ВМС США: военное обозрение

В стремлении «вновь сделать Америку великой» новый президент США Дональд Трамп уже фактически приступил к выполнению масштабной программы военного строительства, которая, по замыслу стратегов Белого дома и Пентагона, должна в обозримой перспективе сохранить за Вооруженными силами США статус главной «военной машины» планеты, способной решать широкий круг задач в различных уголках земного шара. Не последнее место в этих планах отводится наращиванию боевой мощи американских Военно-морских сил, которые за последние десятилетия «сморщились», словно шагреневая кожа. Новую кораблестроительную программу президента Трампа можно кратко назвать «Флот в 350 вымпелов». Однако в истории ВМС США уже был эпизод, когда Вашингтон пытался реализовать еще более амбициозную программу под названием «Флот в 600 вымпелов». Закончилась она не совсем успешно: решить поставленную американским военно-политическим руководством перед флотом и кораблестроительной промышленностью задачу тогда в полной мере не удалось. Вполне возможно, что такая же участь ожидает и нынешнюю амбициозную программу Дональда Трампа.

«ОКЕАН» ПУГАЕТ АМЕРИКУ

Весной 1970 года, с 14 апреля по 5 мая, на значительной части огромного Мирового океана — в акваториях Атлантического, Северного Ледовитого и Тихого океанов и восьми морей — с участием сил и средств всех четырех флотов ВМФ СССР были проведены военно-морские учения «Океан», ставшие первыми по-настоящему океанскими маневрами советского ракетно-ядерного флота и наглядно продемонстрировавшие его существенным образом возросший боевой потенциал.

В маневрах, общее руководство которыми осуществлял Главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков, приняли участие в общей сложности несколько сотен подводных лодок и надводных кораблей всех классов, боевых катеров и вспомогательных судов, силы Морской авиации (более 20 авиаполков) и береговых войск флота (2 полка морской пехоты и ряд частей и подразделений), а также Дальней авиации (8 авиаполков) и войск ПВО страны (3 корпуса и 3 дивизии, включавшие 14 зенитных ракетных бригад и полков, а также 13 истребительных авиаполков, эскадрилья самолетов ДРЛО и 7 радиотехнических бригад и полков). При этом в удаленных районах океанской и морской зон было развернуто около 80 подводных лодок, включая 15 атомных (в том числе впервые в истории отечественного ВМФ к таким учениям привлекли атомные подводные лодки с баллистическими и крылатыми ракетами), 84 боевых надводных корабля основных классов и 45 вспомогательных судов.В рамках маневров «Океан» было проведено в совокупности 31 тактическое и командно-штабное учение (СФ — 11, ТОФ — 8, БЯ и ЧФ — по 6 учений), а боевые корабли выполнили около 1000 боевых упражнений (ракетных стрельб — 64, артиллерийских стрельб — 430, торпедных стрельб — 352, глубинных бомбометаний — 84), в ходе которых было использовано 68 ракет, 416 торпед, 298 морских мин и пр.

В ходе этих масштабных учений отрабатывались слаженность штабов и взаимодействие флотов ВМФ с оперативными объединениями других видов ВС СССР, а также военно-морскими силами ряда дружественных государств мира в целях решения задач по поиску и уничтожению подводных стратегических ракетоносцев противника, разгрому его авианосных ударных групп и соединений, десантов и конвоев, а также разрушению неприятельских береговых объектов различного назначения, в том числерасположенных в глубине территории противника. Особо следует отметить, что руководство учениями осуществлялось с единого командного пункта.

«Данное учение произвело впечатление на американские Военно-морские силы, — пишет Джордж У. Бэр, известный американский военно-морской историк и эксперт в области военно-морской стратегии, на тот момент — руководитель кафедры стратегии и политики и профессор по вопросам военно-морской стратегии Военно-морского колледжа США, в своем труде «Столетие морской мощи: ВМС США в 1890-1990 годы». — Более 99% советских боевых надводных кораблей и подводных лодок (принимавших участие в учениях. — В.Щ.) имели возраст менее 20 лет. Напротив, значительная часть американских сил (флота) была готова к списанию на слом, а более половины американских надводных кораблей и судов несли службу уже более 20 лет. Непомерные расходы на войну во Вьетнаме и весьма дорогостоящее перевооружение 30 подводных лодок с ракет «Поларис» на «Посейдон» буквально съедали кораблестроительный бюджет ВМС США». В целом, как указывает Джордж Бэр, маневры «Океан» 1970 года «открыли глаза» командованию ВМС США и руководству Пентагона на истинное положение дел на просторах Мирового океана. Причем вскоре американские моряки смогли прочувствовать изменившийся баланс сил на море, что называется, на своей шкуре. Так, в 1973 году, после того как США выказали явную поддержку Израилю в ходе очередного обострения его противостояния с соседними арабскими странами, советское командование направило в восточную часть Средиземного моря крупную группировку боевых кораблей и сосредоточило на аэродромах Египта и Сирии значительные силы авиации. «Советский флот направил сюда четыре противоавианосные (корабельные) группы, которые сопровождали каждый из трех ударных авианосцев 6-го флота и амфибийную группу, — пишет Джордж Бэр в упомянутом выше труде. — К концу октября 1973 года советский Средиземноморский флот (имеется в виду 5-я (Средиземноморская) эскадра ВМФ СССР. — В.Щ.) насчитывал 95 боевых кораблей «способных в первом ударе применить 88 крылатых противокорабельных ракет, 348 торпед и 46 зенитных управляемых ракет». Впервые в районе кризиса советский флот превосходил по численности американский — в этом случае на треть. К тому же советское командование могло нанести удар по 6-му флоту и с помощью авиации берегового базирования, причем сразу с четырех направлений: из Югославии, Египта, Сирии или Крыма… В итоге Соединенным Штатам пришлось принять советский ультиматум насчет того, чтобы израильтяне позволили уйти окруженной египетской 3-й армии». В связи с этим адмирал Элмо Рассел Зумволт младший — самый молодой в истории американского флота начальник военно-морских операций (командующий) ВМС США — заметил: «Сомневаюсь, что со времени окончания Второй мировой войны американские ВМС оказывались в настолько напряженной ситуации, в какой оказался 6-й флот в Средиземноморье». А еще через пять лет, с 3 по 21 апреля 1975 года, советский ВМФ проводит новые грандиозные военно-морские учения — «Океан-75», лишь немногим уступавшие маневрам 1970 года. На этот раз к учениям привлекались Северный и Тихоокеанский флоты практически в полном составе и взаимодействующие соединения и части Балтийского и Черноморского флотов, а также соединения и части Дальней авиации, войск ПВО, РВСН и Ленинградского военного округа. В составе сил «северных» и «южных» имелись 76 надводных кораблей, 35 подводных лодок, включая 11 атомных, 28 вспомогательных судов, а также 168 самолетов и 44 вертолета из состава 11 авиаполков. На маневрах проверялись основные положения оперативного искусства и тактики видов и родов войск, перевод ВМФ с мирного на военное положение, скрытное развертывание сил и их обеспечение, обеспечение развертывания своих подводных стратегических ракетоносцев, нарушение морских коммуникаций вероятного противника, а также ведение боевых действий с применением обычного и ядерного оружия, которыми наносились удары по боевым кораблям и береговым объектам противника.При этом разгром неприятельских авианосных и различных корабельных ударных групп и группировок его противолодочных сил в Северо-Восточной Атлантике и Норвежском море, завоевание господства в Баренцевом море и нарушение океанских перевозок противника в Атлантическом океане осуществлялись во взаимодействии с Дальней авиацией, а уничтожение его ПЛАРБ в районах их боевого патрулирования и в базах — во взаимодействии с Дальней авиацией и РВСН.

Сменой парадигмы и серьезным сдвигом в военно-морском балансе сил посчитали в Вашингтоне и начало эксплуатации советским ВМФ базы Камрань (Вьетнам), построенной ранее самими американцами. Ну а последней каплей, переполнившей чашу терпения Вашингтона, стало то, что советские боевые корабли стали появляться, что называется, на «заднем дворе» Америки — в Мексиканском заливе. В период с 1969 по 1981 год американцы засекли 10 таких заходов, причем однажды советские корабли подошли и вовсе на расстояние 20 миль от побережья континента. Среди «нарушителей» американского спокойствия оказались в том числе 20 надводных кораблей с ракетным вооружением и 6 подводных лодок.

НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ — НОВЫЙ МИНИСТР

В январе 1981 года в Овальном кабинете Белого дома появился новый хозяин — новый президент США Рональд Рейган. Бескомпромиссно и решительно, как и его герои из лихих вестернов, в которых он среди прочего снимался во время своего актерского периода жизни (хотя во время военной службы в годы Второй мировой войны Рейган ни разу не покинул континентальные штаты, «бесстрашно воюя» на идеологическом фронте, но потом, впрочем, рассказывал совершенно обратное), убежденный антикоммунист и антисоветчик, Рейган взялся за борьбу с угрозой, исходящей от «империи зла» — такой титул он присвоил Советскому Союзу.

И вот этот бывший фэбээровский «сексот», став полноценным хозяином Овального кабинета, решил, что военная стратегия США стала неэффективной и даже, можно сказать, аморфной, а потому ее следует срочно пересмотреть, сделав более агрессивной и способной надежно сдержать главного врага Америки. В значительной мере выводы об упавшем боевом потенциале национальных ВС руководство Белого дома и многочисленные американские военные эксперты делали на основании анализа опыта участия ВС США во Вьетнамской войне, который оказался весьма неоднозначным, в какой-то мере даже негативным.

Естественно, что все вышесказанное касалось и американской военно-морской стратегии. Претворять в жизнь идею «сокрушения бастионов советского флота» должен был новый министр ВМС США — Джон ФрэнсисЛеман.

Новый министр был молод — всего 38 лет (!) — и пришел на флот из консалтинга: с 1977 года он возглавлял основанную им же консалтинговую компанию «АбингтонКорпорейшн», среди клиентов которой числилась не одна компания американского военно-промышленного комплекса, включая, к примеру, корпорацию «НортропГрумман». Впрочем, Джон Леман не был, как может показаться на первый взгляд, совсем уж далек от флота — к тому времени он уже 12 лет состоял в Резерве ВМС США, где дослужился до коммандера — воинского звания, в целом соответствующего российскому званию капитан 2 ранга. А до этого, еще со времени обучения в Кембридже, будущий военно-морской министр состоял в Резерве ВВС США.

Таким образом, министр ВМС Джон Леман, занимая этот высокий пост, одновременно являлся коммандером резерва подчиненного ему вида ВС США. Забегая вперед, отмечу, что офицером Резерва ВМС он остался и после того, как в 1987 году ушел в отставку с поста министра, решив посвятить себя предпринимательской деятельности. Причем двумя годами позже Леман получил воинское звание кэптена — соответствует воинскому званию капитан 1 ранга в ВМФ России. В общей сложности Леман, таким образом, прослужил офицером резерва три десятка лет.

Вот именно этому человеку президент Рейган и поручил строить обновленный, более мощный и многочисленный — в 600 вымпелов — военный флот Америки, а также разработать новую военно-морскую стратегию, которая затем стала более известна как «стратегия передового действия» и предусматривала осуществление фактически глобального противостояния с ВМФ СССР на всей акватории Мирового океана и даже вблизи берегов последнего. В отношении подводных сил ВМС США понятие «передовое действие» означало проникновение в «бастионы» советского ВМФ — в противовес задаче «удержания рубежей», которую американские подводники решали до того. Следует отметить, что Джон Леман проявил себя на военном поприще не только в качестве одного из разработчиков новой военно-морской стратегии Соединенных Штатов. Ему принадлежит и идея весьма неоднозначной стратегической концепции, призванной дать «адекватный ответ» на возможное советское военное вторжение в Западную Европу и получившей название «Доктрина Лемана» (LehmanDoctrine).

Вкратце суть этого «гениального» плана, обнародованного в 1987 году, была проста: в то время как советские войска, вторгшись в Западную Европу, продвигались бы к Ла-Маншу, американские войска должны были высадиться на дальневосточном побережье Советского Союза, где, по мнению Лемана, оборона противника была намного слабее, и затем наступать вдоль Транссиба в западном направлении с конечной целью — Москва.Сегодня, зная о том, насколько мощная группировка сил и средств ВС СССР была сосредоточена за Уралом, и в частности в Приморье, а также понимая, что в случае такого масштабного вторжения на Дальнем Востоке советское военно-политическое руководство неминуемо дало бы добро на применение тактического ядерного оружия (это в лучшем случае, а вполне могло и до стратегических ядерных сил дойти), по которому мы до сих пор превосходим весь блок НАТО, будущее плана Лемана выглядит весьма непрезентабельно. Впрочем, поскольку военное вторжение советских войск в Западную Европу существовало, видимо, только в сценарии виртуального мегаблокбастера, состряпанного играющим роль президента США бывшим актером Рональдом Рейганом и его окружением, «Доктрина Лемана» так и осталась неосуществленной, а сам министр ушел с госслужбы на вольные хлеба.

17 февраля 1987 года министр ВМС Джон Леман подал на имя президента прошение об отставке, отметив, что собирается занять какую-либо руководящую должность в негосударственном секторе промышленности. Чуть ранее, 6 февраля, о своем решении он сообщил в беседе с министром обороны КаспаромУайнбергером. Президент Рейган отставку эту принял, но, как указывалось, с большим сожалением, охарактеризовав Лемана как «выдающегося министра». Заметим, что одним из достижений «выдающегося министра» стало то, что весьма значительная часть оценивавшегося более чем в 1 трлн долл. бюджета, выделенного по запросу Рейгана на повышение военной мощи Америки, пошла именно на нужды флота — на корабли и авиацию.

Леман особо подчеркнул, что момент для его отставки весьма подходящий: он провел в должности 6 лет, «создавая условия для реализации концепции флота в 600 вымпелов», а флот и морская пехота на данный момент находятся в «хорошей форме». При этом он отметил, что Белый дом утвердил добавление флоту 75 новых боевых кораблей, а в 1989 финансовом году (ф.г.) будет дан полный ход кораблестроительной программе, которая позволит достичь рубежа в 600 кораблей — ключевой цели президента Рейгана. «Поддержание боеспособности флота сегодня обходится в 60% бюджета ВМС», — добавил он. Леман также отметил, что США должны в любом случае продолжать строить новые корабли — даже если будущие президент и Конгресс решат сократить целевой уровень в 600 вымпелов. «Если президенты в будущем посчитают, что угроза снизилась и что мы сможем выполнить все наши обязательства в Атлантике и на Тихом океане меньшими по численности ВМС, то все, что надо будет сделать, — просто списать чуть раньше наиболее старые корабли, — подчеркивал Леман. — Если же вы не будете строить новые корабли, вы просто лишите себя будущего».

«Стратегический талант» Лемана, проявленный им в прошлом, судя по всему, оценили, поскольку, занимаясь инвестиционным бизнесом, он не выпадает из политической обоймы, сотрудничая и входя в состав различных военно-политических и так называемых стратегических рабочих групп, институтов и т.п. Среди них, например, ХеритеджФаундейшн, Институт изучения внешней политики, Центр по политике в области безопасности, проект «За новый американский век» и др. Ноябрьские теракты 2001 года дали новый толчок этому направлению деятельности Лемана — он входит в состав специальной комиссии, расследовавшей те события. Ходили слухи, что работа в комиссии — трамплин к высокой должности в администрации президента Джорджа Буша-младшего (ему прочили посты директора Центральной или Национальной разведки либо главы Пентагона). Ни один из этих прогнозов не сбылся. Впрочем, Джон Леман все же поработал советником у сенаторов Джона Маккейна и Митта Ромни во время их президентской избирательной кампании.

ФЛОТ В 600 ВЫМПЕЛОВ

«Будучи некогда безусловно доминирующей силой на море, ВМС Соединенных Штатов за последние два десятилетия ввиду стремительного роста в численном и качественном отношении советского ВМФ утратили это свое преимущество, — указывали авторы аналитического исследования «Строительство флота в 600 кораблей: стоимость, временные сроки и альтернативные подходы», подготовленного бюджетным отделом Конгресса США в марте 1982 года. — Советский флот за последние 25 лет существенно вырос в масштабах. Только численность боевых надводных кораблей основных классов и десантных кораблей в период с середины 1960-х годов до 1980 года увеличилась с примерно 260 до 362 единиц». Напротив, «в период с 1970 года по 1980 год численность кораблей, находящихся в боевом составе ВМС США, упала с 847 до 538, а численность личного состава сократилась с 675 тыс. до примерно 525 тыс. человек».

«Впрочем, озабоченность поддержанием необходимого баланса в военно-морской области вызвана отнюдь не только простым сопоставлением численных характеристик. Причина — в качественных изменениях и тенденциях, в стремительной эволюции советского ВМФ от флота ограниченных возможностей, ориентированного на обеспечение обороны своего побережья (brownwaternavy), до современного океанского флота (bluewaternavy), способного создать угрозу ВМС США в любом уголке мира», — особо подчеркивали авторы доклада.

«В течение 1970-х годов советский ВМФ получил на вооружение 12 новых классов боевых кораблей океанской зоны, располагающих современными вооружением и радиоэлектронными системами, — отмечается в упомянутом исследовании. — Советский Союз продемонстрировал свою возросшую военно-морскую мощь и новую тактику в ходе крупномасштабных учений «Океан», во время которых были выполнены скоординированные удары по «вражеским» силам, явно призванным имитировать американские авианосные боевые группы. При этом ключевым элементом советской тактики стало использование для ударов на большую дальность крылатых ракет, носителями которых являются самолеты, подводные лодки и надводные корабли». В целях восстановления национальной военно-морской мощи и обеспечения превосходства ВМС США над его главным противником — ВМФ СССР — американское военно-политическое руководство в лице президента Рейгана и министра ВМС Лемана разработало и приступило в начале 1980-х годов к практическому осуществлению новой военно-морской стратегии — стратегии «передового присутствия» и связанной с ней весьма амбициозной кораблестроительной программы. Их реализация, согласно расчетам американских экспертов, позволила бы ВМС США сохранить глобальное господство на просторах Мирового океана.

Базовыми составляющими новой программы строительства флота, которую намеревалась реализовать администрация президента Рейгана, являлись:

  • существенное увеличение объемов строительства новых боевых кораблей и вспомогательных судов, а также закупка дополнительного количества самолетов и вертолетов морской авиации берегового и корабельного базирования;
  • увеличение сроков службы старых кораблей и вспомогательных судов;
  • возвращение в строй линкоров типа «Айова»;
  • ускорение и увеличение объемов постройки атомных авианосцев типа «Нимиц» с тем, чтобы ВМС в каждый отдельный момент времени располагали 15 боеготовыми ударными авианосцами.

При этом одним из важнейших показателей новой кораблестроительной программы была заявлена необходимость доведения в достаточно сжатые сроки численности корабельного состава ВМС США до не менее чем 600 вымпелов. Достичь этого целевого показателя в наиболее благоприятной ситуации намечалось в 1989 ф.г. И, хотя амбициозная программа военно-морского строительства являлась все же комплексной, включающей отнюдь не только действия по простому наращиванию численности корабельного состава флота, термин «Флот в 600 кораблей (вымпелов)» (600-ship Navy) стал наиболее популярным неофициальным определением главной цели данной программы. Отметим также, что авторство этого амбициозного плана обычно принято приписывать только министру ВМС Леману, хотя в действительности основные положения новых военно-морской стратегии и кораблестроительной программы, вероятно, следует считать все же результатом «коллективного разума».

Необходимо при этом указать, что у новых военно-морской стратегии и кораблестроительной программы имелись как влиятельные сторонники, так и многочисленные противники. И если первые утверждали, что в случае их реализации «стратегия передового действия (присутствия)» и новый «Флот в 600 вымпелов» позволят сохранить стратегическое превосходство Америки над Советским Союзом, то вторые, напротив, предупреждали, что план министра Лемана — слишком дорогой и призван наращивать силы и средства в той области, где Соединенные Штаты и так уже достигли военного превосходства, а также указывали на то, что предложенная министром Леманом стратегия совершенно не принимает во внимание настоятельную необходимость укрепления группировок союзных сухопутных и военно-воздушных сил, что является жизненно важным для успешной защиты европейского театра войны (ТВД). Следует особо отметить и тот факт, что у новой амбициозной программы военного судостроения, имевшей целью доведение численности корабельного состава ВМС США до «600+» вымпелов, была одна весьма ценная особенность. Данная программа позволила бы фактически спасти всю судостроительную промышленность США, которая на рубеже 1970-1980-х годов находилась в довольно непрезентабельном состоянии. Так, в упомянутом выше аналитическом исследовании «Строительство флота в 600 кораблей: стоимость, временные сроки и альтернативные подходы» от 1982 года указывалось: «Главная проблема судостроительной промышленности сегодня заключается не в том, соответствуют ли ее физические возможности какому-либо кораблестроительному плану ВМС, а в том, чтобы вообще сохранить работоспособность ввиду сокращения спроса со стороны гражданских судовладельцев. К примеру, если в 1972 и 1973 годах американские судостроители получили новые заказы на 48 и 43 гражданских судна водоизмещением 1000 гросс-тонн и больше соответственно, то в 1980 году было заказно лишь 7 судов, а в 1981 году — 6. По состоянию на 31 декабря 1981 года заказы в секторе гражданского судостроения для всех американских верфей составляли всего 33 судна общим тоннажем 705 тыс. гросс-тонн. Так что уже размещенный правительством США на конец 1981 года или готовый к размещению в ближайшее время заказ на постройку 98 боевых кораблей и судов для ВМС и 9 кораблей для береговой охраны стал с точки зрения экономики драйвером для промышленности».

Впрочем, полностью реализовать план создания «Флота в 600 вымпелов» Пентагону и Белому дому не удалось. Преимущественно по экономическим причинам — слишком уж дорогостоящей оказалась эта амбициозная программа Рейгана-Лемана. Решая задачу по сокращению бюджетного дефицита, Конгресс с 1986 ф.г. начал постепенно сокращать национальные оборонные расходы. В итоге министр обороны КаспарУайнбергер после бесплодных попыток «урезонить» конгрессменов вынужден был уйти в 1987 году в отставку. До этого в начале того же года в отставку ушел и министр ВМС Джон Леман. Да и его преемник Джеймс Уэбб недолго продержался на этом посту, уйдя в отставку в следующем году (находился в должности с 1 мая 1987 года по 23 февраля 1988 года). Причиной этого стало несогласие с новым министром обороны Фрэнком Карлуччи, который принял решение сократить финасирование программы постройки 16 фрегатов. Примечательно, что президент Рейган по поводу прошения об отставке, поданного Уэббом 22 февраля 1988 года, заметил следующее: «Нынешний министр Уэбб подал в отставку из-за несогласия с сокращением бюджетных расходов. Не думаю, что флот будет сожалеть о его уходе».

С другой стороны, в период президентства Рональда Рейгана американский флот получил первые стратегические ракетоносцы нового поколения типа «Огайо», ставшие «самыми большими и смертоносными» подводными лодками, когда-либо строившимися в США; программы серийной постройки атомных авианосцев типа «Нимиц» и многоцелевых атомных подлодок типа «Лос-Анджелес» получили существенное ускорение, а другие американские авианосцы прошли через программу продления срока их службы; и наконец, в надводных силах ВМС США появились первые крейсеры УРО типа «Тикондерога» с уникальной многофункциональной системой боевого управления «Иджис». Также вернулись в строй линкоры типа «Айова», получившие в ходе модернизации на вооружение крылатые ракеты BGM-109 «Томахок», противокорабельные ракеты RGM-84 «Гарпун», скорострельные зенитные артиллерийские комплексы «Фаланкс» и другие новейшие образцы вооружения и оборудования, что позволило на некоторое время сохранить ветеранов Второй мировой войны в качестве мощного средства для диктата Вашингтоном своей воли на просторах Мирового океана. В свою очередь, морская авиация при Рейгане получила на вооружение палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18 «Хорнет» и модернизированные варианты штурмовика А-6 «Интрудер» и истребителя F-14 «Томкэт», а также самолет РЭБ ЕА-6 «Проулер». Кстати, именно президент Рейган возобновил и программу серийной постройки стратегического бомбардировщика В-1В и отправил ракеты «Першинг II» в Европу — пугать «русского медведя».

Распад Советского Союза поставил крест на всех амбициозных программах военного строительства (включая и в части, касающейся ВМС США), запущенных при президенте Рейгане. Отправились окончательно на заслуженный отдых и линкоры типа «Айова», а вот серийная постройка уникальных многоцелевых атомных подводных лодок типа «Сивулф», для которых не оказалось противника, была прекращена. Не наступить бы на эти грабли вновь.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *