Отморозки холодной войны

Саммитом НАТО в Брюсселе дирижировала неадекватность

На очередном саммите НАТО 11–12 июля в Брюсселе всплыли фобии и страхи времен холодной войны, реанимируя которые альянс пытается обосновать свою востребованность в новых геополитических условиях.

В русле алармистских заявлений о крепнущей «российской угрозе» вновь прозвучали призывы крепить оборону и единство блока, наращивать военные бюджеты, проводить больше учений, сосредоточивать дополнительные силы у границ России. Увеличивается военное присутствие США и Канады в Европе. Организована непрерывная ротация подразделений ВС стран НАТО у российских границ, активизируется воздушное патрулирование, участились разведывательные полеты самолетов и дронов.

При глубоких разногласиях между союзниками по ключевым вопросам, вызванных размерами финансового вклада и острыми торговыми противоречиями между Европой и США, участники саммита обсудили ряд приоритетных направлений по совершенствованию возможностей блока.

Одобрена так называемая «Инициатива готовности», получившая в НАТО название «4 по 30» и предусматривающая увеличение в три раза численности сил с готовностью к использованию в течение не более 30 суток. В состав сил выделяются 30 механизированных батальонов, 30 эскадрилий боевой авиации и 30 кораблей. Генсек НАТО Йенс Столтенберг сформулировал своеобразное кредо военно-политического блока: «Высокая готовность является основой обеспечения безопасности во все более непредсказуемом мире».

Опираясь на эту оценку, альянс планирует развернуть у границ РФ мотопехотную (около 30 тысяч военнослужащих, 1000 единиц бронетехники и т. п.) и воздушную (порядка 500 самолетов и вертолетов) армии, а также полноценное военно-морское соединение.

В июне НАТО впервые почти за 70 лет своего существования приняло Объединенную стратегию воздушной мощи альянса, The Joint Air Power strategy — JAP, которая ориентирует на гибкую адаптацию ВВС к новым условиям за счет совершенствования их совместимости и способности участвовать в интегрированных действиях в многодоменной среде, с охватом киберпространства и космоса («Авиация с адаптацией»). Признавая, что космос является высокодинамичной и быстро меняющейся сферой, имеющей важное значение для обеспечения сдерживания и обороны, саммит принял решение о разработке всеобъемлющей политики НАТО в этой области.

На саммите было отмечено, что сдерживание и оборона зависят не только от количества сил, но и от способности быстро наращивать военное присутствие. С этой целью руководители стран альянса согласовали меры по адаптации и модернизации командной структуры ОВС НАТО, предусматривающие размещение новых штабов, предназначенных для обеспечения военной мобильности.

Получила поддержку инициатива Бельгии, Дании и Нидерландов создать в 2019 году при штаб-квартире ВГК ОВС НАТО в Европе комбинированное компонентное командование специальных операций (Composite Special Operations Component Command, C-SOCC), предназначенное для планирования и проведения операций многонациональных объединенных оперативно-тактических групп Сил быстрого реагирования. Для службы в новых штабах планируется привлечь дополнительно около 1200 человек.

Во времена холодной войны в 33 командованиях ОВС НАТО служили около 20 тысяч человек, сегодня количество командований снижено до семи при численности персонала семь тысяч. Таким образом, впервые после окончания холодной войны формируется очередная волна наращивания структуры командных органов альянса, создаются новые командования, увеличивается количество штабных работников.

Получила дальнейшее развитие концепция НАТО по «проецированию стабильности», которая предусматривает расширенное участие альянса в подготовке вооруженных сил и правоохранительных органов в таких странах, как Ирак и Афганистан, а также Тунис и Иордания. Фактически руководители НАТО сделали еще один шаг к превращению альянса в важный инструмент для укрепления влияния США и Запада не только в этих государствах, но и на Ближнем Востоке в целом путем создания противовеса российскому присутствию в Сирии и некоторых других странах, формирования вокруг России «колец Анаконды», наращивания давления на Иран, создания препятствий китайским инициативам в регионе.

И, наконец, под давлением Вашингтона особый акцент был сделан на проблеме исполнения финансовых обязательств – союзники перешли от практики сокращения военных бюджетов к их наращиванию. Однако речь шла не только об увеличении расходов на военные цели, хотя Дональд Трамп посетовал, что двух процентов от ВВП на военные нужды маловато и следовало бы подумать об увеличении этой цифры до четырех. Одновременно каждым из государств – членов альянса решаются задачи совершенствования возможностей и увеличения вклада, например, за счет участия в операциях НАТО по подготовке правоохранительных сил в странах-партнерах, общих программах разработки новых вооружений, стандартизации оружия, техники и штабных процедур.

В прозвучавших на саммите оценках международной обстановки и принятых решениях не нашли отражения многие реалии современного мира, который продолжает находиться в фазе высокой турбулентности, стал экономически и политически многополярным. В НАТО явно не сформировалось понимание того, что альянс в одиночку не преуспеет в решении проблем европейской и глобальной безопасности. Напротив, продолжается наращивание военного потенциала, нацеленного на противостояние с Россией.

В ответ на действия альянса нашей стране необходимо предпринимать дополнительные шаги по модернизации армии и флота, системному развитию экономики и промышленной базы. Имея в виду способность НАТО использовать любые контакты с Россией для прикрытия своих истинных, большей частью враждебных нашему государству намерений и действий, необходимо все же использовать все возможности для практической работы с альянсом, добиваться результативности диалога, восстановления практической повестки, для чего особенно важны контакты между военными России и НАТО.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Источник: «ВПК».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *