Гибридные угрозы: международное и национальное измерение

Межгосударственное противоборство все активнее мигрирует в «серую зону».

По мнению Запада, именно элементы гибридной войны Россия использовала во время событий в Крыму. Фото РИА Новости

В условиях недостаточного регулирующего воздействия ООН, снижения действенности механизмов ограничения и самоограничения старые и новые глобальные державы стремятся закрепить за собой доминирующую роль в системе глобального управления, создать условия для продвижения собственных национальных интересов за счет интересов средних и малых государств, искусственно дестабилизируя и хаотизируя для этих целей обстановку в стране-мишени. В качестве инструмента такого рода действий отдельные государства и их коалиции применяют стратегии гибридной войны, основанные на преимущественном использовании кратко- и среднесрочных угроз, имеющих национальный или субрегиональный масштаб. Принципиальное отличие этих угроз состоит в их рукотворном, целенаправленном формировании.

Понятие «гибридные угрозы» объединяет широкий диапазон рукотворных враждебных действий и намерений, таких как кибервойна, информационная война, сценарии асимметричных военно-силовых конфликтов низкой интенсивности, целенаправленная организация террористических актов и пиратства на море, поддержка и стимулирование незаконной миграции, раздувание этнических и религиозных конфликтов, использование транснациональной организованной преступности для подрыва национальной безопасности государства. В этот перечень следует включить целенаправленные действия по распространению оружия массового уничтожения для последующего использования против отдельной страны или группы стран, использование коррупции для дестабилизации государства и обострения социально-экономических проблем, нарушения безопасности ресурсов (энергетических, питьевой воды, сельскохозяйственных). Группы разрушительных гибридных угроз формируются для воздействия на культурно-мировоззренческую сферу государства.

В последние годы гибридные угрозы подлежат не только теоретическому изучению в США, НАТО и ЕС, их использование и вопросы противостояния все больше переносятся в практическую плоскость. Так, в концепции НАТО Bi-Strategic Command Capstone Concept (2010) гибридные угрозы определяются как угрозы, создаваемые противником, способным одновременно адаптивно использовать традиционные и нетрадиционные средства для достижения собственных целей. В трактовке НАТО гибридная угроза – это комбинация военных и невоенных средств агрессии, сочетание скрытых и открытых операций, противостояние которым требует применения комплекса гибридных мер, в том числе за счет объединения усилий НАТО и ЕС.

11 апреля 2017 года девять стран НАТО и ЕС подписали в Хельсинки меморандум о создании Европейского центра передового опыта по противодействию гибридным угрозам, с которым будут взаимодействовать натовские Центр стратегических коммуникаций в Риге и Центр киберобороны в Таллине. География размещения «тройки» центров в полной мере укладывается в русло доклада, подготовленного в начале 2017 года американской исследовательской корпорацией RAND «Гибридная война в странах Балтии. Опасности и потенциальные ответы». Доклад формирует своеобразную копилку идей для развертывания планомерной антироссийской деятельности государств – членов НАТО и ЕС и представляет собой еще одну попытку запугать Швецию и Финляндию пресловутой российской угрозой.

При этом важно осознать, что гибридная война консолидированного Запада против России после окончания холодной войны превратилась в новую форму межгосударственного противоборства, которое характеризуется рядом общих черт и закономерностей, присущих холодной войне в период 1945–1991 годов. Это глобальный размах и непрерывный характер обоих конфликтов, а также наличие в каждом из конфликтов ключевой составляющей – идеологической для холодной войны и цивилизационной для гибридной войны. В основе каждой составляющей находятся принципиально различные мировоззренческие проекты, каждый из которых в случае победы его носителя мог бы или сможет сформировать основной нравственный стержень человечества.

Масштабность угроз в информационной сфере позволяет дополнить виды стратегического сдерживания (ядерного, сил общего назначения, кибернетического) стратегическим сдерживанием за счет крупномасштабного специального воздействия на объекты информационного ресурса вероятного противника.

Как холодная, так и гибридная война сопровождается революционными изменениями в обществе и в военном деле. Революцию в военном деле в ходе холодной войны обусловило появление ядерного оружия. В гибридной войне на роль ключевых факторов выдвинулись глобализация и развитие информационно-коммуникационных технологий.

Появление и развитие новых стратегических факторов породило концепт гибридной войны как стратегии противостояния в период, который невозможно в чистом виде отнести ни к войне, ни к миру. В условиях обострения отношений с Россией наши геополитические соперники США и НАТО в рамках общей стратегии сдерживания Москвы, с одной стороны, стремятся снизить вероятность прямого крупномасштабного столкновения регулярных армий. С другой стороны, все больший размах приобретает выбранная ими стратегия гибридной войны против России, которая наряду с мерами экономического, военно-политического и информационного воздействия включает разжигание поэтапных многомерных конфликтов на территориях Украины, Закавказья и Центральной Азии. Конечная цель стратегии – сдерживание и раскол России, недопущение интеграции на евразийском пространстве.

Используемая стратегия позволяет выдвинуть гибридную войну в ряд наиболее актуальных угроз для национальной безопасности РФ. На этом фоне поддержание безопасности и стабильности в Евразии в рамках существующих интеграционных объединений (ШОС, ЕАЭС, ОДКБ, СНГ) представляет собой важнейшую стратегическую задачу России.

Александр Александрович Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Источник: «Независимая газета».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *