Военно-силовой сценарий продолжения противоборства между ЛЧЦ на новом уровне

Военная история показывает, что никто не знает, по какому сценарию будет развиваться война, если, она не дай бог, случится. Между тем, американская концепция мгновенного глобального удара не рассчитана даже на среднесрочный конфликт. А что будет, если противник не потеряет свой потенциал, или достаточно быстро восстановится? Тогда у армии США не хватит техники, а у солдат – мужества, чтобы защищаться. Если русские не поднимут белый флаг на первый день, то на второй – это придется сделать американцам[1]
Военные эксперты США

Какая парадигма отношений между ЛЧЦ будет доминировать в мире к 2050 году – прежняя, военно-силовая, или новая, пока еще не известная, – требует внимательного изучения потому, что на этот вопрос сегодня нет и не может быть однозначного ответа. Во всяком случае нельзя исключать вариант, что нарастание военно-силового противоборства почти неизбежно приведет к глобальной войне, после которой всегда наступал мир. Наступит ли такой мир после новой глобальной войны и каким он будет? На этот вопрос мы пока что, повторюсь, однозначно ответить не можем, но можем вполне обоснованно допустить, что существующая и вероятная логика военно-силового противоборства (известная парадигма развития ВПО после 2025 года) может привести теоретически, как минимум, к следующим результатам:

  • Во-первых, победе одной из коалиций ЛЧЦ – китайской, западной, исламской, индийской или российской в результате глобальной войны с использованием или без применения ОМУ;
  • Во-вторых, к самоуничтожению всей человеческой цивилизации в результате потери политическими властями контроля над эскалацией военного конфликта или сознательным нежеланием достижения промежуточных договоренностей;
  • В-третьих, прекращению военной эскалации еще до уровня глобального конфликта на уровне локальных и региональных конфликтов и конфликтов на отдельных ТВД (например, ближневосточном или среднеазиатском), как это уже случалось в прошлом;
  • Наконец, в-четвертых, сохранения военно-силового противостояния на уровне до наступления прямого и масштабного вооруженного противоборства.

Очевидно, что все эти возможные сценарии в той или иной степени вполне реалистичны, хотя, наверное, найдутся и другие, в т.ч. и более оптимистические. Прогноз после 2025 года (т.е. через 13–15 лет) можно сравнить с аналогичным временным отрезком с конца прошлого по второе десятилетие нынешнего века, но умноженным на поправку ускорения технологического и социального развития, как минимум, в 1,5 раза. Это означает, что перемены после 2025 года сопоставимы с переменами в экономике, технологии и политико-социальном устройстве человечества, происходившие в предыдущие 40–45 лет. Другими словами, если мы хотим сопоставить эту временную данность с новейшей историей нашей страны, то можно «отсчитать» от 2017 года 40–45 лет, оказавшись примерно во второй половине 70-х годов прошлого века. И посмотреть, какова разница окажется между этим прошлым и сегодняшним настоящим. Грубо говоря, состоянием науки, общества и экономики при Брежневе и при Путине.

С экономической, социальной и политической точек зрения это будет качественно иной период развития. Конец брежневской эпохи, который мы сегодня называем «застоем», с экономической точки зрения характеризовался низкими темпами роста ВВП в 2,5–3%, которые мы сегодня называли бы среднемировыми (желательными) темпами развития, достаточно низкими душевыми доходами 90% населения, которые для нынешних 60–70% граждан были бы желательны, опытной, лучшей в мире армией, повоевавшей в Афганистане, чьи самые последние наработки (самолеты, системы ПРО–ПВО и т.д.) мы рассматриваем как модернизацию ВВСТ[2].

С другой стороны, мы видим удивительный прогресс в области информатики и связи, качества жизни (для 15% граждан) и образования (для половины желающих), распространения религиозных институтов, возможностей для туризма и отдыха. В частности, по результатам исследований крупнейшей публичной социологической маркетинговой компании Nielsen Holdings, проведенных в 2012 году, фиксируются два лидирующих по уровню доверия источника рекламной информации: рекомендации друзей и знакомых (90%) и онлайн – отзывы потребителей. В России эти показатели несколько ниже и составляют 86 % и 55% соответственно. Все остальные виды СМИ демонстрируют падение доверия к ним как к источнику рекламной информации. В 2012 году исследование Nielsen показало снижение уровня доверия к рекламе на телевидении, радио, в печатной прессе на 24%, 20% и 25% соответственно по сравнению с 2009 годом.

Ту же тенденцию падения доверия к традиционным каналам СМИ в глобальном масштабе демонстрируют исследования компании Synovate Comcon 2011 года. Если в 2007 году телевидению как источнику информации доверяли 47% населения 7 обследованных стран (включая Россию), то в посткризисный период уровень доверия остановился на отметке в 35% и не имеет тенденции к росту. В отличие от Интернета, которому доверяли 40% респондентов, и намечался подтвердившийся рост показателя[3].

Подобных противоречий очень много и результат очень не однозначный потому, что достоверный стратегический прогноз сценариев развития МО-ВПО и России после 2025 года, основанный на методах экстраполяции или интрополяции прежних тенденций, явлений и парадигм, маловероятен в силу закономерностей переходного периода, который переживает человечество сегодня. Прежде всего качественных изменений во всех областях человеческой жизнедеятельности, которые неизбежно решительно повлияют на политические, экономические военные отношения между субъектами МО и ВПО.

Этот «переходный период» означает практически полную смену экономических и технологических формаций, социально-политических моделей и базовых ценностей, которая фактически уже началась в первом десятилетии нового века и отчетливо проявилась после кризиса 2008–2011 годов. Но если до 2025 года эти изменения парадигм не имели решающего, масштабного, всеобъемлющего характера, либо их последствия были частично прогнозируемы, то после 2025 года, как ожидается, влияние новых парадигм будет становиться абсолютно решающим, т.е. наступит «фазовый переход» человечества из одного состояния в другое, который приведет к появлению после 2025–2040 годов качественно нового общества, экономики и, как следствие, качественно новой международной обстановки.

Подберезкин Алексей Иванович

[1] Если Россия не сдастся в первый день, во второй сдадутся США / Эл. ресурс: «24» / http.24molnia.ru/ 2017.07.11.

[2] См. подробнее: Подберёзкин А.И. Военная политика России. – М.: МГИМО-Университет, 2017. – Т. 1–2.

[3] Милаева О.В. Реклама W.2.0: современные тенденции в ИКТ / Эл. ресурс: «Военное обозрение», 2017.13.10.

Источник: «VIPERSON».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *