Турция, Казахстан, Армения: о «проецировании стабильности» после варшавского саммита НАТО

Год назад, 8-9 июля 2016 года в столице Польши Варшаве состоялась 27-я встреча на высшем уровне глав государств и глав правительств стран-участниц Североатлантического Альянса. В саммите глав – государств НАТО приняли участие и лидеры стран – партнеров. По итогам саммита было принято обширное заявление из целых 139 пунктов.

Согласно тексту заявления очевидно, что одним из основных трендов саммита была растущая напряженность между НАТО и Россией. В качестве основных причин кризиса участники саммита назвали присоединение Крыма к России и «участие» российских войск в конфликте на востоке Украины. С точки зрения НАТО, эти действия России полностью изменили стратегическую ситуацию в Европе. По итогам саммита в НАТО рассматривали действия России по отношению к Украине как угрозу восточноевропейским членам альянса и странам Балтии. Тогда эксперты альянса отрабатывали различные сценарии возможных российских действий по типу «гибридной войны» в странах Балтии, где имеется значительное русскоязычное меньшинство. Во всяком случае, именно такова была акцентировка итогового документа.

При этом, в нем был один пункт, который отчасти выпал из внимания представителей прессы. Речь идет о 81-м пункте: «В своей работе по усилению роли Североатлантического союза в проецировании стабильности мы будем руководствоваться непреложными принципами, включая подход кругового обзора («360 градусов»), приверженность демократии, правам человека и верховенству права, взаимодополняемость с международными структурами, в частности с ООН, ЕС и ОБСЕ с упором на дополнительную пользу НАТО, сопричастность и участие местных структур, участие партнеров, всеохватность, адресное сотрудничество, долгосрочную приверженность, расстановку приоритетов и устойчивость, а также общую слаженность».

По странному совпадению, после принятия итогового документа саммита, восточнее Варшавы имел место ряд событий, которые можно охарактеризовать как кризисы, которые, вполне вероятно, были инспирированы с участием крупных внешних игроков.

Прежде всего, речь идет о попытке военного переворота в Турции с вечера 15 по утро 16 июля 2016 года, которая закончилась неудачей. В ходе провалившейся попытки переворота, согласно официальным источникам, погибло 104 путчиста и 90 сторонников правительства. Было арестовано несколько высших офицеров турецкой армии и флота, а также несколько десятков старших офицеров. Среди арестованных был  генерал Бекыр Эрджан Ван — начальник натовской авиабазы «Инджирлик», причём турецкие СМИ полагают, что  эта авиабаза была «мозговым центром» путчистов. Одним из итогов попытки переворота стала массовая кадровая чистка в армии, правоохранительных органах и среди судей.

Как известно, в ходу несколько версий попытки военного переворота в Турции. Среди них выделим следующие:

  • официальную. Движение «Хизмет», которое по сути, является «параллельным государством» в Турции и его лидер, проживающий в США, Фетхуллах Гюлен  использовал свои рычаги влияния в армии для организации попытки свергнуть власть;
  • оппозиционную, которая представила Народно-Республиканская Партия, проведшая собственное расследование неудавшегося переворота. Главный вывод доклада: попытка военного переворота была «контролируемой» и «она была спланирована так, чтобы провалиться». Сам же переворот был нужен Эрдогану для укрепления его позиций внутри страны;
  • внешнюю, согласно которой путчисты, связанные с ЦРУ США, пошли на псевдопереворот, чтобы Эрдоган отреагировал на него и начал оказывать системное давление на различные государственные структуры и гражданские свободы. В результате недовольство общества спровоцировало бы массовое протестное движение, которое привело бы к отставке президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Есть и другие версии произошедшего: непреднамеренная провокация  Эрдоганом попытки военного переворота, рецидив «традиционных» для новейшей турецкой истории более успешных переворотов (1960, 1971, 1980 и 1997 гг.). Однако две из трех основных вышеупомянутых версий связаны с США и возглавляемым ими блоком НАТО, а ещё одна (оппозиционная) по своей технологии напоминает ряд  процессов аналогичных событиям различного рода «цветных революций» и «майданов» на постсоветском пространстве, «арабской весны» и пр. Это свидетельствует о том, что оппозиционная версия, в той или иной степени, также является внешней.

В целом, события июля 2016 года в Турции укладываются в усиление роли Североатлантического альянса «в проецировании стабильности», в том числе и в целях сдерживания фрондирующих членов НАТО, коим на сегодняшний день является Анкара.

Другим примечательным событием укладывающимся «в проецирование стабильности» после Варшавского саммита НАТО, но уже на постсоветском пространстве, стал масштабный теракт в Алматы 18 июля. Его совершил ранее дважды судимый за вооруженный грабеж 27-летний Руслан Куликбаев – человек, близкий к салафитам, т.е. последователям ультраконсервативной школы ислама. По информации руководителя Комитета национальной безопасности (КНБ) страны Владимира Жумаканова, Руслан Куликбаев, ранее приговаривавшийся к тюремному заключению за разбой и незаконный оборот оружия, сблизился в тюрьме с салафитами. Во время теракта было совершено вооруженное нападение на здание Алмалинского РУВД и КНБ. В  результате теракта четверо полицейских и одно гражданское лицо убиты, а еще восемь человек ранены. В Алматы на сутки был введён красный уровень террористической опасности, а город был охвачен слухами и паническими настроениями.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев квалифицировал произошедшее как теракт. Авторитетные казахстанские эксперты Андрей Чеботарев, Жарас Ахметов, Досым Сатпаев выделяют возможные предпосылки произошедшего:

  • недоработки в социальной политике, экономике, информационной среде, общественной безопасности. Теракты в Алматы и Актобе, прежде всего, являются «протестом против существующей реальности», причиной чему – ухудшение экономических процессов, девальвация 2015 года и падение мировых цен на нефть;
  • низкая заработная плата и социальная несправедливость, которые являются питательной средой для различного рода экстремистских учений. Чтобы количество подобных «кружков» уменьшалось, как и почва, на которой они могут вырасти, необходимо исследовать данный вопрос при условии экономических и социальных изменений;
  • ключевая проблема, связанная с «неэффективной коммуникационной системой», что вредит, в первую очередь, самой власти. Более того, во время подобных чрезвычайных ситуаций образовывается «информационная каша» не только у простых жителей, но и у самих чиновников.

Таким образом, в основном, речь идет о социальной проблематике, которая является весьма удобной базой для формирования предпосылок протестных настроений, часть из которых, в том числе и под воздействием внешних факторов, может быть трансформирована в теракты и прочие насильственные действия.

За день до теракта в Алматы более чем тревожные события произошли в Ереване. В ночь на 17 июля, группа вооруженных лиц (31 человек), которая называет себя «Сасна црер» («Храбрые сасунцы») под руководством известного экс-комбатанта, участника боевых действий в Нагорном Карабахе в 1990-ых гг. Павла Манукяна захватила расположение полка патрульно-постовой службы (ППС) в общине Эребуни столицы Армении. Во время захвата расположения был убит полковник полиции Артур Ваноян (также участник войны в Нагорном Карабахе) и еще три офицера получили ранения, все они оказали вооруженное сопротивление нападавшим. По различным данным, среди нападавших также было двое раненных. Часть нападавших являются экс-комбатантами, участниками боевых действий в Нагорном Карабахе в 1990-х годах. «Сасна црер» взяла в заложники 8 полицейских, среди которых были также замглавы Полиции Армении, генерал Вардан Егиазарян и замначальника Полиции Еревана, полковник Валерий Осипян, которые вели переговоры с захватчиками. В результате переговоров «Сасна црер» отпустили половину заложников, а к 24 июля были отпущены все заложники из числа полицейских. Впоследствии, 27 июля участники группировки «Сасна црер» захватили в заложники врачей и средний медицинский персонал бригады «Скорой помощи», которая приблизилась к зданию полка ППС с целью оказания помощи раненым. В период активной фазы событий между представителями спецслужб (в данном случае речь идет о Службе национальной безопасности – СНБ Армении) и полиции с одной стороны и «Сасна црер» с другой, проходили перестрелки, в результате которых снайперским огнем были ранены, в  основном в конечности, наиболее боеспособные участники группы. К финалу событий (31 июля), на момент добровольной сдачи в здании ППС оставалось 20 человек, остальные либо были госпитализированы в результате ранений, либо сдались властям. В результате перестрелок был также убит еще один и ранены несколько полицейских. Впоследствии, один из раненных полицейских скончался в клинике.

Требования, выдвинутые радикальной вооруженной группой  «Сасна црер», сводились к следующему:

  • не допустить сдачу районов «пояса безопасности» без юридически обязательных гарантий безопасности Арцаха (непризнанная Нагорно-Карабахская Республика);
  • отставка президента Сержа Саргсяна;
  • освобождение из-под стражи реального лидера «Сасна црер» экс-комбатанта, подполковника, участника войны в Нагорном Карабахе, гражданина Ливана Жирайра Сефиляна, взятого под стражу 20 июня по обвинению в хранении оружия и боеприпасов.

Параллельно с событиями недалеко вокруг захваченного полка ППС, разворачивались активные уличные акции. Требования «Сасна црер» поддержали митингующие и демонстранты, численность которых в разные дни колебалась от 3 до 5 тысяч человек. Участники шествий требовали от властей и правоохранительных органов не проводить специальной операции против «Сасна црер», с тем, чтобы не было нового кровопролития. Демонстранты дважды пытались преодолеть оцепление, установленное недалеко от расположения полка ППС, в результате, дважды (20 и 29 июля), произошли достаточно масштабные столкновения между войсками полиции и демонстрантами. Причем во втором случае полиция действовала достаточно жестко не только по отношению к демонстрантам, но и журналистам, освещавшим происходящие события.

1 августа участники группировки, после долгих переговоров, сдались властям. Обвинения в терроризме им предъявлено не было, что могло стать одним из согласованных условий добровольной сдачи «Сасна црер». Взамен обвинения за терроризм, властями выдвинуты обвинения по смежным статьям, которые подразумевают более мягкое наказание.

Отметим, что незадолго до начала вооруженной акции, некоторые участники «Сасна црер», прежде всего Варужан Аветисян, активно участвовали в акциях против ратификации парламентом Армении соглашения «О создании Объединенной региональной системы ПВО в кавказском регионе коллективной безопасности между Россией и Арменией».

Интересно также то обстоятельство, что большая часть «независимой прессы» Армении в течение двух недель, де-факто одобряла вооруженную акцию. Действия «Сасна црер» также были поддержаны со стороны тогдашней парламентской партии «Наследие», которую возглавляет бывший гражданин США Раффи Ованнисян. 25 июня с.г. состоялся очередной съезд этой теперь внепарламентской  партии, который в целом выразил поддержку «Сасна црер».

Другой интересный аспект этих событий в том, что во время удержания заложников в ППС 102-я российская военная база в Армении проводила учения разведчиков, а накануне – масштабные учения с боевыми стрельбами. Было также распространено сообщение о том, что с 19 по 22 июля состоится визит делегации Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ в Армению. Очевидно, что события, связанные с действиями вооруженных радикалов из «Сасна црер», действительно имели внешнюю составляющую, и предпринятые Москвой шаги можно однозначно охарактеризовать как сдерживающие и упреждающие.

Почти год спустя в Ереване проходит суд над участниками группировки «Сасна црер». Суд происходит со скандалами и нарушениями действующего законодательства как со стороны суда и правоохранительных органов, так и со стороны подсудимых и их адвокатов. В ряде эпизодов, действия полиции вышли за рамки разумных действий и закончились жестоким избиением некоторых подсудимых. Естественно, что полиция отрицает эти обвинения. В настоящее время со всем этим пытается разобраться омбудсмен Армении Арман Татоян.

Говоря о вероятности вмешательства внешних сил в вышеупомянутые события в Турции, Казахстане и Армении в июле прошлого года, мы ориентируемся на вышеупомянутый пункт заключительного заявления НАТО. Исходя из  тезиса о «проецировании стабильности», который мы интерпретируем как право на вмешательство во внутренние дела государств, в том числе дружественных НАТО, мы предложили версию этих процессов и проиллюстрировали ее тремя примерами. Подчеркнем то обстоятельство, что все без исключения воспоминания о вышеупомянутых событиях – безрадостные, и было бы хорошо, если бы ничего подобного никогда больше не повторялось.

Саркис Мартиросян

Источник: «Военно-политическая аналитика».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *