Несущая конструкция развала России

США ищут наши слабые места с помощью «пятой колонны»

Трансформация конфликтов современности, появление новых угроз требуют уточнить сущность и содержание военной стратегии. Речь о принципах предотвращения войны, подготовки к ней и ее ведения, формах и способах применения ВС Российской Федерации прежде всего в стратегическом сдерживании.

Первостепенное значение приобретает поиск рациональных стратегий противоборства с различными противниками, изучение феноменов гибридной войны и «цветных революций». Министр обороны РФ Сергей Шойгу и начальник Генштаба Валерий Герасимов неоднократно подчеркивали, что ВС России должны быть готовы к ведению войн и вооруженных конфликтов нового типа с использованием классических и асимметричных действий.

Противостояние гибридным войнам и «цветным революциям» обсуждалось на VIII Московской конференции по международной безопасности, прошедшей 23–25 апреля. На предыдущих форумах отмечалось, что тщательное согласование силовых и несиловых способов навязывания противнику своей воли, составляющее суть гибридных войн и «цветных революций», имеет целью ликвидацию государственности неугодных стран, подрыв суверенитета, смену законно избранных властей. Подобный симбиоз технологий опробован в Югославии, Ираке, Ливии, на Украине, сегодня применяется в Венесуэле.

Пентагон в поисках победы

Актуальность поставленных задач определяется беспрецедентным обострением отношений между РФ и США, спровоцированным агрессивным вектором внешней политики Вашингтона и его союзников. В спектре антироссийских стратегий Пентагона наряду с проработкой наступательных военных действий, таких как глобальный удар, многосферное сражение, серьезное внимание уделяется совершенствованию скрытой агрессии в ходе гибридной войны (ГВ) как новой формы межгосударственного противостояния и использованию технологий «цветных революций» (ЦР).

СССР и его силовые структуры были преданы и разрушены в 1991 году при активном участии «пятой колонны». Армия, правоохранительные органы, институты госуправления оказались парализованными, ядерный щит остался, а государство рухнуло. В то время правящие элиты, структуры обеспечения нацбезопасности оказались не готовыми противостоять внутренним и внешним угрозам и единству страны, использованным против нас технологиям, построенным на синтезе несиловых способов воздействия, включая активность агентов влияния, а также шантаж, угрозы и лукавую дипломатию.

До сих пор нет оценок причин и способов развала Советского Союза, крупнейшей военной мировой державы, не названы организаторы геополитической катастрофы.

Сегодня ситуация в сфере обеспечения национальной безопасности обостряется в связи с формированием прозападных групп – инструментов «цветной революции» не только в среде молодежи, интеллигенции, бизнеса. Усиливается влияние антироссийских сил – «пятой колонны» в высшей политической и бизнес-элите государства, что дает нашим противникам дополнительное влияние на внешнюю и внутреннюю политику РФ с целью подрыва национальной безопасности.

Используя экономические, социальные и политические неурядицы, в условиях вялого противодействия структур, обязанных прогнозировать нарастающую угрозу и противостоять ей, эти силы готовят «цветную революцию», катализируют процессы ослабления и дестабилизации государства.

Использование подрывных технологий характерно для стратегической культуры США, нацеленной на максимальное ослабление государства-жертвы до начала военных действий, фрагментацию и раскол страны, стремление вести войну чужими руками, минимизировать потери своих военнослужащих, максимально обезопаситься от возможных ответных действий.

В основе нынешней антироссийской политики Соединенных Штатов лежат программные документы, многие были приняты еще в годы холодной войны. В частности, директива NSC 20/1 «Цели США в отношении России», принятая СНБ США в августе 1948 года, и разработанный на ее основе в начале 1950-го меморандум NSC 68 «Цели и задачи в отношении национальной безопасности».

Стоит упомянуть и подготовленный в 1972 году обстоятельный доклад RAND Corp «Long-Term Competition with the Soviets: A Framework for Strategic Analysis» («Долговременная конкуренция с Советами: рамки для стратегического анализа»), в котором излагались теоретические подходы к решению задачи ослабления и развала СССР.

В базовых документах того времени основные задачи американской политики в отношении СССР делились на военные (на случай войны и победы над СССР) и мирные (при отсутствии войны) и сводились к следующему:

  • уменьшить мощь и влияние Москвы до пределов, в которых они не будут угрожать миру и стабильности мирового сообщества;
  • добиться коренных изменений в теории и практике международных отношений, которых придерживается правительство, находящееся у власти в РФ.

Считалось необходимым способствовать формированию новой России, которая не могла быть настолько сильной в военном отношении, чтобы угрожать соседям, должна предоставить широкую автономию национальным меньшинствам, быть экономически зависимой от внешнего мира и не стремиться установить новый «железный занавес». Авторы документов выступали за предоставление независимости прибалтийским республикам, однако считали, что для Украины ввиду тесных культурных и исторических связей с Россией и несформированности украинской нации достаточно будет и широкой федерации. При этом считалось, что если Киев без поддержки Вашингтона провозгласит независимость, против этого не следует выступать. Подчеркивалось, что Соединенные Штаты и союзники не потерпят, чтобы в побежденной России или ее части у власти оставался кто-либо из тогдашних советских лидеров.

Реализация подобных идей наряду с внутренними причинами во многом способствовала развалу СССР, а сегодня их содержание продолжает оставаться несущей конструкцией политики США. Усилия Вашингтона по ослаблению и разрушению России дополняются действиями НАТО.

Расшатывающая конкуренция

С учетом военно-политических реалий в нарастающей стратегической конкуренции между США и Россией аналитики RAND в апреле 2019 года попытались систематизировать способы эскалации воздействий на Москву под общим лозунгом «Добиться перенапряжения и чрезмерного рассредоточения сил России» («Мозговой штурм Вашингтона»). Замысел реализовался в исследовательских проектах «Слишком большая и несбалансированная Россия» (Overextending and Unbalancing Russia) и «Расширение России: конкуренция с выгодной территории» (Extending Russia: Competing from Advantageous Ground).

В RAND советуют, как раздробить и разбалансировать экономику и Вооруженные Силы РФ применением гибридных способов воздействия в экономической, геополитической, идеологической, информационной и военной сферах. Приводят варианты и дают им оценку наряду с возможными издержками и рисками.

Авторы первого проекта исходят из того, что в конкуренции с США главная слабость РФ в экономике, неразвитой по мировым меркам и сильно зависящей от экспорта сырья. Соответственно первоочередным и наиболее эффективным средством считается расширение производства энергоносителей в США и их продаж за рубеж, что должно привести к сокращению бюджета и расходов России на оборону. Предусматривается также введение серьезных торговых и финансовых санкций, поощрение эмиграции квалифицированной рабочей силы и хорошо образованной молодежи.

Комплекс геополитических мер включает предоставление Украине летального вооружения, усиление поддержки сирийских повстанцев, содействие либерализации в Белоруссии, создание экономической конкуренции РФ на Южном Кавказе, ослабление влияния Москвы в Центральной Азии и Приднестровье.

Идеологические и информационные меры направлены на подрыв доверия к российской избирательной системе, социально-экономической политике. Подготовка в стране «цветной революции» обеспечивается за счет провоцирования нестабильности, поощрения протестного движения и других форм ненасильственного сопротивления, подрыва имиджа РФ.

Важное место в спектре мер идеологического воздействия на общество отводится использованию деятелей искусства, политологов и медийных селебрити. Под эгидой США организуется поддержка нетрадиционных религиозных структур, якобы «независимых» изданий и медиаресурсов, а также недальновидных или откровенно враждебно настроенных общественных деятелей, разного рода самозваных экспертов и культуртрегеров. При этом основные усилия направляются на разрушение государственной, идеологической, культурной, религиозной идентичности.

Чтобы подтолкнуть Москву к стратегической конкуренции и гонке вооружений, связанным с этим затратным проектам в сфере космоса и авиации, предлагается перегруппировать бомбардировщики, способные поражать стратегические объекты в РФ, перебазировать истребители для парирования ответных мер, развернуть дополнительное количество ТЯО в Европе и Азии, наращивать возможности ПРО США и НАТО. Втягивание в гонку военно-морских вооружений осуществляется за счет укрепления позиций ВМС США, НАТО, союзников и партнеров в российских районах ответственности, усиления военной активности в Черном море и т. д.

В сфере наземных вооружений и операций предлагается нарастить присутствие ВС США в Европе, интенсифицировать учения НАТО на Европейском ТВД, начать производить ракеты средней дальности без их развертывания, предусмотреть дополнительные инвестиции в новые технологии для противодействия ПВО РФ, увеличить дальность поражения целей средствами огневого нападения.

Второй документ посвящен детальному изучению уязвимости России в различных сферах. Эксперты разъясняют, как воздействовать на узкие и уязвимые места в РФ, чтобы ухудшить экономическую и социально-политическую ситуацию в государстве и его позиции за рубежом за счет втягивания в конкурентное противостояние в областях или регионах, где, как считается, у США есть преимущества.

Ожидается, что реализация этих шагов приведет к перенапряжению России в военном и финансовом отношении, что негативно скажется на внутренней ситуации и международном влиянии.

Рекомендации обоих проектов касаются широкого спектра подрывных действий и предусматривают срыв практически всех планов развития нашей страны.

Предлагаемые экспертами RAND мероприятия придают новое содержание значительной части направлений гибридной войны, ведущейся против РФ. Документы адресованы не только военным службам, другим структурам правительства США, имеющим отношение к внешней политике, но и более широкой аудитории специалистов внешней и оборонной политики.

Согласно американской стратегической культуре («Культура первого удара») любую проблему можно решить, подобрав правильный технологический прием. Избавляясь от договоров о контроле над ПРО, РСМД, СНВ, осваивая новые сферы противостояния в киберпространстве и космосе, расшатывая административно-политическую, финансово-экономическую, культурно-мировоззренческую сферы противника, ослабляя его вооруженные силы, США обеспечивают себе технологическое превосходство над конкурентом.

Вера в собственную, якобы данную Богом избранность служит важным стимулом для широкого использования Вашингтоном «мягкой силы» как формы внешнеполитической стратегии, предполагающей способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в отличие от «жесткой силы», подразумевающей принуждение. Важное место отводится утверждению в общественной жизни государства-конкурента либеральных ценностей, деформации духовных начал, идеалов патриотизма, национальных интересов. Все это – при участии «пятой колонны»

При всей парадоксальности заметное место в арсенале «мягкой силы» отводится торговле оружием как средству повышения притягательности страны и мощному рычагу воздействия на правящие элиты государств. Здесь у России имеются несомненные преимущества, которые следует использовать в ходе гибридного противостояния с конкурентами.

Александр Бартош,
член-корреспондент АВН,
эксперт Лиги военных дипломатов

Источник: “ВПК”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *