Старые и новые «акценты» Эр-Рияда в ближневосточной политике

Фото: PressTV

США налаживают военно-техническое сотрудничество между Саудовской Аравией и Израилем

Саудовская Аравия – не против коалиционного правительства в Сирии, однако однозначно против участия в нём  Башара Асада и его сторонников. При этом Эр-Рияд не согласен с идеей о доминирующей роли в Сирии какой-либо из глобальных держав, или соседних государств: территориальная целостность страны должна быть сохранена, в чём «у нас общая позиция с Россией». Таковы оценки, высказанные 21 сентября 2018 года в ходе пресс-конференции Чрезвычайным и полномочным послом Саудовской Аравии в РФ Раидом Халедом Кримли.

В конце сентября министры иностранных дел Египта, Франции, ФРГ, Иордании, Саудовской Аравии, Великобритании и США призвали к скорейшему дипломатическому решению конфликта в Сирийской Арабской Республике, высказавшись в пользу новой конституции Сирии. Саудовская Аравия уверена в необходимости ускорения формирования конституционного комитета, включающего представителей власти и «единой» оппозиции. Также королевство готово оказывать Сирии финансово-экономическую помощь, которая «должна поступать и особенно распределяться в рамках контроля со стороны ООН. Что касается использования в Сирии химического оружия, целесообразно представить четкие доказательства  его наличия и возможного использования, и доказательства эти должны быть представлены объективной международной комиссией, сформированной в ООН». На это следует заметить, что Эр-Рияд выделяет некоторые средства на восстановление инфраструктуры арабо-курдских районов к северо-востоку от Евфрата, прикрываемых от «режима Асада» американскими вооружёнными формированиями (общей численностью, по данным российских источников, более 4 тысяч человек). В минувшем сентябре якобы саудовскими эмиссарами велись соответствующие переговоры с курдами и с предводителями арабских племён Ракки, о результатах которых пока ничего не известно. Месяцем ранее саудовская сторона сообщила о перечислении 100 млн долл. на «проекты по стабилизации» северной Сирии. Ранее министр иностранных дел аль-Джубейр заявлял о готовности направить войска «для восстановления стабильности в Сирии», предложения о чём делались еще администрации Обамы. Американо-саудовские контакты по «сирийскому вопросу» носят достаточно тесный и регулярный характер, в то время как былое здесь взаимопонимание между Эр-Риядом и Анкарой если и не улетучилось полностью, то, по крайней мере, основательно расшатано.

Сохраняется и жесткая позиция Эр-Рияда в отношении Ирана и Катара, о чём свидетельствует и недавний теракт а Ахвазе, некоторыми источниками связываемый с просаудовскими сепаратистскими группировками арабов Хузестана. Впрочем, в отношении Тегерана, помимо заученных штампов и обвинений, желающие могли найти и нотки более прагматичных подходов. По мнению саудовского посла, «Иран продолжает навязывать другим странам, особенно соседним, свою идеологию, пытаясь изменить там государственное устройство и провоцируя раскол между шиитской и другими ветвями Ислама. Особенно ярко это проявляется в Сирии, Ливане, Йемене,  ряде стран бассейна Арабского (Персидского) Залива. Это же  привносит раскол между освободительными организациями в Палестине, позволяя Израилю использовать такую линию Тегерана для ужесточения репрессий против мусульманского населения в Палестине».

В Эр-Рияде якобы известно о том, что Иран «прямо или косвенно организовывал политические эксцессы или даже взрывы в нашей стране и ряде соседних с нами стран». Такая политика «должна быть прекращена», что позволит перейти к нормализации отношений с Ираном, что тем более  актуально, поскольку «Саудовская Аравия и Иран являются важнейшими «игроками» в регионе,  в ОПЕК, да и в общемировом контексте».

Что касается Катара, то Эр-Рияд по-прежнему обвиняет Доху в косвенной финансовой подпитке экстремизма и терроризма в регионе. Причем «есть факты и прямой финансовой поддержки этих групп со стороны Катара». Но в последнее время Катар начинает, по словам посла, отходить от такой политики, и «если такой тренд продолжится, полная нормализация отношений нашей страны и других стран Залива с Катаром не задержится». Впрочем, на вопрос о благоприятном сценарии диалог Дохи и Тегерана (в  частности, в случае, обе стороны активизируют совместное освоение морского газового месторождения «Норд Филд – Южный Парс», одного из крупнейших в мире) саудовский дипломат не ответил.

Указанная оценка политики Катара, скорее всего, связана, в основном,  с опасениями Эр-Рияда относительно политической, а то и военной смычки Дохи с Тегераном, если «аравийский» прессинг на Катар будет усиливаться.

Характерно, что посол не единожды упоминал небезызвестный британско-французский план Сайкс-Пико (1916 г.) по разделу географического «наследия» Османской Империи. Ремарки посла порождают устойчивое впечатление, что Саудовская Аравия и поныне опасается современной интерпретации этого плана в связи с известными событиями последних 10 лет. Высказывалось опасение, что «планы раздела стран региона могут существовать и сегодня», что, заметим, совершенно справедливо – вспомним хотя бы о пресловутой «карте Петерса», на которой карты саудовской монархии и многих других государств весьма отличаются от современного начертания хи границ.

Относительно возможных поставок в Саудовскую Аравию российских ракетных комплексов С-400 посол выразил лаконичную уверенность, что «США не введут санкций» против неё. Видимо, такая уверенность обусловлена весьма тесными военно-политическими отношениями Эр-Рияда с Вашингтоном, заметно укрепившимися в период правления Дональда Трампа. А также тем, что, как отметил посол,  российские поставки вооружений, «если они состоятся, не станут решающим фактором укрепления нашей обороноспособности». При этом в структуре саудовского импорта вооружений и комплектующих для их собственного производства доля поставок из стран НАТО поныне  превышает 80 %.

Характерно, что Саудовская Аравия заинтересована в возобновлении «полномасштабной» работы трансаравийских нефтепроводов (почти бездействующих с середины 1950-х годов) к портам Ливана (Сайда и Триполи), проходящим, в том числе и через южную Сирию. Господин Кримли назвал их важнейшими артериями в мировой экономике и торговле, отметив «необходимость общесирийского урегулирования и нормализации положения в Ливане, чтобы эти артерии работали в полном объеме». А в кулуарах пресс-конференции один из саудовских дипломатов пояснил автору, что без должного политического влияния Эр-Рияда в Сирии и Ливане работа этих маршрутов едва ли восстановится. По его словам, в Саудовской Аравии поныне считают их стратегически значимыми для страны, а нефтетранзитные доходы «более чем нужны» Сирии и Ливану.

В палестинском вопросе посол был предельно краток и конкретен: «Израиль должен уйти с оккупируемых им территорий. А Восточный Иерусалим должен стать столицей полноценного арабского государства в Палестине, с возвращением туда беженцев и их потомков. Мы будем и впредь продвигать на всех уровнях такое решение». С учётом достаточно тесных, пусть и не особо афишируемых, контактов между Эр-Риядом и Тель-Авивом, практическая реализуемость данного заявления, мягко говоря, оставляет большие вопросы. Да и не уточнил господин посол, идёт ли речь о границах палестинского государства по итогам войны 1967 года, о его первоначальных – максимально более широких границах на 29 ноября 1947 года, или же о границах Палестины по демаркационным линиям  с Иорданией, Египтом, Ливаном и Сирией 1949-1950-гг. Не упомянул  Р. Кримли и о  возможности  арабского нефтяного эмбарго (аналогичного введённому в 1973-74 гг.), предлагаемого Ираном в качестве «общеисламского» эмбарго, в отношении стран, потворствующих оккупационной политике Израиля.

Между тем, региональные источники сообщают о заключённой при посредничестве США израильско-саудовской сделке по приобретению противовоздушных и противоракетных систем «Железный купол». Разрабатываемая внешнеполитическими стратегами администрации Трампа ближневосточная «сделка века», пока не являющаяся достоянием широкой общественности, тем не менее, предполагает дальнейшее сближение между израильтянами и саудовцами. Информация о сделке официально не подтверждена, однако предполагается, что первую батарею, за которую саудиты заплатили десятки миллионов долларов, они  до конца 2018 года, развернув на юге страны, в районе, обстреливаемом повстанцами-хоуситами из Йемена, против которого просаудовская коалиция вот уже несколько лет ведёт необъявленную войну.

Алексей Балиев

Источник: «ВПА».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *