Парижу отводят место под колпаком НАТО

Североатлантический альянс намерен стать координатором в процессе военной интеграции Евросоюза

Руководство НАТО стремится взять под контроль процесс военной интеграции Европейского союза (ЕС), новый импульс которому придало подписание 11–12 декабря в Брюсселе главами МИД стран ЕС решения об учреждении Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны. В ходе недавнего визита в Париж генсек НАТО Йенс Столтенберг обсудил с президентом Эммануэлем Макроном, министром обороны Жан-Ивом Лё Дрианом и начальником главного штаба генералом Франсуа Лёкуэнтром проблемы военной интеграции ЕС и совместимости этого процесса с интересами альянса.

В рамках означенной встречи разговор сосредоточился вокруг вопросов взаимодействия против угроз двух видов: пресловутой «угрозы с Востока» и угрозы международного терроризма. Затрагивались также темы киберобороны, гибридной войны, обеспечения безопасности морских коммуникаций, нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ).

Выбор страны для визита главы НАТО не случаен. После решения Великобритании выйти из ЕС Франция остается единственной ядерной европейской державой–членом Евросоюза и третьим государством (после США и Германии) по объему выплат в военный бюджет НАТО. При этом лишь к 2025 году Франция выйдет на требуемый уровень расходов на оборону в 2% от ВВП.

Париж обладает высокой степенью стратегической независимости. Военно-промышленный комплекс Франции способен производить все виды современного вооружения – от легкого стрелкового до баллистических ракет, атомных и дизельных подлодок, авианосцев, бронетанковой техники и сверхзвуковых истребителей. Париж поддерживает устойчивые дипломатические связи с государствами Ближнего Востока и Африки, откуда в страны НАТО идут потоки беженцев и где действуют сетевые структуры международного терроризма.

В годы холодной войны Франция долгое время использовалась в качестве тыловой зоны и зоны коммуникаций НАТО, что сегодня становится вновь актуальным в связи проблемами обеспечения военной мобильности через Атлантику и внутри Европы.

И наконец, Франция пользуется среди европейцев репутацией давнего партнера России, способного находить с ней общий язык в кризисных ситуациях.

Немаловажно также и то, что Париж представил наиболее проработанную идею создания к 2020 году интегрированных общеевропейских сил быстрого реагирования для использования прежде всего в экспедиционных операциях по принуждению к миру в Африке. Военная инициатива президента Макрона содержит 17 пунктов, направленных на улучшение подготовки солдат европейских стран, а также повышение степени боеготовности ВС. При этом французский проект не станет частью уже существующих институтов, а будет осуществляться параллельно с НАТО и Постоянным структурированным сотрудничеством ЕС в сфере обороны. Причем Франция намерена энергично продавливать проект среди союзников по ЕС.

Однако генсек НАТО Столтенберг в ходе переговоров предостерег французских коллег от опрометчивых шагов по военной евроинтеграции, которые могут привести к ненужному дублированию возможностей ЕС и альянса и, что самое опасное, породить конкуренцию между ведущими производителями оружия (Францией, Германией, Италией и некоторыми другими европейскими странами) при перевооружении европейской армии на современные образцы с целью приведения к единому стандарту.

Оценивая проблему в целом, Столтенберг сделал упор на факторе чрезвычайной пестроты вооружений армий европейских стран и фрагментации военной промышленности Европы: у американцев всего один тип основного боевого танка, а у ЕС – 17 различных типов танков, соотношение по фрегатам/эсминцам – 4 типа у США и 29 в ЕС, по истребителям – соответственно 6/20. Такое положение дел не только усложняет интеграцию, затрудняет тыловое обеспечение единой армии, но и создает благодатную почву для конкуренции и возможного раскола среди союзников при распределении оборонных заказов.

В проигрышном положении неминуемо окажутся восточноевропейские члены ЕС, армии которых вооружены устаревшими и несовместимыми с вооруженными силами передовых стран Европы типами оружия и военной техники. Им придется изыскивать немалые средства для обеспечения требуемого уровня стандартизации.

НАТО предлагает сосредоточиться на развитии европейцами сил и средств, которые будут служить дополнением к возможностям альянса, но не дублировать их. Как представляется, такой подход в существенной мере ослабит порыв европейцев к созданию полноценной, сбалансированной армии и приведет к появлению некоего европейского «довеска» к Объединенным вооруженным силам (ОВС) НАТО, по определению малоспособного к самостоятельным действиям без опоры на возможности альянса.

В то же время Столтенберг отдал должное активному участию французов в многонациональных бригадах, дислоцированных на границах с Россией, а также их вкладу в воздушное патрулирование в Прибалтике. Он также посоветовал уделять больше внимания регионам традиционных интересов Франции на Ближнем Востоке и в Африке и расширять там сеть центров подготовки военнослужащих национальных ВС стран-партнеров для проведения самостоятельных операций по борьбе с терроризмом.

Безусловно, военные амбиции ЕС возросли в связи с учреждением Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны. С географической точки зрения они не ограничены, но только теоретически могут рассматриваться как выполняемые за пределами территории стран–членов ЕС без опоры на возможности НАТО. Время покажет, насколько такая ноша окажется посильной для альянса.

Александр Бартош

Источник: «Независимая Газета».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *