Военное сотрудничество США и Казахстана: будет ли востребован «шторм над Каспием»?

Разворот Астаны в сторону евроатлантики всё более заметен

Демонстративный выход США на днях из «ядерного» соглашения с Ираном почти совпал по времени с договоренностями с Казахстаном, предполагающими, по мнению некоторых наблюдателей, постоянное военное присутствие США в Каспийском бассейне. Казахстан будет предоставлять Соединённым Штатам коммерческие услуги грузового транзита в целях снабжения миссии НАТО в Афганистане в рамках международных усилий по стабилизации в регионе. В Астане, подчёркивают, что американский флот на Каспии не появится,  и присутствие Соединённых Штатов в море исключено, поскольку это противоречит договорённостям государств «каспийской пятёрки». В отличие от Казахстана, Азербайджан и Туркменистан не участвуют ни в ОДКБ, ни в ЕАЭС, и решение Астаны вполне может побудить Ашхабад и Баку быть более сговорчивыми в диалоге с заокеанской сверхдержавой.

Ещё в 1994 году Массачуссетским технологическим институтом под руководством профессора Дэниела Файна был разработан план постоянного военного присутствия США на Каспии. И включал этот план, помимо прочего, также и «методичную» работу с каспийскими соседями РФ и Ирана на предмет внедрения инфраструктуры Пентагона. И, похоже, мы наблюдаем практический этап реализации этого плана…

Американское «недовольство» Ираном по каким-либо вопросам – это в большей мере предлог для военно-политического утверждения США в Каспийском бассейне. Тем более что в Иране планируют построить к 2030 году судоходный канал Каспий – Персидский залив, причем,  этот проект находится под американскими санкциями аж с 1997 года…

К сожалению, российская дипломатия не смогла в должной степени воспрепятствовать комплексу договоренностей Вашингтона и Астаны. Вероятно, Москва заняла сугубо нейтральную позицию в данном вопросе, исходя из соображений не «провоцировать» Казахстан на более серьезные шаги по дистанцированию от ЕАЭС и ОДКБ? Но – куда уж серьезнее…

Напомним, ещё в конце апреля Сенат парламента Казахстана ратифицировал двухсторонний протокол (июнь 2017 г.), позволяющий использовать порты Курык и Актау на Каспийском море для переброски военных грузов США в Афганистан. Более того, имеется и подписанное в 2017 году (и также ратифицированное) двухстороннее соглашение о военном сотрудничестве на 2018-2021 годы. Документ предусматривает не только проведение совместных военных учений, но также создание военной базы НАТО вблизи мангышлакского порта Актау – одного из крупнейших на Каспии, и ещё наиболее приближенного географически к границе Казахстана с РФ. Заметим, в нефтегазодобыче именно на Мангышлаке, без преувеличения, правят бал американские компании; и в том же районе Казахстана бизнес США планирует промышленную разработку стратегического сырья – запасов урана, ванадия, графита, висмута и марганца.

Глава казахстанского МИДа Кайрат Абдрахманов недавно заявил, что основной маршрут транзита военных грузов в Афганистан «по предложению США пойдет из Грузии и Азербайджана через Каспийское море в Казахстан. Далее – железнодорожным транспортом через станции Сарыагаш, Келес (центральный Казахстан) или Бейнеу-Каракалпакия (западный Казахстан – прим. авт.) в Узбекистан, а затем в Афганистан». Соответствующие соглашение США с Казахстаном и Узбекистаном действует с 2010 года.

Казахстанские военные стажируются в Америке

Создание же военной базы в Актау – это, по сути, прямая угроза военной безопасности России – хотя бы исходя из фактора географического соседства. А тот факт, что Астана на это решилась, свидетельствует всё более явном «развороте» Астаны в сторону НАТО и евроатлантических структур, что особенно показательно на фоне ужесточающегося экономического и военно-политического давления Запада на Россию. Такие «совпадения» резонно расценивать как нарочитую демонстрацию Астаны перед Москвой нового и, похоже, долговременного внешнеполитического вектора Казахстана, что, разумеется, окажет надлежащее влияние на взаимодействие в рамках ЕАЭС и ОДКБ.

Как полагает глава российского Центра по гуманитарным проектам Центра традиционных культур Александр Собянин, «нынешний разворот Казахстана в сторону США несёт собой антироссийский формат. В любом случае, для РФ как минимум нежелательно появление любого корабля США с грузами, тем более военными, в акватории Каспия». Правда, как эти суда попадут на Каспий – обе стороны пока для широкой аудитории не «расшифровывают». Судя по транспортной географии примыкающего закавказского региона, то будут небольшие (в основном маломерные) суда, которые технологически можно доставить по железной дороге из Турции через Грузию в Азербайджан или из грузинских портов по той же артерии в Азербайджан. Впрочем, те же грузы могут перебрасываться и авиатранспортом через Закавказье в Казахстан, а «подсобный» здесь вариант – транспортной авиацией до Баку и затем судами до искомых казахстанских портов. Но, в целом, такой транзит уже по своей географии наверняка потребует создания базовых пунктов США, в том числе – на азербайджанском берегу Каспия.

Напомним, что даже ближайший союзник Вашингтона шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви не единожды отказывался от предложений США разместить их военные базы вблизи сухопутной границы Ирана с СССР и/или на иранском побережье Каспия. Напомним также, что в 1992-94 гг. глава Туркменистана Сапармурат Ниязов предлагал объявить Прикаспийский регион нейтральной зоной, исключающей присутствие там иностранных военных баз. Тегеран отвечал положительно, однако другие страны региона, вкупе со странами-членами НАТО, никакой конкретики в своих ответах на это предложение не обозначали. Ну а с запуском в середине 1990-х годов нефтепровода к турецкому Джейхану, пролоббированного и реализованного компаниями Запада и Турции, в Ашхабаде осознали иллюзорность нейтрализации Каспийского региона. Кроме того, к тому же времени был разработан упомянутый военно-политический план США «Шторм над Каспием».

Интересен в этой связи один малоизвестный исторический эпизод. В сентябре 1942 года, в связи с реальной угрозой прорыва вермахта к Каспию и в Закавказье (с одновременным вступлением Турции в войну с СССР) Черчилль предложил И.В. Сталину «проект» временного, вроде бы, ввода войск западных союзников в Закавказье, включая его порты, а также на каспийское побережье Туркменской ССР. Но советское руководство, понимая истинную подоплёку такой «помощи», разумеется, ответила отказом. Теперь же схожие или смежные планы во многом зависят от позиции бывших советских республик, а ныне прикаспийских стран. Военное утверждение США на Каспии вполне может спровоцировать прямую военную конфронтацию Тегерана с Вашингтоном, на что, вероятно, американцы и рассчитывают. Между тем, продолжает действовать советско-иранский бессрочный договор 1921 г. «О дружбе», по которому (ст. 6) Россия вправе поддержать своими войсками Иран в случае прямой угрозы его военной безопасности (аналогичное право имеет Иран в отношении РФ).

По мнению политолога из консервативного фонда Heritage Foundation, столь любимого ястребами в окружении Трампа, Люк Коффи, «Каспийский регион важен для США, так как в нем присутствует набирающая мощь Россия, Иран, с которого снимаются санкции и который начинает обретать все больший международный вес, а также агрессивно расширяющийся Китай. Этот регион является критически важным перекрестком Европы и Азии. США нужна стратегия вхождения в этот регион для продвижения здесь идеи экономической свободы, создания безопасных для себя транзитных зон транспортировки и разработки колоссальных энергоресурсов Каспия. США нужен открытый и честный диалог с союзниками в регионе в тех ситуациях и тогда, когда затрагиваются права человека — с целью обеспечения здесь условий для долгосрочной демократизации (видимо, как во Вьетнаме, Сирии, Ливии, Сомали, на Гренаде… – здесь и далее курсивом прим. авт.). Тем не менее, права человека должны рассматриваться только как малая часть общего стратегического присутствия…». Вполне характерная оговорка.

«Каспий соединен с внешним миром посредством канала «Волго-Дон» (ведущим в Азовское море) и системы Волго-Балтийского водного пути, – продолжает свои рассуждения американский эксперт. – Также существует концепция Евразийского канала , в случае реализации которой ирригационный канал «Кума-Маныч» (в Калмыкии) будет преобразован в транспортный водный коридор на Черное море и станет кратчайшим выходом из Каспия во внешние большие воды». В связи с этим любопытно отметить, что 14 мая на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил вернуться к проекту строительства судоходного канала «Евразия» между Чёрным морем и Каспием стоимостью свыше 500 млрд рублей, сомнительной окупаемостью при значительных социально-экономических и экологических рисках. Совпадение?…

Но вернёмся к историко-геополитическим аллюзиям господина Коффи: «…Среди местных государств важно отметить Великую степь, которая всегда принимала активнейшее участие в битвах за влияние на регион, исторически находившийся в капкане между двух бывших империй – Ираном-Персией и Россией-СССР. Турция, не являясь каспийской страной, тем не менее, представляет собой отдельный центр силы, имеющий культурное влияние на регион…», окруженный «нестабильными территориями. Некоторые области Азербайджана и Северного Кавказа, где находятся южные провинции России, являются транзитными зонами для проникновения террористов, стремящихся попасть в (запрещённый в России) ИГИЛ-ДАИШ. После подписания Венского соглашения и урегулирования вопроса иранского атома Иран начнет обретать больше уверенности и ресурсов для каспийской экспансии. Армения продолжает оккупировать 20% Азербайджана. Из-за того, что этот факт остался вне поля зрения США, Баку ищет способы сближения с Москвой (создаётся впечатление, что Вашингтон будет вынуждать новое руководство Армении пойти на уступки Баку). В своих попытках влиять на Казахстан и Туркменистан как никогда ранее активизировался Китай…

Россия и Иран являются самыми крупными региональными игроками, но Туркменистан, Казахстан и Азербайджан также становятся таковыми. По мере отвлечения внимания и ресурсов России на Украину (очередная резкая эскалация конфликта на Донбассе) и Ирана – на арабский мир (противостояние с коалицией во главе с Эр-Риядом при участии Израиля), положение этих трех стран на Каспии скорее всего станет более устойчивым».

Таким образом, американские стратеги создают предпосылки для закрепления своего влияния на Кавказе и в Центральной Азии. Интересы США на Каспии, конечно, обосновываются верностью обязательствам в рамках НАТО, войной против инициированного с подачи американских спецслужб «международного терроризма», а также намерением к «сдерживанию» России и Ирана. Ни одна из стран, окружающих Каспий, не является членом НАТО, но Азербайджан, Казахстан и Туркменистан являются участниками программы «Партнерство во благо мира». Операциям НАТО в Афганистане поспособствовали в той или иной степени все каспийские государства, за исключением Ирана, – больше всех Азербайджан и меньше всех Туркменистан. Не менее серьёзным вопросом для США являются запасы нефти и газа, которые могли бы ослабить энергетическую зависимость стран Европейского Союза от России.

* * *

21 мая на площадке вышеупомянутого Heritage Foundation, госсекретарь Майк Помпео выступил с очередными яростными нападками на «иранский режим», фактически поставив Тегерану скандальный ультиматум. Разговор на языке шантажа и угроз, разумеется, категорически неприемлем для любой страны. Вовсе не исключено, что в Вашингтоне, провоцируя иранцев американской денонсацией «ядерного» соглашения с Ираном, прорабатывают и сценарий масштабного военного конфликта, в котором Каспий вполне может стать очередным второстепенным фронтом. Будем надеяться, что планируемая к подписанию в текущем году Конвенция о правовом статусе Каспия урегулирует спорные вопросы и будет сдерживать внешний экспансионизм под благовидными предлогами, способный привести к исключительно опасным последствиям.

Алексей БАЛИЕВ

Источник: «ВПА».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *