Натужное воровство. Что не так у США с кражей российских суверенных активов

© РИА Новости. Алексей Сухоруков

Конгресс США все же 17 апреля 2024 года принял законопроект H.R.8038, известный в русскоязычном пространстве как “Принуждение к миру через силу”.

Законопроектом, помимо введения санкций против Ирана, ХАМАСа и производителей фентанила (синтетический наркотик опиоидной группы, изготавливаемый из прекурсоров китайского происхождения) предусматривается конфискация российских суверенных активов (золотовалютных резервов) в американской юрисдикции.

Законопроект пока не вступил в силу — впереди голосование в Сенате и подписание Байденом, не говоря уже специфичной процедуре изъятия российской собственности. Но шума H.R.8038 наделал порядочно, особенно внутри России, где сходу стали изобретать схемы симметричного и ассиметричного ответов США.

Что приняли в США

Прежде чем начать рассуждение о том, как Россия может ответить США необходимо разобраться с самим законопроектом.

Его философия хорошо передана самим названием. США попытаются принудить к миру через силу. Попыток принудить Россию к миру через силу в том понимании, которое Вашингтон вкладывает в термин “мир” за минувшие два года — а если шире, то последние 10 лет — в США предприняли массу. Ничего не вышло. Равно как и в отношении Ирана и КНДР. Не выйдет и в этом случае, однако отказаться от рамки принуждения США не могут — использование иных инструментов для них является недопустимым. Поэтому сам текст законопроекта (доступен для ознакомления на сайте Конгресса США) пронизан идеологией.

СВО США называют “вторым незаконным вторжением на Украину”, сопровождающимся “преступлениями против человечности и геноцидом”, а также “насильственным перемещением детей и совершением сексуального насилия”. Ни один из этих пунктов не доказан, но сути это не меняет — такова идеологическая рамка этого законопроекта.

Законодатели считают, что РФ “несёт международно-правовую ответственность за свою агрессию против Украины”, а США “по закону имеют право принять соразмерные ответные меры, направленные на то, чтобы побудить РФ выполнять свои международные обязательства”. Кто уполномочил США быть мировым жандармом непонятно (это точно не СБ ООН), но в данном случае мы будем реалистам, исходящими из того, что власть берут, а не получают.

Из этих посылок проистекает право изъять от “1% до 2% суверенных активов России или от 4 млрд до 5 млрд долларов”, но подавляющее большинство активов (190 млрд долларов) находятся под юрисдикцией Бельгии.

В логике законодателей “крайне незаконные действия, предпринятые Россией, представляют собой уникальную ситуацию, оправдывающую создание юридических полномочий правительством США и других стран по конфискации российских суверенных активов в их соответствующих юрисдикциях”. При этом в следующей статье законопроекта США отмечают, что “изъятие активов полностью соответствует американскому и международному праву”. Проще говоря, авторы законопроекта с логикой если и дружат, то не всегда и не везде.

А эти активы необходимо передать Украине так как Россия свои действия не прекращает и восстановлении Украины желания принимать не изъявляет.

Но, куда важнее следующий момент из законопроекта:

“любые усилия Соединенных Штатов по конфискации и перепрофилированию российских суверенных активов должны предприниматься совместно с международными союзниками и партнерами в рамках скоординированных многосторонних усилий, в том числе со странами G7, Европейским союзом, Австралией и другими странами, в которых расположены российские суверенные активы”.

России оставляют возможность вернуть свои активы, но лишь в случаях если она: прекратит СВО, выплатит Украине компенсацию или добровольно примет участие в международном механизме по восстановлению Украины. Проще говоря, деньги Россия может получить лишь после капитуляции и лишь тогда, когда в США примут отдельный закон для возврата денег, что уже сейчас выглядит крайне маловероятным. Этим США не оставляют возможности для достижения компромисса с Россией.

Теперь необходимо разъяснить механизм контроля за активами.

Не позднее чем через 90 дней после принятия H.R.8038 президент США должен подать запросы в различные органы США об установлении точной суммы и мест хранения российских активов.

Не позднее, чем через 180 дней президент уведомляет Конгресс о российских суверенных активах в юрисдикции США и продолжает присылать такие отчёты на протяжении 3 лет. А через 30 дней после подачи такого уведомления у президента США появляется право, но не обязанность конфисковать активы и передать их в Фонд поддержки Украины. Опять же, вновь акцентируется внимание на необходимости координировать действия с союзниками Украины, которые должны самостоятельно принимать решения о конфискации российских активов в своей юрисдикции.

Распоряжаться деньгами будут Госсекретарь США и агентство USAID, которые должны будут создать для этого организационно-штатные структуры и отчитываться о расходовании средств.

Таким образом, общая логика законопроекта выглядит следующим образом:

  1. США наделили себя полномочиями мирового жандарма;
  2. Действия России позволяют руководствоваться не международным правом, а политической целесообразностью, нарушающей фундаментальные принципы международного права;
  3. США делают первый шаг, нарушая табу в надежде на то, что их примеру последуют европейские союзники.
  4. Изыматься активы будут лишь в том случае, если США не придётся делать это самостоятельно.
  5. России для возврата своих активов придётся объявить полную и безоговорочную капитуляцию с выплатой репараций Украине и контрибуции Западу.

А что Европа?

Итак, даже если законопроект H.R.8038 будет принят (а скорее всего его примут), то он даёт право, а не обязывает президента США изымать российские суверенные активы. США могут позволить себе их изъять — у них лишь малая часть российских ЗВР. Но законопроект пронизан заявлениями о необходимости совместного изъятия активов. То есть в Вашингтоне, приняв данный законопроект, пытаются сподвигнуть к аналогичным действиям своих союзников. Но нужно ли это союзникам США?

Очевидно, что нет.

Во-первых, ЕС всячески затягивал изъятие российских ЗВР и придумал для этого свой механизм, согласно которому Украине будут передаваться лишь проценты от российских ЗВР, которые должны начисляться так как ЗВР, по сути, хранятся как вклад в банке. Такой механизм не является бесспорным, но страхует ЕС от лишних проблем.

Во-вторых, США как сверхдержава могут позволить себе действовать в рамках логики политической целесообразности и “принуждать к миру через силу” (хоть это у них и не получается). ЕС себе таких действий позволить не может. Он состоит из 27 стран, а не двух оппонирующих друг другу партий. Кроме того, ЕС — не сверхдержава, на чьи действия могут на время закрыть глаза другие государства.

В-третьих, позиции доллара как резервной валюты пусть и слабеют, но они несравнимо сильнее евро. Изъятие ЗВР в зоне евро автоматически приведут к вычеркиванию евро из списка резервных валют: какой смысл хранить резервы в юрисдикции, чьи власти могут позволить себе их украсть под предлогом политической целесообразности? Соответственно, такой шаг приведёт к массовому выводу капиталов из ЕС. Заодно вырастет и без того высокий спрос на золото как средство сбережения.

США участие ЕС в конфискации российских активов было бы выгодным, так как позволило бы избавиться от евро как конкурента в одной и той же технологической зоне, закрепившись на вершине пищевой цепи в рамках этой зоны. Проще говоря, позволило бы быстрее и сильнее вымывать из ЕС капиталы, технологии и рабочую силу, ослабляя ЕС.

В ЕС это на уровне отдельных стран понимают, поэтому на шаг такой пойдут лишь в крайнем случае. А с учётом грядущих выборов в Европарламент (состоятся в июне 2024 года) до выборов такого решения никто не примет, а после выборов шансы на его принятие становятся ещё меньше.

При этом если в США и ЕС в угаре от успехов Украины в 2022 году не приняли такое решение, то вероятность его принятия сейчас значительно ниже. Риски остаются, но не настолько высокими. Очевидно, что Украина не победит Россию, а единственное, что можно сделать на поле боя так это не дать России победить. Проще говоря, попытаться закончить войну ничьёй, но Россия от этого никуда не денется.

Что делать России

И, в связи с изложенным, возникает вопрос о возможной реакции России на действия США.

Пока законопроект не обрёл форму закона никаких действий кроме риторики быть не может. И даже после того, как закон примут вряд ли последуют симметричные действия. И то есть объективные причины.

Во-первых, США и ЕС заморозили российские суверенные (то есть государственные) активы, а Россия может удерживать лишь несуверенные (то есть частные) активы, принадлежащие физическим/юридическим лицам. Выходит, что США хотят наказать Россию как государство, а России придётся наказывать бизнес, который не имеет никакого отношения к деятельности правительства США и является ведомым во всей этой истории.

Во-вторых, необходимо учитывать специфику ведения иностранным капиталом бизнеса в России.

Компании из США и ЕС встроили Россию в свои производственные цепочки таким образом, что на территории России часто нет полного производственного цикла, не говоря уже про НИОКР. Национализация бизнеса, изъятие его денег приведет к нарушениям в работе компаний и нанесёт ущерб российской экономике.

Многие иностранные компании либо ушли из России, продав бизнес за полцены российскому капиталу, либо передали активы в управление российском менеджерам. В случае с ушедшими деньги от продажи уже наверняка выведены из России и конфисковывать нечего. В таком случае Россия уже выиграла — её капитал получил созданный иностранцами бизнес за полцены без угрозы судебных споров внутри и за пределами России. В случае с переписанными на менеджеров компаниями речь идёт о формальном выведении иностранных компаний из-под удара с переводов контактов в неформальную плоскость, где их практически невозможно отследить.

В-третьих, изначальный подход российской власти “ни копейки буржуям” к 2023 году стал более гибким.Например, российские авиакомпании выплачивали лизинговые платежи иностранцам для последующей юридической очистки самолётов, позволяющей им летать за пределы России без угрозы быть арестованными по искам лизингодателей. При погашении стоимости самолётов использовались в том числе и деньги из Фонда национального благосостояния.

Кроме того, не стоит забывать тот факт, что Россия себя позиционирует как страну “правильного” капитализма и “настоящую” (то есть консервативную) Европу, а также ориентируется на мнение дружественных и нейтральных стан Азии, Америки и Африки. Даже ответное нарушение норм международного права и базовых принципов бизнеса (в части неприкосновенности частной собственности) ударят прежде всего по России. В том числе судебными исками. А если исходить ещё и из практики национализаций в России, то иностранный бизнес они практически не затрагивают — сказывается опыт ЮКОСа со всё ещё длящимися судебными разбирательствами в иностранных судах.

Следовательно, ответные меры если и будут, то крайне ограниченными. А пока же речь идёт скорее о попытках Вашингтона надавать на своих союзников. Насколько они окажутся эффективными покажет время.

Иван Лизан

Источник: “Украина.Ру” (Дзен).

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *