Вашингтонский тупик

России и США предстоят рискованные шаги навстречу друг другу.

Мир скатился к новой холодной войне. Американо-российские отношения резко ухудшились на фоне незаконных экономических санкций, «цветных революций» на Ближнем Востоке, спровоцированного Вашингтоном переворота на Украине, расширения НАТО и наращивания военных приготовлений альянса, агрессивной ядерной и космической политики США. Это означает, что уроки прежней холодной войны человечеством не усвоены.

В общем виде прежняя холодная война определялась совокупностью глобальных факторов, влиявших на развитие геополитического, военного, экономического и идеологического противостояния в 1946–1989 годах между СССР и нашими союзниками с одной стороны и США и их сателлитами – с другой. Эта конфронтация не была войной в международно-правовом смысле. По мнению заместителя директора Института США и Канады Виктора Кременюка, холодная война – это контролируемый конфликт, в котором оба противника стремятся, во-первых, соразмерять свои действия со стремлением победить, но не ценой самоуничтожения, а во-вторых, избежать чрезмерного ущерба, который сам по себе был бы равноценен проигрышу. Таким образом, дипломатия сторон в новой холодной войне должна строиться на гибких, адаптивных стратегиях, которые до известной степени позволят удерживать развитие политических ситуаций в приемлемом для соперников русле.

Адаптация к неизбежному

Генри Киссинджер, описывая эволюцию холодной войны от середины 40-х до 90-х годов, отмечал, что она «началась тогда, когда Америка ожидала наступления эры мира. А закончилась в тот момент, когда Америка готовила себя к новой эре продолжительных конфликтов». По всей вероятности в качестве фундамента «эры мира» Вашингтон рассматривал собственную монополию на ядерное оружие, которая, по его расчетам, должна была продлиться десятки лет. Этого не случилось: Советскому Союзу удалось достичь стратегического паритета с США, и дальнейшее развитие событий привело Запад к формированию стратегии сдерживания СССР при сохранении угрозы военной эскалации.

В конечном итоге СССР не выдержал перенапряжения в противостоянии с консолидированным Западом, не смог приспособить экономику и сеть союзных связей к требованиям новой эпохи. Наступил коллапс социалистической системы. Былые антагонисты заявили, что больше не рассматривают друг друга как противников. Однако у наших партнеров не возникло подлинного осознания необходимости равноправного сотрудничества. Они предпочли действовать с позиций превосходства и исключительности. В результате был упущен исторический шанс сформировать модель, основанную на принципах равной и неделимой безопасности, возникли предпосылки для сползания мира к новой холодной войне.

Коллаж Андрея Седых

В нынешней обстановке жизненно важным для обеспечения национальной безопасности России представляется правильно ответить на вопрос: как СССР и США в течение сорока лет удалось удерживать ситуацию под контролем, избежать перерастания холодной войны в горячую и выйти на договоренность о прекращении вражды, найти общее понимание того, что служит препятствием для нового, справедливого миропорядка?

История многолетнего противостояния свидетельствует, что степень контролируемости «холодного» конфликта нельзя переоценивать, хотя Советскому Союзу и США удалось пройти длительный период балансирования на грани войны и избежать открытого столкновения. Во многом этому способствовали наличие стратегического паритета, профессионализм дипломатов, наличие у сторон серьезных механизмов подготовки решений с подключением авторитетных научно-исследовательских центров, обеспечивавших непрерывный процесс взаимного узнавания и выработку определенных правил поведения. Но и в тех условиях человечество оказалось у края ядерной бездны во время карибских событий 1962 года.

Сегодня резко возросло количество участников межгосударственных отношений, перестала существовать жесткая блоковая дисциплина, удерживавшая многих субъектов международного права от непродуманных шагов. Все это привело к повышению неопределенности и непредсказуемости обстановки, усложнило задачи глобального управления.

«Пятая колонна» – угроза миру

Неопределенность усугубляется и тем, что российско-американские отношения больше не являются стержнем миропорядка, как это было во второй половине XX века, что наносит значительный ущерб по всем ключевым направлениям международной политики. Среди них поддержание статус-кво в полицентричном ядерном мире, глобальная энергетика, борьба с терроризмом, проблема возвышения Китая и других новых крупных игроков. Необходимость поиска Москвой и Вашингтоном механизмов самоограничения и ограничения определяется сохранением за двумя столицами ответственности за поддержание баланса интересов в мире, который вступил во «второй ядерный век». Только Россия и США, делящие между собой 92 процента всего ЯО, могут вместе стать конструктивными лидерами нового клуба ядерных держав.

Сегодня стал очевидным отход от централизованной системы глобального управления, которая вплоть до начала XXI века базировалась на двух идеях – «сильное американское лидерство» и «слабая, ведомая и дружественная для США Россия». Уход нашей страны от уготованной ей роли мальчика для битья привел к нынешнему «кризису понимания» между ней и зарубежными партнерами – США, ЕС, Китаем и некоторыми другими. Реальность новой парадигмы международных отношений еще не вполне осознана игроками на «мировой шахматной доске».

Американский исследователь Роберт Легвольд признает наличие фундаментальных различий новой холодной войны по сравнению с ее классическим периодом. Наряду с этим он выделяет несколько характеристик текущей ситуации, которые повторяются. Они заключаются в том, что стороны обвиняют исключительно друг друга в ухудшении отношений между ними; убеждены в том, что попытки найти общий язык не имеют смысла, поскольку каждый преследует свои цели; смирились с тем, что пока сохраняется претензия на лидерство противоположной стороны, ничего не изменится; рассматривают редкие случаи сотрудничества как нечто, не ведущее к улучшению положения. Кроме того, напряжение отравляет все направления политики.

Трудно удержаться от попытки определить баланс ответственности между США и Россией в ухудшении двусторонних отношений. В 90-е инициативы нашей страны, порой наивные и неуклюжие, наладить сотрудничество натолкнулись на упрямую волю США достичь мирового господства. Вашингтон декларировал три ключевых интереса сотрудничества с Россией: снижение военных угроз, помощь народам бывшего Советского Союза в обретении демократии и свободы, поддержка рыночной экономики. Однако фактически под прикрытием развития «демократии» Вашингтон разрушал экономику нашей страны, не останавливался перед прямым вмешательством во внутриполитические процессы, организовал неприкрытый грабеж и вывоз огромного количества материальных средств и интеллектуальной собственности. Мощным катализатором развала и ослабления России является деятельность выпестованной заокеанскими «партнерами» «пятой колонны». По признанию Билла Клинтона, «используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы».

В результате Россия пережила глубокий спад, сопровождавшийся всплеском инфляции, нарастанием внешнего долга, бартеризацией экономики, уменьшением доходов населения и многими другими негативными явлениями. В этот период при участии «доброхотов» из ЦРУ стартовал ряд «реформ», в том числе либерализация цен и внешней торговли, массовая приватизация. Одним из результатов шоковых реформ стал переход экономики страны от плановой к некому варианту рыночной. О результатах специалисты спорят. Но не вызывает сомнений факт ограбления страны и народа при одновременном неслыханном обогащении незначительной группки людей.

В военно-политической сфере комплекс шагов по реализации амбиций Вашингтона включал расширение НАТО, разрушение Югославии при одновременном ослаблении оборонного потенциала России. Вскоре последовали авантюры США на Ближнем Востоке, выход из Договора по ПРО, поддержка и прямое стимулирование Соединенными Штатами государственного переворота на Украине, которые сыграли важную роль в разрушении зыбких надежд на избавление российско-американских отношений от наследства холодной войны.

Гегемон в посудной лавке

Военные блоки были необходимы в условиях идеологизированного противостояния двух диаметрально противоположных социально-политических систем – СССР и США, созданного в условиях равновесия страха сторон, каждая из которых готовилась уничтожить другую. Окошко возможностей для построения иных отношений, приоткрывшееся было в начале 90-х, наглухо захлопнулось. Сохранив НАТО как инструмент, припасенный на всякий случай, Запад существенно осложнил задачу выхода на любые позитивные перемены с использованием политических механизмов ограничения и самоограничения. Например, ставить вопрос о самороспуске альянса совершенно нереалистично. В этих условиях разумно добиваться самоограничения его деятельности, угрожающей интересам России, при наличии встречного движения с нашей стороны. НАТО следует прекратить политику, когда территория обороны альянса выходит за границы его стран-участниц. Россия в ответ может обеспечить максимально допустимую прозрачность военных учений в западных районах страны и предпринять некоторые другие шаги.

Требования самоограничения распространяются также и на ЕС. Не секрет, что проблемы с Украиной во многом были спровоцированы проектом Восточного партнерства, инициированным Евросоюзом.

Скатывание мира к новой холодной войне сопровождается диффузией глобальной мощи. Формирование единого центра силы в ближайшие десятилетия не прогнозируется, что в свою очередь делает шаткими существующие военно-политические и экономические союзы. Одновременно существенно снизились авторитет международных организаций и их способность задавать позитивную повестку мирового развития. Рассчитывать на скорые подвижки в этой сфере оснований нет, так как США продолжают «спасать» всех от несуществующей российской угрозы, усиливая роль НАТО и тем самым выбирая тупиковую модель обеспечения международной безопасности, в которой суверенитет государства низводится до понятия, которым можно пренебречь. Фактически американцы пытаются реализовать две модели безопасности: привилегированную – для себя и ближайших союзников, остаточную – для всех прочих. В этих условиях отношения между государствами и их коалициями будут характеризоваться большей степенью враждебности и недоверия, чем раньше. Это путь в никуда, что Вашингтону еще предстоит осознать.

Сложение перечисленных негативных факторов не позволяет рассчитывать на прорыв в отношениях между США и Россией. Скорее речь должна вестись о необходимости двигаться малыми шагами к восстановлению взаимного доверия, для чего странам необходимо уже сейчас «рискнуть поверить» друг другу по ряду неотложных вопросов, таких как Украина, Сирия, совместная борьба с международным терроризмом.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Источник: «Военно-промышленный курьер».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *