Новая Большая игра в Центральной Азии в кривом зеркале прозападных грантоедов

Буденовское месторождение, dzen.ru

Небезызвестный прозападный казахстанский политолог Досым Сатпаев недавно разразился претендующей на концептуальность статьёй «Вокруг Центральной Азии началась новая “большая игра”».

Опубликован этот опус любимца западных медиа на сайте Forbes Kazakhstan и наряду с немногими вполне объективными замечаниями, изобилует откровенным нападками на Россию. Как всегда, в измышлениях западных грантоедов, в статье Сатпаева – капля мёда в бочке дёгтя.

Сатпаеву не дает спать спокойно «увеличение экономического присутствия России в регионе как продолжения политики властей РФ разворота на Восток».

«Это ведёт к попыткам экономически подмять под себя страны Центральной Азии, крепко пристегнув их к своей санкционной экономике», что создает для республики серьезные геополитические риски…» – пишет он.

Сатпаев уверяет что Россия намерена «взять под контроль стратегические отрасли республики, как это, например, было с крупнейшим казахстанским урановым месторождением “Буденовское”, в августе 2023 года приобретенным российской компанией “Росатом”».

И действительно, как сообщил генеральный директор атомной госкорпорации Алексей Лихачев, «Росатом» приобрел Буденовское месторождение урана в Казахстане и благодаря этому вышел на второе место по запасам этого стратегического металла в мире.

Месторождение Буденовское было открыто в 1979 году и является одним из крупнейших урановых месторождений в мире. Разведка месторождения продолжалась с 1979 года по 1992 год, а затем была возобновлена в 2006 году. До сделки доля владения месторождением принадлежала ТОО «Степногорский горно-химический комбинат», а затем была продана Росатому за 1,6 миллиарда долларов США.

Сделка с «Росатомом» считается важной для развития Казахстана, так как российская компания обладает технологиями и опытом в области атомной энергетики. Инвестиции и технологии «Росатома» помогут развить месторождение Буденовское, повысить его эффективность и значительно внести вклад в экономику страны. Контрольная доля месторождения все же остается в руках казахстанской компании «КазАтомПром», а добыча будет осуществляться в соответствии с законами Казахстана.

Сделка также была проведена под контролем и с разрешения «КазАтомПрома», а акции компании размещены на Лондонской фондовой бирже, что обеспечивает прозрачность и контроль за сделкой.

В целом, сделка с «Росатомом» признана важным шагом для развития урановой отрасли Казахстана и привлечения иностранных инвестиций и технологий.

Известно, что на казахстанский уран нацеливались французы, которые давно и безнадёжно утратили компетенции в этой сфере и даже ремонтируют свои АЭС силами специалистов из американской компании Westinghouse Electric, которая в 2017 году обанкротилась и была приобретена японской компанией Toshiba, которая через год поспешила перепродать этот бросовый актив мелким канадским фирмам.

Под эгидой «Росатома» казахстанское месторождение будет успешно и стабильно разрабатываться, принося бонусы и в российский и казахстанский бюджет.

Стоит напомнить, что на трёх крупнейших месторождениях страны – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – Казахстан контролирует активы, которые составляют менее четверти от их общего объема углеводородов.

Так, на месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

И на месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V.: национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Сложившийся расклад акционерных капиталов лишает Казахстан десятков миллиардов долларов в год. Большинство природных ресурсов республики разрабатывается на основе соглашений о разделе продукции, что является типичным признаком колониальной экономики.

Не по нраву Сатпаеву и тот факт, что в конце февраля этого года Касым-Жомарт Токаев поблагодарил Россию за договоренность о строительстве ТЭЦ в трех городах республики. Кроме этого, была достигнута договоренность о строительстве двух ГРЭС.

«Непонятно, к каким последствиям приведет создание суперкомпьютера в Казахстане — профильные ведомства уже подписали с компанией «Presight AI» из ОАЭ соглашение о его разработке. Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана считает, что запуск суперкомпьютера определит лидерство Казахстана в Центральной Азии в сфере развития искусственного интеллекта и предоставит возможность аренды вычислительных мощностей для сопредельных стран. Но возникает вопрос: будет ли среди этих стран присутствовать Россия, которая, вероятно, захочет арендовать вычислительные мощности суперкомпьютера, и с какими целями? Если среди этих целей будет разведывательная деятельность и гибридная война, то как к этому отнесутся западные страны и не будет ли это представлять угрозу самому Казахстану?» – пишет Сатпаев.

А ведь, если взглянуть на эти российские инициативы непредвзято, то совершенно очевидно, что все они несут республике стабильность в энергетическом и цифровом секторе, а антироссийские санкции Запада этой стабильности угрожают.

По сути, с точки зрения классического международного права американские санкции имеют предельно некорректный механизм действия – они носят экстерриториальный характер и применяются за пределами территории США. Например, так называемые «вторичные санкции» направлены на то, чтобы экономические субъекты не вступали в коммерческие отношения с подсанкционными лицами или государствами. Таким образом США пытаются влиять на одно из базовых суверенных прав любого государства и его субъектов: как, с кем и на каких условиях вступать в экономические и иные отношения. Починившиеся таким санкциям государства превращаются в вассалов США, по сути – в их колонии, тогда как сами Соединенные Штаты – в глобальную санкционную колониальную империю.

Сатпаев все это прекрасно понимает, но западные гранты надо отрабатывать, чем он и занимается.

Еще его тревожит усиление позиции «Газпрома» в Казахстане и Узбекистане в сфере поставок газа.

«В октябре прошлого года президенты Казахстана и Узбекистана встретились с Владимиром Путиным во время его дня рождения. Формально встреча была связана с началом запуска транзита российского газа в Узбекистан через Казахстан через магистральный газопровод Средняя Азия – Центр. Основная цель для России – увеличение своего газового экспорта в Китай через Центральную Азию, где часть газа будет идти на нужды Казахстана и Узбекистана. Потребление газа, по мнению экспертов, растет в первую очередь из-за газификации населенных пунктов, увеличения использования газа на промышленных предприятиях, строительства ТЭЦ с газовыми турбинами, более широкого распространения газа как топлива для транспорта. Но проблема в том, что Москва часто использует свои энергоресурсы как важный инструмент политического давления на другие страны. Потому Казахстану и Узбекистану надо более активно модернизировать и развивать собственную газовую отрасль за счет геологоразведки и строительства газоперерабатывающих заводов», – пишет ревностный грантоед.

Однако, его пожелания в части самостоятельного развития газовой отрасли виснут в воздухе по причине банального отсутствия в республике инженеров и техников не только в газовой отрасли, но и практически во всех прочих сферах народного хозяйства.

Кроме того, Москва никогда не использует свои энергоресурсы для политического давления. А без российского газа и электроэнергии в Казахстане давно бы уже наступила гуманитарная катастрофа.

Совсем уже нелепым и притянутым за уши представляется сатпаевский пассаж о росте «великодержавного шовинизма» в российском обществе.

Тут впору вспомнить пресловутые «языковые патрули» в Казахстане, которые были признаны руководством республики проявлением «пещерного национализма».

Можно было бы просто проигнорировать антироссийский опус казахстанского политолога, если бы его на воде вилами писаные тезисы не находили отклик в местном политикуме и не транслировались бы на широкую аудиторию.

Русофобия пришла в Казахстан с Запада и ничего хорошего многонациональной республике не принесла.

Сатпаевы и иже с ним пока еще пользуются популярностью у некоторой части казахстанской аудитории.

Может, пора вспомнить мудрую казахскую пословицу, которая гласит: хорошему – нам`к, дурному – палка?

Тимур Гараев

Источник: “ВПА” (Дзен).

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *