С Днем славянской письменности и культуры!

День славянской письменности и культуры в России отмечается 24 мая. Этот праздник связан с чествованием Святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия – христианских просветителей и создателей славянской азбуки. Солунские (Солунь, Фессалоники -Греция) братья не были кабинетными учеными.Они путешествовали ив Хазарию и в Рим, посещали византийскую Корсунь (Херсонес, Севастополь – Россия). Главным их делом христианский мир признал Моравскую миссию, в результате которой появилась славянская азбука. Миссия началась в 862 году. В 1863 году к ее тысячелетию Святейший Синод Русской Православной Церкви установил ежегодное празднование в честь преподобных Мефодия и Кирилла. Традиция эта, несколько прерываясь, дошла до наших дней.

Письменность как одна из основ материальной и нематериальнойкультуры позволяет записывать буквы и цифры, слова и мысли, нарративы и императивы. В культуре закреплены парадигмы отношенияк себе и Богу, жизни и смерти, своим и чужим. В национальных культурных парадигмах решатся извечный вопрос:

«Что благородней духом – покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством? … ».
(У. Шекспир, пер. М. Лозинский)

Обращение к памятным датам должно отражать не только отношение к источникам (текстам), но и к историческим событиям, определивших и до сих пор определяющих выбор всей нации и каждого человека. Обращаясь к истории, человек всегда выбирает, на чью бы сторону он встал бы в той или иной ситуации. Этот выбор прошлого позволяет ему сделать выбор настоящего и будущего. По сути, выбор и есть образ жизни.

Обратимся к славянскому образу жизни как элементу культуры.Одна их характеристик этого образа – готовность к самопожертвованию. Перенесемся в земли, где когда-то создавалась славянская азбука,во времена не столь отдаленные, но равноактуальные.В центре Праги находится православный кафедральный собор Святых Кирилла и Мефодия. После Первой мировой войны новообразованное чехословацкое государство искало маркеры национальной идентичности, фактически создавало свою историю на большую глубину. Исторически сложилось, что самыми авторитетными политиками бывшего славянского осколка Австро-Венгрии были германцы. Нации нужны были славянские герои, равные по значимости Яну Гусу и Яну Жижке. Имена христианских проповедников Кирилла, Мефодия и их учеников, внесших выдающийся вклад в мировую цивилизацию, оказались весьма востребованными для становления нового субъекта европейской политики.

Передача в 1933 году по решению Совета министров Чехословакии одного их католических соборов Праги для православного храма и освещение его в честь равноапостольных братьев имела не только конфессиональное, но и политическое значение. Как правовая организация православная церковь в стране была признана еще в 1929 году.

Становление православия в Чехословакии связно с именем епископа Горазда. Католический священник Матей Павлик, чех по национальности, родился в 1879 году в моравской деревне на территории Австро-Венгрии. Он ревностно воспринял идеи Кирилла и Мефодия, посчитал, что в новом государстве на забытых или вытесненных традициях можно построить новую церковь. Он искренне искал уникальный чешский и славянский путь развития в послевоенной Европе. Судьбоносная логика привела его к православию. Чешское православие прошло через многие внутренние раздоры, оставаясь безисторической поддержки РПЦ. Накануне Второй мировой войны православные храмы и прихожане оказались в юрисдикции Сербской православной церкви и церкви Константинопольской. Уже в ходе Второй мировой войны Чешская православная епархия пыталась получить покровительство и защиту у РПЦЗ через православных священников в Берлине.

За разделением паствы стоял отнюдь не бескорыстный интерес пастырей. В 1921 году Матей Павлик был хиротонисан в православного епископа Моравского-Силезского под именем Горазда, равноапостольного ученика Матфея. В годы немецкой оккупации православная церковь в новом политическом субъекте – Протекторате Богемия и Моравия, была уничтожена. По вполне исповедимым путям Господним уже после окончания Второй мировой войны Чехословацкаяправославная церковьоказалась в юрисдикции Московского патриархата, который и даровала ейв 1951 году автокефалию. Синод РПЦ отметил,что возрожденная сестринская церковь «достигла полноты канонического возраста»,а Константинополь утратил свое влияние в регионе еще 1000 лет назад. Сегодня православная церковь Чешских земель и Словакии является четырнадцатой (из пятнадцати) в диптихе поместных церквей и насчитывает до 100 тысяч прихожан.

Драматичными в истории чешского православия и самой страны стали события весны-лета 1942 года. После раздела Чехословацкой Республики в 1938-39 годах единственным политическим субъектом, сохранившем желание сопротивляться немецкой оккупации оставался Национальный комитет освобождения Чехословакии в Лондоне.  Возглавляемое бывшим президентом республики Эдвардом Бенешем это «Правительство в изгнании» должно было заявить о себе активными действиями на оккупированной территории. Политические усилия немногочисленной чешской элиты в эмиграции были направлены на денонсацию Мюнхенских соглашений.

Памятная доска в честь событий 18 июня 1942 года. В переводе не нуждается.

Протекторат Богемии и Моравии к 1941 году окончательно утратил национальный характер. Исполняющим обязанности рейхспротектора был назначен начальник Главного управления имперской безопасности обергруппенфюер СС Рейнхард Гейдрих. Чешское правительство в Лондоне вынесло ему смертный приговор за то, что он с немецкой пунктуальностью расправился сместнойинтеллигенцией и с нацистским энтузиазмом началистребление евреев и прочих унтерменшей. Концлагерь Терезиенштадт – его детище. И славян от уничтожения не спасали письменность и культура. Лондон поддержал концепцию диверсий и терактов на оккупированных территориях силами бойцов Сопротивления и подготовил парашютистов. По злой шутке британского Управления специальных операций покушение на Р.Гейдриха получило кодовое название «Антропоид» – обезьяна, хотя и человекообразная.

Участники операции – чешские и словацкие офицеры-добровольцы с боевым опытом, отобранные эмигрантским правительством.Это правительство стремилось в международному резонансу. Таков уж чешский политический стиль – создать резонанс, а там посмотрим. Тактика, известная с 1918 года, когда благополучно возвращавшийся из России корпус бывших чехословацких пленных поднял мятеж против большевиков. Чехи посчитали, что так скорее заслужат уважение Антанты и смогут создать национальное государство. К чести первых руководителей Чехословакии они очень прагматичнои сдержанно относились к идее панславизма.

Офицеры десантировались несколькими группами в конце 1941 года. Опираясь на местное Сопротивление, 27 мая 1942 года «британские» диверсанты Йозеф Габчик и Ян Кубиш, как сумели, расстреляли машину Р.Гейдриха. Немецкий генерал и сверхчеловек даже огрызнулся из пистолета, но через неделю все-таки сдох от ран.

Православный собор Святых Кирилла и Мефодия в Праге.

Британцы и лондонские чехи, прежде всего, начальник чехословацкой военной разведки Франтишек Моравец, не продумали до конца завершение операции и эвакуацию участников. Так оказалось, что все парашютисты собрались в подвале (крипте, предназначенной для захоронения почитаемых святых и мучеников) православногособора Кирилла и Мефодия. Могли ли им предоставить убежище в храмах других конфессий – вопрос открытый. Новые мученики сами выбрали себе … нет не могилу, а место последнего боя. Уже 18 июня 1942 года не без подсказки одного предателя немцы ворвались в собор. Семь офицеров сколько могли отстреливались, оставляя последнюю пулю себе. В плен не сдался никто. Приведем полный мартиролог героев: Йозеф Габчик, Ян Кубиш, Йозеф Валчик, Адольф Опалка, Йозеф Бублик, Ян Грубы, Ярослав Шварц. К этому списку можно добавить радиста группы Иржи Потучека, который погиб в другом месте.

Икона «Святой мученик епископ Горазд»

По всему протекторату начались репрессии. Были уничтожены деревни Лидице и Лежаки. Расстреливали родственников и близких парашютистов.Во время покушения сам епископ Горазд находился в Берлине. Члены соборного клира, укрывшие диверсантов, были арестованы. Епископ Горазд, вернувшийся в Прагу, заявил, что готов разделить наказание, которое понесут его клирики и прихожане, после чего был арестован и расстрелян вместе со старостой и священством своего кафедрального собора. Чехословацкая православная церковь была запрещена, её имущество конфисковано, храмы закрыты, духовенство подвергнуто заключениям.

Стоило ли убийство одного нациста тех жертв ответных репрессий, вопрос вовсе не риторический. Чехи и словаки показали, что они выбрали путь жертвенного противоборства,«ополчась на море смут».

Чехословацкие герои Сопротивления. Памятная почтовая открытка.

Противник нацистской идеологии епископ Горазд возглавлял одну из сил этого противоборства. Он писал; «Если справедливость должна победить, то победа последует за Советским Союзом. Весь наш народ борется не на жизнь, а на смерть, равным образом как русский, сербский и другие народы. Пусть будет, что будет, но мы не можем отстать от начатой справедливой борьбы». После Второй мировой войны Горазд (Павлик) был канонизирован как новомученик Сербской и Чехословацкой православными церквями. На одной из икон епископ изображен попирающим змия, вместо головы у которого торс нациста. За спиной священника – его погибшие соратники и сам собор.

В Чехии День Святых Равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия отмечается 5 июля как государственный и церковный праздник.

К сожалению, в политической практике XXI века по славянскому единству нанесен мощнейший удар. В самой Чехии герои Сопротивления известны и почитаемы, их имена через книги и фильмы органично вошли в современную культуру. Во время Пражского восстания 1945 года чешские патриоты вынуждено обратились к идее славянского единства, призвав солдат и офицеров Русской освободительной армии А.Власова поддержать пражан. Эта страница истории требует отдельного описания. В любом случае День Победы у нас общий! И жертвы 1942 года – на алтаре этой общей победы над фашизмом. Другая Пражская весна 1968 года до сих пор омрачает российско-чешские отношения. Сегодня часть чешского истеблишмента выбрала ориентацию на Североатлантический союз. Не стоит сомневаться, что сохраняется также и оттесненная от власти часть чешской элиты, тяготеющая к России. И эта элита верна славянскому единству, созданному общей письменностью и культурой.

Славяне, с нашим праздником!

Владимир Владимирович Ружейников,
член совета Центра

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *