Современные радикальные религиозно-политические организации в исламе: акторы, цели, перспективы

1526813Анализ ситуаций вокруг тех или иных экстремистских организаций, действующих в мусульманских регионах и прикрывающихся религиозной символикой, свидетельствует об одном – целью США является фрагментация пространства Ближнего Востока до его полной неуправляемости с навязыванием региону бесконечных войн всех со всеми, с использованием противоречий. Этому способствует то, что между странами исламского мира существуют глубочайшие различия в политических системах, в политической культуре, в значимости роли религии в обществе, в правовых нормах и институтах (от господства шариата до господства либеральных норм западного образца). Межгосударственные противоречия, соперничество, нерешенность ряда межгосударственных проблем выплескиваются во вспыхивающие время от времени между исламскими государствами конфликты. Чрезвычайное многообразие этнических групп, населяющих мусульманские страны, предопределяет их соперничество и несовпадение интересов между ними.

Кроме того, отношения между шиитами и суннитами в последнее время все более приобретают характер конфликтных, что усугубляется политикой США по реализации «шиитского проекта» в Ираке и подавлению антизападных шиитских политических сил в треугольнике Иран – Сирия – Ливан.

В 2006 году российский исследователь Виталий Наумкин писал «Отцы нынешней американской неоконсервативной революции способствовали росту радикального ислама, а затем приложили усилия к тому, чтобы сформировать образ ислама/исламского мира как врага Запада. Своей риторикой и реальной политикой они немало содействовали усилению в нем антизападных тенденций. Напомним, что у истоков неоконсерватизма стояла группа бывших социалистов, троцкистов, леваков и либералов, переметнувшихся к республиканцам в первой половине 1970-х годов»[1]. Суть неоконсервативного проекта на международной арене состояла и состоит в перекройке мирового порядка по линии идеологического водораздела. Повсеместное распространение американской модели демократии любыми средствами, вплоть до военных, было и есть одной из главных задач, провозглашенных неоконсерваторами. Далее В. Наумкин отмечает, что «Конструирование образа исламского врага шло в русле именно идеологического размежевания. При этом, как уже отмечалось, ставился знак равенства между исламским и ближневосточным миром, где действительно находятся его важнейшие «нервные узлы». Для неоконсервативной революции в США проблема стран Ближнего Востока стала одним из главных идеационных и мобилизирующих инструментов. Уже тогда стала развиваться тенденция относиться к региону Ближнего Востока и Центральной Азии как к ареалу этнического и религиозного «беспорядка» (позднее она получила развитие в концепции Большого Ближнего Востока)»[2]. Таким образом, с конца 80-х годов прошлого столетия искусственно создается и поддерживается образ «империи зла», то есть ислама, противостоящий «демократической империи добра» – США.

Подтверждением указанной политики США на Ближнем Востоке являются прошедшие в последние годы «оранжевые революции», военные перевороты и открытые военные вторжения США и ее союзников в страны указанного региона. Но вот что интересно, почти все инициированные США политические процессы в этом регионе происходят в русле концепции, изложенной 2006 году преподавателем Академии сухопутных войск США Ральфом Петерсом[3]. На первой карте (before) изображены государства Ближнего Востока в сегодняшних границах.

maps-1

А вот на второй карте (after) изображены вновь образованные государства, а существовавшие до этого государства кардинально изменились, потеряв свои суверенные территории и изменив государственные границы. То есть на второй карте представлены цели США по переделу Ближневосточного региона.

maps-2

Так, на карте Петерса, Свободный Курдистан создается за счет территорий Турции, Ирана и Ирака. Ключевым вопросом для курдов являются территории вокруг озера Урмия (ныне Иран), имеющих стратегический характер. Озеро Урмия на карте отдано курдам. В предлагаемой Петерсом стратегии Курдистан становится новым Израилем, воюющим сразу со всеми, достаточно устойчивым маленьким милитаризированным государством, полностью зависящим от регулярной военной помощи из-за рубежа.

Другое вновь образованное государство – Свободный Белуджистан включает части территорий Ирана, Афганистана и Пакистана. Белуджские народы и племена – самые древние автохтонные и проживают на территориях указанных государств. Чего добиваются США, помогая сепаратистскому движению? В первую очередь речь идет о контроле над стратегическими газопроводами из Каспийско-Среднеазиатского региона в Пакистан и Индию. Ряд возможных маршрутов трубопроводов проходит по территории, населенной белуджами. Рядом с их берегом должен пролечь подводный газопровод из Ирана в Индию. Кроме того, в этом районе китайцы активно строят крупнейший порт Гвадар, переданный правительством Пакистана под управление китайским компаниям, и военно-морскую базу Пасни. 6-7 миллионов белуджей вполне достаточно, чтобы при соответствующем внешнем финансировании и военно-технической помощи обеспечить на многие десятилетия новый «Кашмир», на этот раз вокруг пакистанского города Кветта, центра белуджских земель. Кветта хорошо известна в России, так как именно там проходили подготовку исламистские повстанцы во время войны в Афганистане в 1979-1989 гг. Кстати, этот район является средоточием различных баз, где проходят подготовку боевики, которые пополняют ряды различных «исламских» радикальных религиозно-политических организаций.

В конфликте вокруг Белуджистана, помимо иранцев, гарантированно примут участие синдские и пуштунские племена, которые не смирятся с появлением независимого Белуджистана. Таким образом, Пакистан, Иран, Афганистан гарантированно «ввяжутся» на долгие годы в военно-политический конфликт и им конечно же в этих условиях будет не до постройки нефтепроводов, авто- и железнодорожных магистралей, портов. Создав «демократический» порядок по Иракскому и Ливанскому образцу, американцы через несколько лет с «чистой совестью» покинут это «свободное и демократическое государство».

Автор, анализируя политические процессы в Саудовской Аравии, указывал на нерешенность многих межэтнических и межконфессиональных проблем в этой, на первый взгляд, благополучной стране. Если мы внимательно посмотрим на карты, то заметим разительные перемены с территорией этого государства. На карте Петерса, священные города мусульман Мекка и Медина, а также окружающие их прибрежные и горные районы Саудовской Аравии выведены в отдельное «Исламское Священное Государство Мекки и Медины» (Muslim super-Vatican), марионеточное по факту и радикально антиамериканское и антизападное по риторике[4].

Вот что по этому поводу писал Валиулла Якупов: «Захват ваххабитами и длительная оккупация священных земель Ислама породили у них ощущения и притязания папизма, так же, как католики трактуют единство христианских конфессий как подчинение всех римскому престолу, так и ваххабиты пытаются комично копировать идеи западной церкви о владычестве над миром, именно поэтому уже покойный король Фахд добавил к своему самоназванию «король» титул «служитель двух святынь», пытаясь этой косметической мерой привлечь верующих мусульман к подчинению ваххабизму»[5].

Предложения Петерса не являются новыми, а появлялись периодически с подачи британской разведки c XVIII века. Однако лишь сейчас, когда Великобритания и США стали целенаправленно культивировать и опекать радикальные исламистские, в том числе, антисаудовские политические организации, выделение Мекки и Медины в отдельное исламистское государство стало выглядеть реалистичным. Кроме того, как утверждает Александр Собянин, «сразу несколько стран Запада стали ускоренно вооружать Йемен, у которого есть серьезные претензии на ряд приграничных территорий, населенных йеменскими племенами, ныне находящихся под юрисдикцией Королевства Саудовская Аравия. Нет необходимости добавлять, что на этих населенных йеменцами землях Саудовского Королевства много нефти»[6].

Следовательно, практически вся прибрежная территория Саудовской Аравии на Персидском заливе и прибрежная территория Ирана с основными портами выделяются в независимое от саудитов и иранских имамов шиитское государство (Arab Shia State). Таким образом, добываемая нефть в Арабском Шиитском государстве, на юге Ирака, побережье Ирана, в Кувейте и остатках Саудовской Аравии (Saudi Homelands Independent Territory) по определению сосредоточивается в портовых нефтетерминалах, которые к тому времени будут находиться на территории марионеточного Арабского шиитского государства, а значит под контролем США.

Но как осуществить кардинальную перекройку границ суверенных государств и создать новые государства? Вот тут-то на сцене и появляется организация – «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), объявившее в 2014 году о создании халифата и по этому поводу в очередной раз изменившее свое название на «Исламское государство» (ИГ), – крайне необычная во всех отношениях террористическая группировка Ближнего Востока. Количество упоминаний ИГИЛ в мировых СМИ в 2014 году росло в геометрической прогрессии. Неудивительно, что в итоге вокруг организации появилось множество мифов.

Вот что отмечает сотрудник Института Востоковедения РАН Б. В. Долгов: «Доктрина «исламского государства», берущего за основу ранний и «подлинный», по мнению ее последователей, ислам времен Пророка Мухаммеда и четырех «праведных халифов» (первые халифы, правившие после Пророка Мухаммеда – Абу Бакр, Омар, Осман и Али) имеет достаточно давнюю историю. Ее родоначальники в новейшей истории, такие, как Абу Аля аль-Маудуди, основатель исламисткой партии «Джамаат и ислями» в Пакистане и Сейид Кутб, идеолог египетской ассоциации «Братья-мусульмане» провозглашали создание «исламского государства» на основе «справедливых и вечных, применимых во все времена и в любом месте» канонов Корана и законов шариата, «ниспосланных Аллахом». В результате в «исламском государстве» должны были быть решены все социально-экономические проблемы и восторжествовать «исламская социальная справедливость». Идеологию возврата к ранне исламским «подлинным мусульманским ценностям, традициям и общественно-политической практике» провозглашает также салафитское движение. Тем не менее, не все сторонники «исламского государства», в том числе салафиты, являются радикальными исламистами, проповедующими джихад и прибегающими к террористическим методам. Тем более, безосновательно считать ислам, одну из мировых религий, которую исповедуют 1,6 млрд. мусульман в мире, идеологической основой для насилия и террористических актов. Они совершаются экстремистскими группировками, прикрывающимися лозунгами ислама»[7].

Ряд идеологов «исламского государства» считали возможным его построение мирным эволюционным путем в результате распространения коранических знаний и восприятия обществом исламской культуры и мусульманских моральных и духовных ценностей. Так, например, в Алжире в начале 1990-х гг. Аббаси Мадани лидер самого массового в арабском мире на тот период исламистского движения «Исламский фронт спасения» (ИФС) предлагал создавать «исламское государство» на основе демократических выборов, на которых в Алжире в то время побеждал ИФС.

М. Каддафи построил государство «Ливийская Джамахирия» на принципах социальной справедливости и принципах ислама. Причем в стране был достигнут высокий уровень жизни, и планомерно претворялся в жизнь проект «справедливого исламского государства», что, конечно же, не устраивало ни западные страны с их либеральными ценностями, ни арабские монархические режимы.

Многие сторонники «исламского государства» ратуют также за его расширение и включение в него всех территорий, где проживают мусульмане. Так, по мнению Али Бенхаджа, одного из лидеров алжирских исламистов, создание исламского государства в Алжире есть лишь этап на пути достижения стратегической цели, которую он определял, как «воссоздание исламского халифата, который должен стать духовной отчизной всех мусульман мира».

Попытки создания «исламского государства» суннитскими исламистскими движениями, приходившими к власти, имели место в Судане в 1980-е гг., в Афганистане в 1990-е гг. Определенные шаги в этом направлении, а именно, исламизации общественно-политической жизни, делались в процессе «арабской весны» в Египте движением «Братья-мусульмане», в Тунисе партией Нахда (Возрождение), в Ливии, где шариат объявлен основой законодательства, и в провинции Дерна исламистами провозглашен эмират, живущий по законам шариата.

Однако на настоящий момент большинство этих «исламских проектов» потерпели провал. Особым случаем шиитской модели «исламского государства» является Иран, где после победы анти шахской «исламской революции» в 1979 г. бала провозглашена Исламская республика Иран (ИРИ). В ее государственно-политическом устройстве действуют республиканские институты исполнительной и законодательной власти в лице президента и парламента, которые избираются на всеобщих выборах. Наряду с ними высшими властными инстанциями ИРИ являются Духовный лидер – наиболее известный и авторитетный шиитский богослов (Рахбар) и Наблюдательный совет из 12 богословов и правоведов, которые контролируют на соответствие шариату все принимаемые президентом и парламентом решения.

В этой связи Б.В. Долгов отмечает «Особенностью государственного устройства ИРИ являются такие структуры, как Корпус стражей исламской революции (КСИР) и Организация басиджей (народных дружин), призванных защищать «завоевания исламской революции». Необходимо отметить, что ИРИ в своей эволюции показывает достаточные социально-экономические достижения, несмотря на постоянное военно-политическое и экономическое давление со стороны США и ЕС. Тем не менее, вряд ли шиитский «исламский проект» Ирана сможет стать примером для сторонников создания «исламского государства» в арабском мире. Прежде всего, потому, что все исламистские группировки, выступающие с данной доктриной, включая ИГИЛ, исповедуют суннитское направление ислама и враждебны шиитскому Ирану. В свою очередь, руководство ИРИ заявило, что не допустит создания у своих границ «экстремистской террористической организации», каковой оно считает ИГИЛ, и окажет необходимую поддержку в борьбе с ним, как Ираку, так и Сирии»[8].

Будучи поначалу обычным и почти ничем не примечательным подразделением «Аль-Каиды» на территории Ирака, ИГ (которое изначально называлось «Джамаат ат-Таухид ва-аль-Джихад» – Организация единобожия и джихада) вело классическую террористическую войну, совершая массовые теракты против шиитского населения Ирака, правительственных сил и объектов. Никаких решительных целей такая тактика не преследовала, ставка была сделана не на результат, а на процесс.

Собственно говоря, Соединенные Штаты, создавая террористический интернационал Ближнего Востока, добивались именно такого результата. Им важна обстановка тотального насилия, которая делает невозможным создание сильного государства, способного отстаивать собственные интересы[9].

Около 10 лет тому назад, 28 июня 2004 года в обстановке секретности и строжайших мер безопасности в Багдаде состоялась церемония передачи власти из рук Временной коалиционной администрации (глава – Пол Бремер руководил Ираком 13 месяцев) иракскому временному правительству в лице премьер-министра Айяда Алауи. Чуть более чем через год после падения режима Саддама Хусейна и начала оккупации иностранными войсками Ирак обрел формальный суверенитет. Однако все эти годы страна была погружена в теракты, междоусобные войны, политический хаос.

США сознательно все эти годы делали ставку на шиитов Ирака. Нынешний премьер-министр Нури аль-Малики характеризуется радикальными взглядами и непримиримой борьбой с суннитским меньшинством Ирака, весьма недалекой политикой конфессиональной и национальной сегрегации, объективно направленной на ущемление прав курдов и суннитов Ирака. Он занимал пост премьер-министра Ирака на протяжении 8 лет (2006-2014). При этом американцев не смущало то, что по сведениям западных СМИ, Нури аль-Малики в 1980-е гг. был членом радикальной исламистской шиитской группировки, финансируемой Ираном и осуществившей террористическую атаку против расположения американских военнослужащих в Бейруте, в результате которой погибли десятки американских солдат. Эта группировка в тот период боролась, как против режима Саддама Хусейна, так и против США, оказывавших поддержку режиму Саддама Хусейна во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. В то же время, когда Нури аль-Малики стал проводить политику сближения с шиитским Ираном, поддержки сирийского президента Б. Асада и развития отношений с Россией, что противоречило американским интересам, США изменили вектор своей политики в Ираке. Они стали ориентироваться на суннитские, в том числе, радикальные исламистские силы, враждебные Ирану, сирийскому руководству Асада, а также шиитскому движению Хезболлах в Ливане. Одной из наиболее боеспособных среди данных сил, действовавших в Ираке и в Сирии, являлось ИГИЛ.

Однако, несомненно то, что деятельность Правительства Ирака все эти годы создавало прекрасные предпосылки для поддержания в Ираке перманентного хаоса и насилия. Малики предпринял ряд мер, которые непреднамеренно стимулировали развитие ИГИЛ и ее численный рост. Он внедрял законы, которые запрещали занимать государственные должности чиновникам «эпохи Саддама», значительная часть из которых мусульмане-сунниты. Таким образом, он добился снижения доли суннитов в политических и военных верхах страны. Малики крайне жестко подавлял протесты суннитов и поддерживал негосударственные вооруженные группировки шиитов, которые использовались как карательные отряды для подавления мятежных северных регионов. Это лишь неполный список действий Малики, который настроил суннитов против центрального правительства в Ираке.

В такой ситуации союзнические отношения Малики с Ираном были даже на руку США, заинтересованным в вовлечении Тегерана во множество конфликтов в регионе, обессиливании его и вынуждении тратить драгоценные ресурсы не на внутреннее развитие, а на ликвидацию постоянно возникающих угроз – в Сирии, Ираке, Бахрейне, Йемене.

За годы оккупации Ирака Соединенным Штатам удалось сделать невозможным диалог между суннитской и шиитской общинами Ирака. Единый Ирак, похоже, стал недостижим. Стадия развала, так или иначе, уже началась. Поставленные США цели постепенно достигаются. Речь идет о той пресловутой карте Петерса, где Ирак расколот на суннитское и шиитское государственные образования, кроме того, от него отделена часть территории для курдов.

В этих условиях, «Исламское государство» становится важным элементом системы поддержания хаоса в регионе. До 2013 г. группировка называлась «Исламское государство Ирак» (ИГИ, The Islamic State of Iraq). Создана 15 октября 2006 г. в результате слияния 11-ти радикальных суннитских формирований во главе с подразделением «Аль-Каиды» в Ираке («Каида аль-джихад в Ираке»). Тогда же был принят проект «конституции», названный «Уведомление человечества о рождении Исламского государства». Один из лидеров «Каида аль-джихад в Ираке» Абу Омар аль-Багдади был назван «эмиром» (убит в середине апреля 2010 г.). ИГИ поставила цель захватить суннитскую часть Ирака и превратить ее в военизированное исламское суннитское государство, как только из Ирака уйдут силы международной коалиции во главе с США. Границы «государства» предполагалось установить в пределах провинций Багдад, Анбар, Дияла, Киркук, Салах-эд-Дин, Найнава и некоторых районов провинций Бабиль и Васит[10].

В этот период (2010 год) из американских тюрем в Ираке были выпущены бывшие военные среднего командного звена армии Саддама Хусейна, которые очень быстро взяли группировку «Исламское государство Ирака» в свои руки. Было ли это запроектировано американцами или так получилось – уже неважно. Важно то, что на тот момент погибает все высшее руководство ИГИЛ. Примерно из сорока руководителей, финансистов, высокопоставленных связных и модераторов иракской террористической сети в живых осталось лишь восемь. Были убиты и два ключевых лидера – Абу Омар аль-Багдади и Абу Айюб аль-Масри[11].

9 апреля 2013 г. путем слияния двух «филиалов» «Аль-Каиды» в Ираке и Сирии – «Исламское государство Ирак» и сирийской «Джебхат ан-Нусра» была образована группировка под единым названием «Исламское государство Ирака и Леванта», целью, которой стало создание исламского эмирата на территории Ливана, Сирии и Ирака. Левант (со старофранцузского «восход») – историческая область в восточной части Средиземноморья, охватывает территорию Сирии, Ливана, Израиля, Иордании, Палестины, Египта, Турции, Кипра. Арабы называют эту территорию аш-Шам. Сокращенное название группировки в арабских СМИ «Дайеш» (аббревиатура «Исламское государство Ирака и Леванта»).

10 апреля 2013 г. бойцы ИГИЛ присягнули на верность лидеру «Аль-Каиды» Айману аз-Завахири. Однако из-за вражды и регулярных столкновений между иракской и сирийской группировками аз-Завахири в ноябре 2013 г. принял решение о роспуске ИГИЛ, с тем чтобы «Исламское государство Ирак» в Ираке и «Джебхат ан-Нусра» в Сирии действовали независимо друг от друга. Тем не менее, «Исламское государство Ирака и Леванта» не вернулось к прежнему названию и продолжало действовать на территории Ирака и Сирии отдельно от «Джебхат ан-Нусра». В январе 2014 г. против боевиков ИГИЛ выступили сирийские группировки «Армия моджахедов», «Повстанческий фронт Сирии», «Исламский фронт» и «Джебхат ан-Нусра». Столкновения между ИГИЛ и другими группировками унесли к началу 2014 г. свыше 3 тыс. жизней.

В феврале 2014 г. лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири официально заявил, что не признает принадлежность ИГИЛ к «Аль-Каиде».

10 июня 2014 г. ИГИЛ предприняла беспрецедентную террористическую атаку на ряд районов северного Ирака, развернув масштабное наступление в суннитских провинциях, и с этого момента захватывала все новые иракские территории. С конца июня 2014 г. террористы ИГИЛ начали активные действия на территории Сирии. ИГИЛ взяла под контроль ряд месторождений нефти, как в Сирии, так и в Ираке в районе Мосула и Киркука. Боевики, захватившие две крупные военные базы в Ираке, имеют в своем распоряжении большое количество разнообразного оружия и военной техники, включая переносные зенитно-ракетные комплексы, танки, бронетранспортеры и гаубицы американского производства.

29 июня 2014 г. ИГИЛ объявила об основании на захваченных территориях Ирака и Сирии «Исламского халифата», а «халифом» был назначен лидер группировки Абу Бакр аль-Багдади. Тогда же было принято решение о переименовании группировки в «Исламское государство» (ИГ), однако название «Дайеш» по-прежнему употребляется СМИ.

Все это привело к тому, что «абсолютно прагматичные и совершенно безжалостные военные, не будучи исламистами, вполне рационально использовали религиозный фактор как идеологическое прикрытие основной задачи – построение этнически и конфессионально чистого государства на территории Сирии, Ирака и Иордании. У группировки впервые появилась четко сформулированная цель – никакой абстракции вроде всемирного халифата, – которая и позволяла вести войну ради войны»[12].

Четкость и ясность, а также решительные действия нового руководства немедленно привели к результатам. Войну в Сирии ИГИЛ повела не столько против Асада, сколько за строительство своего государства[13].

На захваченных территориях немедленно возникали органы территориального управления, вводились единые нормы поведения, безжалостно истреблялось нелояльное население, разрозненные банды конкурирующих группировок, которые либо приводились к покорности, либо уничтожались. Экономика захваченных территорий начинала работать на новые госструктуры[14].

К октябрю 2014 г. ИГИЛ оккупировала одну треть Ирака. Захват Мосула и восьми провинций Ирака позволил ИГИЛ стать самой богатой террористической группировкой в мире.

maps-3

Международные обозреватели ИТАР-ТАСС отмечают, что «Лишь 5% ее бюджета, по оценке экспертов RAND Corp., составляют внешние пожертвования, остальные средства получаются от управления территориями, сбора дани, продажи нефти, контрабанды. Даже истребляемое “лишнее” население стало источником дохода ИГИЛ: на возникших невольничьих рынках оно продавалось в рабство.

С такой ИГИЛ США было явно не по пути. Не для того все затевалось, чтобы позволить вывести настолько важный регион в упорядоченное состояние»[15].

Кроме того, нынешняя администрация США, резко остудив отношения с Саудовской Аравией, получила врага в лице значительной и очень влиятельной части династии Аль Саудов, которая, наоборот, приветствует создание радикального государственного образования на своих рубежах, рассчитывая на него не только как на фактор борьбы с региональным противником Саудовской Аравии Ираном, но и в дальнейшем – серьезным противником интересов США в регионе.

Основу террористической группировки «Исламское государство» составляют боевики, сражавшиеся с американскими войсками в период их пребывания в Ираке, и с силами правительства Башара Асада в Сирии. К концу августа 2014 г., по оценкам ЦРУ, численность иностранных наемников достигла 31,5 тыс. человек[16]. На стороне ИГ воюют моджахеды из 80 стран, в том числе Франции, Великобритании, Германии, Марокко, Саудовской Аравии, США, Канады, России, Кыргызстана, Грузии и др.

Вот что по этому поводу пишет исследователь Института Востоковедения РАН Б. В. Долгов «Руководство ИГ обратилось с призывом «ко всем мусульманам поддержать исламское государство и встать на его защиту». Вероятно, данный призыв был в какой-то степени воспринят, так как в рядах ИГ в настоящее время воюет значительное количество иностранных наемников из арабо-мусульманского мира, стран Европейского союза (ЕС), США, мусульманских регионов России, а также мусульман-уйгуров из Китая. Озабоченность в связи с ростом числа граждан ЕС, участвующих в действиях радикальных исламистских группировок, и угрозой общественной безопасности, которая может возникнуть в случае их возвращения в Европу, высказывают руководители государств-членов ЕС. Так, Дэвид Кэмерон, премьер-министр Англии, в сентябре 2014 г. внес в парламент законопроект, который запрещает въезд в Англию ее гражданам, воевавшим в составе экстремистских вооруженных группировок. Согласно официальным французским источникам, в вооруженных исламистских группировках в Сирии и Ираке действует около 700 мусульман-граждан Франции, по информации английской прессы – до 800 граждан Англии, по российским официальным данным – более 400 выходцев из РФ. В связи с этим необходимо отметить, что лидеры «исламского государства» в Ираке выступали с угрозами продвижения «джихада» в Россию с целью создания «исламского государства» на территориях юга России и Северного Кавказа»[17].

8 августа 2014 г. США нанесли первые удары с воздуха по позициям боевиков ИГ на территории Ирака. Начиная с 23 сентября 2014 г. ВВС США наносят удары по позициям террористических организаций «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» в Сирии. В сентябре 2014 г. США приступили к созданию международной коалиции по борьбе с террористами ИГ. На октябрь 2014 г. к международной коалиции присоединились около 50 стран, в том числе Австралия, Великобритания, Германия, Дания, Египет, Иордания, Ирак, Италия, Канада, Катар, Ливан, ОАЭ, Польша, Саудовская Аравия, Турция и Франция. Бомбовые удары по позициям ИГ в Ираке и Сирии наносят США. В воздушных атаках принимают участие ВВС Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, Бахрейна и Катара. Удары по позициям ИГ на севере Ирака наносят ВВС Великобритании, Франции и Австралии. Турция ведет обстрел позиций боевиков ИГ на севере Сирии. Германия направила на север Ирака своих военных советников, а также военную амуницию. Финансовую помощь Ираку и умеренной сирийской оппозиции оказывают США и Саудовская Аравия. Эти две страны также оказывают содействие в подготовке военнослужащих иракской армии и бойцов сирийской оппозиции, которая на данном этапе воюет как против ИГ, так и против правительства Башара Асада.

Регулярные вооруженные силы Ирака и Сирии проводят наземные и воздушные операции против ИГ. Военно-техническое содействие им оказывает Иран.

15 августа 2014 г. ООН присвоила продолжающемуся в Ираке конфликту третий – наивысший – уровень угрозы возникновения гуманитарной катастрофы. По данным ООН, в январе-августе 2014 г. в Ираке были убиты или покалечены до 700 детей, в том числе в результате казней, широко практикуемых боевиками группировки ИГ. По данным ООН, война в Ираке затронула свыше 20 млн. человек, до 1,8 млн. стали беженцами. За январь-сентябрь 2014 г. в Ираке погибли более 9 тыс. человек.

На ИГИЛ распространяются международные санкции в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 1267 (1999 г.) и 1989 (2011 г.), принятыми против «Аль-Каиды» и связанных с ней организаций.

15 августа 2014 г. СБ ООН единогласно принял резолюцию 2170, предусматривающую введение санкций против шести лидеров, действующих в Ираке и Сирии группировок «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра», которые участвуют в финансировании, планировании, содействии, подготовке или совершении террористических актов. СБ ООН потребовал от ИГ и «Джебхат ан-Нусры» «немедленно прекратить все насилие и террористические акты, сложить оружие и расформироваться». Кроме того, резолюция требует от государств «предотвращать прямую или косвенную поставку, продажу или передачу ИГ и «Джебхат ан-Нусре» и связанным с ними группам вооружений, боеприпасов, транспортных средств, снаряжения и оборудования.

В настоящее время появилась реальная угроза «расползания» ИГ за пределы Ирака и Сирии. Деятельность террористов группировки уже отмечена не только в странах Ближнего Востока и Северной Африки, но также Центральной и Южной Азии, ряде стран Европы, Японии и даже на постсоветском пространстве.

В ответ на бомбардировки позиций ИГ в Ираке и Сирии террористы «Исламского государства» требуют за выдачу находящихся в руках исламистов заложников – граждан США и Европы, прекратить нанесение ударов. Ввиду продолжения бомбардировок, моджахеды казнят заложников и выкладывают видеозапись казни в интернет.

Сейчас уже очевидно, что стратегия международной коалиции во главе с США по борьбе с «исламским государством» является неэффективной, авиаудары по позициям боевиков не приводят к ослаблению позиций ИГИЛ, которое контролирует значительную часть территории Сирии и Ирака. Ввиду этого проблематичным становится возобновление переговорного процесса по вопросу урегулирования сирийского кризиса. К этому стоит добавить, что в Сирии на фоне непрекращающегося вооруженного насилия 3 июня 2014 года состоялись первые в истории страны выборы президента на альтернативной основе. Убедительную победу на них одержал действующий глава государства – Башар Асад, за которого проголосовало 89% избирателей.

Как отмечает эксперт М. Сапронова «Непростая ситуация в Сирии и Ираке существенно осложняется тем, что на части территории этих государств в 2014 году в результате полномасштабного наступления исламских боевиков появилось новое образование («квазигосударство», т.н. «халифат») – «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), объединившее более десятка различных исламистских группировок. В Сирии ИГИЛ действует в союзе с некоторыми группировками сирийской оппозиции, а в Ираке представляет вооруженную оппозицию шиитским властям. Целью ИГИЛ, построенного на принципах шариата, является ликвидация границ, установленных после Первой мировой войны в результате раздела Османской империи, и создание суннитского государства на Ближнем Востоке. ИГИЛ ведет активную экстремистскую деятельность, на ее счету множество терактов на территории Ирака и Сирии, все это создает новые угрозы для региональной и международной безопасности»[18].

В декабре 2014 года Национальный антитеррористический комитет Российской Федерации сообщил, что в «горячих» точках мира, в том числе в зоне ИГ, воюет от 850 до 1500 российских граждан»[19]. По словам первого заместителя НАКа Евгения Ильина, в России принимаются меры по выявлению прошедших горячие точки боевиков, возвращающихся на родину. «Есть масса судебных решений на этот счет. Буквально каждую неделю мы имеем по одному уголовному делу по возвращенцам из горячих точек»,– сказал он на пресс-конференции»[20]. Верховный суд России признал две международные организации – «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» – террористическими. Их работа на территории нашей страны запрещена.

Продолжая анализ двойной политики США и европейских стран в отношении «исламских» экстремистских организаций необходимо отметить террористическую вылазку представителей этих самых организаций в отношении французского журнала «Шарли Эбдо» (январь 2015 г.), когда погибли люди. Не секрет, что долгие годы выпуски этого «талантливого» коллектива были наполнены порнографией и хамством, подрывающими религиозные ценности верующих и заметьте – не только мусульман. Сегодня западная либеральная демократия называет это свободой и цинично причисляет все эту наглость к европейским ценностям[21].

По этому поводу исследователь Алла Ярошинская отмечает, «Кажется, во всей Франции нашелся всего лишь один умный и мужественный человек – герцог Анжуйский, который не побоялся на фоне всеобщего помрачения подобными «ценностями» сказать о них правду. «Я пойду, — заявил герцог Анжуйский, — против эмоционального течения и отделю себя от движения «Я Шарли». Нет, я не «Шарли»… Charlie Hebdo является обычной бумажкой, презирающей любое мнение, кроме своего собственного, которая под прикрытием свободы выражения мнений позволяет всем совершать провокационные действия. Charlie Hebdo является агрессивной газетой, которая создает ненависть между религиями через якобы юмор. Charlie Hebdo является образом европейского атеистического общества, создающим обиду и врагов вместо уважения и братства между народами и людьми, независимо от их различий, расы, цвета кожи, религии. Так что я отказываюсь принимать участие в «республиканском священном союзе» про Шарли, потому что я просто не понимаю, что я должен защищать». При этом герцог заверил: «Я не проявляю неуважения или непочтительности и не хочу обижать память погибших рисовальщиков. Нет слов, чтобы высказать ужас нападения, произошедшего на редакцию газеты. Я осуждаю этот варварский акт и выражаю свои глубочайшие соболезнования родным и близким покойных. Я осуждаю эту попытку национального единства и лицемерие граждан, которые никогда не читали эту юмористическую еженедельную газету. Почтить память жертв, да»[22].

Примеры двуличности и цинизма западных политиков наглядно проявились в последнее время в ситуации вокруг Сирии и Украины[23]. Вот что по этому поводу пишет Б. В. Долгов: «Вооруженный переворот и антиконституционный захват власти на Украине, совершенный в конце февраля 2014 г «активистами майдана», стал результатом применения технологии «мягкой» силы в стране, с которой Россию связывают тесные культурные, экономические и исторические связи. Такие действия были уже опробованы США и ЕС в Югославии, Ливии и вот уже три года их пытаются реализовать в Сирии. В этих технологиях наряду с пропагандой «европейских ценностей» и вхождения в ЕС, как это осуществлялось на Украине, важной частью являлась поддержка и финансирование оппозиционных групп и их лидеров, способных организовать «народный протест». Им оказывалась активная информационно-пропагандистская поддержка со стороны СМИ, в которых усиленно использовался фактор социально-экономического кризиса и коррупции властей на Украине. Захват правительственных и административных зданий в Киеве осуществлялся, как подтверждали на пресс-конференции в РИА Новости в Москве 6.03.2014 г. члены украинских организаций, противостоящих киевскому «майдану», боевиками, подготовленными инструкторами ЦРУ и спецслужбами ЕС на их секретных базах в Польше и странах Балтии. Значительная часть боевиков была представлена жителями Западной Украины и иностранными наемниками из Польши, Грузии, стран ЕС, а также исламистами, ранее воевавшими в Сирии и Ливии. Их документы были изъяты во время столкновений боевиков с правоохранительными органами в Киеве. Использование снайперов, нанятых лидерами «майдана», что подтвердил телефонный разговор главы дипломатии ЕС Кэтрин Эштон с находившимся в Киеве дипломатом из Эстонии, также является технологией, применявшейся в Ливии и Сирии. Таким образом, «мягкая» сила с элементами жесткой успешно осуществлялась США и ЕС на Украине»[24].

На всех международных форумах, включая Совет Безопасности ООН, представители США и их западных союзников гневно клеймят режим Башара Асада за то, что он якобы применяет чрезмерную силу в борьбе с вооруженной оппозицией и требуют ограничительных санкций против Дамаска. При этом умалчивается, что боевики так называемой Свободной сирийской армии (ССА) и другие радикальные исламистские группировки прошли военную подготовку и были вооружены с помощью западных спецслужб и их региональных союзников (Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Турция). На вооружении боевиков оказались переносные противотанковые и зенитно-ракетные комплексы, системы залпового огня. Как отмечалось выше, недавно переизбранный подавляющим большинством населения на очередной срок президент Башар Асад почему-то считается на Западе нелегитимным руководителем, а разношерстная вооруженная оппозиция, включая иностранных наемников и членов известных террористических организаций, признается «борцами за свободу и демократию в Сирии».[25]

Чтобы не быть голословным в отношении того, что США и их европейские партнеры «заигрывают» с террористами следует ознакомиться со статьей Халафа Ахмад аль-Хабтура (Флирт Запада с террористами – это плохая шутка) – известного предпринимателя и политического аналитка из Саудовской Аравии, в которой он прямо призывает арабов «взглянуть правде в глаза и усомниться в искренности и честности западных держав в том, что касается выполнения их обещаний об уничтожении «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ) и освобождении региона от террористов»[26].

В. В. Попов, анализируя указанную статью отмечает, что «По мнению аль-Хабтура, скорее всего идет закулисная игра между США, Ираном и Сирией для того, чтобы перекроить этот регион и серьезно подорвать позиции суннитских государств. В качестве подтверждения он приводит факт официального запроса Великобритании Объединенным Арабским Эмиратам с просьбой объяснить, почему некоторые исламистские группировки, базирующиеся в Лондоне, появились в недавно опубликованном черном списке террористических организаций, составленном ОАЭ. Словно британское правительство является их адвокатом и печется о защите их интересов. В течение многих лет Запад призывал мусульманские страны выступить против терроризма, а когда их правительства начали предпринимать активные шаги в этом направлении, в их адрес из западных столиц посыпались странные вопросы. Аль-Хабтур считает, что Соединенные Штаты и другие члены НАТО «явно не замечают» роли Турции, где многие боевики лечатся в турецких госпиталях якобы «по гуманитарным соображениям». Непонятно, – задается вопросом автор статьи, – почему Вашингтон, Лондон, Париж и НАТО в целом не заставляют Турцию отчитаться за предоставление услуг диким экстремистам, которые угрожают всему региону? Они, не колеблясь, ввели санкции против России из-за ее позиции по Украине, а воинственно настроенная Турция, которая открыто сотрудничает с «Братьями-мусульманами» и их экстремистскими филиалами, выходит сухой из воды»[27].

На наш взгляд, вызывает сомнение посыл Халафа Ахмад аль-Хабтура о «сговоре США с Сирией и Ираном», но автор прав, утверждая, что «Запад явно теряет доверие со стороны арабов». В заключение Халаф Ахмад аль-Хабтур приходит к выводу о том, что арабы в состоянии собственными силами справиться с опасностями, которые несут прямую угрозу самому их существованию, и должны действовать самостоятельно, не дожидаясь «зеленого света» со стороны Запада. Он призывает правительства стран – лидеров региона признать существующую реальность и расстаться с иллюзиями в отношении планов Запада. Тем более что на базе ИГИЛ формируется своего рода «террористический интернационал», который приобретает уже не региональное, а международное измерение, «затмив» даже «Аль-Каиду»[28].

В этих условиях все больше арабов обращаются к России, чья позиция в отношении террористов логична, абсолютно прозрачна и неизменно основывается на том, чтобы контртеррористические усилия выстраивались в четком соответствии с международно-правовыми нормами. «По нашей оценке, – подчеркнул в одном из недавних интервью спецпредставитель президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов, – действия коалиции, созданной США для борьбы с группировкой «Исламское государство» (ИГ), не соответствуют международному праву и общепризнанной практике антитеррористического противодействия. Это может вызвать сомнение в конечных целях, которые преследуются. Кроме того, очевидно, что одних только ударов с воздуха, причем не очень интенсивных, для победы над террористами из ИГ и «Джебхат ан-Нусры» недостаточно»[29].

Следует отметить, что в последнее время нарастание антиамериканских настроений становится характерным аспектом стран арабского Запада и Востока. И это неудивительно, поскольку политика двойных стандартов американской администрации подвергается все большей критике даже в самих США, о чем свидетельствует недавняя отставка министра обороны Чака Хейгела, который не смог согласиться с двусмысленной линией президента Обамы в отношении Сирии и Ирака.

Об антиамериканских настроениях свидетельствует деятельность Исламского государства и подконтрольного боевикам движения «Киберхалифат», которое неоднократно взламывал Twitter центрального командования армии США.

«В плену у Киберхалифата (так представились хакеры) Twitter центрального командования США (оно руководит операциями в Сирии и Ираке) находился 40 минут. На «шапке» поменялось изображение. Там возник боевик с закрытым лицом, а в подзаголовке и запись: «Мы любим Исламское государство». Под ней – несколько угроз. Например, такая: «Американские солдаты, мы идем, поосторожней! Мы не остановимся. Мы знаем все о ваших женах и детях».

В качестве доказательств серьезности своих угроз, исламисты выложили в сеть файлы с телефонами и адресами электронной почты американских военнослужащих. Сделали хакеры вид, что добрались и до секретных материалов Пентагона. Досталось и YouTube центрального командования. Два ролика, иллюстрирующие теракты, которые совершают исламисты, провисели почти час там, где обычно висит видео, прославляющее морпехов»[30].

Характеризуя природу появления современных религиозно-политических, националистических и иных радикально ориентированных организаций, следует обратиться к технологиям, разработанных США и принятых на вооружение странами ЕС. Речь идет, прежде всего, о технологии мягкой» и «жесткой» силы. Конечно же, эти технологии не являются чем-то новым во внешнеполитической деятельности стран, о чем свидетельствуют, например, разработанные Конфуцием в VI в. до н.э. так называемые «мирные методы завоевания соседних государств».

Термин «мягкая сила» в современном его понятии впервые ввел в политологический лексикон профессор Гарвардского университета США Джозеф Най в 1990 г. и затем развил его в своей книге «Мягкая сила: средства достижения успеха в мировой политике»[31].

«Мягкая» сила (Soft Power), как форма политического воздействия, подразумевает способность контролировать и направлять поведение активной части общества и добиваться желаемых результатов на основе добровольных действий граждан, в отличие от «жесткой» силы, которая предполагает принуждение и силовое вмешательство.

Б.В. Долгов, исследуя способы и формы использования США указанных технологий при строительстве «демократических обществ», отмечает: «В настоящее время разработан целый комплекс механизмов воздействия и способов внешнего вмешательства, ориентированных на использование в странах, являющихся потенциальными объектами применения «мягкой» силы. В этот комплекс наряду с пропагандой таких политических ценностей и институтов, как демократические выборы, многопартийность, соблюдение прав и свобод человека, в т. ч. сексуальных меньшинств, входят информационные, коммуникационные и морально-психологические методы воздействия, которые зачастую применяются с нарушением норм международного права. Конкретными целями использования «мягкой» силы может быть смена государственного руководства, качественное изменение внутри- или внешнеполитического курса государства, его полная или частичная дезинтеграция, установление над страной внешнего контроля. Важным элементом является формирование внутри страны, против которой используется «мягкая» сила, групп «активистов» и «лидеров», способных организовать «протестные акции» для оказания политического и морально-психологического давления на власть. Для этого создается сеть неправительственных и некоммерческих организаций (НПО, НКО), официально провозглашающих своей целью гуманитарную и правозащитную деятельность. Извне им предоставляется необходимое финансовое обеспечение, а также оказывается информационно-пропагандистская поддержка со стороны СМИ, специализированных Интернет-сайтов, социальных сетей и блогосферы.

Тем не менее, очевидно, что нельзя все протестные акции в тех или иных странах объяснять только действиями извне «мягкой» силы. Точно так же неправомерно оценивать деятельность всех неправительственных и правозащитных организаций, безусловно, являющихся частью гражданского общества, как инспирированную иностранной «мягкой» силой. В данном случае речь идет о тех организациях, которые финансируются из-за рубежа и, соответственно, являются элементом внешней «мягкой» силы. Однако в тех государствах, где существуют внутренние социально-экономические и политические проблемы, межнациональные и межконфессиональные конфликты, «мягкая» сила может быть задействована с наибольшим эффектом[32]. Ее использование направлено в первую очередь на разжигание этих конфликтов. Причем применение «мягкой» силы предполагает в качестве «локомотива» провоцируемых ею «протестных движений» использование наиболее мобильных и социально незащищенных слоев, как правило, молодежи и определенных групп населения, по каким-либо причинам наиболее оппозиционным властям»[33].

Примеры последних лет, в том числе в отношении России, подтверждают, что «мягкая» сила может использоваться в комбинации с элементами «жесткой» силы, предполагающими наложение экономических санкций, «замораживание» зарубежных авуаров, включение неугодных руководителей государств в «черные списки» и прямое военное вмешательство в форме «гуманитарных интервенций». Использование «мягкой» силы – так же, как и «жесткой» или их сочетания – происходит, как правило, под предлогом защиты «мирных протестов сторонников демократизации», соблюдения прав человека, урегулирования конфликтных ситуаций и продвижения демократии.

Для формулировки выводов обратимся к названию данного параграфа, который звучит так – Современные радикальные религиозно-политические организации в исламе: акторы, цели, перспективы. Кто же выступает в качестве основных политических субъектов, создающих неуправляемое политическое пространство на огромных территориях, представляющих суверенные государства с многомиллионным населением?

В нашем примере – это США. Именно этому государству выгодно уничтожить экономически развитые страны (Ливия, Ирак, Тунис, Египет, Сирия) мусульманского мира, под видом демократических свобод посеять хаос и разруху, ликвидировать институты государственной власти и ввергнуть их народы в постоянные войны друг с другом. США понимают, что роль и место Саудовской Аравии и ее союзников утрачивает свои позиции по многим причинам, поэтому необходимы новые союзники, с помощью которых можно будет регулировать не только мировой нефтяной рынок, но и политические процессы в странах с мусульманским населением.

Именно поэтому появляются планы раздела суверенных государств Ближнего Востока и Персидского залива, от которых заволновались ближайшие союзники (КСА – прим. автора). Именно поэтому вначале к власти в Ираке приводится шиитское правительство, которое с подачи США и их союзников нарушает все мыслимые и немыслимые нормы и законы в отношении суннитского населения. Именно в тот период, когда иракские курды фактически провозгласили свою независимость и появляется организованная сила, сумевшая сплотить вокруг себя всех обиженных, недовольных, фанатиков и идеалистов под лозунгами создания Исламского государства, провозгласившего целью создание Халифата по образцу 4-х праведных халифов.

Следует констатировать факт создания такого государства с системой управления (начиная от Халифа, который ведет свою родословную от Пророка Мухаммада, заканчивая управленцами на местах – губерния, город, село и т.д.), вооруженными силами, подготовленными военными кадрами (не стоит забывать, что в Ираке при Саддаме Хусейне была хорошо подготовленная многочисленная армия), своими законами, финансами (под контролем у ИГ огромные территории с нефтью, которые они продают контрабандным путем – кстати, это один из факторов снижения мировоых цен на нефть, который пока устраивает США).

Следующий аспект касается перспектив развития обстановки. США и их союзники будут продолжать «воевать» с ИГ избирательно. Во-первых, они позволят Исламскому государству активизировать деятельность против Саудовской Аравии, что в дальнейшем позволит разделить это государство на две части (смотри выше карту Ральфа Петерса). Для чего? «Старый» друг исчерпал себя, да и «потерял лицо» в исламском мире, пора создавать нового. Во-вторых, США и их союзники будут всячески помогать курдам, которым они обещают создать суверенное государство на землях Ирака (фактически существует), Сирии (идет война) и Турции (фактически втянута в конфликт с Сирией). Именно курды, создав государство, вынуждены будут выполнять роль союзника США, что, конечно же, позволит ей контролировать не только нефтяные скважины, но и основные нефтепроводы и морские порты. В-третьих, как говорилось выше, будет создано шиитское государство на арабских территориях, которое выступит противовесом суннитским государствам (прежде всего ИГ). В-четвертых, силы ИГ в дальнейшем могут быть использованы против Ирана, России и стран Центральной Азии.

Так, в январе 2015 года ряд экспертов заявили, что руководство ИГ приняло решение выделить около 70 миллионов долларов на дестабилизацию обстановки в Ферганской долине (территория сопредельных областей Узбекистана и Киргизии) с помощью боевиков – выходцев из Центральной Азии. Кому выгодна дестабилизация обстановки в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) после вывода войск США из Афганистана, гадать не приходится. «Задержанные граждане Узбекистана прошли военную подготовку в Пакистане в 2013 году и затем в 2014 году вернулись в Узбекистан для привлечения молодежи в ряды ИГ», отметили в СНБ Узбекистана. По данным СНБ, теракты в Узбекистане готовились непосредственно в преддверии выборов президента этой страны, назначенных на 29 марта»[34].

По данным неправительственной организации The International Crisis Group (ICG, Международная кризисная группа), в боевых действиях на стороне ИГ принимает участие до четырех тысяч граждан из стран Центральной Азии[35].

Подтверждением предстоящих активных событий в ЦАР является скоплении большого числа вооруженных отрядов на таджико-афганском участке. В 2014 году таджикские военные зафиксировали более 100 нарушений режима охраны таджикско-афганской границы, в том числе с использованием оружия. Только за январь 2015 года таджикские пограничники пресекли четыре попытки вооруженного прорыва границы. Свои опасения по поводу ситуации на таджикско-афганской границе высказал министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимзода, сообщив, что отряды боевиков, сконцентрировавшиеся на афганской стороне границы, являются подразделениями «Талибана» и Исламского движения Узбекистана[36].

К этому стоит добавить, что общая протяженность таджикско-афганской границы составляет 1344 километра. «Этот участок охраняют 16 тысяч пограничников – почти в два раза меньше, чем использовал СССР в 1980-е годы. По сравнению с теми временами и периодом с 1992 по 2005 годы, когда в Таджикистане находились российские пограничники, заметно и другое качественное отличие – у таджикских пограничников нет авиационной поддержки и не хватает современных инженерных систем охраны границы. Подсчитано, что обустройство таджикско-афганской границы потребуется не менее 45 миллионов долларов»[37].

Осознавая опасности, риски и угрозы в ЦАР на декабрьской 2014 г. сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ было принято Заявление, в котором отмечалось: «Формируется глобальная опасность создания террористического плацдарма, основы которого закладываются на Ближнем Востоке, где активно действуют такие выросшие из структур «Аль-Каиды» группировки, как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра». Вызывает также обеспокоенность угроза распространения религиозного экстремизма с территории Афганистана в государства – члены ОДКБ….

Мы, главы государств – членов ОДКБ, приветствуем завершение процесса президентских выборов и предпринимаемые шаги по достижению национального единства в Исламской Республике Афганистан и выражаем готовность оказывать всемерное содействие становлению ИРА как независимой, мирной, нейтральной страны, свободной от терроризма и наркопреступности. Вместе с тем сохраняем озабоченность в связи с использованием территории Афганистана террористическими и экстремистскими группами для дестабилизации ситуации на границе зоны ответственности ОДКБ…»[38].

На фоне антигуманной деятельности представителей «Исламского государства» активнее и навязчиво выступает использование ими «такфира». Отдельные салафиты считают, что они имеют право объявить мусульманина отступником (арабское-«такфир»), безбожником и обречь на смерть, если он не согласен с их идеологией, что сегодня делают убийцы из «Исламского государства». В то же время традиционно мыслящие богословы отвечают им, что наказывать человека будет только Всемогущий в день Страшного суда, если человек нарушил что-то с точки зрения религии.

Как видим, в деятельности ИГ наблюдаются явные параллели с деятельностью так называемых «ваххабитов». В то же время известно, что в исламе присваивать себе право толковать норму так, как считаешь нужным, и навязывать своё толкование другим – неправильно и некорректно. Ислам, хоть и плюралистическая религия, но никто не может, тем более самочинно, присваивать себе право монопольного толкования тех или иных положений Ислама, даже если ты руководитель ИГ[39].

Итак, что же сегодня несут с собой так называемые «исламские религиозно-политические организации», созданные и ведомые спецорганами США и их европейскими союзниками, прежде всего – Великобританией, Францией и Германией?

Во-первых, большинство действующих так называемых «исламских» организаций не ведают, что действуют не по своему сценарию, а по программе разработанной спецслужбами США или стран Европы. Об этом свидетельствуют многие факты, раскрытые в настоящей работе, кроме того, непрекращающиеся который год насильственные, нечеловеческие зверства, сопровождающиеся массовыми убийствами (тысячи в день!), сжиганием, отрезанием голов и другими жестокостями, совершенными как в отношении мусульман, так и в отношении представителей других культур. Любой мало-мальски разбирающийся в религии человек, скажет, что все это не религия, а деятельность отдельных групп людей, пытающихся достичь отождествления в умах людей понятий «смерть» и «ислам».

Своими действиями (терроризм, экстремизм, открытые боевые действия, свержения законных правительств, всякого рода «революции» и т.д.) эти организации разрушают цивилизованные общества, системы благополучно функционирующие, развивающиеся. По сценариям западных стран под лозунгами демократии и свободы на смену одним элитам, к власти приходят группы людей, не имеющие, как правило, долгосрочных целей и ставящие перед собой задачу быстрейшего личного обогащения путем коррупции, воровства и разграбления государственных богатств.

Очень часто эти представители в различных вариациях составляют «Братьев-мусульман» или их союзников (организаций, работающих под прикрытием, но по сути являющихся структурой «братьев»), то есть организации, с которой долгие десятилетия очень плотно работают европейские и американские спецслужбы.

Во-вторых, на фоне серьезных шагов отдельных государств (самодостаточных по сути – т.е. имеющих материальные условия жизни общества и развитые материальные отношения, что, в конечном счете, обусловливает качество и уровень общественного бытия) по освобождению от долларового «ярма», США и его союзники не останавливаются не перед чем, включая развязывание войн и смену политических лидеров (пример с М. Каддафи в Ливийской Джамахирии). Боевые действия ИГ на Ближнем Востоке, фактический раскол Ирака, угрозы раскола Сирии, активизация «исламского фактора» под флагом ИГ и Талибана в Центрально-Азиатском регионе, другие примеры свидетельствуютв о том, что на лицо «дежавю 9/11» с его сценарием.

В-третьих, на фоне кризиса экономической политики Европейского Союза и в частности, ведущих европейских стран (Франции, Испании, Италии, Греции), где безработица достигла 30% и наблюдается активизация политических процессов, носящих социалистический и националистический характер, чаще слышны заявления о выходе из ЕС, в Европе нарастают антиисламские настроения. «Исламский вопрос» для западных политиков выступает своего рода «палочкой-выручалкой». Когда необходимо взять под контроль «исламский мир» и устранить нависшую угрозу над «золотым» наркотрафиком из Афганистана – появляется «своя» «Аль-Каида» с «соседом» Буша и происходит зловещий теракт 9 сентября 2001 года, где гибнут мирные люди. Когда наступает экономический кризис, и появляются сепаратистские настроения в Великобритании, Испании, Нидерландах и других странах Европы, возникает необходимость «сплотиться» против «врага». 7 января 2015 года «братья Куаши» расстреливают редакцию французского сатирического журнала «Charlie Hebdo» и вот он ислам, который угрожает либеральным западным ценностям, которые под видом демократии поощряют насмехательство и глумление над чувствами верующих и заметьте – не только мусульман. При этом западные идеологи «забывают» самую главную ценность своей цивилизации – ответственность! Не может существовать свобода без ответственности: чем больше свободы предоставлено гражданину или обществу, тем в такой же мере должна возрости их ответственность. Это социальный закон, если бы он «не работал» на практике, то человечество давно бы погрузилось в анархию и вседозволенность! Впрочем, это мы наблюдаем в некоторых европейских обществах в настоящее время.

В-четвертых, уже несколько лет наблюдается крах европейской политики «мультикультурализма», который сопровождается не только «Парижскими погромами», но и демонстрациями десятков тысяч европейцев, выступающими против исламистов. Многие десятилетия Европой были даны привилегированные возможности жителям своих бывших колоний для получения вида на жительство. Как закономерный итог – во Францию хлынул поток алжирцев и тунисцев, в Великобританию – пакистанцев и бангладешцев, в Италию – ливийцев и сомалийцев, в Голландию – индонезийцев, в Испанию – марроканцев. При этом законодательство в части воссоединения семей позволяло каждому иноземцу, получившему европейское гражданство, перевезти к себе всех своих родственников. В итоге – многомиллионные общины мусульман в европейских странах, живущие в соответствии с политикой «мультикультурализма» по своим законам, обычаям и традициям – это так называемая европейская толерантность.

Собственно, основные претензии европейцев к мусульманам не касаются ислама как такового. Первая претензия – тунеядство, поскольку многие мигранты не желают работать (а теперь уже и не могут в силу потери элементарных трудовых навыков). Вторая по значимости претензия – пренебрежение местными традициями и культурой. И она не религиозного, а социального толка. В ответ мусульмане обвиняют европейцев в дискриминации при приеме на работу. В Великобритании, например, уровень безработицы пакистанцев и бангладешцев равен 20% (среди остальных эмигрантов – 11%, по стране – 6%); В Германии – 21% (по стране – 8%), во Франции – 22% (по стране – 13%).

Исламовед, профессор Высшей школы экономики Леонид Сюкияйнен заявил: «На мой взгляд, говорить о провале политики мультикультурализма мало оснований. Потому что в действительности такая политика по-настоящему и не проводилась. Другое дело, что требуется немало усилий с обеих сторон. Их недостаточно. Каждая из сторон старается опередить своего оппонента в обвинениях, а не в инициативах. Я бы не стал говорить только об исламофобии. Можно, конечно, и так вопрос ставить. Но это лишь одна из сторон проблемы. Речь идет о проблеме включенности в европейское культурное, общественное пространство мусульман. Насколько они готовы адаптироваться, включаться, воспринимать европейские традиции и образ жизни. Все-таки они, прежде всего, гости. Гость, который приходит в дом к хозяину, всегда должен посмотреть, как живет хозяин, какие порядки у него приняты»[40].

Волна антиисламских настроений в дальнейшем будет усиливаться с усилением экономического кризиса, что, в конечном счете, приведет националистов различного толка в авангард политических событий. Вслед за этим будет наблюдаться активизация борьбы в Европе с мигрантами, нелегалами, не европейцами, а в ответ последуют радикальные способы и методы борьбы исламских фундаменталистов, к этому времени прошедших хорошую «обкатку» в Сирии в рядах ИГ и возвратившихся в «родную» Европу «строить» Халифат по сценарию западных спецслужб.

В-пятых, с активизацией ИГ и других псевдоисламских организаций, взращенных западными спецслужбами, на Ближнем Востоке нависла опасность не только над мусульманским населением, но и судьбой христианского населения. Ведь что получается? Чем больше спецслужбы США и европейские страны разрабатывают сценарии «арабской весны» и др. планы «демократических» революций во всех уголках мира, тем больше и активнее гибнет местное население. Так, на Ближнем Востоке две тысячи лет находятся четыре древнейшие канонические православные церкви мира – Константинопольская, Иерусалимская, Александрийская, Антиохийская. Есть и последователи других христианских конфессий. Но именно на них обрушились самые страшные испытания, не наблюдаемые со времен Средневековых войн. Вот что по этому поводу говорит Директор Института востоковедения РАН, член-корреспондент Российской академии наук Виталий Наумкин: «За время десятилетнего пребывания в Ираке коалиционных сил во главе с США после свержения режима Саддама Хусейна число христиан, веками живших в этой стране, сократилось с 1,4 миллиона до менее чем 400 тысяч человек! Кто погиб, кто покинул страну… То же самое в Сирии. При этом нельзя забывать, что террористы уничтожают и не согласных с ними мусульман. С появлением «Исламского государства» ситуация ещё больше ухудшилась. Есть опасения, что христиан оттуда могут вообще выдавить. Мы должны активнее поднимать голос в их защиту, что энергично делает Русская православная церковь»[41].

В-шестых, в мире наблюдается «демонизация» ислама, сопровождаемая различными «фобиями», принимающих порой «клинический» характер. Конечно же, причины для этого существуют, но они являются результатом активности «политического» ислама[42]. Отметим, что политический ислам переживает в современных условиях ренессанс в его уродливой форме крайнего салафизма. Салафиты своей основной задачей считают борьбу за очищение ислама от различных чуждых, с их точки зрения, примесей, основанных на культурных, этнических или каких-то других особенностях различных мусульманских народов.

В то же время история знает множество примеров толерантности и веротерпимости Ислама, что точно выразил в интервью член-корреспондент Российской академии наук Виталий Наумкин: «Действительно, когда-то мусульманская веротерпимость была фантастической. Если мы возьмём Средние века, когда в Европе доминировала Святая инквизиция, когда пытали и сжигали тысячи людей за малейшие подозрения в отступлении от догмы, в мусульманском мире теологи открыто и публично спорили о том, что есть Бог и его атрибуты, сотворён ли мир или нет… Те вопросы, за которые сегодня на территориях, подконтрольных салафитам, забросали бы камнями, а в средневековой Европе расправились бы не менее зверским образом, в те времена открыто обсуждались в мусульманских учебных заведениях и на публичных диспутах. С 1492 года евреи бежали из Испании в Северную Африку, спасаясь от преследований христиан. Там их хорошо принимали, они служили при дворах мусульманских правителей, часто занимая высокие посты, были известными учёными. Даже в наше бурное время потомок этих беженцев Андрэ Азулай много лет является старшим советником короля Марокко – сначала Хасана II, а потом его сына Мухаммада VI. Есть и много других примеров уникальной исламской веротерпимости…»[43].

И последнее, сегодня правящая элита США и ЕС с помощью зависимыми от финансово-экономических структур Запада международными СМИ ведут беззастенчивую «информационную войну» и пропагандистскую кампанию с целью навязать мировому сообществу необходимую НАТО трактовку политических событий в мире. В противостоянии агрессивным действиям Запада в России при проведении социально-ориентированной внутренней политики, необходима дальнейшая консолидация общества на основе традиционных ценностей и подлинно гуманистических идеалов, исторически присущих российской цивилизации, объединившей различные народы и конфессии.

Подводя итоги анализа современных религиозно-политических организаций в исламе, отметим следующее:

  1. Спецслужбы США и некоторых европейских стран, обладая достаточно глубокими знаниями об исламе, активно используют их в достижении своих национальных интересов. При этом порой создается искусственный фон, свидетельствующий о «непрофессионализме» в деятельности этих спецслужб. В то же время налицо достижение руководством США и некоторых европейских стран поставленных стратегических целей в «мусульманском мире». Речь идет о создании «совершенного неуправляемого хаоса» в мусульманских регионах, который, при пристальном анализе оказывается достаточно гибкой системой управления с функциональными элементами. К этому стоит добавить, что субъектами управления (акторами), конечно же, выступают указанные спецслужбы.
  2. Об эффективности деятельности западных спецслужб в мусульманских странах свидетельствует «внедрение», «вживление» в «плоть» Ислама религиозных доктрин, идеологий, учений, не свойственных его сущности. Речь идет, прежде всего, о политическом исламе (ваххабизме-салафизме), впитавшем в себя протестанский прагматизм XIX-начала XX века с его «революционными» лозунгами о возрождении «первоначального» ислама и борьбой с «неверными». Именно эта деятельность способствовала краху последнего исламского халифата – Османской империи и созданию государства на Аравийском полуострове, являющегося на протяжении десятков лет стратегическим партнером США в мусульманском мире.

Не все мусульмане осознают, что США, имея огромное влияние на руководство КСА, в определенной степени управляют (или добиваются этого) мусульманской уммой.

  1. «Генетическая» основа политического ислама такова, что он способен видоизменяться, мутировать, принимать неественные формы в зависимости от различных условий, факторов и обстоятельств, а главное – от желаний и целей его создателей. Политизация религии далеко не всегда позитивный процесс и это начинают понимать некоторые важные игроки исламского мира, которые осознали реальные угрозы своей безопасности, исходящие от активизации различных экстремистских радикально настроенных «исламских» организаций, порожденных США и их союзниками.
  2. Результат «просчетов» спецслужб США – почти всегда вооруженные конфликты, в которых миллионами гибнет мирное население. В этих конфликтах, наряду с созданными европейскими спецслужбами под лозунгами ислама экстремистскими организациями, воюют американские частные военные компании (ЧВК). «В руководство этих компаний, как правило, входят высокопоставленные отставные разведчики. Скажем, директором одного из департаментов скандально знаменитой ЧВК Blackwater был Роберт Ричер – вице-президент службы разведки США до 2007 года. А Кофер Блэк, занимавший должность зампреда Blackwate, ранее служил координатором Госдепа США по борьбе с терроризмом и директором Контртеррористического центра ЦРУ»[44].
  3. Современные религиозно-политические организации, действующие от имени Ислама несомненно выполняют задуманный сценарий своих хозяев, о чем знают немногие. Так было с «Аль-Каидой», которую, по признанию экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон, создали американские спецслужбы для борьбы с СССР в Афганистане, а Белый дом инвестировал в этот проект «триллионы долларов». К этому стоит добавить, что террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) училась делать свои «первые шаги», держась за руку «Аль-Каиды».

США сделали ставку на грубую силу, в том числе, в исламском мире. В результате такого подхода, Штаты создали не просто колоссальный очаг напряженности на Ближнем Востоке, но и невиданные условия для формирования мощных террористических исламских организаций. Эти организации еще долгое время будут нести смерть и хаос на Ближнем Востоке (Ирак, Сирия), атаковать границы суверенных государств (Иран, страны ЦАР и даже КСА), угрожать России, держать в страхе Западную Европу, дестабилизировать социально-политическую ситуацию в мусульманских регионах.

Что касается безопасности России, необходимы дальнейшие серьезные шаги, предпринимаемые государством в противодействии деятельности различных радикальных псевдоисламских группировок. Но самое главное – мы должны и вдальнейшем предельно четко формулировать отношение к событиям, которые происходят на Ближнем Востоке. Не секрет, что россияне, представители Северного Кавказа, Татарстана, Башкортостана и других регионов страны воюют сегодня на стороне оппозиции в Сирии. Они получают соответствующую боевую подготовку, и когда вернутся на родину, могут стать участниками новых конфликтов – но уже на российской территории. В этих условиях важна деятельность не только российских правоохранительных органов, прокуратуры, судов, но и а активная гражданская позиция российского мусульманского общества, каждой семьи, джамаата, осуждающая деятельность указанных «преступников», прикрывающихся лозунгами ислама.

[1] Цит. по: В. Наумкин. Ислам как коллективный игрок?://Международные процессы. – № 2(11). – 2006 г.

[2] Там же.

[3] Карта Ральфа Петерса. Большой Средний Восток со «справедливыми границами»: Peters, Ralph. Blood borders. How a better Middle East would look // Armed Forces Journal. 2006. № 6, June.

[4] Александр Собянин. Геостратегия Исламского мира и интересы России. – http://conjuncture.ru/sobianin_26-06-2012_geostrategy_of_islam_and_russia/

[5] Валиулла Якупов. Анти-Ислам (о раскольничной сущности ваххабитов-реформаторов). – Казань: «Иман». – С.14.

[6] Александр Собянин. Геостратегия Исламского мира и интересы России. – http://conjuncture.ru/sobianin_26-06-2012_geostrategy_of_islam_and_russia/

[7] Долгов Б. В. «Исламское государство» в Ираке. – http://www.ivran.ru/component/content/article/3-vostokpages/759-dolgov-isis29092014

[8] Долгов Б. В. «Исламское государство» в Ираке. – http://www.ivran.ru/component/content/article/3-vostokpages/759-dolgov-isis29092014

[9] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00

[10] Смотри карту Петерса.

[11] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00

[12] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00

[13]Примером этого служит тот факт, что в начале июля 2014 г. в иракском Мосуле (провинция Найнава) загранпаспорта нового образца с символикой нового государственного образования “Исламский халифат” для “безопасного перехода границы” получили 11 тыс. боевиков: http://itar-tass.com/info/1264570  – 17 октября, 9:00. – Террористическая организация “Исламское государство”. Досье.

[14] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00

[15] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00.

[16] Почему США не могут победить “Исламское государство”: http://itar-tass.com/opinions/2272 – 2 октября, 18:00.

[17] Долгов Б. В. «Исламское государство» в Ираке. – http://www.ivran.ru/component/content/article/3-vostokpages/759-dolgov-isis29092014

[18] Марина Сапронова. Арабский Восток: итоги политической трансформации http://www.mgimo.ru/news/experts/document263651.phtml

[19] Как видим цифры сильно разнятся – от 400 человек у Б. В. Долгова до 1500 человнек у Е. Ильина. – прим. автора.

[20] Цит. по : Муса Мурадов. Несостоявшегося нефтяника будут судить как сирийского боевика. Коммерсантъ, 17 сентября 2014, № 229. – С.6.

[21] Французские граждане Саид и Шериф Куаши, до этого, с одобрения французского правительства, воевавшие против Б. Асада в Сирии, напали на журналистов Charlie Hebdo 7 января 2015 года, убив 10 сотрудников издания и двух полицейских. Кроме того, были ранены 11 человек. 9 января они захватили типографию в 60 километрах от Парижа и были ликвидированы. Свои преступления они назвали местью за публикацию журналом карикатур на пророка Мухаммеда.

[22] Подробнее: Алла Ярошинская. Я не Шарли Эбдо http://www. rosbalt. ru/blogs/2015/01/15/1356954. html

[23] Подробно об этом см.: Иванов С.М. События на Украине и в Сирии – яркий пример политики “двойных стандартов” США // NB: Международные отношения. – 2015. – № 1. – С.153-158. DOI: 10.7256/2306-4226.2015.1.12673. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_12673.html

[24] Долгов Б. В. Мягкая и жесткая сила США и ЕС на Арабском Востоке и в Украине – http://www.ivran.ru/component/content/article/3-vostokpages/759-dolgov-isis29092014

[25] См.: Петренко А.И. Сирийский гамбит // Международные отношения.-2013.-1.-C. 92-95. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.01.11.

[26] См.: Вениамин Викторович Попов. Арабы не доверяют Западу – http://www.ng.ru/ideas/2014-11-28/5_araby.html

[27] См.: Вениамин Викторович Попов. Арабы не доверяют Западу – http://www.ng.ru/ideas/2014-11-28/5_araby.html.

[28] Там же.

[29] http://www.vesti.ru/doc.html?id=2273258&tid=107576

[30] http://www.vesti.ru/doc.html?id=2273258&tid=107576

[31] Nye, Jr., Josephs. Soft Power: The Means to Success in World Politics. 2004, p. X.

[32] В качестве примера, вспомним «оранжевые», «революции роз» и т.д. события в Кыргызстане, Грузии, Украине, Ливии, Египте, Ираке, Тунисе, Сирии, и других странах мира.

[33] Цит. по: Долгов Б. В. Мягкая и жесткая сила США и ЕС на Арабском Востоке и в Украине – http://www.ivran.ru/component/content/article/3-vostokpages/759-dolgov-isis29092014

[34] Служба безопасности: ИГ планировала весной теракты в Узбекистане – РИА Новости – http://ria.ru/world/20150203/1045616965.html#ixzz3QheG0YV5

[35] Там же.

[36] Таджикско-афганская граница: к чему готовится Душанбе – http://www.dw.

[37] Там же.

[38] Заявление глав государств – членов организации Договора о коллективной безопасности – http://www.odkb-csto.org/news/

[39] Абу-Бакр аль-Багдади является потомком пророка Мухаммеда и с точки зрения исламской традиции может претендовать на должность калифа, то есть светского и духовного лидера мусульман.

[40] В Европе растут антиисламские настроения http://ruskline.ru/news_rl/2013/02/02/v_evrope_rastut_antiislamskie_nastroeniya

[41] См. : Исламские разломы эпохи глобализации: http://lgz.ru/article/-40-6482-15-10-2014/islamskie-razlomy-epokhi-globalizatsii/

[42] Иными словами «протестанского» ислама, созданного спецслужбами США, Великобритании и Франции. Подробно об этом говорилось в предыдущих параграфах.

[43] Цит. по : Исламские разломы эпохи глобализации: http://lgz.ru/article/-40-6482-15-10-2014/islamskie-razlomy-epokhi-globalizatsii/

[44]Андрей Полунин. Разведка США: операция «Деградация» – http://svpressa.ru/all/article/99496/

Герейханов Гаджи Пирмурадович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.