Современные технологии ведения боя и «оружие будущего» – в помощь террористам

Российско-турецкие отношения вновь проходят серьёзное испытание на прочность

Серия атак против российских военных объектов в Сирии в предновогодние и новогодние дни, как мы упоминали в предыдущем обзоре, может означать начало качественно нового этапа диверсионно-террористического противоборства (1). В полной мере об этом свидетельствуют представленные на минувшей неделе аспекты массированных атак беспилотными летательными аппаратами на аэродром Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе.

Согласно заявлению Министерства обороны России, «системой обеспечения безопасности российской авиабазы Хмеймим и пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в городе Тартус в ночь с 5 на 6 января 2018 года успешно сорвана попытка атаки террористов с массированным использованием ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА)». C наступлением ночи средства ПВО выявили на значительном удалении «13 малоразмерных воздушных целей неизвестной принадлежности, приближавшихся к российским военным объектам»: 10 из них приближались к авиабазе Хмеймим и ещё три – к пункту МТО ВМФ России в Тартусе.

«Шесть малоразмерных воздушных целей российскими подразделениями радиоэлектронной борьбы удалось взять под свой контроль, перехватив внешнее управление. Из них три были посажены на подконтрольную территорию вне базы, а еще три БПЛА при посадке сдетонировали от столкновения с землей. Семь БПЛА были уничтожены штатными зенитно-ракетными пушечными комплексами «Панцирь-С» российских подразделений ПВО, несущих круглосуточное боевое дежурство», – отмечалось в заявлении МО РФ. Три беспилотника в ходе посадки разрушились в результате подрыва подвешенных на них мини-бомб. Пострадавших или материального ущерба нет, российские военные объекты продолжают функционировать в штатном режиме.

12 января в Национальном центре управления обороной РФ состоялся брифинг, на котором которого начальник управления строительства и развития системы применения БПЛА Генштаба ВС РФ генерал-майор Александр Новиков представил некоторые результаты проведённых военными специалистами исследований. В частности, все аппараты были запущены из одного места в относительно короткое время, причём один из них был оснащен видеокамерой, предназначаясь для контроля и корректирования наносимых ударов: «С учетом этого для организации атаки необходимо было выполнить детальные инженерно-штурманские расчеты, обеспечивающие эффективность группового применения дронов».

Использовавшиеся на беспилотниках боеприпасы – «самодельные взрывные устройства массой около 400 граммов, снаряженные поражающими элементами в виде металлических шариков с радиусом поражения до 50 метров. Каждый из участвующих в атаке летающих монстров нес 10 таких боеприпасов, в которых использовалось взрывчатое вещество ТЭН, превосходящее по мощности гексоген и производящееся, никак не кустарями-кулибиными», а, к примеру, «на Украине на Шосткинском заводе химических реактивов».

Впервые массовое применение беспилотников террористами в ходе военной фазы т.н. «арабской весны» было зафиксировано в Ираке в «битве за Мосул» (2). И всё же до недавнего времени боевики использовали БПЛА и квадрокоптеры в основном для разведки, применение же их «в ударном варианте» носило единичный характер.

Несмотря на поспешные уверения чиновника пресс-офиса Пентагона о «свободном рынке», на котором террористы, дескать, могли обзавестись всем необходимым, создание аппаратов, подобных использованным в атаке на российские объекты в Сирии, в кустарных условиях невозможно: «При их разработке и использовании задействовались специалисты, прошедшие специальную подготовку в странах, производящих и применяющих комплексы с БПЛА». «При кажущейся простоте для их создания необходимо значительное время и специальные знания, в том числе в области аэродинамики и радиоэлектроники». Несмотря на то, что используемые для производства подобных беспилотников комплектующие – двигатель, рулевые машинки, аккумуляторные батареи – можно приобрести по отдельности в свободной продаже, «сборка и применение их в единой системе представляет собой сложную инженерную задачу, требующую специальной подготовки, знаний в различных наукоемких областях и практического опыта создания подобных аппаратов…, – отметил А. Новиков. – Установленное на беспилотниках радиоэлектронное оборудование обеспечивало их автоматизированный, заранее запрограммированный полет и сброс боеприпасов, исключало постановку помех системам их управления». Заложенные в программах управления БПЛА, по точности превышают доступные в Интернете данные.

Появление дронов новых типов и модификаций у боевиков в Сирии фиксировалось российской стороной «буквально через считанные дни после поступления их в свободную продажу в различных странах. Беспилотники, использовавшиеся боевиками для нанесения ударов по объектам ВС РФ в ночь с 5 на 6 января 2018 года, были применены впервые». Президент России Владимир Путин заявил, что дроны были закамуфлированы под самодельные устройства, содержа высокотехнологичные элементы, которые невозможно изготовить кустарным способом: «это касается систем радиолокации и наведения через космос, систем сброса боеприпаса высокоточным образом – сброс проводился автоматически, а сам маршрут был выстроен так, чтобы эти летательные аппараты вернулись в место их запуска».

Военные источники «Коммерсанта» предполагают, что за неудавшейся атакой могут стоять боевики экстремистской группировки «Ахрар аш-Шам», ранее безуспешно пытавшиеся применять БПЛА для уничтожения саперных подразделений сирийской армии в Хомсе. Версию причастности именно этой группировки якобы частично доказывает и расшифровка данных перехваченных летательных аппаратов. Российское оборонное ведомство ведёт постоянный мониторинг применения всех типов вооружения и военной техники боевиками на территории Сирии и вырабатывает необходимые меры противодействия, что «в полной мере относится и к беспилотным летательным аппаратам». На авиабазе Хмеймим и в порту Тартус созданы эшелонированные системы, включающие средства обнаружения, огневого и радиоэлектронного поражения и подавления, что позволило гарантированно отразить террористическое нападение (3).

Сложно не согласиться с теми экспертами, которые считают, что запуску террористами беспилотников из «зоны деэскалации» Идлиба способствовали США и другие страны НАТО, в числе которых упоминалась и Турция, обладающая немалым влиянием в «зоне деэскалации» Идлиба (в том числе через «туркоманские» и арабские группировки). В этой связи можно вспомнить об уничтожении 24 ноября 2015 года в небе над Сирией турецким истребителем российского бомбардировщика, что заметно осложнило отношения между Москвой и Анкарой. Можно не сомневаться, что желающих повторить подобный сценарий (в том числе внутри Турции и её клиентов в Сирии) более чем достаточно и сегодня, когда Москва и Анкара, несмотря на все разногласия, всё-таки пытаются действовать в Сирии совместно. «Это провокации, направленные на срыв ранее достигнутых договоренностей – это первое. Второе – наши отношения с партнерами, с Турцией и Ираном, тоже попытка разрушить эти отношения. Мы это прекрасно понимаем, поэтому будем действовать солидарно», – отметил В. Путин. Ситуация в Сирии обсуждалась в ходе телефонных переговоров с президентом Эрдоганом: «Там провокаторы были, но не турки. И мы знаем, кто они такие, знаем, сколько и кому они платили за эту провокацию. Я уверен, что ни турецкие военные, ни руководство турецкого государства не имеет к этому инциденту никакого отношения, хотя действительно эту часть идлибской зоны должна контролировать Турция. Но, надо прямо сказать, и нам не всегда удается контролировать, что мы должны, и турецким партнерам не всегда удается это сделать. Там сложная ситуация, подчас они должны выставить там посты по нашим договоренностям, пока они этого не сделали, но и сделать это непросто».

Нет никаких сомнений в том, что нападения были хорошо спланированы. Террористы, а главное те, кто за ними стоит, возможно, попытались вскрыть систему ПВО и ПРО российских военных объектов в Сирии, что может быть использовано в ходе дальнейших атак. В более широком контексте происходящее может быть отработкой особой боевой методики США в полевых условиях, предполагающей активное использование боевых роботов и их «роя». Учения на национальной территории, проводившиеся в 2014-2015 гг., непременно должны быть дополнены обкаткой в полевых условиях, и лучшего «полигона», чем Сирия, не найти. Если верно предположение, что американцы будут и применять свои новейшие наработки против российских военных (что важно и в плане оценки реакции и уязвимостей), то уже совсем скоро могут быть пущены в ход боевые лазеры, задействованы средства создания помех в информационных сетях и радиоэлектронной борьбы. «Только для того чтобы запрограммировать контроллеры управления БПЛА самолетного типа и сброса боеприпасов в системе GPS, необходимо иметь приличную инженерную школу одной из развитых стран – отмечают в Минобороны России. – Да и получить точные координаты на основе данных космической разведки далеко не каждому под силу… инициативное заявление представителя Пентагона, что все эти технологии «легко доступны на открытом рынке», вызывают не только нашу озабоченность, но и законный интерес. О каких технологиях идет речь? Где находится данный «рынок» и какая спецслужба там торгует данными космической разведки? Более того, это заставляет по-новому взглянуть на странное совпадение, почему в момент атаки БПЛА террористов на российские военные объекты в Сирии над акваторией Средиземного моря более четырёх часов на высоте 7 тысяч метров барражировал между Тартусом и Хмеймимом именно разведывательный самолет ВМС США «Посейдон», ранее совершивший облёт Крыма (5).

В политическом контексте, атака на российскую базу Хмеймим могла быть совершена с целью срыва и без того крайне хрупкого процесса сирийского урегулирования, включая намеченный на конец января Конгресс национального диалога. Накануне источник в администрации президента Турции сообщил, что в ходе вышеупомянутого телефонного разговора с Владимиром Путиным Р. Эрдоган сказал, что атаки сирийской армии в Идлибе и Восточной Гуте должны быть прекращены. «Режим, чтобы расширить пространство, перешел к наступлению в Идлибе, мы это осуждаем. Мы с РФ и Ираном вместе работаем, обсуждаем, принимаем меры для обеспечения прочного мира в Сирии. Нарушение этих договоренностей может стать причиной новых волн беженцев. Это очень опасные и неправильные действия режима, РФ с Ираном должны воздействовать на него», – сказал премьер-министр Турции Б. Йылдырым. К границе Сирии отправлена очередная колонна турецкой военной техники, президент страны пригрозил военной операцией против курдских «отрядов народной самообороны».

12 января министры иностранных дел России и Турции провели телефонные переговоры, темой которых были тревожные события последних дней в Сирии. Наступление сирийцев в направлении авиабазы Абу ад-Духур (и её освобождение) вызвало активное противодействие со стороны ряда вооружённых группировок, деятельно поддержанных Анкарой.

В Восточной Гуте сирийцы деблокировали захваченную боевиками базу лёгкой бронетехнике в Харасте: таким образом экстремисты из «Ахрар аш-Шам» и «Файлак ар-Рахман» стремятся отвлечь силы САА из Идлиба и Хамы (5). Ликвидация обширного террористического рассадника на северо-западе Сирии, которой, к сожалению, противодействуют влиятельные силы в Турции, ни в коей мере не противоречит, а наоборот, будет способствовать успешному проведению Конгресса национального диалога Сирии и очередного раунда переговоров в Астане. Между тем, Вашингтон по-прежнему намерен действовать по Сирии через ООН в «противовес российским инициативам, призванным контролировать и ограничиваться собственным треком», заявил и.о. помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Саттерфилд: «Мы не можем и не будем легитимизировать альтернативный процесс (урегулирования), который проводит Россия». Скорее всего, вбросы западных аналитиков о «миролюбии» саудовской дипломатии и стремлении в большей мере учитывать политико-дипломатические усилия Москвы камуфлируют усилия по сохранению боевого потенциала запрещённой в России «Джебхат ан-Нусры» и иже с нею. Российские инициативы, мягко говоря, беспокоят западных политиков и «лидеров сирийской оппозиции», опасающихся консолидации недавних военных успехов Москвы и Дамаска, которая «увековечит жестокое правление Асада и приведёт новое поколение сирийцев к мятежу». Оппоненты также обеспокоены тем, что продвигаемый Россией политико-дипломатический процесс игнорирует такие «достижения» Женевы, как «переходное правительство» и программа «жизни после Асада» (который, как известно, «должен уйти»).

Между тем, пока в Идлибе гремят взрывы и не прекращаются бандитские разборки (есть сообщения о создании двух отдельных «командных пунктов» боевиков), верхушка и главный штаб террористов «ИГ» (запрещенная в России террористическая организация) как будто бы растворились в песках сирийских пустынь. В возрастающей степени боевики с иранским и сирийским опытом проявляют себя в Египте («вилаят Синай»), Ливии, Алжире, Афганистане, а в будущем, возможно – в странах Центральной Азии, Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая и в России. В частности, важная причина растущей активности «ИГ» в Африке кроется в геополитических расчётах США, стремящихся найти на «чёрном континенте» опорные пункты для противостояния серьезно нарастившему своё влияние Китаю. Переброска террористов осуществляется из подконтрольных американцам районов Восточной Сирии, куда они направляются усилиями американских специалистов. Этому есть немало свидетельств – от колоритного Талала Сило до британской ВВС, подробно рассказавшей об обстоятельствах беспроблемного выхода боевиков из Ракки. Востоковед Дмитрий Минин обращает внимание на типологическое сходство всех этих процессов с событиями конца Второй мировой войны, когда многие высокопоставленные нацисты и их агентура исчезали из охваченных войной районов Германии и Восточной Европы с тем, чтобы всплыть потом на Западе и использоваться противником в «холодной войне». В рамках так называемой операции ODESSA (Organisation der ehemaligen SS-Angehörigen – «Организация бывших членов СС») эсэсовцы из разгромленной Германии обретали «безопасное убежище» в странах Ближнего Востока, Южной и Северной Америки, причём некоторые из них играли заметную роль в организации спецслужб в странах пребывания.

Как представляется, в данном случае не так уж и важно, согласовываются ли операции подобного рода Пентагоном и ЦРУ с Белым Домом, или же нет. Принципиально важен лишь геополитический и военный почерк, не меняющийся многие десятилетия. Имеются также явные признаки активизации военно-морского флота США в Восточном Средиземноморье, где под предлогом борьбы с боевиками [запрещённой в России] группировки «ИГ» длительное время курсирует ударная армада во главе с авианосцем George W. Bush, усиленная средствами радиоэлектронной борьбы. В минувшем апреле входящие в неё корабли атаковали ракетами Томагавк авиабазу сирийской армии Шайрат в провинции Хомс. Всё это свидетельствует о том, что в ближайшие месяцы (или даже недели) российская воинская группировка в Сирии может столкнуться с чрезвычайно серьёзными вызовами и угрозами.

Андрей Арешев

Источник: «Военно-политическая аналитика».


  1. Пока неясно, насколько миномётный обстрел Хмеймима связан с перестановками в сирийской армии. 1 января указом Президента Башара Асада вместо Ф. Д. Аль-Фрейджа новым министром обороны Сирии был назначен уроженец Латакии Али Абдалла Айюб (ранее – начальник Генерального Штаба ВС САР).
  2. В ходе продолжающихся военных действий на Донбассе боевики украинских вооружённых формирований активно применяли беспилотные летательные аппараты, оснащённые осколочными или кумулятивными боеприпасами.
  3. О необходимости выработки эффективных средств противодействия малоразмерным БПЛА российские военные эксперты подробно писали ещё в 2015 году.
  4. Американские разведывательные спутники 24 часа в сутки «висят» над Сирией и, конечно, над Хмеймимом, отмечает военный обозреватель Виктор Баранец. Боезаряды, которые несли нейтрализованные российскими военными аппараты, были рассчитаны на вес бомбы от 10 до 50 кг, и имели очень мощные двигатели, что опять-таки исключает досужие разговоры о «свободном рынке». Речь идёт о серьёзном оружии, способном прицельно сбрасывать боезапасы на управляемые операторами с земли цели. Имеющееся «противоядие» – автоматы, пулемёты, скорострельные пушки – необходимо дополнять радиоаппаратурой, позволяющей на дальних подступах фиксировать пролеты малоразмерных «летающих монстров» и их групп.
  5. Утром 9 января, в разгар боев к востоку от Дамаска, ВВС Израиля нанесли три ракетно-бомбовых удара по военным объектам сирийской армии севернее от сирийской столицы. По неподтверждённым данным, таким образом израильтяне пытались ликвидировать боеприпасы и ракеты, предназначенные для поражения объектов террористов в Идлибе; несколько боеприпасов было уничтожено сирийскими силами ПВО. И это – лишь один из форматов вовлечённости соседнего государства в сирийский вооружённый конфликт. «Если говорить о поставках оружия, то нам неоднократно демонстрировалось оружие, которым воюет (запрещённая в России) «Джебхат ан-Нусра». Это оружие произведено в США и Израиле… Была хоть одна попытка со стороны хоть одной террористической организации, действующей в Сирии под крылом США, которая предприняла хоть одну атаку против Израиля? Таких атак не было. Ясно, что это часть сделки Соединённых Штатов с этими террористическими группировками», – сказал 9 января в эфире телеканала «Россия-1» глава думского комитета по образованию Вячеслав Никонов. Добавим к этому, что боевики на Синайском полуострове, получающие заметное подкрепление из Ирака и Сирии, ведут военные действия преимущественно против египетской армии и сил безопасности.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *