Румыния – провокатор НАТО на Чёрном море

Бухарест нацелился на долгое и принципиальное противостояние с Россией на Чёрном море. Причина в том, что без господства в Черноморском регионе Румыния не может считаться лидером Юго-Восточной Европы и тем самым снижается её значимость для США и НАТО.

Для Запада Румыния значит ровно столько, сколько она значит на востоке. Чем активней она участвует в антироссийских геополитических проектах, тем больше может надеяться на инвестиции из США и ЕС. Румыния, по сути, продаёт своё стратегическое положение Западу.

Поставив собственное процветание в зависимость от вражды с Россией, она не сможет свернуть с выбранного пути. Разве что согласится с прекращением финансирования из бюджета ЕС и НАТО, а на это не пойдёт ни один румынский политик, ибо это равносильно прекращению его политической карьеры. Геополитическое противостояние Румынии с Россией – это надолго, и не по вине России это противостояние началось.

Президент Румынии Клаус Йоханнис по итогам прошедшего в Мадриде саммита НАТО заявил: “Чёрное море чрезвычайно важно для Румынии, и я могу сказать: это наша заслуга, что на саммите в Варшаве в 2016 г. решено впервые разработать стратегию НАТО для Черноморского региона. Сейчас мы видим, что происходит, Россия начала войну против Украины в Чёрном море… Понятно, что необходим гораздо более широкий и глубокий подход, поэтому мы решительно настаивали на объявлении Чёрного моря зоной стратегических интересов НАТО… И мы этого добьёмся”.

Оправдание Бухарестом собственных агрессивных действий спецоперацией России на Украине – не более чем словесная уловка. Наращивать силовой потенциал в Черноморском бассейне он начал задолго до 24 февраля 2022 г. Неспроста же в 2016 г. была разработана соответствующая стратегия НАТО. В рамках этой стратегии численность американской группировки в Румынии будет увеличена до 5 тыс. военнослужащих.

“Объявление президента Байдена о дополнительном американском присутствии в Румынии путём развёртывания командования на уровне бригады ещё раз свидетельствует о прочности нашего стратегического партнёрства с США. Усиление американского присутствия, которого мы постоянно добивались, будет иметь благотворные последствия для Румынии и безопасности всего региона”, – подчеркнул Йоханнис.

Ему вторит глава МИД Богдан Ауреску: “Это показывает, что НАТО будет продолжать уделять приоритетное внимание всему региону. Это означает, что в будущем будет выделено больше ресурсов, ему будет отведена центральная роль всей стратегической проекции Североатлантического альянса в течение десяти лет…”.

После крушения социалистического лагеря Румыния позиционирует себя как 100%-ное черноморское государство. Чёрному морю посвящают свои труды румынские писатели, философы, геополитики. Такое преувеличенное внимание к географическому объекту выдаёт надуманный характер подобных утверждений – по принципу “ничто так не выдаёт низкое происхождение, как умение разбираться в дорогих часах”.

Чёрному морю очень много лет, румынской нации, как высокопарно утверждают румынские историки, тоже. Кто может констатировать, что история этого моря намертво связана с историей румынского народа? Никто, потому что миру неизвестны румынские мореходы, адмиралы, путешественники. Вот почему работы румынских экспертов о политике Бухареста в Черноморском регионе часто содержат первой главой Consideraţii istorice (“Исторические предпосылки”). Румынам надо перед самими собой обосновать присутствие их страны в черноморской политике.

Фраза “Румыния – морская держава”‘ звучит юмористически, но знаменитый геополитик Симион Мехединць (1868-1962) распределил эволюцию румынской геополитической мысли таким образом, чтобы финальная её стадия обязательно уткнулась в Чёрное море, пройдя т.н. карпатскую и дунайскую фазы. Посыл Мехидинця понятен: румыны всю свою историю двигались к морю, будучи в душе морской нацией с карпатско-дунайско-черноморским мышлением.

Чёрное море для Румынии – это возможность выйти из замкнутого сухопутного состояния во внешний мир и прекратить быть “народом на задворках” (popor de margine). Оседлав акваторию как перекрёсток морских путей между Восточной Европой, Ближним Востоком, Средней Азией, Кавказом с доступом к устью Дуная, Дона, Волги, Румыния превратится в регионального лидера.

Бухарест претендует на авторство в формировании региональной евразийской политики. Дескать, балансируя на стыке рубежей Европы и Евразии, Румыния оформляла контуры европейской стратегической мысли на евразийском направлении. Отсюда делается вывод: Румыния и сегодня должна влиять на формирование политики коллективного Запада в отношении России, так как это её историческая миссия.

Румынский географ Ион Коня (1902-1974) настаивал на геоисторическом значении Балто-Черноморского коридора для румынского народа. Главенствуя на Чёрном море, Румыния несла ответственность за южную оконечность этого коридора. Это предполагает сближение Бухареста с балтийскими государствами, что мы и наблюдаем. Румыния приветствует присоединение к НАТО Швеции и Финляндии, регулярно продлевает соглашение о стратегическом сотрудничестве с Польшей. Тем самым она участвует в сооружении “санитарного кордона” от Балтики до Чёрного моря между Россией и Западной Европой.

Одновременно Албания готовится разместить на адриатическом побережье несколько военно-морских баз НАТО. Альянс получит возможность из Адриатики контролировать Средиземноморье, из которого через Босфор и Дарданеллы лежит путь в Чёрное море, к берегам России. В Болгарии уже находится группировка НАТО. Таким образом Запад хочет “повесить” на Чёрное море двойной замок, максимально затруднив России выход из его акватории в Мировой океан.

Это был выбор Бухареста – придать историческим и геополитическим обоснованиям существования румынского государства антироссийскую направленность. В желании быть замеченной Вашингтоном и Брюсселем Румыния добровольно превращается в юго-восточный бруствер НАТО, нацеленный на Россию.

В ближайшие годы Бухарест в соавторстве с Францией надеется реализовать программу модернизации ВМФ Румынии “Многофункциональный корвет”, получить от французов подводную лодку Scorpene и современное оборудование для военно-морских сил. Без сомнения, Россия примет соответствующие ответные меры.

Владислав Макаров,
по материалам: Ритм Евразии

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.