Накал подспудного противостояния между США и Россией вокруг Сирии не снижается

Очередной раунд женевских переговоров прерван и пробуксовывает

30 ноября глава объединенного штаба ОДКБ генерал-полковник Анатолий Сидоров заявил, что миротворческие контингенты организации готовы принять участие в обеспечении мира в Сирии – при наличии решения Совета коллективной безопасности блока, а также одобрения со стороны Совета Безопасности ООН. Участники прошедшей в этот же день в Минске встречи глав государств ОДКБ одобрили совместное заявление о ситуации в Сирии и вокруг нее, в котором подтвердили поддержку суверенитету, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Члены ОДКБ выступают за скорейшую ликвидацию террористической угрозы и прекращение вооруженного конфликта политико-дипломатическими средствами через широкий внутренний диалог, который не должен быть обусловлен никакими предварительными условиями и нелегитимным внешним вмешательством.

Такому диалогу, направленному на консолидацию всех этноконфессиональных и политических составляющих сирийского общества, его традиционных институтов, необходимо придать по-настоящему всеобъемлющий характер. В налаживании нормальной политической жизни в стране, определении контуров государственного устройства на последующий период должны участвовать простые сирийцы.

Решающий вклад ВКС России в уничтожение очагов международного терроризма создаёт условия для прекращения гражданской войны в САР и достижения долгосрочного политического урегулирования. Весьма своевременным было и подключение к процессу Республики Казахстан: успешный, несмотря на возникающие сложности и «подводные камни», переговорный процесс в Астане позволил запустить процесс деэскалации и создать условия для оживления женевских переговоров.

Как напоминает «Коммерсант», некоторое время назад Москва предложила странам ОДКБ рассмотреть, в той или иной форме, возможность участия в обеспечении безопасности т.н. «зон деэскалации». У ОДКБ с 2007 года имеются пока нигде не задействованные миротворческие силы. По мнению российской стороны, их отправка в Сирию позволила бы укрепить международный авторитет организации и гарантировать соблюдение интересов России в сирийском перемирии. Однако пока воплотить эту идею не удается: во-первых, остальные члены блока явно тянут с ответом; кроме того, вошедшие в жёсткий клинч с Москвой США и их союзники в Совбезе ООН вряд ли поддержат подобную миссию. В сложившейся ситуации российская сторона, по словам источников издания, изучает возможность подключения стран ОДКБ к обеспечению перемирия в Сирии в индивидуальном порядке (это можно было бы сделать и без мандата Совбеза ООН), если одна из них проявила бы такое желание. Представители Казахстана и Армении имеют соответствующий опыт, участвуя в курируемых американцами операциях в Ираке и Афганистане.

В целом же, как и ранее, деструктивная позиция западных «партнёров» затягивает решение ближневосточного кризиса, открывая перед террористическими группировками новые возможности. Главами государств ОДКБ также была отмечена тревожная тенденция смены боевиками террористических группировок тактики действий: всё чаще они направляются в страны исхода или в другие государства с деструктивными целями, в том числе под видом беженцев. Это диктует необходимость усиления межгосударственного сотрудничества, а также для совершенствования борьбы с транснациональной организованной преступностью. Это, безусловно, возможно в рамках ОДКБ, однако вряд ли реально в более широких форматах. Если Москва стремится к синхронизации переговорных процессов Астаны и Женевы, то Вашингтон последовательно противопоставляет их друг другу. В частности, глава Пентагона Дж. Мэттис полагает переговорный процесс по Сирии в Астане «непродуктивным». «Астана не является продуктивной. Много усилий вложено, немногое получено на выходе. Теперь все переходит в Женеву, где ведущие усилия предпринимаются спецпосланником ООН Стаффаном де Мистурой», – поведал «Бешеный Пёс» на борту самолета по пути в Египет.

Между тем, начавшийся 28 ноября восьмой раунд межсирийских переговоров был прерван и должен возобновиться 5 (и продлиться до 15) декабря. Стороны обвиняют друг друга в выдвижении условий, причём спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура так пока и не смог добиться от них разговора. Сформированная в Эр-Рияде группа «оппозиционеров», похоже, не собирается отказываться от требования отставки Башара Асада. В свою очередь, делегация официального Дамаска во главе с постпредом Сирии при ООН в Нью-Йорке Башаром Джаафари прибыла в Женеву после суточной задержки. Однако пикировки вокруг требования отставки сирийского лидера продолжались, и С. де Мистура решил применить «новый формат» дискуссий, при ближайшем рассмотрении оказавшийся калькой с «астанинского» формата. Две делегации были посажены в отдельные комнаты, расположенные рядом друг с другом, а спецпосланник ООН с небольшой группой начал перемещаться между ними. Подобного рода «челночная дипломатия», заметим, успешно практиковалась российскими дипломатами и ранее, в частности, в процессе урегулирования острых кризисных ситуаций на постсоветском пространстве. В Женеве, таким образом, обсуждался документ из 12 пунктов, название которого несколько раз менялось. Господин де Мистура 30 ноября заявил, что эти пункты «могут стать основой для создания проекта новой конституции Сирии». Обновленная версия документа от 24 марта 2016 года содержит некоторые изменения, отражающие позицию официального Дамаска, добившегося при поддержке ВКС России значительных успехов в борьбе с террористическими бандами. По информации РИА Новости, в новой редакции документа отсутствует (за исключением сноски) упоминание о резолюции Совбеза ООН 2254. Также из текста полностью убран пункт о политическом переходе в Сирии, «временных рамках и процессе написания новой сирийской конституции» и «проведения свободных и честных выборов под наблюдением ООН» во время переходного периода. Исчезло требование освобождения всех произвольно заключенных под стражу лиц, и разрешения вопросов с похищенными и пропавшими без вести. Кроме того, отсутствует упоминание о запрете на присутствие иностранных военных на сирийской земле.

Ранее мы отмечали крайне медленное осознание реалий противниками Башара Асада, упорно продолжающими требовать его отставки. По мнению российского постпреда при женевском отделении ООН Алексея Бородавкина, заметного прогресса на переговорах добиться не удалось вследствие позиции делегации сирийской оппозиции, которая, прибыв в Женеву, заявляла о том, что на переговорах собирается обсуждать именно это: «Они приехали обсуждать отставку президента Башара Асада. Это не переговорная позиция. Это вздорное требование, которое не просто не может быть принято, а является открытой провокацией в отношении правительственной делегации, которая прибыла в Женеву на переговоры». Вряд ли это стало столь уж большой неожиданностью. Именно вышеупомянутое, повторимся, «вздорное требование» стало одной из причин для решения делегации Дамаска покинуть 2 декабря переговоры. Выступая перед журналистами, Б. Джаафари заявил, что не вступит в прямые переговоры с оппозицией, пока та придерживается заявления конференции «Эр-Рияд два», которым «оппозиция намеренно заложила мины на пути Женевы-8». Как ооновские посредники, так и россияне рассчитывают на смягчение подходов «Сирийского комитета по переговорам» в отличие от непримиримых позиций бывшего т.н. «Высшего комитета по переговорам». Однако, откровенно говоря, на этот счёт остаются большие сомнения, так как вовлечённые в конфликт внешние игроки вряд ли расстались с мыслью о свержении Асада путём изощрённых политико-дипломатических комбинаций, подкрепляемых военным и террористическим давлением. Вряд ли известные внутриполитические подвижки в Саудовской Аравии так уже сильно скажутся на жёстко антиасадовских подходах Эр-Рияда в «сирийском вопросе». Консолидация «оппозиционеров» на радикальных позициях свидетельствует о стремлении продолжать как военное, так и политическое противостояние, отодвигая сроки (это в лучшем случае) проведения предложенного Москвой Конгресса национального диалога.

На минувшей неделе боевики в очередной раз обстреляли из минометов кварталы Дамаска, в том числе собор Святой Девы Марии в христианском квартале Баб Тума. На столичную провинцию приходится более половины зафиксированных за минувшую неделю российско-турецкой мониторинговой комиссией нарушений режима прекращения огня, что обусловлено, прежде всего, напряжённой ситуацией в Восточной Гуте. Вряд ли случайно, что в социальных сетях вновь замелькали ролики со страданиями детей в этом «осаждённом режимом Асада» районе. Ранее в конце ноября в восточных предместьях Дамаска, несмотря на нарушения боевиками режима прекращения огня, были проведены два дня тишины ради доставки гуманитарной помощи ООН и сирийского Красного полумесяца. «Для расширения гуманитарного доступа в зону деэскалации «Восточная Гута» представителями правительства Сирии при посредничестве офицеров Центра по примирению враждующих сторон проводятся переговоры с представителями вооруженной оппозиции по открытию дополнительного гуманитарного коридора в южной части зоны деэскалации Восточная Гута», – говорится в сообщении российского Центра по примирению враждующих сторон. Открытие коридора позволит свободно передвигаться и общаться между собой жителям, проживающим в удерживаемых боевиками поселениях Джасрейн, Кафер-Батна, Эль-Махаммадия, Айн-Терма и Эль-Сахия, Джармана, Зибдин, Эт-Табала, контролируемых правительственными силами. Не приходится сомневаться, что гуманитарные грузы будут захвачены в первую очередь террористами, прикрывающимися гражданским населением как «живым щитом», и не совсем понятно, почему россияне или ооновцы должны устраивать им очередной «праздник жизни». Завывания (хотя и менее интенсивные, чем в прошлом году в Алеппо) о «гуманитарном кризисе в Восточной Гуте» в сочетании с обстрелами Дамаска свидетельствуют о безусловном намерении «партнёров» сохранить и укрепить плацдарм для массированной атаки на сирийскую столицу.

Между тем, военные действия продолжались в различных районах страны, причём на востоке провинции Хомс террористы безуспешно пытались захватить крупное поселение Эс-Сухна. Тяжёлые бомбардировщики ВКС России продолжают наносить удары по позициям запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство» на востоке Дейр-эз-Зора, что свидетельствует о серьёзных проблемах действующих на земле сирийцев и их союзников в районах Меядина, Аль-Букмаля и др. Согласно данным Минобороны РФ от 1 декабря, за предшествующую неделю было совершено 420 боевых вылетов, уничтожено более 910 объектов террористов.

Сирийские военнослужащие  продемонстрировали очередные смертоносные арсеналы, обнаруженные в районах Аль-Ашара, Субейхан и Салихия на юго-востоке провинции Дейр-эз-Зор. Было изъято несколько тысяч единиц стрелкового оружия, запас стволов для зенитных установок, крупнокалиберные танковые пулеметы, а также несколько грузовиков с артиллерийскими орудиями. Тайник террористов с компонентами химического оружия, использовавшегося террористами «ИГ» (а также запасы противогазов, автоматического оружия, боеприпасов, взрывчатых устройств, продовольствия, средств связи и т.д.), обнаружен и в провинции Аль-Хасеке. Очевидно, что подобные тайники имеются во многих других районах и их выявление (хотелось бы надеяться – до того как их содержимое будет пущено в ход) займёт значительное время.

Ранее сообщалось, что в Меядине среди найденного на складах террористов оружия наличествовали изделия американского, европейского (Бельгия, Великобритания) и израильского производства. К боевикам перетекает оружие, приобретённое по программам Пентагона для помощи союзникам, таким, как «Сирийские демократические силы». Сбежавший в Турцию бывший пресс-секретарь этой группировки, человек с запоминающимся лицом Талал Сило, заявил, что США создали СДС как ширму для вооружения сил самообороны сирийских курдов (YPG), что является немаловажным фактором американо-турецкого отчуждения.

Однако самое главное даже не это, а заявление Т. Сило о том, что, несмотря на декларации о борьбе с терроризмом, в действительности американцы и лидеры «СДС» занимались перебросками террористов «ИГ». По утверждению беглеца, все идеи по созданию «СДС» исходили от спецпредставителя президента США по вопросам взаимодействия с другими странами в борьбе с «ИГ» Бретта Макгерка, который во время операции в Ракке предложил сформировать новую структуру под названием «Арабская коалиция», вся функция которой заключалась бы в получении оружия. «Для американцев не имеет никакого значения, где именно используется оружие, – откровенничает перебежчик, полностью перенявший турецкую терминологию. – Представители США ни разу не интересовались у нас этим вопросом. Они даже верили в утверждения [YPG] о том, что оружие закончилось, и сразу же отправляли новые партии вооружения. США и без того, прекрасно знают, что арабы, туркманы и ассирийцы, не являются частью этого уравнения. В период президентства Обамы имела место ограниченная поддержка. Как только к власти пришел Трамп, форма поддержки изменилась. В период президентства Обамы нам передавали и использованное оружие, часть которого уже нельзя было использовать. В период Трампа начала поставляться даже бронетехника». Напомним, ранее доказательства непосредственных связей американских сателлитов в Сирии с террористами неоднократно предоставлялись Министерством обороны России.

Предполагаемое расширение американского присутствия в Сирии

Созданная США зона в Ат-Танфе абсолютно не нужна, заявил на международной конференции «Средиземноморье: римский диалог» министр иностранных дел Сергей Лавров: «Нам необходимо быть очень осторожными, чтобы не позволить зонам деэскалации стать шагом на пути разделения Сирии… К сожалению, американские военные создали 55-километровую зону в Ат-Танфе, которая, как мы считаем, абсолютно не нужна». Террористы и далее будут использоваться в качестве инструмента реализации геополитических интересов, о чём весьма откровенно проговариваются вполне авторитетные эксперты. К примеру, в августе прошлого года достоянием общественности стала любопытная статья директора израильского Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата Эфраима Инбара, озаглавленная «Разрушение «Исламского Государства» – стратегическая ошибка». По мнению господина Инбара, «Запад должен стремиться к дальнейшему ослаблению «Исламского государства», но не к его уничтожению… В интересах ли Запада усиливать хватку Сирии Россией и усиливать ее влияние на Ближнем Востоке? Соответствует целям Америки усиление контроля Ирана над Ираком? Только находясь в состоянии стратегического безрассудства (что в настоящий момент преобладает в Вашингтоне), можно считать позитивным шагом усиление могущества оси Москва–Тегеран–Дамаск и сотрудничать с Россией против ИГ». Крах «ИГ» будет способствовать ещё большей радикализации эмигрантских мусульманских диаспор на Западе, и большинство контртеррористических структур понимают эту опасность, уверен профессор, высказывающий и некоторые другие весьма характерные доводы в пользу дальнейшего существования «халифата», пусть и в ослабленном виде.  Стабильность, по его мнению, не является самоцелью, будучи желательной только в том случае, если отвечает интересам Запада. Поражение же «ИГ» способствовало бы иранской гегемонии в регионе, утверждая роль России и продлевая пресловутую «тиранию Асада».

Террористические анклавы близ границы Сирии с Израилем (Голанские высоты)

В ночь на 2 декабря Израиль нанёс удары по сирийской военной базе в Аль-Кисва в 14 км к югу от Дамаска и в 50 км от Голан, что объективно играет на руку орудующим в Сирии боевикам экстремистских террористических группировок. Накануне в районе поселения Бейт Джинн близ Голанских высот, удерживаемого террористами «Хайят Тахрир аш-Шам», огнем с земли был сбит вертолет сирийской арабской армии. Любой вариант сохранения у власти Башара Асада и союза между Дамаском и Тегераном Израиль не устраивает. Ссылаясь на доклад аналитического центра Meir Amit Intelligence and Terrorism Information Center, The Jeursalem Post пишет о временном сближении интересов «ИГ» и Израиля («…in Syria, ISIS and Israel’s interests may temporarily converge»). Данный вывод основывается на оценке фактов участившихся израильских авиаударов в Сирии, большинство из которых призвано ослабить боевые возможности ливанской военно-политической организации «Хезболлы», активно противодействующей террористам в Сирии.

Ранее министр иностранных дел Сергей Лавров отмечал, что наибольшую опасность в Сирии представляют иностранные террористы, примкнувшие к поддерживаемым США группам вооруженной оппозиции: «Если посмотреть на то, кто наибольшую опасность представляет, это как раз подопечные Соединенных Штатов, различные иностранные террористы, боевики, которые примазываются к тем группам вооруженной оппозиции, которые США поддерживают». Что же касается иранских военнослужащих, то они находятся в стране легитимно, «по приглашению законного правительства». В рамках достигнутых с США и Иорданией договоренностей с территории страны должны быть выведены «несирийские формирования», но «ни о каком Иране и тем более проиранских силах речи не шло».

Некоторым позитивом можно считать информацию о прекращении работы совместного американо-британо-иорданского командного пункта, координировавшего действия «повстанческих» группировок на юго-западе и юге и Сирии (Дера`а и Эс-Сувейда). Пентагон объявил о намерении вывести часть военнослужащих после так называемого «освобождения» боевиками «Сирийских демократических сил» бывшей столицы «халифата Ракки. Глава Пентагона Дж. Мэттис пообежщал прекращение поставок оружия курдским отрядам в Сирии, поскольку «это больше не нужно»: «…Мы будем действовать строго в пределах того, о чем говорил президент». Впрочем, наметившуюся тенденцию на сворачивание нелегального внешнего военного присутствия в Сирии ни в коей мере не следует считать устойчивой и тем более необратимой. Конечно, для жёсткого военного и экономического давления на пользующихся внешней поддержкой террористов (не только в Дейр-эз-Зоре, но также на юге Сирии, в столичной агломерации и Идлибе) и пресечения их политической мимикрии потребуется ещё немало усилий, и без этого процесс урегулирования кризиса в Сирии всегда можно будет обратить вспять.

Новая война на Ближнем Востоке более чем реальна

Андрей Арешев

Источник: «Военно-политическая аналитика».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *