Конструктивная вражда

Постпред США при НАТО указала Европе место с солдатской прямотой

В результате почти 30-летней трансформации НАТО фактически превратилось из сугубо военного союза в один из центров, интегрирующих все возможности западной цивилизации в целом для реализации общих интересов.

Вероятнее всего, Северной Америке еще долго понадобятся политическая поддержка европейских держав, военные базы, сотрудничество в международных организациях, миротворцы и полиция, финансы, дипломатическое посредничество и другие подобные услуги. Реальность такого прогноза определяется расширенным пониманием безопасности, которая в современном мире основывается не только на военных факторах, но и на политических, экономических, социальных, экологических.

Ответом НАТО на радикальную трансформацию миропорядка стал процесс гибридизации альянса за счет наращивания набора функций и задач, ранее не входивших в компетенцию блока. На эту перспективу работает и принятый курс на установление широких контактов и активное развитие кооперативного взаимодействия со странами, не входящими в блок и находящимися в удаленных от Европы регионах.

Для поддержания на нужном уровне расходов на военную адаптацию НАТО раскручивается мощнейшая информационно-пропагандистская кампания по формированию в лице России образа врага, нацеленного на силовое сокрушение дорогих Западу идеалов. Обывателей умело запугивают приготовившимися к прыжку российскими танковыми армадами, нацеленными на оплот демократии «Искандерами» и легионами хакеров, способных мгновенно дестабилизировать жизнь целых стран. Услужливо подсказывается и ответ на апокалиптические угрозы – расходы, расходы и еще раз расходы.

Адаптация к войне

Вопросами дальнейшей адаптации альянса к реальным и надуманным угрозам занимались министры обороны на сессии Совета НАТО 14–15 февраля в Брюсселе. Одним из центральных на встрече был своеобразный отчет генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о выполнении финансовых обязательств участниками блока. Генсек напомнил коллегам, что в 2014 году союзники решили выйти на уровень расходов на военные нужды в два процента от ВВП, инвестировать больше в развитие ключевых возможностей и оборудования, выделять персонал для участия в операциях и миссиях альянса за рубежом. Тогда требованию к размеру оборонного бюджета отвечали только три государства. Сегодня их восемь, европейцы и Канада в течение трех лет сумели изыскать дополнительно 19 миллиардов долларов на вооружения.

Вместо объединения усилий в борьбе с международным терроризмом НАТО объявило главной угрозой Россию и продолжает наращивать военный потенциал. На территории Бельгии, Италии, Нидерландов и ФРГ расположены более 200 модернизированных авиабомб с ядерным зарядом. Военный контингент НАТО у наших западных границ с 2012 года вырос втрое. За этот же период интенсивность ведения воздушной разведки блока у российских границ увеличилась в 3,5, а морской – в 1,5 раза. Готовность к боевым действиям объединенных вооруженных сил альянса на западных границах РФ повышена с 45 до 30 суток. НАТО в два раза нарастило интенсивность военных учений у российских границ. В 2014-м было 282, а в 2017-м – уже 548.

Крупнейшее учение ОВС НАТО «Трайдент-Джанкче» с участием около 50 тысяч военнослужащих планируется провести 25 октября – 7 ноября в центральной части Норвегии, Балтийском море и Северной Атлантике. Замысел, как и во многих других случаях, носит конфронтационный, провокационный характер. В большинстве учений отрабатываются варианты развертывания сил быстрого реагирования, переброски к нашим границам из США и других стран НАТО дополнительных воинских контингентов, наращивания группировки и ведения боевых действий в соответствии с планом начального периода войны с Россией.

Решения о наращивании военных возможностей НАТО направлены на изменение существующего баланса. Они нацелены на беспрецедентное с момента окончания холодной войны усиление военного потенциала блока и его активности. Именно так следует понимать заявление Столтенберга накануне встречи министров: «Сегодня альянс осуществляет самую масштабную адаптацию со времен холодной войны с участием США, Канады и европейских союзников». Приняты решения о развертывании объединенного командования в Атлантической зоне для защиты коммуникаций между Северной Америкой и Европой, а также командования поддержки операций по логистике, усилению и военной мобильности. Планируется учредить дополнительно компонентное командование сухопутных войск, а также центр киберопераций при штабе ОВС НАТО в Европе.

Решение о создании командований по переброске военных сил и средств через Атлантику и внутри Европы придает альянсу новые регулирующие функции, носящие наднациональный характер. Европейские страны фактически передали альянсу значительную часть суверенных прав по контролю внутренних коммуникаций и государственных границ. Одновременно они становятся заложниками антироссийской политики.

В полном соответствии с требованием новой американской администрации самим платить за обеспечение собственной безопасности союзники объявили о дополнительных вложениях в разработку военной техники. Концентрируются усилия на разработке нового многоцелевого самолета противолодочной борьбы и разведки. К шести участникам проекта (Франция, Германия, Греция, Италия, Испания, Турция) присоединились Канада и Польша. Бельгия вошла в пул разработчиков многоцелевого транспортно-заправочного самолета (Германия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия).

Русофобский контингент

Решения сессии министров обороны по дальнейшей трансформации альянса направлены на формирование качественно новой, так называемой гибридной модели, отражающей набор функций, целей и задач, ранее не входивших в компетенцию военно-политического блока.

Многообещающим ресурсом наращивания возможностей НАТО представляется стратегическое партнерство с ЕС, что позволяет прогнозировать все более тесное объединение потенциалов двух системообразующих институтов в западном секторе нового многополярного мира. Это дает Вашингтону возможность держать под контролем действия европейских союзников и, по словам постпреда США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон на встрече министров обороны, не позволить им вытеснить продукцию американского ОПК со своего рынка. «Солдатская прямота», лучше не скажешь!

Для обработки в нужном направлении нейтральных государств Европы используется известная инициатива ЕС об учреждении постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны, в котором наряду с членами НАТО участвуют Финляндия и Швеция. Их высокие представители автоматически становятся участниками форумов альянса и поневоле втягиваются в процедуры выработки совместных решений.

Проведение операций под эгидой НАТО в Югославии, Афганистане, Ливии способствует формированию зоны расширенного географического охвата альянса с применением в ее пределах военной силы, что, как правило, делается на незаконных основаниях. При этом «миротворцы» стремятся утвердиться на оккупированных территориях с целью получения экономических и военных преимуществ. Сегодня такая стратегия со всей очевидностью появляется в Сирии, где американцы намерены «оттяпать» себе значительную часть суверенного государства и присвоить находящиеся там энергетические объекты.

Особое внимание уделяется привлечению к таким операциям военнослужащих Украины, Грузии, Молдавии, государств Центральной Азии и Закавказья с целью их изучения в интересах дальнейшего возможного использования в подрывных действиях против собственных властей в «цветных революциях» и гибридных войнах. За примером далеко ходить не надо – достаточно ознакомиться с мемуарами американских военных, готовивших свержение Саддама Хуссейна и предварительно «купивших» иракских генералов, которые сдали без боя многие объекты. Важной задачей считается целенаправленное воздействие на военнослужащих партнерских контингентов из постсоветских стран для воспитания в русофобском духе.

Продолжается активизация сотрудничества между НАТО и так называемыми контактными странами – Австралией, Новой Зеландией, Республикой Корея, Пакистаном и Японией. На площадке встречи министров в Брюсселе состоялись переговоры с министром обороны Новой Зеландии Роном Марком. НАТО охотно идет навстречу пожеланиям Японии и Южной Кореи создать партнерские ячейки при штабах альянса, предоставляет им возможность участвовать на постоянной основе в работе центров передового опыта по проблемам гибридных угроз. Следует упомянуть деятельность, направленную на институционализацию альянса и получение международной поддержки присвоению им новых функций за счет соглашений о взаимодействии между секретариатами НАТО и ООН, развития отношений с ОБСЕ.

Гибридизация НАТО, с одной стороны, отражает объективные процессы, происходящие в мировой политике. С другой – является следствием целенаправленных усилий США и ведущих стран блока по его адаптации к задачам, вызванным появлением новых центров силы, снижением американских возможностей глобально доминировать, падением эффективности организаций обеспечения международной безопасности. Совокупное действие указанных факторов приводит к растущей неопределенности и хаотизации международных отношений, усилению роли фактора силы. Такие действия противоречат решениям ООН, саммитов ОБСЕ и Россия – НАТО о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности. Нежелание альянса видеть в нас равноправного партнера резко сужает варианты для сотрудничества, консервирует высокий уровень напряженности в регионе. Развертывание элементов ПРО в Европе, усиление восточного фланга НАТО становятся факторами, провоцирующими нарушение стратегического баланса сил и по большому счету новую гонку вооружений. Аргументация таких действий известна и шлифуется альянсом от саммита к саммиту. При расширении зоны глобального охвата НАТО и последовательном наращивании военных возможностей блока очень неубедительно звучат традиционные обтекаемые заявления о важности «конструктивного диалога» с Москвой.

Перечисленные и некоторые другие факторы негативного воздействия НАТО на международную обстановку повышают риск возникновения в Европе конфликта с реальной угрозой перерастания в глобальное ядерное столкновение. К подобному выводу пришли и участники Конференции по безопасности в Мюнхене 16–18 февраля, отметившие эрозию международного порядка, кризис ЕС, «политическое одиночество» США, рост киберугроз и проблемы в отношениях Запада с Россией и Китаем. Осознание подобной перспективы требует углубленного изучения всех аспектов деятельности альянса и учета при разработке мер обеспечения национальной безопасности России.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук РФ

Источник: «ВПК».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *