Приморье – только первый звоночек сепаратизма?

Сейчас, когда немного улеглись страсти по выборам в приморье, можно взглянуть не происходящее стратегически.

Мы попытаемся понять, почему это все произошло, и какие риски несет для политической системы страны. До этого РР уже проводили анализ противоборства экономико-политических групп Приморья, но это лишь часть айсберга. Гораздо важнее  — это общеполитические тенденции, в свете которых конкретнее личности и интересы – это только частности.

Итак, вы помните, когда последний раз слышали слово сепаратизма применительно к России?

Активно эта тенденция проявлялась в начале 90-х годов и постепенно сошла на нет к 2003. С тех пор слово это, вкупе с другим более цивилизованным словом – федерализм, звучало очень редко. И сейчас еще никто в открытую не говорит об этом. Но опасность уже появилась. Рассмотрим все по порядку.

90-е годы – регионы берут суверенитета, сколько могут проглотить

В 1993 году харизамтичный лидер региона Эдуард Россель провозгласил уральскую республику и даже хотел внедрить собственную валюту – уральский франк Фото: Коммерсант

В начале 90х годов происходил парад суверенитетов, яркие примеры – моя родная Свердловская область, где харизамтичный лидер региона Эдуард Россель провозгласил уральскую республику и хотел внедрить собственную валюту – уральский франк.

Областная газета от 30 октября 1993 года

Помним мы и ситуацию в Татарстане, где лидер региона Минтимер Шаймиев играл одну из ключевых ролей в федеральной политики, в открытую противостоя проправительственной партии «Единство».

Говорят, что Борису Николаевичу потребовалось больших усилий чтобы убедить Минтимера Шариповича отказать сепаратистких настроений

Активную работу по фактическому отделению региона от России проводил и глава республики Башкортостан Муртаза Рахимов, и президент Якутии Михаил Николаев.

Тогдашние лидеры Башкирии и Якутии тоже подумывали о суверенитетах

Если говорить про Чечню, то здесь сепаратизм вылился в из политического поля в военное, в ходе чего и была провозглашена республика Ичкерия.

Борис Ельцин в Чечне 1996 год Фото: Liveinternet.ru

Впрочем, удивляться здесь было нечему – федеральный центр в лице самого Президента Бориса Ельцина провозгласил – «Берите суверенитета сколько сможете проглотить». Вот регионы это и делали. Впрочем, винить их за это было бы глупо – в стране начала 90х сложилась такая ситуация, что Центр почти полностью сложил с себя все обязанности, бросив регионы на произвол судьбы. В отсутствие правового пространства каждый был сам за себя.

«Когда рухнул Советский Союз, государство было развалено, экономика и политическая система разрушены. В России наступил хаос.» (Эдуард Россель в интервью главному редактору «Регионов России» Ольге Чернокоз)

Так говорил в интервью «Регионам России» экс-губернатор, ныне сенатор Эдуард Россель. Тогда у руля субъектов РФ новой России остались крепкие руководители – бывшие главы обкомов и других партийных органов – они имели и опыт и амбиции. В чем-то такая их сеператисткая позиция спасла регионы. Помогали выживать, как рассказывает Россель, и работа Межрегиональных ассоциаций, таких как Большой Урал, Поволжье. Здесь главы регионов собирались, обсуждали совместные проблемы и находили решения по экономическому взаимодействию субъектов.

Путин и закручивание гаек

Владимир Владимирович минимизировал сепаратистские настроения в стране

Да, соглашаясь с Росселем, были и положительные моменты, в том, что главы регионов заменяли собой почти недееспособную федеральную власть. Однако в целом все эти процессы вели к страшным последствиям  — развалу страны. К тому же власть была абсолютно беззащитна перед «западными партнерами», которые имели четкую стратегию на расчленение России на части, и имели поддержку в той или иной степени у ряда групп во власти и регионах.

Поэтому, как только Путин стал Президентом, это был один из первых шагов – сведение риска развала страны к минимуму. На это были брошены все силы федерального центра.

Вначале были созданы федеральные округа. Их было 7 (сейчас их 8). В каждый из округов входили ряд территориально близких регионов. Полпреды президента стали ключевыми фигурами региональной политики, имеющими прямой выход на главу государства. Далеко не сразу им удалось сломить сопротивление сильных региональных лидеров, которые будучи избраны населением имели немалый авторитет. Еще долгое время шло перетягивание каната и зачастую главы регионов оказывались сильнее. Однако тенденция уже наметилась – появился новый центр силы в регионах. Более того, полпредставами велась важная работа по проведению регионального законодательства в соответствие с федеральным, которое постоянно совершенствовалось в пользу централизации.

Владимир Путин заручился поддержкой тогдашнего губернатора Тюменской области Сергея Собянина Фото: Пресс-служба Кремля

Тактическим шагом президента стало привлечение на свою сторону авторитетных глав региона – в первую очередь здесь стоит сказать о главе Тюменской области Сергее Собянине. Он по поручению Центра вначале осуществил перераспределение огромных полномочий в финансовой сфере матрешечных субъектов  Тюменской области – Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округа в пользу собственно Тюменской области.

Александр Филипенко и Юрий Неелов были весьма недовольны

Главы этих регионов – сильные политики – Александр Филипенко и Юрий Неелов были весьма недовольны этим фактом. Затем, Собянин был переведен на федеральный уровень власти в администрацию Президента и возглавил комиссию по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральным. Это был некий знак к главам регионов – «Становитесь лояльными Президенту!»

Конечно, это сыграло свою роль, но видимо недостаточно.

Потому что в  сентябре 2004 года Президент России Владимир Путин выдвинул инициативу изменения порядка наделения полномочиями глав регионов. Он предложил, чтобы главы регионов утверждались в должности решениями законодательных органов власти субъектов РФ, а не избирались прямым голосованием. Глава государства связал это решение с трагедией в Беслане.

Закон о новом порядке избрания (а по сути — назначения губернаторов) был принят в декабре 2004 года.

После этого процесс приведения регионов к унификации законодательной базы был почти завершен – создано единое правовое поле. Слово федерализм полностью ушло из лексикона, вместо межрегиональных ассоциаций, которые стали по мнению Центра, рассадником сепертизма, был создан Госсовет, где главы регионов собирались под зорким оком президента и обсуждали только заданные темы.

Пережали?

Центр взял на себя основную долю ответственность за происходящее в стране Фото: РИА Новости

Итак, основная задача была выполнена – единство страны восстановлено. Но образовалась новая проблема. Период с 2004 по 2012 год можно охарактеризовать как резкий спад региональной активности, ухудшения кадрового состава региональной власти. Поскольку Центр взял на себя основную долю ответственность за происходящее в стране, регионы расслабились.

Задачей глав регионов стало выбивание денег из федерального бюджета, а не выработка собственных решений развития региона. На должности лидеров региона теперь приходили весьма безликие главы, которых пролоббировала одна из политико-экономических групп. Они ни за что не несли ответственности и особенно – перед населением. Уровень доверия к региональной власти упал. Президент все чаще был вынужден досрочно прекращать полномочия губернаторов, а зачастую и сажать.

Медведев вернул прямые выборы губернаторов Фото: 78.fair.ru

В 2012 году, когда президентом стал Дмитрий Медведев, было решено вернуть в той или иной степени прямые выборы губернаторов. Однако, в некоторых регионах (Кавказ) было разрешено принять иную форму – голосование в законодательном собрании по нескольким кандидатурам. В 2014 году непрямые выборы были утверждены также в ХМАО, ЯНАО и НАО. Такая разница была продиктована стратегической и геополитической важностью данных регионов. В других регионах были утверждены прямые выборы.

Сейчас выборы глав регионов проходят по «партийной схеме», а фактически по схеме рекомендации со стороны Президента — каждая имеющая на это право партия выдвигает своего кандидата, партийного или беспартийного. Кроме того, баллотироваться в губернаторы могут граждане России старше 30 лет в порядке самовыдвижения, если такая норма будет прописана в региональном законе.

Президент РФ по своей инициативе может провести консультации с политическими партиями и выдвинутыми в порядке самовыдвижения кандидатами («президентский фильтр»).

Кроме того, имеются и муниципальные фильтры при выдвижении кандидата в губернаторы, в разных регионах он свой. Но суть заключается  в том, что кандидаты должны заручиться поддержкой определенного процента от общего числа депутатов и глав муниципальных образований.

Но есть и неформальный знак от президента, который до поры до времени был маяком для местных элит и населения о том, что президент уже выбрал того или иного кандидата.

Сергей Левченко, один из немногих кандидатов «не единороссов» Фото:
Ogirk.ru

Сложилась практика, что президент назначает так называемого и.о. (исполняющего обязанности главы региона) примерно за пол года до выборов, тем самым давая кандидату карт-бланш и плюсом – административный ресурс. Без исключений такими кандидатами становились единороссы. И практически всегда побеждали. Однако, на этапе самих выборов все таки были сбои – например, Иркутская область, где победил коммунист Сергей Левченко. Теперь таким исключением стал Приморский край.

Так в чем сепаратизм?

Поддержка президентом кандидата от Единой России Тарасенко была использована по полной программе, и стала важнее российских законов, важнее настроений жителей региона

Возвращаясь к Приморью. Здесь был продемонстрирован сценарий неподчинения местной элиты, в том числе – территориального избиркома федеральным законам и федеральному центру. Поддержка президентом кандидата от Единой России Тарасенко была использована по полной программе, и стала важнее российских законов, важнее настроений жителей региона, важнее системы ГАСвыборы.

По сути, излишнее вмешательство федерального центра в региональные выборы на протяжении  уже многих лет привело к своей противоположности – сепаратизму. Как это не парадоксально звучит.

Именем президента местная элита поставила себя выше интересов и страны и населения.

Федеральная власть в итоге столкнулась с последствиями избыточного регулирования выборов и партийной системы.

Сергей Кириенко давно понимает, что нужна кардинальная смена глав регионов Фото: Коммерсант

Президент и куратор внутренней политики Сергей Кириенко давно понимает, что нужна кардинальная смена глав регионов – они как и в 2004 году не могут отвечать за регион в полной мере, не обладают выдающимися управленческими навыками и не пользуются поддержкой местного населения.

Конкурс прошел, но остались ли лидеры?

Однако как будет решаться вопрос – это главное. Кадры – хорошо – но где из взять? Кто эти люди? Откуда возникают будущие губернаторы? Ответ на этот вопрос есть и он не утешителен — из ниоткуда. (Где, кстати, конкурс «Лидеры России» и потенциальные управленцы на должности губернаторов? Неужели это был просто пиар проект?).

Как решается проблема?

Проблема в том, что данная проблема должна решаться комплексно и системно, а не точечно:

  • Должны быть «ослаблены гайки для партий», в том числе и непарламенских, но при этом системных, заинтересованных в развитии, а не развале страны
  • Должна быть отменена практика назначения президентом и.о. губернатора за пол года до выборов. Потому что это превращает выборы в имитацию. Приморье показало, что люди даже с этим могут бороться. И тут наноситься удар по самому президенту.
  • Роль административного ресурса надо постараться свети в минимуму, иначе глава региона будут попросту нелегитимным – его изберут только бюджетники, насильно приведенные на выборы. Соответственно так он и работать будет.
  • Возможно, стоит более четко прописать механизм отзыва главы региона населением, а не только решением президента. Это даст кандидату стимул работать не на показ перед Центром, а для региона.

Все понятно, что для власти такие решения трудны. Потому что ситуация может выйти из под контроля, может прийти строптивый кандидат. Однако приход послушного кандидата – это гарантия его безинициативности и оторванности от населения. Что сейчас важнее для Центра?

В любом случае, Кремль извлечет уроки из произошедшей ситуации. Хочется наедятся, что решения будут системными и стратегическими. Тогда сепартизма нам не грозит.

Ольга Чернокоз,
политолог

Источник: «Регионы России».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *