Правда и вымысел о Варшавском восстании

75 лет назад неудачей завершилось антинацистское Варшавское восстание. Армия Крайова потерпела поражение. Вокруг этой трагической вехи не утихают споры. Часто приходится слышать об ответственности Советского Союза за поражения антифашистов в Польше…

Всем тем, кто перекладывает ответственность за неудачу восстания на Красную армию, стоит знать, что в конце июля, накануне начала восстания, польский премьер находился не где-нибудь, а в Москве. Отправляясь туда 26 июля, он знал, что 1 августа Варшава восстанет. Однако в ходе начавшихся 31 июля переговоров с наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым не счёл нужным проинформировать его о грядущих событиях.

Только 3 августа на встрече с Иосифом Сталиным Станислав Миколайчик сообщил о том, что столица Польши восстала, там находятся несколько министров эмигрантского правительства и он сам собирается лететь в Варшаву. На замечание удивлённого Сталина, что там немцы, самонадеянный польский лидер заявил, что Варшава будет свободна со дня на день. Просить Красную армию о помощи он не стал.

Генерал Тадеуш (Бур) Коморовский

Выдавая желаемое за действительное, Миколайчик плохо представлял происходившее в польской столице. А там командующий Армией Крайовой генерал Тадеуш (Бур) Коморовский до последнего момента колебался, начинать ли восстание. Игра со многими неизвестными была крайне рискованной. О планах и возможностях советского и немецкого командования он мог лишь гадать. А от Адольфа Гитлера, едва уцелевшего после покушения 20 июля, можно было ждать чего угодно.
Несмотря на долгий период подготовки выступления, оружия повстанцы запасли мало. По данным Е. Яковлевой, у них имелось 60 ручных пулемётов, семь станковых пулемётов, 35 противотанковых ружей и гранатомётов, 1000 карабинов, 300 автоматов, 1700 пистолетов и 25 тыс. ручных гранат. Неведомо, верил ли (Бур) Коморовский обещаниям Миколайчика, что, как только восстание начнётся, англичане перебросят по воздуху созданные в эмиграции отряды Армии Крайовой, помогут оружием, боеприпасами и продовольствием. Тем не менее, посовещавшись с генералами Леопольдом Окулицким и Тадеушем Пелчиньским, он назначил восстание на 1 августа.

За первые четыре дня, когда повстанцам противостояли лишь тыловые и полицейские части, они захватили большую часть города. Но противник сохранил под своим контролем транспортные артерии, мосты, вокзалы, телефонные станции, казармы и ключевые правительственные здания. Вскоре германское командование подтянуло танки, орудия и бронепоезда. Подошли охранные части СС и полиции, коллаборационисты из 29-й гренадерской дивизии СС.

А надежды на англичан не оправдались. С берегов туманного Альбиона шли туманные обещания. За 63 дня восстания британская авиация всего пять раз осуществляла сбросы над Варшавой оружия и продовольствия. Делалось это с больших высот, и основная часть грузов попала к немцам.

9 августа, перед отлётом из Москвы, Миколайчик уже не разглагольствовал о скором изгнании немцев из Варшавы. Он просил Сталина помочь оружием, уверяя, что «немцы сейчас не так сильны, чтобы выбросить поляков из тех районов Варшавы, которые они занимают». В ответ Сталин сказал, что «начинание с восстанием польской подпольной армии в Варшаве он считает нереальным делом, так как у восставших нет оружия… Немцы просто перебьют всех поляков. Просто жалко этих поляков».

Константин Рокоссовский

Сталин пообещал оказать помощь оружием и боеприпасами, хотя цели лондонских «стратегов», стремившихся перехватить власть у польских левых сил, не соответствовали интересам Москвы.

Всю войну лондонские поляки не столько помогали СССР, сколько мешали и пакостили. В 1942 году в разгар Сталинградской битвы они направили сформированную в СССР польскую армию генерала Владислава Андерса не на фронт, а в Иран. В 1943 году поддержали провокацию Йозефа Геббельса по Катыни и приговорили к смертной казни за «дезертирство» генерала Зыгмунта Берлинга, под командованием которого 1-я армия Войска польского сражалась на подступах к Варшаве.
Когда Сталин спросил, есть ли в городе места, куда можно сбросить оружие, Миколайчик не смог их указать. Тем не менее своё обещание советский лидер выполнил. Если англичане сбрасывали грузы с большой высоты, в результате чего к повстанцам мало что попадало, то наша авиация действовала на предельно низких высотах. Эффективность её работы была гораздо более высокой, что признали и немцы, и поляки. 15 сентября (Бур) Коморовский в телеграмме на имя маршала Константина Poкоссовского поблагодарил за «авиационное прикрытие, сброшенное оружие, боеприпасы и продовольствие» и попросил о продолжении сбрасывания. Только с 13 сентября по 1 октября восставшим сбросили 156 миномётов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов и винтовок, 41 780 гранат, три млн патронов, 131 221 кг продовольствия и 500 кг медикаментов.

В конце августа получившие подкрепление советские войска перешли в наступление. 14 сентября Москва салютовала войскам, взявшим восточную часть Варшавы (Прагу) залпами из 224 орудий.

Развить успех было крайне сложно. Гитлеровцы взорвали все мосты через Вислу, чему не воспрепятствовали повстанцы. Утром 15 сентября Берлинг получил приказ форсировать Вислу. Части 1-й польской армии слишком долго готовились к переправе, начав её лишь на рассвете 16 сентября. Неприятель подверг их массированному обстрелу, не позволив перевезти на западный берег танки и орудия. Попытки создать плацдармы на западном берегу показали, что повстанцы его не контролируют. После недели боёв немцы вытеснили десант на восточный берег. Польские части потеряли 3764 человека убитыми и ранеными.

27 сентября немцы перешли в наступление на повстанческие районы. (Бур) Коморовский не стал пробиваться через Вислу и 2 октября подписал с командующим германскими войсками в Варшаве обергруппенфюрером СС Эрихом фон дем Бах-Зелевски соглашение о капитуляции. По подсчётам участвовавшего в восстании польского историка Р. Назаревича, в плен сдалось более 17 000 повстанцев. Оставшееся гражданское население нацисты вывезли из города, направив 87 250 человек на принудительные работы в Германию, а 68 707 человек — в концлагеря. Значительная часть Варшавы была разрушена.

Подводя итоги, даже штаб Армии Крайовой в разработке для внутреннего пользования признал: «Причина неудачи сражения за Варшаву лежит в общем срыве советского наступления на Висле в результате переброски сюда в конце июня — начале августа новых немецких дивизий… Неверно предположение, будто советские войска не заняли Варшаву, потому что желали гибели оплота польской независимости».

Пропаганда твердила иное. Причину поражения восстания лондонские поляки обнаружили в мифической «пассивности» Красной армии, не пояснив, почему наши деды и прадеды должны были оплачивать своей кровью авантюру польских антисоветчиков и русофобов. А сегодня в неудаче восстания и наши прозападные фальсификаторы истории обвиняют Советский Союз.

Олег Назаров,
доктор исторических наук

Источник: “Историк”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *