О самочувствии доллара после Анкориджа

К вопросам глобального управления в современных условиях

На Западе не было ни одного сколько-нибудь крупного СМИ, которое не оттопталось бы на встрече американских и китайских представителей 18-19 марта в Анкоридже. Превозносили госсекретаря США «крутого парня» Энтони Блинкена, попытавшегося «по-хозяйски» отчитать китайскую делегацию, которая «приехала произвести впечатление на публику». Однако достаточно пройтись по репортажу BBC, чтобы убедиться: так, как китайцы осадили американцев, ещё не делал никто.

В Анкоридже в адрес США прозвучали прямые обвинения в подстрекательстве к «атакам на Китай», в давлении на другие государства, в создании препятствий для свободной торговли. А введение новых санкций против КНР накануне переговоров приехавший в Анкоридж член Политбюро ЦК КПК, руководитель аппарата Центральной руководящей группы по иностранным делам Ян Цзечи сравнил с плевком на стол, за который их пригласили пообедать.

Что же касается старых обвинений относительно «геноцида» уйгур в Синьцзяне и подавления демократии в Гонконге, то, попросту говоря, Блинкену посоветовали не лезть не в своё дело, отказавшись что-либо обсуждать с ним по этим вопросам. От кого Вашингтон стерпел бы такое?

Последовавшие вслед за дипломатической дуэлью в Анкоридже события указывают на то, что Пекин хорошо подготовлен к взаимодействию с Соединёнными Штатами на равных. За последние двадцать лет КНР заняла прочные позиции на мировых рынках. Если в 2020 году объём экспорта товаров и услуг у США составил 1,4 триллиона долларов, то у Китая – 2,5 триллиона. Китай владеет крупнейшим в мире валютным резервом в долларах, составлявшим на конец февраля 2021 года 3,2 триллиона. И похоже, в Пекине собираются перековать доллары в оружие противодействия Соединённым Штатам.

…Через 48 часов после встречи делегаций в Анкоридже в Пекине приземлился самолёт с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. В живописном городе Гуйлинь, где находится завод электроники компании China Aerospace Science and Technology Corporation, его торжественно встречал китайский коллега Ван И. New York Post писала: «Российский министр иностранных дел начал визит в Китай с того, что заручился поддержкой Пекина в том, чтобы уменьшить зависимость обеих стран от доллара США и противодействовать американским санкциям».

Что  ж, после Анкориджа это логично. С. Лавров заявил в интервью китайским СМИ, что «риск санкций нужно уменьшить… поддерживая использование местных и других международных валют, которые могут заменить доллар США, и таким образом постепенно отходить от международной системы платежей, контролируемой Западом». Китайское издание Global Times в свою очередь отметило, что российско-китайское партнерство «является ключом к сбалансированию гегемонии США».

Два министра иностранных дел, отмечала Global Times, заявили, что «США должны прекратить запугивания, остановить вмешательство во внутренние дела других стран и формировать группировки для борьбы с другими странами»; обсудили ядерную сделку с Ираном, мир в Афганистане, ситуацию в Мьянме, в Сирии, изменения климата и реформу ООН, но самой важной частью переговоров была судьба доллара США. На его судьбу могут серьёзно повлиять согласованные действия Пекина и Москвы. МИД КНР заявил по этому поводу: «Чем более нестабилен мир, тем больше необходимость укрепления китайско-российской кооперации.  Китай и Россия, стоя плечом к плечу в тесном взаимодействии и твердой оппозиции гегемонии и запугиванию, должны быть опорой миру и стабильности на планете».

Подписанное китайским и российским министрами иностранных дел заявление «О некоторых вопросах глобального управления в современных условиях» стало первым программным документом, определяющим новый мировой порядок не по-американски. Применительно к судьбе доллара США это значит, что предложение России ослабить зависимость науки и технологии обеих стран от доллара через укрепление национальных валют и постепенное избавление от международной платёжной системы, контролируемой Западом, Пекином принято.

Если Европа задумалась о создании собственной системы международных платежей, чтобы избавиться от контролируемой американцами системы SWIFT, то для Азии этот вопрос значим ничуть не в меньшей мере. «Китай и Россия могут работать вместе, чтобы бросить вызов гегемонии доллара, большой список стран поддержал бы этот призыв и присоединился к новой системе», – говорит директор Института науки и технологии в Ухане Dong Dengxin.

По-видимому, новая система международных расчетов будет опираться на китайскую International Payment System, к которой уже подключились несколько российских банков. Испытание на прочность она пройдет в государствах Центральной Азии, вдоль маршрута «Пояс и путь». Одна из задач этой платёжной системы – стать привлекательной для государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) с населением в 649 миллионов человек и совокупным ВВП почти в 3 триллиона долларов.

В Пекине, конечно, понимают, какова на сегодняшний день разница «весовых категорий» китайской и российской экономик, но видят в Москве «наследницу» гаранта международной безопасности и военной силы СССР, имеющую весомое влияние на многие регионы на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Европе, которые являются ключевыми для «Пояса и пути».

Елена ПУСТОВОЙТОВА,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *