В плену безумия

Проректор Дипакадемии МИД РФ Олег Карпович — о новых-старых идеях Европы образца 1930-х

Коллективный Запад пребывает в растерянности, граничащей с легким отчаянием. Идея «нанесения Украиной поражения России на поле боя», которой еще весной бредил Жозеп Боррель, окончательно ушла в небытие. Искусственно спровоцированный Киевом продовольственный кризис, активно использовавшийся в информационной войне против Москвы, успешно разрешен. Многочисленные пакеты санкций вызвали экономические и политические потрясения не в России, как планировалось их инициаторами, а в самих западных странах. Большая часть государств мира продолжает вести дела с Москвой как ни в чем не бывало, не сокращая, а даже наращивая торгово-экономическое сотрудничество. А общественное мнение и в США, и в Европе, все сильнее устает от бесконечных новостей об украинском конфликте, постепенно переключая свое внимание на другие события, вроде визита Нэнси Пелоси на Тайвань и обысков в резиденции Дональда Трампа.

На этом фоне, и у киевского режима, и у опекающих его политиков из стран так называемой «новой Европы», начинают сдавать нервы. Идеи, рождающиеся в их воспаленных умах, говорят о том, что интеллектуальная деградация лидеров потешной «антироссийской коалиции», похоже, перешла в необратимую фазу. Не вызывает сомнений, что призыв Владимира Зеленского не только лишить россиян доступа в западные государства, но и, по сути, депортировать тех, кто там уже оказался, был тесно скоординирован с другими аналогичными выходками. Например, с требованием премьер-министра Эстонии Каи Каллас прекратить выдавать россиянам шенгенские визы и с начавшимися в Финляндии дебатами по тому же вопросу. Та же эстонская псевдодемократка, в свободное от борьбы с памятниками советским воинам время борющаяся за звание главной русофобки континента, объяснила, что посещение Европы, мол, не право, а привилегия. Которой, очевидно, не может быть удостоена, как сказали бы ее предшественники из Эстонского легиона СС, столь ненавидимая ею «низшая раса».

При этом, чиновники на местах уже начали, что называется, брать под козырек, уловив, куда дует ветер. Например, из Франции на днях пришла новость о запрете на посещение россиянами популярной достопримечательности — Венсенского замка, исключительно по принципу этнической принадлежности. Через некоторое время последовали заявления, что запрет вскоре может быть отменен, но нельзя не предположить, что данный инцидент может быть лишь разминкой, пробным шаром. Успешный ход специальной военной операции только ускорит нарастание дискриминационного безумия, которое ввязавшиеся в антироссийскую кампанию правительства, видимо, считают последним средством, способным пробудить сознательность разочаровавших просвещенный Запад россиян, заставив их выйти на антигосударственные протесты. А обладателей воображаемых паспортов «хороших русских» — вернуться на Родину и перейти к подпольной (вооруженной?) борьбе с правительством, итогом которой станет новая версия Брестского мира.

Проблема в том, что эти рожденные в бессильной злобе стратагемы приводят к результатам, совершенно обратным запланированным. Разрыв культурного диалога России и Запада, и без того, практически сведенного к нулю, лишь ускорит поворот Москвы на Восток. Европа, конечно, может отгородиться от россиян (впрочем, весьма условно, так как 42% европейского континента — это, собственно, и есть Россия). Но нельзя тут не вспомнить бессмертную цитату из романа Федора Достоевского «Идиот» — «Довольно увлекаться-то, пора и рассудку послужить. И всё это, и вся эта заграница, и вся эта ваша Европа, всё это одна фантазия, и все мы, за границей, одна фантазия… помяните мое слово, сами увидите!»

Похоже, главный урок украинского кризиса заключается в том, что всем нам пора выбираться из мира фантазий и осознать: Европа, которой в России не просто восхищались — идентичность которой и на поле боя, и через научно-культурное проникновение мы помогали формировать, ушла в прошлое. Ценности, олицетворяемые Каллас и опекаемым ею Зеленским, не имеют с этим прошлым ничего общего. Их корни — в темных страницах европейской истории конца 1930-х годов. И успешное окончание специальной военной операции должно, наконец, помочь излечить Старый Свет от рецидива болезней, не до конца добитых нашими воинами-освободителями, памятники которым еще обязательно вернутся на улицы и прибалтийских, и украинских городов.

Олег Карпович,
проректор Дипакадемии

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник: “Известия”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.