Славянская канва венгерского этногенеза

Колегов Константин Алексеевич

Происхождение венгров и их первоначальная прародина остаются спорным вопросом из-за скудости письменных материалов и отсутствия привязки к археологическим культурам. Наиболее предполагаемой прародиной племен всей уральской семья является Алтай. С него во 2-й половине 1-го тыс. до н.э. угорские народы расселились от низовий Оби на севере до Барабинских степей на юге и от Енисея на востоке до Урала [3,17,20].

Примерно в I тыс. н. э. венгры перекочевали в бассейн Нижней Камы, позже в причерноморские и приазовские степи.

В 895 г. под предводительством Арпада и Курсана они поселились в Трансильвании, откуда, разгромив остатки Великоморавского государства, овладели Паннонией и впоследствии заняли сегодняшние земли восточной Австрии и южной Словакии. Именно в Паннонии прото-венгры стали венграми. По всей видимости, венгерская кампания 895 г. готовилась не как грабительский набег, а как завоевание территории для ее заселения [4].

Миграция прото-венгров от степей Южной Сибири к Нижней Каме проходила нормальным образом. А вот стремительное перемещение их из Предуралья в плодороднейшую Паннонскую низменность явно относится к миграционному феномену. Расстояние данного перехода составляет почти 2,7 тыс. километров. Откуда знали венгерские племена о паннонских степях? Кто их туда вел? Это путь был для них тяжелый, как со стороны преодоления сложных географических препятствий (крупные реки, карпатские горы), так и стычек с многочисленными недружественными народами.

По письменным и археологическим источникам, а также по данным исторического языкознания славяне в VI-VII вв. проживали на территории Центральной и Восточной Европы от рек Эльба и Одер на западе, до верховьев Днестра и среднего течения Днепра на востоке.

Рис. 1. Расселение славян в начале средневековья (V–VII вв.)
(Седов В.В. Этногенез ранних славян // Вестник РАН. 2003. Т. 73. № 7. Рис. 4.)

Как видно из рисунка расселения славян, самой восточной их культурой была так называемая «именьковская», распространенная в междуречье крупных левых притоков Волги: Камой и Самарой.

Проживание славян в Среднем Поволжье (IV – VII вв.) подтверждается множеством археологическими и документальными фактами. Открытые археологические памятники, которые можно было бы связать со славянами — в IV–VII вв. в Среднем Поволжье, относятся к именьковской археологическая культура, связанной своим происхождением с пшеворской, зарубинецкой и черняховской [8,10,12,13], в которых историки традиционно ищут истоки общеславянской культуры [11,12,13,15,19]. Соответственно, вполне убедительной представляется гипотеза, что носителями именьковской культуры являлись в основном славяне [1,2,5,6,8,10,12,13].

К настоящему времени учёными выявлено более 600 памятников (городища, селища, могильники) именьковской культуры [2,6,7,8,10,13,14]. Для неё характерны как открытые, так и, реже, укреплённые поселения, состоявшие из жилищ двух типов: полуземлянок квадратной формы с наземными конструкциями в виде срубов и слабо углублённых в грунт каркасно-столбовых строений. Захоронения, как правило, либо вовсе не содержат инвентаря, либо содержат лишь отдельные предметы быта. Безынвентарность или малоинвентарность — характерная черта славянского погребального обряда, отмеченная ещё Л. Нидерле. Эта черта отличала славян от их соседей — балтов, германцев, кельтов и т. д. В ряде случаев в могильные ямы помещались только глиняные сосуды и фрагменты керамики. «Именьковцы» занимались земледелием и культивировали просо, полбу, пшеницу, ячмень, овес, горох и, что весьма важно — рожь, которая, как мы знаем благодаря исследованиям К. Яжджевского, была специфична для «славянской» культурой и распространялась по Восточной и Центральной Европе вместе с расселением славян [18].

Археологические материалы свидетельствуют о тесных контактах именьковсковцев с носителями протовенгерской кушнаренковской культуры [10]. Именно с этими контактами может быть связан ряд славизмов в венгерском языке. Ранние славянские заимствования (до перехода прото-венгров на Дунай) в венгерском языке предполагались исследователями [9,16,21], но не имели убедительного подтверждения в материалах, свидетельствующих о ранних славяно-венгерских контактах: по справедливому замечанию В.В. Седова, «контакты венгров и славян в южнорусских степях не могли быть интенсивными и оставить след в венгерском языке ввиду их непродолжительности» [10]. Совсем иной характер носили отношения «именьковцев» и угров эпохи кушнаренковской культуры — они были и весьма продолжительными, и достаточно глубокими для того, чтобы оставить следы в венгерском языке [10]. Важно отметить и то, что в числе названных заимствований была «рожь», о значении которой в славянской земледельческой культуре говорилось выше.

По данным венгерской хроники «Gesta Hungarorum», при переходе прото-венгров южнорусских степей князь Альмош разгромил неназванного русского князя (вероятно, Олега), осадил его в Киеве и согласился уйти только после того, как русы заплатили ему выкуп в 10 тыс. марок серебром. При этом становиться странным, почему русы не дали мигрировавшим прото-венграм жесткий отпор и вдобавок дали серебра? А ведь в этом стратегической направлении Киевская Русь успешно вела боевые действия с более грозными соперниками, чем прото-венгерские племена (Византия, Хазария, позже печенеги).

Данные исторические факты говорят, что переход из Среднего Поволжья в Паннонию совершили прото-венгры, которые были «легированны» славянской именьковской культурой и модифицированны славянами с точки зрения антропологии. Внешне они уже не были похоже на своих ближайших родственников: хантов и манси. И «вооружены» они были идей переселение на новые плодородные земли в Центре Европы, о которых поведали им именьковцы, поэтому и путь их в Паннонию пролегал в основном по землям, населенных славянскими народами.

Ведь будь мадьяры очередным кочевым азиатским народом, сила которого состояла исключительно в способности внезапно напасть на своих более цивилизованных и богатых соседей с целью поживиться за их счет, им едва ли удалось бы избежать судьбы своих предшественников в этом регионе. Все племена, приходившие сюда с Дикого поля, оказались поглощенными местным населением, либо вообще исчезли бесследно. Разумеется, венграм кое в чем «повезло» — наличием в молодом этносе славянского базиса [4].

После «завоевания родины» и непродолжительного (конец IX – середина X века), но бурного периода военных походов, когда венгерские отряды наводили страх на жителей Европы от Франции до Константинополя, венгры «осели» на этой территории, населенной славянами, и началось их смешение с местным славянским населением, в ходе которого постепенно складывался переход от скотоводства к венгерской земледельческой культуре. При этом в венгерском языке образовывался мощный пласт славянских заимствований, составляющих, в особенности, термины земледелия. Вероятно «катализатором» такого безболезненного и быстрого смешения является именьковский компонент прото-венгров.

В описанный период времени (X—XVI века) собственно формировалась венгерская нация по классическому алгоритму: общая территория, тесные хозяйственные связи и единый язык.

Дальнейшая мадьяризация славян, проживающих на венгерской части «лоскутной империи», условно подразделялась на три этапа. На первом этапе 1800—1867 гг. она имели черты борьбы венгров, возрождавших родной язык и культуру в условиях германизации. На втором этапе 1867—1880 гг. позиции венгерского языка укрепляются, немецкая угроза нейтрализуется, и мадьяризация принимает наступательную форму по отношению к соседним невенгерским народам, многие из которых добровольно ассимилируются в венгерской среде, пользуясь венгерским языком как инструментом улучшения социального положения в венгерском обществе. В 1880—1918 гг. мадьяризация принимает агрессивные формы и наталкивается на сопротивление национальных окраин королевства.

Национальность определялась на основе родного языка, что позволяло причислять к венграм многих венгроязычных людей разных культур и даже вероисповеданий.

История формирования венгерского этноса говорит о славянской его основе. Влившиеся в состав протовенгров славяне именьковской культуры инициировали развитие венгров в лоне европейской цивилизации. При осложнении внешней среды на территории обитания венгров в Средней Волге они знали от славян, куда им мигрировать для обретения земли обетованной. В Средневековье резкий рост численности венгров происходил за счет ассимиляция соседствующих с ними славян, что обеспечило выживание венгерского этноса в Европе, как пришедшего из Азии народа. Доминирующей составляющей в период «мадьяризации» соседних народов во второй половине XIX – начале ХХ вв. являлись славяне. Поэтому в большей степени венгров нужно считать мадьризированными славянами, чем родственниками хантов и манси. Это в полной мере относится как к антропологическому облику венгров, так и их культуре.

Колегов Константин Алексеевич
Председатель правления Региональной общественной организации «Славянское Братство», член «Русского географического общества»

Литература

  1. Богачев А.В. О верхней хронологической границе именьковской культуры // Средневековые памятники Поволжья. Самара, 1995. С. 16 — 22.
  2. Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков самарского Поволжья. Куйбышев, 1986. 150 с.
  3. Ковальская Н.Г., Руденский Н.Е. Венгры. Народы и религии мира. Энциклопедия. Главный редактор В.А. Тишков. Научное здание «Большая Российская Энциклопедия». Москва, 1998. С. 122 — 124.
  4. Контлер Ласло. История Венгрии. Тысячелетие в центре Европы. М, 2002. 656 с.
  5. Матвеева Г.И. К вопросу об этнической принадлежности племён именьковской культуры // Славяне и их соседи. Место взаимных влияний в процессе общественного и культурного развития. Эпоха феодализма (сборник тезисов). М., 1988.
  6. Матвеева Г.И. Некоторые итоги изучения именьковской культуры // Этногенез и этнокультурные контакты славян. Труды VI Международного конгресса славянской археологии. М., 1997. Т. 3. С. 206 – 217.
  7. Матвеева Г.И. Среднее Поволжье в IV–VII вв.: именьковская культура. Самара, 2004. 168 с.
  8. Матвеева Г.И. Этнокультурные процессы в Среднем Поволжье в I тыс. н. э. // Культуры Восточной Европы I тыс. Куйбышев, 1986. С. 160–162.
  9. Рот А.М. Венгерско-восточнославянские языковые контакты. Будапешт, 1973. 573 с.
  10. Седов В.В. Очерки по археологии славян. М., 1994. 133 с.
  11. Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979. 157 с.
  12. Седов В.В. Славяне в древности. М., 1994. 344 с.
  13. Седов В.В. Славяне. Историко-археологическое исследование. М., 2002. 626 с.
  14. Старостин П.Н. Именьковские могильники // Культуры Восточной Европы I тысячелетия. Куйбышев, 1986. С. 90-104.
  15. Третьяков П.Н. По следам древних славянских племён. Л., 1982. 144 с.
  16. Хелимский Е.А. Изучение ранних славяно-венгерских языковых отношений (Материалы и интерпретация. Вопрос о этноязыковых контактах венгров с восточными славянами) // Славяноведение и балканистика в странах зарубежной Европы и США. М., 1989. С. 184–198.
  17. Чернецов В. Н., Мошинская В. И. В поисках древней родины угорских народов // По следам древних культур. От Волги до Тихого океана. М., 1954. С. 163—192.
  18. Яжджевский К. О значении возделывания ржи в культурах раннего железного века в бассейнах Одры и Вислы // Древности славян и Руси. М., 1988. С. 98 – 99.
  19. Славяне и их соседи в конце I тыс. до н. э. — первой половине I тыс. н. э. / Отв. ред.: И.П. Русанова, Э.А. Сымонович. М., 1993.
  20. Molnár E. A magyar nép őstörténete. Budapest, 1953.
  21. Munkacsi B. A. Magyar-slav etnikai erintkezes kezdetei // Ethnographia. Budapest, 1897. Т. 8. Р. 1–30.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *