Бессмертный гарнизон защитников Брестской крепости

Одной из первых вступила в Великую Отечественную войну и приняла на себя удар Брестская крепость. Именно здесь немецкие войска, столкнувшись с героическим сопротивлением воинов Красной Армии, впервые осознали, что «легкой элегантной прогулки», как это было в ходе оккупации большинства европейских стран, у них не получится. На пути у нацистов была Брестская крепость и ее героические защитники.

Несмотря на то, что построенная еще в XIX веке крепость занимала чрезвычайно значимое стратегическое положение, тем не менее, советское командование не рассматривало ее в качестве оборонительного рубежа. Вследствие этого, крепостные постройки использовались как склады и казармы для размещения частей Красной Армии. Этим, в частности, объяснялось, по словам начальника штаба 4-ой армии (Л. Сандалова), прикрывавшей Государственную границу на белорусском направлении «скученное расположение половины войск 4-й армии со всеми их складами неприкосновенных запасов (НЗ) на самой границе – в Бресте и бывшей Брестской крепости»1.

В день нападения Германии на Советский Союз в Брестской крепости дислоцировалось 7 стрелковых батальонов и 1 разведывательный, 2 артиллерийских дивизиона, некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской Краснознаменной и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона войск НКВД, штабы частей (штабы дивизий и 28-го стрелкового корпуса располагались в Бресте)2.

Части не были развернуты по-боевому и не занимали позиций на пограничных рубежах. Некоторые части или их подразделения находились в лагерях, на полигонах, на строительстве укрепрайона. В крепости в ночь на 22 июня находились от 7 тыс. до 8 тыс. военнослужащих, а также около 300 семей (более 600 человек) командиров Красной Армии. Таким образом, очевидным было «тыловое» предназначение Брестской крепости.

Немецкое командование, напротив, отчетливо представляло себе ее стратегическое значение. В соответствии с планом «Барбаросса», Брест находился на направлении одного из главных ударов армии вторжения – правого крыла группы армий «Центр» в составе 4-й полевой армии и 2-й танковой группы (19 пехотных, 5 танковых, 3 моторизованные, 1 кавалерийская, 2 охранные дивизии, 1 мотобригада). Сосредоточенные здесь силы вермахта только по личному составу почти в пять раз превосходили силы противостоящей им 4-й советской армии, отвечавшей за прикрытие направления Брест – Барановичи.

Взятие крепости для гитлеровского командования было обусловлено необходимостью обеспечения прорыва обороны советских войск на важнейшем стратегическом направлении. По планам немецкого командования через Брест должны были безостановочно идти войска, нацеленные на Москву. Немецкие генералы считали крепость серьёзной помехой, но как мощный оборонительный рубеж просто не рассматривали. Крепость, по словам командующего 4-й полевой армией вермахта фельдмаршала Г. фон Клюге, нельзя было обойти и оставить незанятой, так как она преграждала важные переправы через Буг и подъездные пути к обоим танковым шоссе (Московскому и Варшавскому – авт.), которые имели решающее значение для переброски войск, и, прежде всего, для обеспечения снабжения3.

Непосредственно штурму Брестской крепости предшествовали действия различного рода диверсионных групп, задачей которых было выведение из строя, прежде всего, систем управления войсками. В результате их деятельности, по воспоминаниям бывшего начальника штаба 4-ой армии генерала Л. Сандалова, в 2 часа ночи 22 июня прекратилась проводная связь штаба армии с округом и войсками. Связь удалось восстановить только в 3 часа 30 минут. «После восстановления связи командующий армией получил переданное открытым текстом по телеграфу (БОДО) приказание командующего войсками Западного особого военного округа о приведении войск в боевую готовность. Одновременно указывалось в первую очередь бесшумно вывести из Брестской крепости «пачками» 42-ю стрелковую дивизию и привести в боевую готовность 14-й механизированный корпус; авиацию разрешалось перебазировать на полевые аэродромы»4.

Для выхода из крепости боевым частям требовалось не менее трех часов. Но, когда было отдано распоряжение о приведении войск в боевую готовность, было уже поздно: до начала немецкой артиллерийской подготовки оставалось около получаса.

В 4 часа 15 минут – 4 часа 20 минут начальник штаба 42-й стрелковой дивизии доложил, что противник начал артиллерийский обстрел Бреста. Таким образом, дислоцировавшиеся в крепости части и соединения оказались заперты.

На участке фронта, где располагалась Брестская крепость, наступала 45-я немецкая пехотная дивизия 12-го армейского корпуса генерал-майора Фр. Шлипера. Это была особая дивизия вермахта. Она первой триумфально вошла в Париж. Прошла Бельгию и Голландию, воевала в Польше. Сформированная на Родине Гитлера – в Австрии в округе Линце, она была на особом счету у него. Военнослужащие этой дивизии считались элитой немецкой армии. А.  Гитлер пристально следил за её успехами. И солдаты 45-й дивизии это знали, поэтому буквально «лезли из кожи», чтобы оправдать столь высокое внимание и доверие нацистского руководства.

Дивизия была усилена частями соседних соединений. Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии вермахта, для артиллерийской подготовки были привлечены девять легких и три тяжелых батареи, батарея артиллерии большой мощности (две сверхтяжёлые 600-мм самоходные  мортиры). Также у немцев в районе Брестской крепости были 9 мортир калибра 211 мм и полк реактивных многоствольных минометов (54 шестиствольных «Небельверферов» калибра 158,5 мм). Общая численность частей и соединений, принимавших участие в штурме Брестской крепости, составила порядка до 20 тысяч человек. Все это, по замыслу немецкого командования, должно было обеспечить успешное наступление дивизии.

600 мм мортира системы Карл с именем Тор (Thor). Именно она вела огонь по Брестской крепости

Состояние крепостного гарнизона было прекрасно известно немецкому командованию. Оно решило, что мощный бомбовый и артиллерийский удары настолько ошеломят застигнутых врасплох людей, что штурмовым подразделениям не составит труда занять крепость и осуществить ее «зачистку». Казалось, враг сделал все для того, чтобы именно так и произошло. Артиллерию немцы сосредоточили на левом берегу Буга таким образом, чтобы удары пришлись сразу по всей территории крепости и поразили как можно больше ее защитников. На взятие Брестской крепости немецким командованием отводилось всего лишь несколько часов.

В 4 часа 15 минут по московскому времени артиллерия открыла ураганный огонь по советской территории. С первых минут войны Брест и крепость подверглись массированным бомбардировкам с воздуха и артиллерийскому обстрелу. Нападение было внезапным и беспощадным. Первыми под обстрел попали жилые дома и казармы. Густые клубы дыма и пыли, пронизанные огненными вспышками взрывов, поднимались над крепостью. Горели и рушились дома, в огне и под развалинами гибли военнослужащие, женщины и дети.

В течение получаса противник вел ураганный прицельный артиллерийский обстрел крепости, передвигая шквал артиллерийского огня каждые 4 минуты на 100 м вглубь крепости. Выстрелы орудий особой мощности системы «Карл» должны были не только привести к огромным разрушениям, но и деморализовать уцелевших после обстрела и побудить их немедленно сдаться в плен.

За 5–10 минут до начала артиллерийской подготовки немецкие штурмовые группы захватили все шесть мостов через Западный Буг в районе Бреста. С началом артиллерийского обстрела на восточный берег Буга по мостам и на лодках стали переправляться передовые части армии вторжения.

Немецкое командование надеялось, что внезапность нападения и мощная артиллерийская подготовка дезорганизуют размещенные в крепости войска и сломят их волю к сопротивлению. По расчетам, штурм крепости должен был закончиться к 12 часам дня. Несмотря на неожиданность, значительные потери и гибель большого количества командиров, личный состав гарнизона проявил мужество, оставшиеся в живых защитники Брестской крепости быстро сориентировались, заняв самоотверженную оборону.

Это стало неожиданностью для немцев и большим для них разочарованием. Как вспоминал в последующем очевидец тех событий, пастор 45-й пехотной дивизии вермахта Р. Гшёпф: «Русские были подняты нашим огнем прямо с постели: это было видно по тому, что первые пленные были в нижнем белье. Однако русские удивительно быстро оправились, сформировались в боевые группы позади наших прорвавшихся рот и начали организовывать отчаянную и упорную оборону»5.

Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались с ходу овладеть крепостью.

Южный остров немецкие подразделения захватили без особого труда. Там были сосредоточены склады, и находился госпиталь. С лежачими больными немцы не церемонились – добивали прикладами. Тех, кто мог самостоятельно передвигаться, убивали выборочно. На Западном острове, где расположилось Тереспольское укрепление, пограничники успели сориентироваться и достойно встретить врага. Через мост у Тереспольских ворот немецкие штурмовые группы прорвались в Цитадель, захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба (бывшую церковь), где сразу же обосновались корректировщики артиллерийского огня. Одновременно противник развил наступление в направлении Холмских и Брестских ворот, надеясь соединиться там с группами, наступавшими со стороны Волынского и Кобринского укреплений.

Победа казалось неизбежной. И вдруг, по словам автора первой книги о героях Брестской крепости С.С. Смирнова, «совершенно неожиданный, ошеломляющий удар обрушился на противника»6.

Оборона Брестской крепости. Документальное фото.

К 7:30, казалось бы, расстрелянная крепость буквально оживает и полностью приходит в себя. Оборона организована уже по всему периметру. Командиры спешно переформировывают оставшихся в живых бойцов и расставляют их на позиции. Никто не имеет полной картины происходящего. Но в это время бойцы уверены, что им надо просто держать позиции. Продержаться, пока не придёт помощь7.

Ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. В результате артобстрела и пожаров большинство складов и материальная часть, многие другие объекты были уничтожены или разрушены, перестал действовать водопровод, прервалась связь. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог. В результате образовалось несколько очагов сопротивления. Преодолев первоначальную растерянность, советские бойцы укрыли в подвалах раненых, женщин, детей и стали отсекать и уничтожать прорвавшихся в крепость гитлеровцев, выстраивать оборону наиболее опасных участков.

Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, в ряде случаев – принявшие на себя командование рядовые бойцы. В кратчайшие сроки была организована оборона занятых позиций. С началом вторжения в бой с противником вступили пограничники на Тереспольском укреплении, красноармейцы и курсанты полковых школ 84-го и 125-го стрелковых полков, находившихся у границы, на Волынском и Кобринском укреплениях. В западной части Цитадели боевыми действиями руководили лейтенанты А. Кижеватов и А. Потапов, у Холмских ворот и в Инженерном управлении – полковой комиссар Е. Фомин, в районе Белого дворца и казармы 33-го инженерного полка – старший лейтенант Н. Щербаков, у Брестских ворот – лейтенант А. Виноградов.

Защитники Брестской крепости. Художник П.А.Кривоногов

Переходившие в рукопашные схватки бои шли в первый день на всех укреплениях: западном – Тереспольском, южном – Волынском, северном – Кобринском, а также в центральной части крепости – Цитадели.

При этом защитники крепости не только оборонялись, но и контратаковали. На гитлеровцев, прорвавшихся на Центральный остров и захвативших здание клуба (бывшей церкви Святого Николая), в атаку пошли бойцы 84-го стрелкового полка. Это был первый контрудар, нанесенный немецким войскам, штурмовавшим крепость, и нанесли его бойцы 84-го стрелкового полка, занимавшего юго-восточный сектор казарменного здания. В расположении полка был только один стрелковый батальон и несколько штабных подразделений. Почти все командиры находились в лагерях с двумя другими батальонами. Из командного состава в полку находились два или три лейтенанта – командиры взводов, а также – полковой комиссар Е.М. Фомин8.

У Брестских ворот в бой с врагом вступили воины 455-го стрелкового полка, 37-го отдельного батальона связи, 33-го отдельного инженерного полка. У Холмских – в контратаку пошли бойцы 3-го батальона и штабных подразделений 84-го стрелкового полка. Штыковыми атаками враг был смят и опрокинут. О контратаке бойцов 84-го стрелкового полка у Холмских ворот сохранилось свидетельство ее участника С. Матевосяна: «Когда крикнул: «За мной! За Родину!» – многие опередили меня. Буквально у выхода столкнулся с немецким офицером. Верзила высокого роста, мне повезло, что он тоже пистолетом вооружен. В доли секунды… одновременно выстрелили, он зацепил мне правый висок, а сам остался… Я перевязал бинтом рану, мне помог наш санитар» 9. Только немногим из прорвавшихся в Цитадель немецким автоматчикам удалось укрыться в здании клуба и рядом стоящем здании столовой комсостава. Противник здесь был уничтожен на второй день. В последующем эти здания неоднократно переходили из рук в руки. Росло сопротивление в других частях комплекса зданий (в частности, под командованием майора П. Гаврилова на северном Кобринском укреплении).

У противника были отбиты также и Тереспольские ворота. Здесь закрепились пограничники 9-й погранзаставы и пограничной комендатуры – 132-го батальона НКВД, бойцы 333-го и 44-го стрелковых полков, 31-го отдельного автомобильного батальона10. Они держали под прицельным ружейным и пулеметным огнем мост через Западный Буг, мешали противнику налаживать понтонную переправу через реку на Кобринское укрепление.

Упорное сопротивление позволило утром 22 июня выйти из крепости примерно половине личного состава. С учетом потерь за первый день обороны, в итоге крепость защищали порядка 3,5 тысяч человек, блокированных в разных ее частях.

Бои продолжались практически на всей территории крепости. В течение 22 июня защитники крепости отразили 8 атак противника. Немецкие войска несли неожиданно высокие потери11, поэтому к вечеру все прорвавшиеся на территорию крепости группы были отозваны. По сути это было отступление немецких войск.

Приказ, полученный в штурмующих частях к вечеру 22 июня, был, по существу, первым приказом об отступлении, отданным германским войскам с момента начала Второй мировой войны. Гитлеровская армия не отступала ни разу ни на западе, ни на севере, ни на юге Европы, но она вынуждена была отступить в районе Брестской крепости в первый же день войны на востоке, против СССР. Отступать штурмовые отряды элитной 45-ой пехотной дивизии вынуждены были перед практически безоружными красноармейцами далеко не боевых подразделений и частей.

23 июня штурм крепости вновь начался с артобстрела и бомбардировки. В артобстреле приняли участие два сверхтяжёлых орудия – 600 мм самоходные мортиры системы «Карл». Это было настолько эксклюзивное оружие, что у них даже были собственные имена. Двухтонные снаряды, выпускаемые из этих орудий, оставляли воронки глубиной в 10 метров. Именно ими были сбиты башни у Тереспольских ворот. В Европе одно только появление такого «Карла» у стен осаждённого города, как правило, означало победу. Брестская же крепость, это «европейское правило» проигнорировала.

24 июня немцам удалось захватить Тереспольское и Волынское укрепления на Западном и Южном островах. В тот же день в Берлин доложили о взятии Брест-Литовской крепости. Но доложили преждевременно. Крепость не сдалась, ее гарнизон по-прежнему отбивал атаки нацистов.

Приказ № 1 от 24 июня 1941 г.

Вечером того же дня в одном из подвалов здания 333 инженерного полка состоялось совещание командиров и политработников центральной цитадели Брестской крепости.  Итогом совещания становится Приказ №1 – единственный документ осаждённого гарнизона. Из-за начавшегося штурма его даже не успели дописать. Командование группой возлагалось на капитана И.Н. Зубачева, его заместителем был назначен полковой комиссар Е.М. Фомин, начальником штаба – старший лейтенант Семененко12. Хотя командованию сводной группы не удалось объединить руководство боями на всей территории крепости, штаб сыграл большую роль в активизации боевых действий.

Обстановка складывалась тяжелая: не хватало боеприпасов, продовольствия, воды. На протяжении практически трех суток защитники крепости были лишены элементарного питания. Но хуже всего дело обстояло с отсутствием воды. При первом артиллерийском обстреле крепости из строя был выведен водопровод. Крепость находилась на слиянии двух рек, но до этой воды было невозможно добраться. Подступы к воде контролировали немецкие пулеметчики, простреливая все подходы к берегам рек и каналов. Жажда явилась одним из наиболее жестоких испытаний защитников Брестской крепости. Неслучайно один из монументов сегодняшнего мемориала в Брестской крепости так и называется – «Жажда».

По решению командования сводной группы были предприняты попытки прорвать кольцо окружения. 26 июня на прорыв пошел отряд из 120 человек во главе с лейтенантом А.А. Виноградовым, но почти все его участники погибли. За восточную черту крепости удалось прорваться 13 воинам, но они были схвачены врагом. Безуспешными оказались и другие попытки массового прорыва из осажденной крепости, пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.

Гитлеровцы методически атаковали крепость. Советским воинам приходилось отбивать по 6-8 атак в день. Рядом с бойцами находились женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, участвовали в боевых действиях. Тем не менее, силы защитников крепости постепенно таяли.

К концу третьего дня войны, после введения в бой резервов (теперь действовавшие тут подразделения насчитывали уже два полка) немцы смогли установить контроль над большей частью крепости. Дольше всех сражались защитники кольцевой казармы возле Брестских ворот, казематов в земляном валу на противоположном берегу реки Мухавец и Восточного форта на территории Кобринского укрепления. Часть казармы, где размещался штаб обороны, была разрушена в результате нескольких подрывов, осуществленных немецкими саперами.

Спустя несколько дней защитники крепости приняли решение, что находившиеся среди них женщины и дети должны выйти из крепости и сдаться. Но все равно некоторые женщины оставались в крепости до последних дней боевых действий. После 26 июня было совершено еще несколько попыток массового прорыва из осажденной крепости, однако пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.

Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом. Только за первые 9 дней боев защитники крепости вывели из строя около 1,5 тыс. солдат и офицеров противника.

29 и 30 июня немцы предприняли непрерывный двухсуточный штурм крепости, чередуя атаки с артобстрелами и воздушными  бомбардировками с использованием тяжелых авиабомб. В конечном итоге, противнику удалось захватить большую часть крепости и уничтожить основные группы оборонявшихся в Цитадели и Восточном редуте Кобринского укрепления.

30 июня командование 45-й пехотной дивизии объявило об установлении контроля над крепостью. Но защитники крепости еще более трех недель продолжали мужественно сражаться на отдельных участках в условиях нехватки воды, продовольствия, боеприпасов и медикаментов.

Значительный урон противнику нанесли действия небольшой группы бойцов, сражавшихся в Восточном редуте до 12 июля, и позже – в капонире за внешним валом укрепления. Возглавлявшие группу майор П.М. Гаврилов и секретарь комсомольского бюро 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона Г.Д. Деревянко, будучи тяжело раненными, были захвачены в плен только 23 июля. Это было последнее советское подразделение, организованно сражавшееся с противником. Но это не было концом сопротивления. Крепость и ее защитники сражались еще долго. Немцы были уже под Смоленском, а защитники крепости продолжали оказывать сопротивление врагу. Сражались разрозненными группами и по одиночке. Сражались, кто как мог, до последнего … Уникальным феноменом обороны Брестской крепости является то, что врагу не досталось ни одно из боевых знамен частей и соединений Красной Армии, дислоцировавшихся в ней.

Последние дни борьбы овеяны легендами. К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками. После освобождения крепости в августе 1944 года были обнаружены надписи, оставленные защитниками крепости на уцелевших стенах крепостных строений, в проемах окон и дверей, на сводах подвалов, на устоях моста и других сооружениях. В этих надписях, набросанных второпях карандашом или же нацарапанных на штукатурке штыком или пулей, бойцы заявляли о своей решимости сражаться насмерть, посылали прощальный привет Родине и товарищам. Так, в частности, на кирпичах наружной стены близ Тереспольских ворот было написано: «Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюбов, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрем, но не уйдем!»  – было написано. В западной части казарм в одном из помещений была найдена надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль. 1941». И таких надписей было много. Одной из наиболее известных стала надпись, обнаруженная в 1950 году на стене каземата в северо-западной части оборонительной казармы: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41» 13.

Надпись, таким образом, свидетельствовала о том, что, по крайней мере, до 20 июля Неизвестный советский солдат сражался с немецко-фашистскими захватчиками. Поэтому утверждения гитлеровского командования об установлении контроля над Брестской крепостью 30 июня не соответствовали действительности. Крепость и ее защитники сражались еще долго после этой даты.

Так, в частности, пленные советские женщины из числа членов семей защитников крепости вспоминали о том, что «они были захвачены в плен только 10, а то и 15 июля, и когда гитлеровцы выводили их за пределы крепости, то на отдельных участках обороны еще продолжались бои, шла интенсивная перестрелка». Жители Бреста говорили, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба, и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен их армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат14. Последний же защитник Брестской крепости, был взят в плен в бессознательном состоянии только лишь в апреле 1942 года15.

Стойкость и героизм защитников крепости вынужден был отметить и противник. В феврале 1942 года на одном из участков фронта в районе Орла наши войска разгромили 45-ю пехотную дивизию противника, штурмовавшую Брестскую крепость. При этом был захвачен архив штаба дивизии, в котором было найдено «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска». В этом своем донесении гитлеровцы описывали ход боев за Брестскую крепость. Как вынужденное невольное признание звучали последние заключительные слова этого донесения: «Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению» 16. Таково было признание врага. Это «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска» было переведено на русский язык, и выдержки из него были опубликованы в 1942 году в газете «Красная звезда» 17.

Аналогичное признание в последующем сделал и командующий 4-ой немецкой армией фельдмаршал Г. фон Клюге. По его словам, «мы никак не ожидали, что именно здесь, возле границы, русские задержат вермахт на целый месяц. … Форсировав Буг, наши танки рванулись вперед, но вскоре пришлось отозвать их обратно – в помощь нашей инфантерии. … Русские так упорно и яростно здесь защищались, что «из Германии на особых платформах были вывезены шестисотмиллиметровые пушки, чтобы они похоронили русский гарнизон в развалинах этой крепости…». Её штурм одними лишь пехотными подразделениями не давал желаемого результата, обрекая германскую армию на тяжёлые потери. Для немцев это было неприемлемо и лишено всякого смысла. В данном случае они предпочитали убивать русских на расстоянии18.

Упорством сопротивления советских воинов был впечатлен и сам А. Гитлер. Развращенный триумфальными и «элегантными» победами нацистской армии в Европе, он захотел своими глазами увидеть крепость, а также результаты сражения за нее. 26 августа 1941 года А. Гитлер в сопровождении Б. Муссолини посетил крепость. Едва ли тогда он осознавал, что оборона Брестской крепости была началом не только войны с Советским Союзом, но и началом конца его «непобедимого тысячелетнего рейха».

Легко разгромив Польшу, Францию, Бельгию, Данию, Норвегию, захватив сотни городов и крепостей, немцы впервые с начала Второй мировой войны столкнулись со столь упорной обороной не в полной оборудованного укрепления. Впервые они встретились с армией, солдаты которой, даже осознавая безнадежность своего положения, предпочитали плену смерть в сражении. По данным немецкого командования, потери только убитыми при штурме Брестской крепости за первую неделю войны составили 5 % от общих потерь гитлеровской армии на всем советско-германском фронте за ту же неделю. Таким образом, за крепость они все же заплатили и заплатили дорого.

Возможно, именно в Бресте, теряя солдат и офицеров в боях с умиравшими от голода и жажды защитниками крепости, немцы начали понимать, что война в России не будет легкой прогулкой, как обещало им нацистское руководство. И, действительно, по мере продвижения немецкой армии на восток, сопротивление Красной Армии все возрастало – и уже в конце августа – начале сентября 1941 года гитлеровцы потерпели крупное поражение под Ельней. И хотя до Победы оставалось еще много дней и ночей, но именно Брестская крепость и ее героическая защита заложили первый «камень» в основу Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Впервые о героической обороне стало широко известно после публикации в «Красной звезде» 21 июня 1942 года очерка «Год тому назад в Бресте»19. Его основу составили информация, полученная из трофейных документов 45-й пехотной дивизии вермахта. Именно документы противника впервые констатировали мужество и героизм советских воинов, первыми принявших удар нацистской Германии 22 июня 1941 года. Легенда о героической защите Брестской крепости, передававшаяся из уст в уста, таким образом, получила документальное подтверждение.

Однако официальное признание подвиг защитников крепости получил только после выхода в 1957 году книги писателя и историка С.С. Смирнова «Брестская крепость». Благодаря активной позиции писателя в вопросе признания заслуг защитников Брестской крепости, в Министерстве обороны СССР была организована работа по представлению к государственным наградам военнослужащих гарнизона, а также реабилитации тех защитников крепости, кто оказался в немецком плену, а в последующем был несправедливо осужден на Родине, которую они защищали.

8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой. В 1971 году в Брестской крепости-герое, ставшей к тому времени мемориалом, был зажжен «Вечный огонь» в память о ее Бессмертном гарнизоне.

Бочарников Игорь Валентинович


  1. Сандалов Л.М. Боевые действия войск 4-й армии в начальный период Великой Отечественной войны. М.: Воениздат. 1961.
  2. Оборона Брестской крепости. https://megabook.ru/article.
  3. Никифоров Ю.А. Брестская крепость. https://историк.рф/journal/брестская-крепость.
  4. Сандалов Л.М. Указ. соч.
  5. Платошкин Н.Н. Особенно ожесточённо оборонялся гарнизон имеющей важное значение крепости Брест // Военно-исторический журнал. 2013. № 6. С. 16-20.
  6. Смирнов С.С. Брестская крепость. М.: Раритет, 2000.
  7. Смирнов С.С. Указ. соч.
  8. Смирнов С.С. Указ. соч.
  9. Никифоров Ю.А. Указ. соч.
  10. Самсонов А. Пограничники в обороне Брестской крепости. https://topwar.ru/5224-pogranichniki-v-oborone-brestskoy-kreposti.html.
  11. В течение только первых двух дней сражения потери противника составили более 300 человек только убитыми, что почти вдвое превышало потери 45-й пехотной дивизии за всю Польскую кампанию.
  12. Проект приказа № 1 был найден в 1951 году в ходе поисковых работ в подвале казармы у Брестских ворот в полевой сумке оставшегося неизвестным советского командира.
  13. Смирнов С.С. Указ. соч.
  14. Смирнов С.С. Указ. соч.
  15. Этот исторический факт был положен в основу сюжета повести Б. Васильева «В списках не значился».
  16. Минобороны рассекретило документы о защите Брестской крепости https://ria.ru/20190622/1555812484.html; ЦА МО. Оп. 7514, д. 1, л. 227-228.
  17. Защитники крепости умирали, но не сдавались //Красная звезда. 21 июня 2019 года.
  18. Ваджра А. Брестская крепость. Жизнь и смерть. https://maxpark.com/community.
  19. Толченов М. Год тому назад в Бресте //Красная звезда. 21 июня 1942 года.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *