Стабильность военно-стратегической нестабильности

Россия и США определяют стабильность как уверенность во взаимной способности нанести ответный удар. Нестабильность – в возможности каждого отомстить. Следующий крупный конфликт, возможно, продемонстрирует все непреходящие качества человеческого измерения войны

© РИА Новости
В условиях обострения международной обстановки, особенно взаимоотношений России и США, особую остроту приобретает проблема обеспечения стратегической стабильности.

В условиях значительного обострения международной обстановки, особенно взаимоотношений России и США, которое произошло в последние месяцы, особую остроту приобретает проблема обеспечения стратегической стабильности. Формирующаяся относительная «многополярная» система мировой политики пока остаётся весьма неустойчивой. Необходимы немалые усилия для обеспечения управляемости нарождающейся системы, выхода её из состояния нарастающей хаотичности. Среди таких усилий едва ли не главную роль должны играть переговоры и меры по обеспечению стратегической стабильности.

Эрозия стратегической стабильности

В общем случае стратегическую стабильность можно рассматривать как обеспечение политико-военных, оперативно-стратегических и военно-технических условий, минимизирующих опасность возникновения конфликтных и кризисных ситуаций, которые могли бы поставить вопрос о военных действиях с применением ядерного оружия.

Отказ официального Вашингтона от предметного диалога с Москвой по базовым элементам подготовленного российской стороной проекта договора с США о гарантиях безопасности привёл к усугублению угроз прямого военного столкновения США с Россией, вплоть до возникновения ситуаций, сопоставимых по интенсивности и опасности с Карибским кризисом 1962 г.

Всё это заставляет говорить о серьёзной эрозии стратегической стабильности. Такая эрозия происходит в условиях перехода системы мировой политики от «однополярности» к относительной «многополярности», который совершается отнюдь не плавно.

С учётом новой политико-военной обстановки, развития технологий и систем вооружений важно сосредоточить внимание на взаимодействии России и США по широкому спектру вопросов от состояния отношений в стратегической ядерной сфере с учётом, разумеется, фактора стратегической ПРО и стратегического неядерного оружия, а также нестратегического (тактического) ядерного оружия и взаимодействию сторон в силах и средствах общего назначения (обычных вооружений).

Кроме того, диалог должен учитывать появление новых форм и способов ведения военных действий, связанных с развитием невоенных компонентов, в том числе информационно-психологического (когнитивного) противоборства, борьбы в космосе и киберпространстве, что значительно усложняет процессы стратегического управления, оптимального распределения во времени и пространстве мер, связанных с применением военной силы для получения необходимого политического результата. В осмыслении новейших тенденций в военной сфере в последние годы всё более заметное место занимают трактовки формул «серой зоны» и «гибридной войны». Учёт этих относительно новых феноменов весьма важен для формулирования современной теории войны, прежде всего, как социально-политического явления.

© rand.org
Доклад корпорации РЭНД «Смягчение вызовов стратегической стабильности США и России»

РЭНД о «смягчении» вызовов

Анализу многомерных проблем обеспечения стратегической стабильности и попыткам найти решение задач её укрепления посвящён подготовленный аналитической корпорацией РЭНД доклад «Смягчение вызовов стратегической стабильности США и России».

В докладе исследуются следующие вопросы:

1. Каковы истоки нынешних расхождений в восприятии США и Россией угрозы упреждающего ядерного удара?

2. Каковы практические последствия для интересов США восприятия Россией современных вызовов и угроз?

3. Могут ли изменения в текущей политике снять обеспокоенность России при сохранении преимуществ, предоставляемых Соединённым Штатам существующим ныне статус-кво?

Авторы доклада показывают, что парадигма стратегической стабильности США и России основана на общей уверенности в том, что упреждающий контрсиловой удар одной стороны не сможет разоружить другую сторону. Обе стороны взаимно уязвимы для возмездия и, таким образом, не имеют стимула нанести удар первыми.

Тем не менее Соединённые Штаты разработали значительные средства оперативного противодействия, которые, как опасается Москва, могут быть использованы для нанесения первого удара.

Эти представления об угрозах в последние годы стали серьёзным источником нестабильности. Авторы исследуют исторические истоки этой динамики и её влияние на двустороннюю стабильность. Они также оценивают возможные изменения политики, которые могли бы смягчить это влияние, в том числе и меры по самоограничению двух государств в ядерной сфере.

Следует выделить значительные последствия для Соединённых Штатов, которые могут возникнуть из-за растущей обеспокоенности России своей способностью нанести ответный удар. К числу наиболее значимых последствий авторы доклада относят разработку Москвой набора новых возможностей (включая гиперзвуковые и автономные системы оружия) для решения этой проблемы и потенциальную кризисную нестабильность, возникающую в результате принципа «используй эти возможности или потеряешь».

В отчёте излагаются меры самоограничения, которые Соединённые Штаты и Россия могли бы принять либо вместе, либо в одностороннем порядке, но в координации, которые обеспечили бы определённую уверенность в отсутствии у сторон намерения нанести упреждающий контрсиловой удар, усложнив возможность нанесения такого удара в короткие сроки. Эти шаги могли бы смягчить негативные последствия нынешних подходов без каких-либо кардинальных изменений в структуре сил, их позициях или даже политике занятости. Однако стабилизирующий эффект этих шагов может быть значительным.

К числу мер по самоограничению, которые могли бы быть приняты США и Россией в ядерной сфере следует отнести:

  • повышение прозрачности использования атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) за счёт обмена графиками технического обслуживания; обязательства не эксплуатировать ПЛАРБ в определённых районах;
  • запрет на лётные испытания баллистических ракет для подводных лодок по короткой траектории; запрет на развёртывание оружия в космосе;
  • запретить или ограничить наземное и/или воздушное развёртывание конвенциональных средств, предназначенных для нанесения ударов вблизи границы;
  • обязательство не наносить удары по системам управления ядерными средствами, связи и средствам раннего предупреждения о ракетном ударе в обычном конфликте;
  • обязательство заблаговременно уведомлять о повышении уровня боеготовности бомбардировщиков;
  • обязательства по самоограничению в отношении ПРО.

Текущие позиции сторон

Различные исторические события, связанные с ядерными силами двух государств и их другими стратегическими возможностями, привели к асимметрии воспринимаемой уязвимости для упреждающего удара.

  • Соединённые Штаты указали на определённые действия России как на проблематичные или даже дестабилизирующие, но Вашингтон не выразил обеспокоенности тем, что Москва может подорвать его способность к ответным действиям.
  • Хотя Соединённым Штатам не хватает способности нанести решающий обезоруживающий удар, они сохраняют гораздо больший потенциал противодействия силе и оставляют открытой возможность использования своих стратегических сил для нанесения ударов по ограничению ущерба.
  • Соединённые Штаты продолжают развивать соответствующие стратегические возможности, такие как противоракетная оборона, которые, по мнению Москвы, могут быть использованы в сочетании с контрсиловым ядерным ударом, чтобы ослабить сдерживающие силы России.
© defense.gov
Американская противоракетная система MK-41 в Девеселу, Румыния.

Растущая озабоченность России по поводу ослабления её способности нанести ответный удар после контрсилового первого удара имеет четыре основных последствия для Соединённых Штатов:

Во-первых, Россия разработала набор новых возможностей для решения этой проблемы. Во-вторых, Россия, похоже, не желает сокращать свои стратегические ядерные силы ниже нынешнего уровня. В-третьих, общая стабильность двусторонних отношений подорвана, и, в-четвёртых, опасения России по поводу упреждающего удара могут стимулировать первый удар в случае серьёзного кризиса.

  • Меры по самоограничению, принимаемые Россией и США, могли бы обеспечить некоторую уверенность в отсутствии у сторон намерения нанести упреждающий контрсиловой удар, затруднив возможность нанесения такого удара в короткие сроки.

Перечисленные шаги могли бы смягчить негативные последствия нынешних подходов без кардинальных изменений в структуре вооружённых сил, их позиции или политике занятости.

Нестабильная стабильность

Таким образом, с самого начала ядерной эры вопрос об упреждающих ударах – как свести на нет их эффективность за счёт сохранения боеспособных сил и лишить их стимулов за счёт контроля над вооружениями – занимал центральное место в стратегиях и политике как Вашингтона, так и Москвы. При этом обе страны определяют стабильность как уверенность во взаимной способности нанести ответный удар даже после упреждающего удара, но в той или иной степени обе они развили возможности, которые могли бы ограничивать возможность другого отомстить.

В частности, после окончания холодной войны этот разброс стал шире, поскольку Соединённые Штаты сохраняли значительный потенциал оперативного противодействия силе, в то время как Россия сосредоточила внимание на своей способности реагировать. Сегодня эти опасения являются источником значительной нестабильности. Дело в том, что нынешняя политика США, в частности, поддержание значительного потенциала быстрого противодействия, возникла по целому ряду исторически сложившихся причин. Она существует с некоторыми вариациями почти полвека, несмотря на кардинальные изменения в геополитике и ядерном потенциале, включая значительные численные сокращения, о которых договорились с Москвой на двусторонней основе.

Сегодня в условиях стратегической нестабильности в отношениях России и США фундаментальное изменение политики США представляется крайне маловероятным, поскольку не ясны последствия такого изменения для национальной безопасности США.

© kremlin.ru
Успешные переговоры с Россией могли бы обеспечить большую стабильность как в мирное время, так и во время острого кризиса

В случае успешных переговоров с Россией эти меры могли бы обеспечить большую стабильность как в мирное время, так и во время возможного острого кризиса. Они также не потребуют значительного изменения существующих подходов к закупкам, развёртыванию или трудоустройству. Хотя эти меры, даже взятые вместе, лишь уменьшат остроту проблемы, а не решат её полностью, любые связанные с ними затраты будут скромными. За исключением непредвиденной возможности пересмотреть основы ядерной стратегии США в отношении России – в частности, необходимость сохранения значительного потенциала для быстрых контрсиловых ударов, ряд шагов могли бы обеспечить необходимый порог для поддержания стратегической стабильности США и России в период, когда напряжённость в двусторонних отношениях, вероятно, останется высокой.

В целом мир находится на пороге глубоких изменений характера боевых действий. Следующий крупный конфликт, несомненно, продемонстрирует все непреходящие качества человеческого измерения войны.

В то же время, военные стратегии и технологии, оружие и тактика вполне могут оказаться совершенно беспрецедентными. Стремительный рост числа технологических прорывов в таких разнообразных областях, как квантовые вычисления, биотехнологии, искусственный интеллект, робототехника и нанотехнологии – и особенно в синергии между ними – глубоко меняет почти все формы человеческой деятельности. Важными факторами преобразований являются экспоненциальная скорость, с которой развивается военно-политическая ситуация. Появляются новые факторы влияния на стратегическую стабильность, действие которых характеризуются беспрецедентной широтой и глубиной вызванных изменений и механизмов их влияния на международную и национальную безопасность и стабильность.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,
эксперт Лиги военных дипломатов

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.