Asia Times: Существует ли такое понятие, как «воздушное пространство НАТО»?

После окончания холодной войны Вестфальская система столкнулась с угрозами, исходящими со стороны сторонников гуманитарных интервенций. Нормы в области прав человека и демократические ценности возобладали над государственным суверенитетом национальных государств

Иллюстрация: U.S. Air Force
Самолёты НАТО

В пятницу, 24 августа, британское информационное агентство BBC сообщило, что истребители Великобритании перехватили российский военный самолет над Черным морем. В статье говорилось, что истребители Еврофайтер Тайфун поднялись с авиабазы в Румынии в четверг, 23 августа, после того, как российский противолодочный самолет Бе-12 «направился на юго-запад от Крыма в воздушное пространство НАТО», пишет Кристина Лин в статье для издательства Asia Times.

Здесь может возникнуть вопрос: существует ли вообще такое понятие, как воздушное пространство НАТО? Согласно международному праву, только суверенные страны имеют право регулировать полеты в своем собственном воздушном пространстве, а не международные организации. Конечно, отдельные страны могут попросить союзников помочь патрулировать их воздушное пространство, но государство является единственным субъектом, который обладает воздушным суверенитетом. Таким образом, в статье BBC следовало указать, что российский самолет направлялся в воздушное пространство страны-члена НАТО, в данном случае в румынское воздушное пространство, а не в «воздушное пространство НАТО».

Иллюстрация: Mil.ru
Противолодочный самолёт-амфибия Бе-12

Интересен тот факт, что страны-члены НАТО уверены, что вопрос о нарушении воздушного пространства Румынии является не двусторонним вопросом между Россией и Румынией, а связан с нарушением «воздушного пространства НАТО». Однако когда испанские самолеты нарушают воздушное пространство Финляндии, то говорится, что «самолеты НАТО нарушают воздушное пространство Финляндии».

В августе 2017 года два испанских самолета НАТО ворвались в финское воздушное пространство в рамках перехвата российских самолетов вблизи Эстонии. Поскольку Финляндия не является членом НАТО, нарушение ее воздушного пространства членами альянса рассматривается исключительно как финский вопрос.

Но что, если бы Финляндия была членом такой организации коллективной безопасности, как возглавляемая Россией ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности), или самолеты под командованием НАТО нарушили воздушное пространство страны-члена ОДКБ, пытаясь перехватить российские самолеты? В СМИ написали бы, что испанские самолеты нарушили «воздушное пространство ОДКБ» или НАТО нарушило «воздушное пространство ОДКБ»?

А что если один член НАТО нарушит воздушное пространство другого? Например, если Турция нарушит воздушное пространство Греции, будет ли такое нарушение классифицировано как нарушение «воздушного пространства НАТО», или обе страны задействуют против друг друга статью 5 Устава Североатлантического альянса?

Более того, если концепция воздушного пространства НАТО будет принята, может ли это стать прецедентом для других международных организаций, например ОДКБ. Появится ли воздушное пространство ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), воздушное пространство АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии) или воздушное пространство ЕС? В настоящий момент нет четкого ответа на данный вопрос, но похоже, что в ЕС начали задумываться о своем собственном воздушном пространстве.

В 2017 году ЕС направил предупреждение Турции после того, как турецкие самолеты за один день 141 раз нарушили воздушное пространство Греции. На протяжении десятилетий члены НАТО — Турция и Греция — ведут тайную войну друг против друга из-за территориального спора в Эгейском море. Турция неоднократно нарушала воздушное пространство Греции. Греческие и турецкие самолеты нередко участвуют в опасных совместных маневрах.

Греческие военные зафиксировали 1 тыс. 671 нарушение воздушного пространства турецкими самолетами в 2016 году и 3 тыс. 317 нарушений в 2017 году. Поскольку обе страны являются членами НАТО, но Турция не входит в ЕС, Афины попытались заручиться поддержкой Брюсселя в отношении Анкары.

Однако, несмотря на предупреждения, Брюссель сталкивается с трудностями в защите морского и воздушного пространства государств-членов ЕС, поскольку пока не имеет своей собственной интегрированной военной структуры, а крупнейшие члены НАТО, такие как Турция и Великобритания (после брексита), не являются частью ЕС.

Тем не менее ЕС начинает предпринимать шаги для формирования своих собственных вооруженных сил путем создания постоянного структурного сотрудничества (PESCO) на фоне брексита и снижения американской поддержки НАТО. Таким образом, если НАТО проложит путь для концепций регионального суверенитета, таких как воздушное пространство НАТО, воздушное пространство ЕС, воздушное пространство ШОС и т. д., то придется ответить на вопрос: движется ли мир в сторону поствестфальского мирового порядка? Смогут ли отдельные государства сохранить свой суверенитет?

Вестфальский мир заложил в 1648 году основу для концепции государственного суверенитета в международном праве. Было признано, что государство имеет определенную территорию, свое правительство, способность вступать в отношения с другими государствами. Принцип невмешательства в суверенитет других государств был далее развит в XVIII веке.

Однако после окончания холодной войны Вестфальская система столкнулась с угрозами, исходящими со стороны сторонников гуманитарных интервенций. Особенно это касается Ближневосточного региона и Северной Африки. Нормы в области прав человека и демократические ценности возобладали над государственным суверенитетом национальных государств. В качестве примера можно привести западные интервенции в Косово (1999 год), Ирак (2003 год), Ливию (2011 год), Сирию (с 2011 года по сегодняшний день). Теперь Запад присматривается к Ирану.

Поствестфальские прецеденты гуманитарных интервенций и операции по борьбе с терроризмом поддерживаются экстерриториальным применением внутреннего законодательства США, включая AUMF 2001 года (разрешение на использование военных сил США), которое разрешает проведение контртеррористических операций в других странах, а также экстерриториальные санкции США против Ирана, России, Сирии, Китая и др.

Adrian
Истребитель Eurofighter Typhoon

По мнению индийского академика Брахма Челлани, беспорядочное использование санкций США может привести к непредвиденным последствиям. Челлани считает, что США практически не оставили другим странам выбора, кроме перехода к недолларовой валюте, чтобы избежать американских санкций. Эксперт из Гонконгского университета Эндрю Шэн считает, что мир переходит к мультивалютной резервной системе, в которой доллар в настоящий момент составляет 40% мирового ВВП, юань — 30%, евро — 20%, а йена — 5%.

Учитывая западные гуманитарные вмешательства, которые подорвали концепцию государственного суверенитета, в сочетании с появляющимися региональными блоками, включая развивающийся азиатский блок юаня и другие регионы, всё еще находящиеся в долларовом блоке, возможно предположить, что мир действительно переходит к поствестфальскому мировому порядку, где государство, похоже, уже не сможет быть суверенным.

Александр Белов

Источник: «ИА REGNUM».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *