Российско-ирано-турецкая встреча по Сирии в Сочи vs проамериканская «конференция» в Варшаве: чья возьмёт?

Политико-дипломатическое противоборство за будущее Ближнего Востока не ослабевает

14 февраля в Сочи состоялась очередная встреча президентов России, Ирана и Турции, посвящённая сирийскому вопросу. По итогам переговоров было выпущено совместное заявление из 17 пунктов в поддержкой «суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики». Москва, Тегеран и Анкара отвергают

«все попытки создать новые реалии «на земле» под предлогом борьбы с терроризмом и выразили решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также национальной безопасности соседних стран».

Отмечается, что «решение руководства США о выводе своих сил из Сирии в случае его выполнения станет шагом, который будет способствовать укреплению стабильности и безопасности в стране». В очередной раз подробно рассмотрев обстановку в Идлибской «зоне деэскалации», участники переговоров

«…осудили и высказали серьезную обеспокоенность попытками [запрещённой в России – Авт.] террористической организации «Хейат Тахрир аш-Шам» усилить свой контроль в зоне, договорились эффективно противодействовать этим попыткам, а также предпринять конкретные шаги по снижению нарушений в Идлибской зоне деэскалации путем полного выполнения договоренностей по Идлибу, включая Меморандум о стабилизации в Идлибе от 17 сентября 2018 года…»

Кроме того, в документе отмечается важность скорейшего запуска Конституционного комитета (чего не удаётся добиться уже год – турецкий лидер заметил, что процесс «идёт не так быстро, как хочется»), необходимость ускорения возвращения беженцев и решения ряда неотложных гуманитарных вопросов с акцентом на роль международных организаций. Впрочем, здесь сохраняется ненормальная ситуация, на которую обратил внимание Владимир Путин:

«…Если все заинтересованы в том, чтобы беженцы вернулись к своим родным очагам, то нужно сделать все для того, чтобы условия их жизни были достойными, человеческими… Тем более странным выглядит решение некоторых стран о санкциях в отношении тех компаний и физических лиц, которые оказывают эту гуманитарную помощь, сотрудничают с правительством Сирии для того, чтобы восстановить инфраструктуру, помочь в сфере здравоохранения, образования. Все должны объединиться вокруг одного: помочь Сирии восстановить государственность».

Очередная встреча по Сирии в рамках Астанинского переговорного формата должна пройти в апреле, возможно – с участием также Ирака и Ливана.

К президентам России, Ирана и Турции в Сочи в какой-то момент присоединился Александр Лукашенко

Очевидно, в ходе сочинской встречи продолжился непростой процесс согласования во многом разновекторных интересов её участников не только в Сирии, но и, отчасти, в регионе в целом. По некоторым признакам, Анкара склоняется к необходимости проведения военной операции в «большом Идлибе» с целью его зачистки от боевиков международных террористических группировок. Как отметил пресс-секретарь Президента России, пока речи о силовой операции в Идлибе не идёт. Однако известное сентябрьское российско-турецкое соглашение, ставшее результатом непростого компромисса, вряд ли может оставаться неизменным, с учётом перманентного обострения ситуации на северо-западе Сирии. По вопросу о будущем «Рожавы» (подконтрольных курдам и их американским союзникам территорий на севере северо-востоке страны) также сохраняются разногласия.

«Обязательное условие вывода войск США из Сирии заключается в том, чтобы на покидаемых военными территориях не образовался вакуум власти. Иначе этот процесс может сыграть на руку террористам из «Сил народной самообороны», «Демократического союза» и [запрещённой в России группировки] Даиш»,

– заявил Президент Турции, вновь напомнив о том, что

«первостепенной задачей Анкары является вывод курдских формирований с сирийских территорий, которые находятся на границе с Турцией».

Альтернативы восстановлению контроля Дамаска над этой части территории страны (при том, что голос курдов при определении будущего страны и конкретных форм её административно-территориального устройства будет приниматься во внимание) альтернативы нет.

«Важно позволить сирийцам принять решение о своем будущем… Курды тоже являются неотъемлемой частью Сирии, Сирия имеет один народ, а не два»,

– подчеркнул в ходе совместной пресс-конференции Президент Ирана Хасан Роухани.

Совместная пресс-конференция

Вопросы, связанные с тем, что в Анкаре именуют «курдским терроризмом», предстоит решать в рамках Аданских соглашений 1998 года (возможно, с некоторыми дополнениями). Однако проблема имеет более широкий характер, негативно сказываясь на ходе процесса политического урегулирования. Как известно, в Турции выступают категорически против участия курдов в Конституционном комитете Сирии, одновременно, как отмечают некоторые эксперты, пытаясь протащить туда представителей псевдо-«умеренной» «вооружённой оппозиции», в отношении которой у Дамаска, Москвы, Тегерана имеются более чем обоснованные сомнения, и разногласия в этом вопросе вряд ли возможно полностью устранить. Спецпредставитель ООН по Сирии Г. Педерсен подтверждает, что состав комиссии пока не сформирован, хотя и дипломатично говорит об «ощутимом прогрессе».

«Каких-то конкретных договоренностей на саммите достигнуто не было. Однако можно оптимистически достаточно смотреть на ситуацию, потому что одной из целей заявленного (президентом США Дональдом) Трампом решения о выводе американских военнослужащих из Сирии было именно спровоцировать некий раскол в рядах астанинской тройки»,

– таково мнение эксперта-востоковеда Александра Кузнецова. Впрочем, пока вывод американских формирований по-прежнему далеко не очевиден, что делает ситуацию гораздо более запутанной и потенциально взрывоопасной. Степень доверия по отношению друг к другу участников сочинской встречи, на наш взгляд, не стоит переоценивать. Особенно – если не забывать о тесных политико-дипломатических контактах между США и Турцией, о которых мы упоминали в предыдущем обзоре. Попытки вернуться к былому взаимопониманию между союзниками по НАТО поставили бы под угрозу Астанинский процесс как таковой. В этом плане «сверка часов» в Сочи сама по себе, несмотря на отсутствие невозможных по факту прорывных договорённостей – более чем необходима и своевременна. Тем более что как военная, так и политико-дипломатическая активность внешних игроков в Сирии и вокруг неё остаётся крайне высокой (1).

Беженцы в провинции Дейр-эз-Зор

12 февраля в результате авиаудара лагеря в поселении Багуз (провинция Дейр-эз-Зор), по данным местных источников и сирийского телевидения, убито и ранено не менее 70 мирных жителей, многие из которых сгорели заживо в своих машинах. Примерно в то же время израильские танки обстреляли сопредельные с оккупированными Голанскими высотами поселения в провинции Кунейтра, включая административный центр. Одна из местных газет со ссылкой на боевиков утверждает о гибели в результате обстрела нескольких представителей иранского «Корпуса стражей исламской революции», однако проверить достоверность этой информации, вполне способной оказаться пропагандистской завесой, невозможно.

Как пишет ведущий научный сотрудник Института исследования национальной безопасности Тель-Авивского университета Шмуэль Эвен, заявления Израиля по предотвращению из Сирии иранской угрозы, возможно, направлены обострение конфликта между Дамаском и Москвой с одной стороны и Тегераном – с другой. Пока Сирия является полем боя между Ираном и Израилем, что окончательно прояснилось после январских атак по аэропорту Дамаска, как «сирийский режим», так и процесс восстановления страны, находится под угрозой. Кроме того, нивелирование значительных затрат в Сирии (согласно бывшему начальнику Генштаба ЦАХАЛ Гади Айзенкоту, около 16 млрд долларов за последние 7 лет) способствует усилиям кругам внутри Ирана, выступающим за сворачивание «подрывной» деятельности за рубежом в период обострения экономических проблем. С другой стороны, жёсткие действия в Сирии повышают риски эскалации, уменьшая возможности Израиля к маневрированию на сирийском направлении, усложняя диалог с Москвой. Более сдержанное поведение предполагает более тщательный анализ рисков и выгод, а также большую избирательность в отношении атакуемых целей. Рост напряженности на северной границе страны требует предварительной подготовки к сценарию обострения.

Тем не менее, похоже, что в Западном Иерусалиме чувствуют себя более чем уверенно. Линия на сдерживание «иранского экспансионизма» стала альфа и омега проводившейся 14-15 февраля в Варшаве американским Госдепом так называемого «министерского совещания» (или конференции) по Ближнему Востоку. Мероприятие это, по оценке министра иностранных дел Ирана, выглядит «мертворождённой» попыткой администрации Трампа отвлечь внимание от сочинской российско-ирано-турецкой встречи, и вряд ли это далеко от истины. Будучи логическим продолжением воинственной речи Майка Помпео в Каире, встреча с громоздким названием (Ministerial to Promote a Future of Peace and Security in the Middle East), прямо противоположным сути, видится очередной попыткой сплотить зияющие дырами антииранские ряды.

«Создаётся впечатление, что вся повестка дня подвёрстана под продвижение американских подходов к сдерживанию Ирана в этом регионе, это объявлено официальной позицией США. Мероприятие в Варшаве очевидно нацелено на достижение именно этой цели»,

– так прокомментировал варшавскую встречу, министр иностранных дел России Сергей Лавров. В МИД РФ также отметили, что варшавская конференция «готовится поспешно, без учёта мнения влиятельных ближневосточных и внерегиональных стран». «Мы приняли решение не участвовать и считаем, что это мероприятие вредное для стабильности и мира на Ближнем Востоке», – заявил ранее спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов. Помимо России, от участия в «конференции» отказались Ливан, ставшие жертвами геополитических экспериментов Запада Ирак, Ливия, Палестина; не явились министры стран Евросоюза (стремящихся любым способом обойти американские ограничения на взаимозачёты с Тегераном), включая Федерику Могеррини, а Турция была представлена послом этой страны в Польше.

Солировали в Варшаве такие «лидеры свободного мира», как вице-президент Майк Пенс, госсекретарь Майк Помпео, зять Трампа Дэвид Кушнер, спецпосланник и спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. На вторых же ролях – главы внешнеполитических ведомств Саудовской Аравии, ОАЭ, Египта и некоторых других стран Ближнего Востока и Персидского залива (всего 11), дипломаты рангом пониже. Вашингтон стремится создать эффективную международную площадку для жёсткого давления на Иран, в рамках которой могли бы координировать свои действия находящиеся в сложных отношениях Израиль и суннитские режимы. Время и место проведения форума также указывают на желание вашингтонских стратегов сыграть на внутриевропейских разногласий по «иранскому» и связанным с ним вопросам. Согласно опубликованной в местных СМИ информации, Белый дом требует от Варшавы поддержать антииранские действия США, обещая взамен увеличить на территории Польши свой военный контингент.

Само по себе согласие на проведение у себя подобного мероприятия свидетельствует о включении Варшавы (в противовес более сдержанной позиции Парижа и Берлина), в антииранские авантюры Трампа и его окружения. Ранее мы писали о предполагаемой «сделке века», предполагающей решение, в частности, израильско-палестинской проблемы, выступление одного из его идеологов, Джерада Кушнера, пока резонансным не стало. По его словам, судьбоносный ближневосточный мирный план явят «граду и миру» после израильских всеобщих выборов 9 апреля.  А пока палестинцы, которые, как предполагается, должны будут пойти на серьёзные компромиссы, как упоминалось выше, в Варшаву и вовсе не приехали по причине пристрастной позиции Вашингтона и недавнего перевода американского посольства в Израиле в Иерусалим. Зато в антииранских инвективах на грани фола недостатка не было. После переговоров с израильским лидером М. Помпео поведал, что мира в регионе без конфронтации с Ираном достичь не получится: «Три «Х» – хуситы, «Хамас», «Хезболла» – это явные угрозы, и есть ещё ряд других угроз».

 «Около 60 министров иностранных дел, представители нескольких правительств, премьер Израиля и министры иностранных дел ведущих арабских держав собрались вместе и с небывалой силой, ясностью и единодушием высказались против общей угрозы – Ирана»,

– добавил воодушевлённый итогами встречи Б. Нетаньяху. Накануне он разместил в своём Twitter-аккаунте комментарий, согласно которому что целью конференции в Варшаве является война с Ираном:

«Встреча [в Варшаве] важна тем, и это не секрет, что ведущие арабские страны садятся за стол переговоров с Израилем, чтобы в наших общих интересах приблизить войну с Ираном».

Правда, потом фразу «война с Ираном» заменили на «борьбу с Ираном», однако, что называется, все всё поняли. По итогам встречи решено сформировать шесть рабочих групп для выполнения её формальных и неформальных рекомендаций, однако общий тон региональной прессы скорее иронично-скептический. Конечно, никаких проблем Ближнего Востока, по крайней мере, в том составе, в котором они были представлены в Варшаве, участники «конференции» решить не в состоянии. А вот дров наломать – более чем достаточно. По мнению одного из местных экспертов, Ахмада Сейида Нуфаля, в условиях провозглашённого вывода американских войск из Сирии, проведение форума в Варшаве отражает намерение Трампа просто переложить бремя войны в Сирии (а параллельно – «гибридной» войны против Ирана) на сателлитов Америки. Включая (добавим от себя) регулярно «побеждаемые» в Твиттерах, но сохраняемые в реальности трансграничные террористические группировки этноконфессионального «разлива».

Судя по рассказам некоторых жителей провинции Идлиб, переходящих на подконтрольные Дамаску территории, в 30 поселениях вблизи границ «зоны деэскалации» (в частности, близ гуманитарного коридора у Абу-Эд-Духура и контрольно-пропускного пункта у селения Морек) террористы при помощи прибывших из Европы через Турцию «специалистов», оборудовали места хранения отравляющих веществ. Также не менее пяти складов с химикатами оборудовано поблизости от турецких постов. Под охраной боевиков террористических группировок «Хизб Аль-Ислам Ат-Туркестани» и «Хуррас Ад-Дин» в ряде поселений «Большого Идлиба» ведется подготовка к инсценировке массовой гибели «мирного населения» вследствие якобы применения сирийской арабской армией химического оружия. Непосредственное участие в этом принимают «Белые каски».

Как и прежде, опасность грозит не одной только Сирии. По итогам сочинской встречи Хасан Роухани выразил обеспокоенность возможной переброской боевиков террористических группировок в Афганистан, откуда они могут дестабилизировать Центральную Азию и другие сопредельные регионы. А накануне, вечером 13 февраля, в иранской провинции Систан-Белуджистан совершён очередной резонансный теракт. На дороге между Хашом Захеданом прогремел взрыв, унесший жизни почти трёх десятков военнослужащих. Ответственность за нападение взяла на себя «белуджская» террористическая группировка «Джейш аль-Адль», пришедшая несколько лет назад на смену известной своими связями с западными спецслужбами «Джундалле». Рецидивы террористической активности не исключены и в Сирии, по мере укрепления оккупационных сил в Ираке и разглагольствований Майка Помпео о «новой эре сотрудничества на Ближнем Востоке».

Андрей Арешев

Примечание

(1) При этом, как и в период расцвета несколько лет назад террористического псевдо-«халифата», продолжается незаконный вывоз сирийской нефти при активном участии оккупационных сил. В частности, один из маршрутов нефтевозов пролегает от нефтяного поля аль-Омар через (провинция Дейр-эз-Зор) Евфрат по мосту в районе поселения Керакозак через Манбидж с разгрузкой в подконтрольном протурецким группировкам Джераблусе. В конце 2018 года агентство SANA публиковало сделанные российской военной разведкой подтверждающие это аэрофотоснимки.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *