Технологии переформатирования общественного сознания посредством языковой и конфессиональной дискриминации (на примере Украины)

ovsyannikovaРодной язык является показателем духовной жизни, как отдельного человека, так и всего народа его важнейшей мировоззренческой ценностью. Именно посредством языка осуществляется восприятие окружающей действительности, отражение самосознания и, соответственно, формирования позиции в отношении тех или иных политических процессов и явлений, политического курса государства, реализуемой им  внешней и внутренней политики.

Пожалуй, наиболее образно значение языка в формировании общественного мировоззрения выразил Д.С. Лихачев, по словам которого: «Самая большая ценность народа – это язык, – язык, на котором он пишет, говорит, думает. Думает! Это надо понять досконально, во всей многозначности и многозначительности этого факта. Ведь это значит, что вся сознательная жизнь человека проходит через родной ему язык. Эмоции, ощущения – только окрашивают то, что мы думаем, или подталкивают мысль в каком-то отношении, но мысли наши все формулируются языком. Вернейший способ узнать человека – его умственное развитие, его моральный облик, его характер – прислушаться к тому, как он говорит»[1].

Ни что так не объединяет и не разъединяет народы как использование языка. Процессы глобализации, одним из направлений которой является насаждение и использование повсеместно английского языка, безусловно, объединяют население стран и регионов Планеты. Но с учетом того, что это происходит за счет вытеснения  родного языка «неанглоговорящих» народов, речь, по всей видимости, идет не столько об их объединении, сколько о мировоззренческой глобализации. Цель при этом вполне очевидна, заставить воспринимать всю информацию и думать на языке представителей доминирующего этноса. Именно в этом истоки англо-саксонской концепции «плавильного котла» (англ.  melting pot) предполагающей слияние различных народов и их национальных культур, в результате формировалась единая американская нация.

Но, если сама история и развитие США предполагали добровольный осознанный выбор этой концепции иммигрантами, прибывающими в Новый Свет, с тем, что быстрее адаптироваться к условиям принимающей страны, то совсем другое дело – насильственное насаждение этого самого «плавильного котла» в сознании людей и народов, ментальность которых формировалась на протяжении столетий.

В данном случае речь идет о насильственном переформатировании  общественного сознания. Эти процессы получили свое развитие на всем постсоветском пространстве, но наиболее ярко они проявились на территории Украины. Вся история существования которой в качестве суверенного государства, была наполнена необдуманными действиями в гуманитарной сфере. Примечательно, что одним из основных объектов нападок явился  русский язык и православная религия.

Начиная с 1989 года, на Украине продолжаются споры о придании русскому языку статуса государственного. Как отмечают исследователи, в Украине сложился  скрытый конфликт на языковой почве: на уровне межличностного столкновения индивидов, противоположно ориентированных в языковом плане; на уровне общества ‒ неприятие частью общества административно-директивной украинизации ‒ наиболее остро этот конфликт проявился в социально-профессиональной сфере.

Так, например, бывший председатель Верховной Рады В. Литвин отмечал, что он против ущемления русского языка, но против и того, чтобы «мы спокойно смотрели, как украинский язык приходит в упадок». Он  полагал, что в нынешней ситуации  украинский язык не выдержит конкуренции в научной сфере, информационной сферах и в сфере коммуникативной.

Аналогичной позиции придерживаются и украинские прозападные политики считающие, что в нынешней ситуации все жители Украины обязаны знать украинский язык, а в случае предоставления равного статуса русскому языку значительная часть граждан будет игнорировать украинский язык, так как он потеряет практическое значение. Поскольку  большинство населения государства принадлежит к украинскому этносу, поэтому и единственным государственным языком должен быть украинский; русский язык является наследием «колониального прошлого» и средством влияния Российской Федерации на Украину.

В целом же украинские деятели надеялись, что на практике  административно-директивная украинизации приведёт к такой ситуации, при которой украинский язык и украинская культура превратятся в родной язык и культуру всех жителей Украины. Однако этого не произошло. Даже спустя четверть века русский язык, несмотря на все попытки ограничения его использования, является основным средством общения для граждан Украины, причем не только юго-восточных областей, но центральных и даже западных.

Обращает на себя внимание и то, что большинство  чиновников, депутатов и других официальных лиц в своём повседневном общении так же используют русский язык в качестве основного языка общения. Это объясняется тем, что русский язык в качестве средства восприятия информации сформировался у них на уровне подсознания и «выкорчевать» его оттуда можно только лишь репрессивными  методами или формированием тотальной информационной среды, в которой русскому языку места не будет. Что, в общем-то, и реализуется в современной политике руководства Украины в отношении населения страны.

По сути дела происходит то, что в 20 – 30-х прошлого столетия происходило в отношении уже украинского языка на территории Западной Украины, или как она называлась в  тот период,  – Восточной Малопольше. Именно таким же образом, пришедшие к власти в Польше в результате военного переворота сторонники Й. Пилсудского утверждали свою юрисдикцию на территориях с преимущественно украинским населением.

Тогда это политика получила название пацификация – комплекс военно-полицейских мероприятий, направленных не только на предотвращение акций саботажа украинского населения, но и на его унификацию, а точнее полонизацию. С этой целью, по инициативе польских властей уничтожались православные и греко-католические украинские церкви и культурные центры, ликвидировались украинские школы, библиотеки и кружки, подвергались гонениям и преследованиям украинские учителя и священники, культурные и политические деятели, а украинское население вынуждали записываться поляками и переходить в католичество. Украинский язык в школах запрещался как предмет. На территории с украинским населением направлялись польские учителя из центральной Польши. Примечательно, что вопросами религии, культуры и образования занимались полиция и военные ведомства Польши[2]. Поэтому ничего нового в этом плане украинские власти не изобрели, да и не изобретут. Все это уже было в истории, в том числе и самой Украины.

Все дает основание в очередной раз убедиться в справедливости гегелевского постулата о том, что «все великие всемирно-исторические события повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй ‒ как фарс»[3].

История повторяется, но теперь процессы языковой дискриминации воспроизводятся и осуществляются в отношении жителей не западной, а всей остальной территории Украины. Принципы одни и те же: насаждение украинского языка, преследование инакомыслящих людей, исключение русского языка из сферы образования, медицины и муниципального управления. Аресту за использование русского языка пока ещё не подвергают, поскольку правящая верхушка пока еще использует русский язык в своей политической деятельности. Но тенденции к этому очевидны.

В этом плане особый смысл обретает предложение президента Украины П. Порошенко, сделанное им во время торжеств, посвященных 400-летию Киево-Могилянской академии, о введении второго рабочего языка – английского. Похвалив руководство Киево-Могилянской академии за использование двух языков в процессе учебной деятельности – украинского и английского – глава украинского государства, выразил свою позицию относительно того, что «было  бы очень хорошо, чтобы и на Украине, а не только в Могилянке, кроме украинского, появился еще свой рабочий язык. И этим языком по праву должен быть английский»[4].

Таким образом, правящей националистической верхушке принципиально важно насадить не украинскую, а любую другую идентичность, лишь бы она была антирусской, антироссийской.

Объектом нападок в Украине явилось Православие как  важная духовной составляющая жизни украинского народа.

Сейчас в независимой Украине соседствуют три конкурирующих православных церкви: церковь Филарета, небольшая Украинская автокефальная православная церковь и достаточно крупная Украинская православная церковь, находящаяся в ведомстве Московской патриархии как часть Русской православной церкви. По данным украинской правительственной статистики, у церкви Филарета всего 3000 приходов. У Москвы на территории Украины – 9000 приходов, у Автокефальной церкви – чуть больше 1000.

Между тем, происходит покушения на отторжение и переход Русской православной церкви в ведение Церкви Филарета или других церквей, угодных правительству Украины. В целом эта тенденция прослеживается по всей Украине: штурмуют Церкви, находящиеся в ведении Русской православной церкви,  с участием органов власти, православные священники изгоняются, люди вынуждены с оружием в руках отстаивать свои интересы, защищая веру. Конфессиональной дискриминации подвергаются не только сельские приходы, но и крупные объекты историко-культурного наследия Руси, крупнейшие центры русского православия. Речь в частности о  святыне Русской православной Церкви  – Киево-Печерской Лавре, в отношении которой была предпринята попытка захвата со стороны радикалов-националистов «правого сектора». Это обусловлено тем, что Киево-Печерская Лавра остается для православных одной из главных отечественных святынь – русским Иерусалимом, центром паломничества верующих. Лавра находится в ведении Украинской православной Церкви Московского Патриархата.

Именно Лавра является первым на Руси монастырем, положившим начало монашеству в Древнерусском государстве и обретшая славу величайшей святыни православия. Лавра была основана монахом преподобным Антонием из Любеча и его учеником преподобным Феодосием еще при Ярославе Мудром в 1051 году. В Лавре хранятся мощи святых угодников, здесь же были похоронены и многие выдающиеся деятели России и Украины. Например, в Киево-Печерской лавре находятся, например,  мощи Ильи Муромца, Феодосия Печерского, лекаря Агапита, а также могила выдающегося государственного деятеля России П.А. Столыпин.

Ставки высоки, поскольку Украина – это духовная житница Русской православной церкви. Почти половина приходов Русской православной церкви расположена на территории Украины, страны, численность населения которой всего в три раза меньше, чем России. Киев, где произошло Крещение Руси в 988 году, имеет огромное историческое значение для православных верующих.

В то же время очевидно, что покушения на православные святыни будут продолжаться, поскольку сейчас  к власти пришли радикально настроенные прозападные политики в Украине, которые изначально видят в России только агрессора, а не братский народ. Эти люди покушаются на православную веру, которая всегда проповедовала идеалы добра и справедливости, мира и дружбы между народами, общечеловеческие ценности.

Таким образом, на Украине происходит последовательное переформатирование сознания граждан посредством выдавливания русского языка из сферы общения, образования, науки, культуры и государственного управления. Вторым средством давления на сознание её граждан является духовность украинского народа, которая выражается в религиозной сфере. Это и есть современные технологии, которые успешно находят воплощение в жизнь на Украине.

Овсянникова Ольга Александровна

 

[1] Д.С. Лихачёв: О языке устном и письменном, старом и новом http://tvoyaistoria.ru/articles/o_yazyke.

[2] Пацификация украинцев в Восточной Малопольше http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1394762

[3] Бочарников И.В. Украинский закат Европы //Геополитический журнал. 2014. № 6. С. 2-6.

[4] Порошенко предложил сделать английский вторым языком на Украине http://www.bfm.ru/news/305449?from=popular_1

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.