственности. Особую значимость в подрыве ценностно-мировоззренческих основ имело инициирование широкого обсуждения проблем во взаимоотношениях представителей различных народов, способствовавшее разжиганию межэтнической розни и неприязни. Практически каждый народ по итогам этих «дискуссий» в СССР оказался «угнетенным», «ущемленным» и подверженным различного рода притеснениям и историческим обидам. Все это в конечном итоге спровоцировало серию межнациональных конфликтов в стране, жертвами которых стали сотни тысяч человек.

Трудно сказать, были ли осознанными действия Хрущева и Горбачева. Но фактом является то, что именно их деятельность привела к крушению одного из ведущего государств мирового сообщества. По сути, это стало демонстрацией того, что использование информационных технологий в корыстных целях закономерно ведет к дестабилизации и разрушению социально-политической системы. Понимание этого чрезвычайно значимо для того, чтобы предотвратить в последующем подобного рода «оттепели» с предсказуемыми перспективами.

Мы до сих пор стесняемся осмыслить и осветить процессы, происходившие в СССР на рубеже 80-90 годов XX века, равно как и события 50-х годов XX столетия.

Тем не менее, выводы из анализа деструктивной деятельности высших должностных лиц тех периодов должны быть сделаны, поскольку нанесенный ими ущерб превзошел катастрофические последствия таких эпохальных событий, как Великая Октябрьская революция и Великая Отечественная война.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *