«Вишневый «Ад»» и «Матильда» — свобода творчества или культурная диверсия?

В свете приведенного разбора пошлого и глумливого отношения к русской классике перейдем к подобному «художественному» издевательству над русской историей и святынями. Речь пойдет о небезызвестном фильме «Матильда» Алексея Учителя, выход которого планируется в октябре нынешнего года. Создатели ленты возмущены реакцией общественности на официальный трейлер данной картины. Ведь, с их точки зрения, искусство предполагает абсолютную свободу художника, и к тому же судить обо всей картине по нескольким отрывкам нельзя. Общественно-политический накал достиг такой степени, что пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков стал призывать сначала посмотреть фильм, а потом высказывать свое мнение. Но будет ли своевременной реакция зрителей тогда, когда создатели картины уже нанесут непоправимый ущерб историческому самосознанию сотен тысяч людей?

Вопрос нужно ставить именно так, со всей остротой и пониманием действительной сути  проблемы. Попробуем вникнуть в её смысл. Каждую нацию можно сопоставить с человеческой личностью. Она живет внешней жизнью, которая выражается в исторических событиях, и жизнью внутренней, проявляющейся в искусстве, религии, национальном самосознании и других измерениях культуры. Внутренняя жизнь неочевидна, но именно она определяет большинство внешних событий, дает им мощные импульсы и направляет ход истории. Искусство же не только является ее выразителем, оно самым непосредственным образом влияет на динамику процессов этой важнейшей сферы и других сфер общественной жизни. Поэтому всякое воздействие, особенно профессиональное и контактирующее с широкими массами людей, не может пройти бесследно. А предметы искусства, затрагивающие святыни нации, то, что ее определяет и выделяет как уникальную среди других, неизбежно вызывают резонанс и подготавливают почву общественного сознания для самых разных событий. Именно поэтому всякое искажение, извращение, всякая неправда в области знаковых явлений недопустима.

Искажение ключевых моментов истории, как и целенаправленное искажение ключевых произведений русской классической литературы, — это преступление, направленное на постепенное разрушение национального самосознания, преднамеренное или нет. И последствия таких посягательств могут быть необратимы. Искусство и его явления — не просто выброс чьей-то творческой энергии, который бесследно растворяется в окружающем пространстве, и не площадка для утверждения эго художника. Это сфера реальной силы, способная управлять мощными рычагами, ходом истории и действовать на людей как положительно, так и деструктивно, разлагать все лучшее в человеке и обществе. И художник должен понимать, что в первую очередь на него ложится ответственность за то, что он производит на свет.

Нескольких эпизодов фильма, представленных в первом официальном рекламном трейлере, было достаточно для того, чтобы понять, насколько мощное искажение исторической действительности заложено в основу картины. Причем искажается не простой исторический сюжет, всеми забытый, а судьбоносный для всей истории России и потому политически привлекательный для вызывающей режиссерской интерпретации.

Безусловно, истинное искусство не требует от художника точной передачи действительности. Но, как мы уже говорили, в вопросах, касающихся сердцевины национальной жизни, поворотных моментов истории — всего, что определяет уникальность и дух нации, — никак нельзя кривить душой, относиться без должного уважения к фактам и исторической правде, выворачивать все наизнанку, называя «историческим» продукт творческого процесса.

Это необходимо понимать — здесь не идет речь о свободе творчества. Свобода в первую очередь предполагает ответственность и сознание того, что совершается, иначе она переходит тонкую грань и превращается в беспредел, а творческий продукт перестает быть истинным искусством. В данном случае идет речь об уважении к истории, к своей культуре, к народу, который человека взрастил, о правдивости художника перед самим собой и предметом, им изображаемым.

Именно такой свободой были движимы все великие деятели искусства — они оставались верны себе и честны перед той личностью, явлением, которое изображали. Пушкин, прежде чем написать один из величайших своих шедевров — трагедию «Борис Годунов» — изучал огромное количество источников, летописей и документов, погружаясь в ту эпоху и стараясь вникнуть в суть событий (а не только передать ее внешние детали). И, отталкиваясь от этой сути, от некой правды, поэт творил и разворачивал собственный художественный замысел. Его гений достиг невероятной свободы именно в этом произведении. Притом изображаемый предмет был также неоднозначным и актуальным для той эпохи. Опираясь на саму жизнь и будучи честен перед собой и перед историей, следуя законам своего художественного мира, Пушкин явил пример истинной творческой свободы. О такой ли свободе идет речь, когда ведутся дискуссии вокруг фильма «Матильда»? И как смеют деятели культуры делать извращенное понятие о свободе творчества одним из главных своих аргументов? Конечно, некорректно сравнивать создателей данного фильма с национальным гением, но это позволяет осознать, что ориентиры у нас есть и почувствовать разницу между истинной художественной свободой и ее суррогатом.  Пусть нас не вводят в заблуждение псевдокультурные понятия.

Деформация пласта исторической действительности и ее правды в данной картине беспрецедентна. Хотелось бы отметить, что иногда достаточно лишь преподнести факт определенным образом, чтобы исказить суть события и представить его в совершенно ином свете. Это можно было наблюдать на примере спектакля Н. Коляды — ни одно слово в классическом произведении изменено не было, однако на сцене его представили так, что постановка обернулась явлением, противоречащим авторским смыслам и разрушающим культурные ценности. Фильм же «Матильда», по словам режиссера, наполнен «как реальными фактами, так и выдуманными» [13]. Комментарии излишни. А большинство зрителей об этом не подозревают, ведь перед ними «историческая драма».

Итак, чтобы не быть голословными, обратимся к самому трейлеру (https://www.youtube.com/watch?v=y9QESOBmBzE — официальный трейлер).

Хочется отметить, что даже если фразы и кадры оказались «вырванными из контекста фильма», вследствие чего аудитория неверно восприняла их действительный смысл, монтаж трейлера осуществлялся под руководством режиссера, и он вложил в кадры тот смысл, который хотел вложить. Не вызывает сомнений то, что режиссер придерживался избранного направления и при создании всей картины — иначе бы он не решился пускать в ход столь пасквильный клип. Авторский посыл в клипе являет себя вполне однозначно.

Перейдем к анализу.

Первая фраза, которая звучит в трейлере, принадлежит актеру Сергею Гармашу, исполняющему роль Царя Александра III. Зритель слышит следующее: «За последние сто лет только один Русский Царь не жил с балеринами. Это — я!» Фраза произносится на фоне кадров, которые демонстрируют позирующих балерин. То есть слова персонажа С. Гармаша относятся к Императорам Павлу I, Александру  I, Николаю I и Александру II. В историческом смысле он клевещет на Своих Августейших Предков, потому что никаких романов с «балеринами» или хотя бы просто с актрисами у названных Государей никогда не было даже в тех случаях, когда верность некоторых Государей Своим Супругам не была вполне безупречной. Ещё более возмутительный смысл эта отнюдь не критическая по тону фраза должна иметь как обращение персонажа-отца к персонажу-сыну. Не правда ли, многообещающее начало?

В чем же, как можно судить по трейлеру и по многочисленным интервью с режиссером, состоит одна из основных задумок фильма? В том, что Наследник Николай Романов в период, предшествующий Коронации, был страстно влюблен в прекрасную балерину Матильду Кшесинскую, разрывался между любовью к ней и Своим долгом. А под долгом подразумевается женитьба на принцессе Алисе, будущей Императрице, которая, с точки зрения создателей фильма, явно не может сравниться с Кшесинской и уступает ей во всех отношениях. Обратимся к трейлеру для подтверждения этой мысли.

Роль Николая ΙΙ исполняет немецкий актер Ларс Эйдингер, который передает образ сорокалетнего мужчины, потрепанного жизнью, но никак не 26-тилетнего Наследника. В роли Матильды Кшесинской — польская актриса Михалина Ольшанская, которая, надо отметить, обладает намного более привлекательной внешностью, чем сама Кшесинская.  В трейлере представлен эпизод следующего содержания: Ларс Эйдингер в ложе театра напряженно смотрит в бинокль на сцену. Там крупным планом балерина, у которой на платье обрывается лямка и обнажается левая грудь. От потрясения персонаж Ларса Эйдингера роняет оптический прибор, а его руки остаются удивленно воздетыми возле лица … За кадром томный женский вздох. Затем балерина, без тени смущения поправляя платье у груди, делает реверанс. При этом ее взгляд передает образ роковой  обольстительницы. В следующем кадре появляется титр: «Тайна Дома Романовых». Не стоит пояснять, что соседство предшествующих эпизодов и такой формулы создает самое неоднозначное впечатление о Наследнике и Его Семье.

В первую очередь необходимо сказать о том, что такая задумка лжива в своей основе. Обыгрывается вымышленная история страстной любви Наследника и балерины Матильды Кшесинской. Именно вымышленная. Происходит распространение заведомо ложной информации по известной схеме — в эфире только и слышно о том, что сожительство Наследника и Кшесинской — общеизвестный факт, который даже не подлежит обсуждению. Но кто сделал хотя бы попытку обратиться к реальным источникам и отличить подлинные факты от ложных? Удивительно, что, судя по всему, даже некоторые уважаемые представители РПЦ такую попытку не предприняли, видимо, доверяя «компетентным» источникам. Итак, практически единственный источник, на который ссылаются авторы картины — мемуары самой Матильды Кшесинской. Не говоря о том, что мемуары в принципе не считаются историческим документом, гарантирующим достоверность информации (скорее, наоборот [12]), мы не находим даже в этих записях ясного указания на то, что Наследник состоял с балериной в близких отношениях [7, гл. 11-13]. Прочитать нужные главы и убедиться в этом не составит труда. Формулировки очень обтекаемы, описываются в основном чувства самой Матильды. Немало говорят и следующие слова автора мемуаров, относящиеся к тому периоду, когда Наследник вступил в брак: «При всех я старалась казаться беззаботной и веселой, но, оставаясь одна с собой, я глубоко и тяжело переживала столь дорогое мне прошлое, свою первую любовь. Мои разговоры с Наследником, доверие, которое он мне оказывал, делясь со мною своими мыслями и переживаниями, остаются для меня драгоценным воспоминанием» [7, гл. 14]. Ни слова о близости и страсти.

Уже смешным становится внезапное появление в марте 2017 года (!) «первой публикации» отрывков из дневников Кшесинской на сайте известной интернет-газеты, которые как раз содержат «недостающие» подробности. Как документ они не выдерживают никакой грамотной источниковедческой критики. Ни для кого не секрет, что в наше время создать фальсификацию документа любого рода не составляет труда. История же появления этих дневников носит характер увлекательного детектива: они были чудом спасены неизвестной личностью, переданы чиновнику Рышкову для копирования, а затем при невыясненных обстоятельствах попали в архив музея им. Бахрушина. И вот, буквально несколько недель назад в этих чудесных документах обнаруживаются записи, относящиеся к периоду знакомства Матильды с Наследником. Удивительным совпадением является параллельное развертывание дискуссий вокруг фильма «Матильда» (работники музея, в котором найдены дневники, отмечают, что при создании фильма к этим дневникам не обращались). Что это — попытка подтасовать факты и создать нужное общественное мнение?

Таким образом, сколько-нибудь адекватного подтверждения режиссерскому вымыслу нет. Однако вернемся к трейлеру. После описанных выше эпизодов следуют кадры, посвященные «любовной истории» Наследника и Матильды Кшесинской: ряд порывистых объятий Ларса Эйдингера и Михалины Ольшанской, конфликт первого с вымышленным персонажем Воронцовым, роль которого исполняет Данила Козловский,  и другие. Персонаж Данилы Козловского добавляет «остроты» в придуманный любовный конфликт: он, как можно судить из трейлера, обожает героиню Михалины Ольшанской и открыто противостоит Наследнику. Героя Козловского пытают, преследуют, с ним связан определенный детективный сюжет, что, собственно, и необходимо для блокбастера. Мы останавливаемся на этом, для того чтобы читатели могли убедиться, в какой абсурд и по-настоящему американский экшн превращается никем не подтвержденная и во сто крат преувеличенная история.

Например, в одном из кадров актер Данила Козловский сидит привязанный к какому-то зубоврачебному креслу в большом аквариуме с мутной водой, пытаясь не дышать. Двое людей в штатском проходят перед этим аквариумом, и один из них говорит: «Он как-то связан с Кшесинской. Этот безумец Воронцов убил человека и сбежал». Для настоящего фильма нужен и хорошо затянутый сюжетный узел… Он «затягивается» на глазах у зрителей, а картина обещает быть все более и более захватывающей. Через какое-то время в новом кадре литовская актриса Ингеборга Дапкунайте, которая должна изображать Вдовствующую Императрицу-Мать Марию Феодоровну, идет по дворцовой анфиладе. За кадром начинает звучать ее хорошо знакомый голос: «Всё зальет кровь!» И уже на фоне этого кадра крупным планом показано, как некий военный достает засапожный нож. Оказывается, это зловеще скалящийся поручик Воронцов-Козловский, стоящий за спиной оборачивающегося к нему Ларса Эйдингера. Звучат слова в кадре Дапкунайте, которая говорит Ларсу: «И даже я не смогу тебя защитить». Далее атмосфера хаоса, беспорядка и предельного накала страстей нагнетается все больше. Лишь скажем, что после просмотра этих кадров возникает желание смыть грязь, в которую тебя только что окунули.

В трейлере появляются постельные сцены Ларса Эйдингера и Михалины Ольшанской. Речь идет не о пошлости изображаемого. Для Наследника Царского престола, в том числе как человека глубоко верующего, нравственная чистота — момент принципиальный. Без наличия веских доказательств такого развития событий предложение подобной версии просто кощунственно.

В трейлере возникает ясное указание на второй любовный треугольник — будущая Императрица — Наследник — Кшесинская. Такая раскладка и удивляет, и возмущает до глубины души. Но остановимся на эпизодах трейлера. Роль принцессы Алисы Гессенской — будущей Императрицы Александры Феодоровны — исполняет актриса Луиза Вольфрам. Надо отметить, что историческая 22-летняя принцесса Виктория Алиса Гессен-Дармштадская отличалась ослепительной красотой лица, царственной грациозностью, сразу покорившей сердце Императора-Отца Александра Александровича, который прежде знал её заочно и первоначально был категорически против брака с сына с ней. Актриса Луиза Вольфрам — женщина, конечно, миловидная, однако её лицо, кожа, волосы, прическа и стан даже близко не обладают теми чертами и той гармонией, которые были присущи Святой Императрице Александре — истинной красавице, лицо которой, помимо прочего, выражало глубокий интеллект и исключительную духовность.

Итак, Луиза Вольфрам, изображающая принцессу Алису, впервые появляется в сцене, где Ларс Эйдингер и она забегают в дворцовый покой и начинают раздеваться на ходу. Крупным планом показано лицо Ларса — оно явно не выражает пылкой любви или большой симпатии, скорее, застывшее выражение не слишком сильного интереса. По трейлеру, после этой сцены звучит фраза «Наследник женится! Мы едем на коронацию в Москву». То есть по смыслу череды событий в трейлере предшествующая сцена с началом раздевания актеров Ларса Эйдингера и Луизы Вольфрам происходит до женитьбы персонажей, которых они изображают. Тут явно происходит хронологическое смешение чина бракосочетания только что взошедшего на Престол Императора Николая II и Императрицы Александры Феодоровны, совершившийся 14 Ноября 1894 года в домовой церкви Зимнего Дворца Санкт-Петербурга, то есть собственно женитьбу, и чина Коронования, который совершался уже в мае 1896 года, то есть более полутора лет спустя. Возможно, к такой логике приводит лишь монтаж трейлера, и в самой картине добрачных отношений между Наследником и принцессой нет — это просто противоречило бы всякому здравому смыслу. Однако трейлер наводит любого зрителя именно на такие мысли, что уже является недопустимым.

В следующей как бы постельной сцене, судя по нижнему белью артистов, актриса Луиза Вольфрам проникновенно говорит актеру Ларсу Эйдингеру: «Я люблю тебя», на что тот никак не реагирует. Следующая за этим сцена действительно поражает своей нелепостью: Луиза (играющая принцессу Алису) оказывается в репетиционном зале, где занимается балерина. Она обращается к Михалине-Матильде с немецким акцентом: «Что в Вас есть такого, чего нет во меня?» (следует злобный взгляд Михалины). Далее Михалина сидит на оттоманке и держит ноги в тазике с водой, а героиня Луизы Вольфрам, стоя чуть ли не на одном колене перед балериной, говорит ей: «Я не отступлю!» И притом слегка ударяет снизу Михалину по подбородку, чтобы та увидела возмущенные, но все же блеклые глаза Луизы. В одном из следующих кадров какая-то женщина пришпиливает на голову Луизы Вольфрам макет Малой Императорской Короны, причем укалывает Луизу в голову длинной булавкой, и та издает истошный вопль. Это вызывает скорее омерзение, чем что-либо, похожее на сочувствие. И да — в подлинном чине Коронования Супругу венчает Малым Императорским Венцом Сам уже увенчанный Император, а не какая-то женщина. После этих нескольких сцен образ будущей Императрицы оказывается безнадежно исковерканным и опущенным.

Остановимся на сценах Коронации, которые происходят среди декораций Успенского Собора. В трейлере присутствует кадр, в котором Ларс Эйдингер падает во время таинства в обморок, роняя Корону. В следующем кадре появляется Михалина-Матильда, судя по всему, присутствующая на Коронации в окружении гостей или певчих. В порыве отчаяния (видимо, реагируя на падение Ларса) она пронзительно кричит «Ники!!!» Что не так в этой сцене? Во-первых, падение Николая II во время Коронации — чистейший вымысел. Ни один сколько-нибудь вызывающий доверие источник подобных свидетельств не содержит. Согласитесь, такое происшествие выглядело бы весьма символично? Неужели создатели картины этого не понимают и не видят, что это уже не простое художественное допущение, а жесткая подмена, которая ведет к совершенно однозначной интерпретации зрителями событий? И какие бы псевдонаучные материалы сейчас ни появлялись, факт остается фактом — падения не было. Во-вторых, Матильда Кшесинская не присутствовала среди приглашенных гостей на Коронации, это было невозможно. В день Коронации она наблюдала за торжественным въездом лишь из окон своей гостиницы, о чем сама пишет в мемуарах [7, гл. 15]. После просмотра трейлера складывается впечатление, что Матильда Феликсовна была в таких близких отношениях с Романовыми, что ее пригласили на церемонию в Собор. Как можно убедиться из ее мемуаров, это было не так. За этими сценами на экранах возникает титр «Любовь, изменившая Россию». Какая грандиозная роль в отечественной истории отводится этой героине! Прочтение ее мемуаров и ознакомление с другими документами того времени с легкостью развевают подобные иллюзии.

В конце трейлера показана еще одна сцена, которая происходит среди декораций Успенского Собора. Ларс Эйдингер прерывает церемонию, сбрасывает с плеч горностаевую мантию и быстрым шагом идет от алтаря по направлению к Михалине-Матильде, голова которой убрана венчиком с фатой. Следом он тут же с ней целуется, очевидно, делая свой выбор в любовном вопросе. Что это — сон героя Ларса Эйдингера или изощренная режиссерская фантазия? В любом случае это оскорбительно и недопустимо.

Трейлер завершается рядом громких титров на фоне динамичных сцен: «ГЛАВНЫЙ» — «ИСТОРИЧЕСКИЙ» — «БЛОКБАСТЕР ГОДА». Последняя сцена: Ларс Эйдингер стоит в темноте среди беспорядка празднеств и взметающихся фейерверков. Голос за кадром «Ты царь. У тебя есть право на все, кроме любви» — апогей торжествующего абсурда. Титр «МАТИЛЬДА». И как последняя капля, последний вероломный акцент — макет Императорской Короны, картинно катящийся по ковру… Конец трейлера.

Такой квинтэссенции грязи и удушливого присутствия абсурда на тему «исторических сплетен» Россия давно не видела. По-видимому, рекламный постер отражает суть концепции фильма — на нем изображен крупным планом некий артефакт, имитирующий Императорскую Корону, на вершине которого вместо креста балерина! Думаю, символизм этой картины объяснений не требует.

После проведенного анализа можно со всей уверенностью выявить концепцию картины в отношении любовных коллизий, в ней представленных: Наследник без ума от настоящей любви к балерине Кшесинской, чувства к будущей Императрице не стоят и тени той бури эмоций, которую вызывает Матильда, и приходится выбирать между любовью и долгом перед Отечеством. На славу склеенный стандартный классицистический конфликт. При этом принцесса Аликс ревнует Наследника к Матильде и старается его «отвоевать».

Какая невероятная, дикая глупость!

Глубочайшая, нежнейшая, самая искренняя любовь, которая пронизывала отношения Николая ΙΙ и Александры Федоровны до конца жизни известна всем, кто хоть сколько-то интересовался их судьбой. Любовь Царской Четы была и остается одним из самых высоких эталонов подлинных, глубоких отношений между возлюбленными. Одно из неоспоримых свидетельств тому —  личная переписка помолвленных, сохранившаяся до наших дней. Замечательно то, что самые глубокие и нежные чувства между супругами сохранились спустя десять и двадцать лет совместной жизни, о чем, опять же, свидетельствуют их проникнутые любовью письма. Семья, которую им удалось построить — поистине пример для подражания. Чуткость, понимание, забота друг о друге, а главное, любовь царили в Августейшей семье. Свидетельства современников, священника, который исповедовал Царских Детей, подтверждают это. Но самым большим свидетельством являются записки, которые, согласно сложившейся традиции, члены Царской Семьи при желании направляли друг другу, даже находясь в стенах одного дома. Эти небольшие письма наполнены трогательной заботой о дорогих родителях, они свидетельствуют о высокой нравственности, чистоте и глубокой рефлексии Царских Детей. Такая семья не может быть построена без любви.

Даже среди революционеров были лица, признававшие святость Царской Семьи. Из воспоминаний Т. Мельник (Боткиной) известен разговор, состоявшийся в Петрограде в Таврическом дворце, содержание которого было передано автору воспоминаний. Дело шло о корреспонденции Царской Семьи. Один из членов следственной комиссии спросил, почему еще не опубликованы письма Императрицы и Великих Княжон. Последовал следующий ответ:  «Что Вы говорите, вся переписка находится здесь — в моем столе, но если мы ее опубликуем, то народ будет поклоняться им как святым» [8]. Но речь сейчас идет даже не об этом. По тому, каким сильным чувством пронизаны письма помолвленных друг другу, можно сделать совершенно определенный вывод о безраздельной любви Наследника к принцессе Гессен-Дармштадской, и любви взаимной. Больше, чем вывод — это одно из самых чистых и светлых свидетельств настоящей любви, сочетающей в себе Земное и Небесное.

Нужно отметить, что до помолвки этикет того времени не позволял  Наследнику и принцессе вести переписку, поэтому связаться на письме они могли лишь через сестру принцессы Алисы — Елизавету Федоровну. Такая переписка была очень редкой и сопровождалась шифровкой. Однако сохранилось внушительное количество писем последующих лет, прочтение которых дает подлинное представление о внутреннем мире пишущих и об их отношении друг к другу. Сам текст передаст намного больше, чем наши описания. Сохранившаяся переписка была опубликована в 1998 году в книге «Дивный свет. Дневниковые записи, переписка, жизнеописание» [4]. Предлагаем хотя бы немного прикоснуться к этой жемчужине среди мировых историй истинной любви, истории их жизни. Приводим лишь некоторые отрывки писем.

«Дармшадт,
2 мая 1894 года,
письмо А-1.

Бесценное мое сокровище, я лежу в постели, но не могу уснуть, не написав тебе, так как поговорить, увы, мы не можем. Невозможно описать, как я по тебе скучаю и тоскую по тем двум часам, которые мы проводили с тобой наедине каждый вечер. Это тяжело описать, но наши мысли встретятся, правда? Твоя милая телеграмма заставила мое сердце ликовать, и сейчас она рядом со мной. Каким наслаждением будет найти в Виндзоре твое письмо! И вот ты трясешься в этом чудовищном поезде, в то время как я уютно расположилась в кровати в своем собственном «милом доме». Он так сильно мне напоминает нашу последнюю неделю; как я рада, что ты побывал здесь и познакомился немного с моими комнатами. Я так хочу, чтобы ты был здесь. Наше путешествие прошло хорошо. В Швайнбурге мы выходили на 3/4 часа и пили чай, потом мы остановились в Гарцбурге и съездили в город. Но серо и уныло, и только немного позднее был прекрасный закат над заливом.

Интересно, как ты провел последние часы в Кобурге… «слезинка» так трогательна, но ты не должен меня так баловать, слышишь, мой дорогой мальчик? Мы уезжаем уже завтра в 11.16, и до того придет портной. Я бы хотела, чтобы мы остались здесь подольше вместо того, чтобы снова собираться…

О, как я мечтаю прижать тебя к своему сердцу, поцеловать твою милую голову, любовь моя. Без тебя я чувствую себя такой одинокой. Да благословит тебя Бог, мое сокровище, и пусть Он хранит тебя и даст тебе сон…

<…>

***

Доброе утро, мой дорогой Ники, как ты спал? Я проснулась, воображая, что я в Кобурге, что, увы, было не так. Льет дождь, и я слышу, как солдаты маршируют к церкви. <…> Мне хотелось вдогонку послать тебе телеграмму, мой дорогой, да боюсь, она бы тебя не застала. Но ты знаешь, что мои мысли с тобой, и я скучаю по тебе. Бесценный мой. Скажи своим дорогим родителям и всем близким, что я их очень люблю… Целую тебя много раз… и остаюсь, дорогой мой, нежно любящая,

Твоя девочка,
Аликс.

Твое дорогое фото стоит передо мной и заставляет чувствовать мое одиночество, а слова на нем делают меня такой счастливой. Я напишу завтра из Виндзора». [4, 64-67]

«Виндзорский замок (Англия),
4 мая 1894 года, письмо А-2.

Мой дорогой, бесценный Ники,

Я только что приехала, позавтракала с бабушкой (Королевой Викторией — ред.). Как мне напомнило это Кобург и более обычного заставило по тебе скучать. <…> Я столь рада была твоему письму, что не могу сказать, сколько раз за эти несколько минут перечитывала его, покрывая поцелуями. Как я скучаю по твоим поцелуям и нежным словам! Путешествие прошло хорошо, через пролив переплыли просто прекрасно, волнения на море не было, и я не очень устала. Здесь так красиво — зелень, оживляемая цветами… <…>

<…> О, если бы только ты знал, как я тебя обожаю, и годы только усилили мою любовь к тебе, и я желаю только одного: быть достойной твоей любви и нежности. Ты слишком добр ко мне. Я заканчиваю, иначе письмо не успеет вовремя на почту… Да благословит тебя Бог, моя дорогая любовь.

Множество нежных поцелуев от твоей глубоко преданной маленькой девочки, Аликс.

Твоя невеста! Как необычно это звучит, милый. Я все время думаю о тебе». [4, 67-69]

«Замок Виндзор,
4 мая 1894 года,
письмо А-3.

Драгоценнейший Ники,

…Как только я заканчиваю одно письмо к тебе, хочется начать следующее. <…>

Если ты знаешь какую-нибудь небольшую книгу о вашей религии, пожалуйста, сообщи мне, чтобы я смогла прочитать больше до того, как ты привезешь священника. <…> Ах, как я хотела бы, чтобы ты был здесь, ты смог бы мне помочь; и если ты такой верующий, то должен понять, как я переживаю. Но Бог мне поможет, и ты тоже, любовь моя, не правда ли?.. Так, чтобы я всегда могла быть доброй христианкой и служить моему Богу так же верно, как и раньше, и даже больше. Как я смогу достойно возблагодарить Его за то, что такое сердце, как у тебя, принадлежит мне. Да пребудет с тобой неизменно Его благословение и заступление… <…>

<…> Всегда твоя глубоко преданная,

Аликс.

 Спи спокойно, мой ангел, пусть тебе приснится твоя «маленькая девочка», которая молит Бога о твоем счастье. Целую тебя крепко». [4, 69-71]

Отрывки из писем Наследника:

«12/24 июля 1894 года,
письмо Н-46.

Моя бесценная, дорогая, маленькая Алики,

Как я могу отблагодарить тебя, мой ангел, за то, что ты написала мне такую чудную открытку и длинное письмо, пока мы еще были вместе. О, это так меня обрадовало. Это меня просто встряхнуло, и каждую минуту я бегаю вниз в мою каюту, чтобы снова и снова перечитать твои послания! <…> Ты представить не можешь, как сильно я по тебе скучаю, намного сильнее с тех пор, как ты побывала на борту «Полярной звезды». Так мило было с твоей стороны, что ты написала свое имя на окне и на ящике моего стола. Вокруг меня все фотографии моей милой, которые я распаковал, и они, вместе с воспоминаниями о твоем пребывании здесь, скрашивают мое одиночество. Милая… знай, что я тебя воистину люблю с каждым днем сильнее и больше!

<…>

Мы вышли из Коуз сегодня утром, когда рассвело, и движемся со скоростью 15 миль в час по тихому зеленому морю недалеко от южного берега Англии. Мы идем тем же курсом, каким вы пойдете на «Виктории» по пути к Флашингу. <…> Мы приближаемся к Дувру. Берег выглядит прекрасным в легкой дымке, над которой ярко светит солнце! Да, милая моя, передай дорогой бабушке мой самый нежный привет. Вчера я был так расстроен, что не смог поблагодарить ее за всю доброту. Передай также привет всем остальным. Много раз с любовью целую и благословляю тебя, моя бесценная, любимая моя Аликс. Да благословит тебя Бог!

Вечно-вечно глубоко любящий тебя и искренне преданный,

Ники,
который любит тебя больше, чем может выразить».
[4, 102-105]

«Северное море,
13/25 июля 1894 года,
письмо Н-47.

Моя родная, дорогая маленькая Аликс,

Вчера у меня было такое сильное желание прыгнуть в лодку старого лоцмана, добраться до берега, сесть в поезд на Портсмут и быстро появиться в Осборне. Я был бы в объятиях милой в тот же день после чая! Нет, дорогая, ты не представляешь себе, как ужасно мне не хватает тебя везде и во всем. <…> чадо мое дорогое, прими мою глубокую любовь и восхищение. Я так привык все время быть с тобой, не знаю, как я буду проводить дни. Я ужасно по тебе скучаю, моя любимая дорогая невестушка, мое Солнышко…

<…> Солнце светит над морем, которое, милая моя, как раз цвета твоих прекрасных глубоких глаз! <…> Если бы ты только была здесь, со мной, мое бесценное сокровище!!! (Мы довольно быстро пересекли Северное море, уже виден берег Дании и вдали два маяка). Интересно, что-то ты сейчас поделываешь в Осборне, и такая ли у вас прекрасная погода, как здесь? Стрелки часов продвинулись уже почти на час, нетрудно рассчитать, чем ты занята в это время. <…> Какой радостью было также найти эти строчки, которые ты вписала в мой дневник; каждый день я нахожу что-то новое. Мне кажется, я слышу твой милый голос, который шепчет мне эти слова! <…>

 

14/26 июля

<…> Моя дорогая, бесценная малышка — я посылаю тебе много, много поцелуев, благословений и самую сердечную благодарность за то чудесное письмо, которое ты дала моему человеку, я не знаю, как часто я его перечитывал. Я горячо молю Бога, чтобы Он хранил мою милую и без конца дарил ее Своими милостями.

Остаюсь вечно твой
глубоко любящий, верный,
Ники.
Твой до смерти!»
[4, 106-109]

 

И еще один эпизод:

«Осборн,
28 июля 1894 года,
письмо А-54.

<…>

Да, дорогой, я была бы более счастлива, если бы мог приехать старый священник, потому что есть еще много вещей, объяснения которых мне хотелось бы от него услышать. Я хотела кое о чем спросить тебя, но не смогла, я тоже боялась, что мои вопросы могут причинить тебе боль. Постепенно, с Божией помощью, все прояснится. Это главная причина, почему, мой дорогой, бесценный Ники, я не хочу, чтобы сейчас состоялась наша свадьба. Я не чувствую себя к ней готовой — дело не в самой свадьбе, а есть другая причина — ты понимаешь, о чем я говорю. Ты знаешь, что я имею в виду, правда? С другой стороны, ты знаешь, как я мечтаю полностью принадлежать тебе — сердцем я уже совершенно твоя, и нити, которые связывают наши сердца, никогда не смогут порваться или ослабнуть. <…>

Пусть Бог хранит тебя и ограждает от всех злых бед и напастей. Люблю, много раз нежно целую. Всегда твоя очень глубоко преданная и верная до гроба,

Аликс».
[4, 110-112]

 

«Петергоф,
20 июля/1 августа 1894 года,
письмо Н-52.

<…>

…Моя дорогая Алики, можешь быть уверена, что я не хочу спешки, я тебя вполне понимаю и совершенно согласен, что не следует торопиться с нашей свадьбой по этой причине. У нас особый случай. Дорогая девочка, это показывает, как серьезно ты смотришь на это дело, и я тебя еще больше люблю, если только это возможно, мое Солнышко, моя дорогая, любимая, единственная, моя жизнь!

<…>

Да благословит тебя Бог, моя любимая, моя милая невеста. Я очень по тебе скучаю. Доброй ночи.

Всегда твой, Ники.
Я люблю тебя».
[4, 112-113]

 

Сколько еще можно отыскать глубоких мыслей, чистых порывов, невероятной теплоты и уюта в письмах, и как хотелось бы включить в статью еще многие. Прочитайте их — сколько сокровищ, которым не уделяется должного внимания, хранится в письмах и дневниках, запечатлевших веяния живой жизни. Почему не берется за основу сюжета эта история истинной любви, наполненная неожиданными поворотами, интереснейшими событиями, дышащая в каждой строчке достоверных источников настоящими чувствами? Почему на ровном месте строится нелепейшая история, фабрикуются факты, создается совершенно невероятная по своей абсурдности и суетности атмосфера того времени?

Почувствовать дух той эпохи можно, непредвзято погрузившись в материалы, с тем временем связанные. Также можно почувствовать его, соприкоснувшись с людьми — живыми свидетелями своего времени. Мне посчастливилось знать людей, которые лично общались с теми, кто таковыми свидетелями являлся. От них неизменно исходит дух удивительной мощи, величия, высоты и цельности, того, что невозможно передать словами — дух Царской России. Стоит соприкоснуться с предметами искусства, созданными в это время людьми, преданными Царской Семье, с текстами, прекрасной музыкой, созданной к торжествам 300-летия Дома Романовых — и вы почувствуете его, уловите хотя бы небольшую грань неповторимой красоты и подлинного величия России.

Что же транслируется нам с телевизионных экранов? Эпизоды, которые в совокупности своей создают атмосферу суетности, плоскости происходящего, беспорядка, темноты, лихорадочного движения — одним словом, блокбастера. Увы, кино рассчитано на широкого потребителя и на то, что типичные голливудские приемы использования псевдоисторического сюжета для создания захватывающего экшена привлекут массу зрителей. Только… массовый потребитель не поймет, что на его глазах бедная и изуродованная история прислуживает пустой оболочке ярких эффектов и скандальных сюжетных коллизий.  Даже больше — она наполняется новой сутью, новым, лживым и деструктивным содержанием.

Вот так берутся образы знаковых фигур, вокруг которых велось и ведется множество дискуссий, и эти образы представляются в таком свете, что ни один истинно русский человек не согласился бы воплотить их на экране, потому что подобная интерпретация абсолютно игнорирует доказанные общеизвестные факты. Более того, изображаемые люди были признаны Церковью Святыми, канонизированы, и на это имелись более чем веские основания, в чем при желании и наличии способности отличать достоверные источники от желтой прессы можно с легкостью убедиться. Это ли не направленная деструкция, стремящаяся поразить самую сердцевину русского духа? Такие эксперименты не просто опасны, они ведут к национальным катастрофам. Почему мы позволяем так безнаказанно втаптывать в грязь и извращать историческую действительность и более того, попирать нашу общероссийскую Святыню — Святых Царственных Страстотерпцев?

Для контраста приведу в пример известные события недавних лет. После выхода на экраны фильма «Невинность мусульман» тысячи арабов приняли участие в митингах, мусульманское сообщество Чечни и Афганистана вообще закрыло доступ к видеохостингу YouTube, на котором фильм был размещен, а во многих странах (в том числе и в России) его распространение, как экстремистского и разжигающего межконфессиональную и межнациональную рознь, запрещено до сих пор. Это при том, что фильм не обладал практически никакой художественной ценностью и был снят крайне примитивно. Но в нем оскорблялись чувства верующих через очернение фигуры исламского пророка Мухаммеда, чего было достаточно для его запрета. (Кстати, уже был опыт создания подобного фильма на почве христианского учения — это кинолента «Код да Винчи», по своей лживости и наполнению ничуть не уступающая «Невинности мусульман», однако никакого запрета показа фильма не последовало, несмотря на возникшее тогда негодование в обществе).

В ситуации же с кинокартиной «Матильда» мы имеем дело с фильмом, снятым профессионально и рассчитанным как на широкого потребителя, так и на интеллигентную аудиторию, претендующим на приближенность к исторической правде. И такая ситуация во много раз опаснее, ведь угроза для человека, не владеющего вопросом, неочевидна, и тем разрушительнее на него действует подобное явление. При этом со стороны ревнителей свободы творчества и безответственности художников перед зрителями и перед культурным наследием осуждаются всякие попытки возмущения и легального, справедливого выражения недовольства. Это свидетельствует о том, что понятия о культурных ценностях смешались полностью, и люди, которых фильм не просто оскорбляет, а которые понимают, как деструктивен, лжив он по своей сути и как он будет действовать на большинство зрителей, даже не могут потребовать запрета его показа в кинотеатрах, боясь показаться недостаточно просвещенными или современными! Это культурный тупик, господа. Пусть фильм выйдет и все увидят его — потом можно возмущаться сколько угодно. Процесс разложения будет уже запущен.

Становится очевидно, почему такое множество людей направляют свои письма Депутату Государственной Думы Н. В. Поклонской с просьбой остановить разворачивающийся на наших глазах кощунственный акт, предупредить столь пагубную инъекцию и не допустить выхода данного фильма в широкий прокат. Анализ, приведенный выше, свидетельствует о том, что волна протеста возникла не на пустом месте, а весьма закономерно в ответ на полное пренебрежение к обществу, на готовящийся плевок в его душу, в самое его сердце. А ведь он финансируется в том числе из средств государственного бюджета.

Спектакль «Вишневый сад» Н. Коляды — такой же акт циничного отношения к тому, что дорого обществу и сокровенно для него. Это попытка втоптать в грязь, унизить  все самое чистое и светлое, что ему свойственно и холодно надругаться над этим. Постановка Н. Коляды наполняет пьесу А. П. Чехова таким диким содержанием, что она перестает иметь с Чеховым что-либо общее и несет в себе разрушительную силу, как и в случае с извращением истории. Это явления одного порядка, имеющие одни и те же причины и приводящие к одинаковым последствиям — разложению духа нации и уничтожению ее ценностей, а следовательно, и способности к самобытному развитию.

Приближаясь к заключению, необходимо отметить, что для доказательного анализа деструктивности постановки пришлось окунуться в спектакль Н. Коляды и смотреть его до конца, хотя концепция постановщика была понятна уже с первых сцен, и всякое желание продолжать просмотр отсутствовало. Подобная ситуация возникает и с официальным клипом «Матильды». Вполне достаточно пары сцен или двухминутного набора кадров, чтобы адекватно мыслящий человек был способен сделать выводы о направленности всего действа и не погружаться в его чуждую, разрушительную атмосферу.

Уважаемый господин Песков, не нужно смотреть весь фильм, не нужно ждать, пока он выйдет на экраны и отравит душу сотням тысяч людей! Все уже понятно, и пока не поздно, необходимо обратить внимание на тревожные сигналы общественности и известных политиков. В год столетия революционных событий выпуск такого фильма является особенным кощунством, подлогом, оскорблением не только верующих, но и всех граждан, уважающих свою страну и свою историю. А в обществе, которое мы вместе создаем, нам жить, и доля ответственности за него лежит на каждом.

Оставим последнее слово за величайшим русским поэтом.

Возрождение

Художник-варвар кистью сонной
Картину гения чернит.
И свой рисунок беззаконный
Над ней бессмысленно чертит.

Но краски чуждые, с летами,
Спадают ветхой чешуей;
Созданье гения пред нами
Выходит с прежней красотой.

Так исчезают заблужденья
С измученной души моей,
И возникают в ней виденья
Первоначальных, чистых дней.

А. С. Пушкин

 

Список литературы

  1. Чехов А. П. Рассказы. Пьесы. Т. 2 / А. П. Чехов ; Ин-т «Открытое общество»; Сост. А. П. Чудаков; Худож. В. В. Медведев. — Москва : Слово/Slovo, 2000. — 544 с.
  2. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений в 15 томах. Т. 14 / гл. ред. Г. М. Фридлендер. — Санкт-Петербург : Наука, 1995. — 784 с.
  3. Белинский В. Г. Сочинения А. С. Пушкина. Статья пятая [Электронный ресурс] / В. Г. Белинский. — Режим доступа : http://az.lib.ru/b/belinskij_w_g/text_0160.shtml (дата обращения — март 2017).
  4. Дивный свет. Дневниковые записи, переписка, жизнеописание / сост. и ред. Монахиня Нектария (Мак Лиз) ; пер. с англ. Л. Васениной, Т. Оводовой ; ред. рус. текста В. Марченко. — Москва : Издательский Дом Русский Паломник, 2007. — 654 с.
  5. Житкова Л. Н. Народность как эстетическая категория в русской литературной критике XIX в. / Л.Н. Житкова // Известия Уральского федерального университета. Серия 2: Гуманитарные науки. — 2014. — Т. 127. № 2. — С. 45-51.
  6. Коляда Н.В. «Ощущаю себя в парадигме русской культуры» / Н. Коляда ; интервью Е. Ю. Коробковой // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. — 2008. — N 55, вып. 15. — С. 316-322.
  7. Кшесинская М. Ф. Воспоминания  [Электронный ресурс] / М.Ф. Кшесинская. — Режим доступа : http://www.e-reading.club/book.php?book=138394 (дата обращения — март 2017).
  8. Мельник-Боткина Т.Е. Воспоминания о Царской Семье [Электронный ресурс] / Т.Е. Мельник-Боткина. — Режим доступа : http://emalkrest.narod.ru/txt/botkina.htm (дата обращения — апрель 2017).
  9. Пращерук Н.В. Колядагоголь. О спектаклях «Ревизор», «Мертвые души», «Женитьба» / Н.В. Пращерук, Л.Р. Клягина // Пушкин и Гоголь в современном театре. Право на классику. Материалы научных семинаров. — Москва : Интститут Наследия, 2016. — С. 16-23.
  10. Пращерук Н. В. «Вишневый сад» в интерпретации Ноя Штерна: «Весь мир театр» Бориса Акунина / Н.В. Пращерук //  Творчество А. П. Чехова в современном мире (к 150-летию со дня рождения писателя): материалы Всерос. науч.-практ. конф. 3 февр. 2010 г. — Нижний Тагил : НТГСПА, 2011. — С .124-130.
  11. Станиславский К. С. Собраний сочинений: В 9 т. Т. 7. Письма: 1874-1905 / Сост. Г. Ю. Бродской, коммент. З. П. Удальцовой, вступит. ст. А. М. Смелянского. — Москва : Искусство, 1995. — 735 с.
  12. Тартаковский А. Г. 1812 год и русская мемуаристика. Опыт источниковедческого изучения / А.Г. Тартаковский. — Санкт-Петербург : Наука, 1980. — 313 с.
  13. Хабибуллина А. Любовница августейших особ: чем режиссера Алексея Учителя заинтересовал роман Николая II и Матильды Кшесинской [Электронный ресурс] / А. Хабибуллина // Интернет-газета «;Лента.ру». — 2014. — Режим доступа : https://lenta.ru/articles/2014/11/12/matilda/ (дата обращения — февраль 2017).
  14. Чехов А.П. Письма А. П. Чехова. Т. 2. 1888-1889. — Москва : Изд. М. П. Чеховой, 1913. — XVI, 458 с.
  15. Чехов А.П. Письма. Т. 11. Июль 1902 — декабрь 1903. — 2-е изд., стер. — Москва : Наука, 2009. — 804 с.

Анастасия  Нестерова,
Екатеринбург, Январь-Апрель 2017 года

Источник: «Русская народная линия».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *