А если бы не чиновник!

Некоторое время назад все наши прогрессивные СМИ были возмущены приговором американской суда Марии Бутиной, осужденной на 18 месяцев за якобы противоправную деятельность в качестве иностранного (русского) агента.

Дело, конечно же, шито «белыми нитками» и, безусловно, как сам процесс, так и обвинения «приняты за уши». Создается впечатление, что не приговор был вынесен по итогам следствия и судебного разбирательства, а напротив все эти следственные и судебные процедуры были выстроены под обоснование заранее вынесенного вердикта.

Но это там у них, за океаном. И ничего удивительного в этом нет. Американская судебная система, так же как и их пресловутая система демократических ценностей лицемерны, 2-х (3-х…. 100) стандартны и рассчитаны на слепое их восприятие ограниченным обывателем, как американским, так и закордонным.

Тем более, что был определенный заказ на показательный суд. И этот заказ был исполнен. Как гласит самая известная американская пословица: «ничего личного – это бизнес». Процесс над М. Бутиной – это бизнес, в рамках реализуемой санкционной антироссийской политики. Ей просто не повезло, она оказалась не в то время и не в том месте и поэтому попала под каток американской псевдоправовой системы.

У нас, в России, конечно же, не так. Или так?

Вопрос риторический, судя, по тому процессу, свидетелем которого стала вся страна – над А. Кокориным и П. Мамаевым, которым тоже, видимо, не повезло оказаться не в том месте и не в то время, да еще и в нетрезвом состоянии.

Конечно же, произошедшее 8 октября 2018 года в одном из кафе Москвы  – драка с участием А. Кокорина и П.Мамаева – это хулиганство. Но это единственное, что очевидно по итогам как самого судебного процесса, так и шести месячного (!) следствия.

За это время можно было агентурную сеть иностранной разведки раскрыть или пресечь реализацию какой-либо коррупционной комбинации, да и вообще раскрыть какое-то резонансное преступление или противоправное деяние. Но, ни того, ни другого, ни третьего …. увы, не произошло, поскольку все силы российского следствия были направлены на установление обстоятельств драки А. Кокорина и П.Мамаева с чиновником средней руки Паком.

Очевидно, конечно же, что Д. Пак, лицо пострадавшее, но что-то подсказывает, что если бы на месте Пака оказался другой человек, не обремененный чиновничьими полномочиями, не было бы ни столь масштабного следствия, ни резонансного судебного процесса. Да и приговор, конечно же, был бы иной.

Вся эта история оставила много вопросов к нашей правоохранительной системе и системе правосудия!

Во-первых, так и осталось непонятным, как и что стало причиной драки? Какова роль самого Д. Пака в этой драке? То, что он что-то говорил, судя по кадрам записи очевидно, но что говорил. Не являлись ли его высказывания провокационными?

Каков ущерб был нанесен пострадавшему, и можно ли было этот ущерб компенсировать в досудебном порядке? Судя, по официальным данным – ущерб Д.Пака – ушиб левой руки и сотрясение мозга (диагноз крайне субъективный). И все! Вообще-то с такими диагнозами пациентов не госпитализируют. Как странно все это.

Во-вторых. Не является ли 6-ти месячное заключение А. Кокорина и П. Мамаева под стражу, да и сам последовавший чрезвычайно жесткий приговор, банальной местью. Конечно же, они виновны, но наказание должно быть соизмеримо с тяжестью проступка.

Наконец, в-третьих, что за личность сам пострадавший г-н Д. Пак.

Охарактеризовать его как личность трудно, да и неинтересно. А вот карьера Д. Пака вызывает удивление.

После окончания Санкт-Петербургского университета 10 лет состоял помощником одного и того же депутата Петербургского законодательного собрания, ставшего затем членом Совета Федерации. Смысл функций помощника заключается в решении общих вопросов своего депутата (сенатора) – что-то своего рода порученец или секретарь.

В 2011 году – Д. Пак назначен советником министра юстиции с присвоением звания действительный государственный советник юстиции 3 класса – генерал майора юстиции.

31 год – генерал-майор – карьера сногсшибательная.  А дальше как в рекламе, больше … Уже в 2012 году Д.Пак, не имея профильного образования, назначен директором Департамента государственного регулирования внутренней торговли Минпромторга РФ, а затем и директором Департамента автомобильной промышленности и железнодорожного машиностроения  Минпромторга.

Вот такая головокружительная карьера. Уж не протекционизм ли это? И не в протекционизме ли заключается секрет не только головокружительности карьеры Д. Пака, но и его поведения в конфликте, который при желании легко можно было урегулировать на месте.

Не в протекционизме ли причина и столь затяжного следствия, а также необоснованно жесткого приговора? А что было бы, если подобного рода действия были совершены не в отношения чиновника Пака, а рядового гражданина?

Вопросов много, очень много. К сожалению, само дело и его разбирательство в суде, лишь добавило вопросов и поневоле вызывает ассоциацию с судебным процессом над М. Бутиной в США, по крайней мере, с его итогами – 18-месячным заключением под стражу – как у А. Кокорина.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *