Терроризм – крайняя форма экстремизма и современная угроза национальным интересам России

Экстремизм — приверженность к крайним взглядам, мерам. Согласно Федеральному закону от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» одним из ее элементов является публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность. Причем сегодня эта форма приобрела невиданные масштабы в мировом пространстве. Международный терроризм стал угрозой № 1 для всего человечества. В результате воздействия целого ряда факторов, в том числе таких, как внешнее вмешательство в дела регионов Ближнего Востока и Северной Африки, спонсорство террористических организаций США и их союзниками из Европы появились таких террористические организаций как Аль-Каида и ИГИЛ, создавшей собственное квазигосударство. Виднейший арабский историк и философ Самиp Амин в книге «Евроцентризм: критика идеологии» прямо заявляет о тайном альянсе Запада с исламскими фундаменталистами: «Как можно объяснить поддержку (лицемерно отрицаемую), которую Запад оказывает враждебному ему движению, кроме как тем колоссальным ослаблением арабского мира, к которому оно ведет разжиганием внутренних конфликтов (особенно конфессиональных конфликтов между сектами и между организациями)». [1] Сегодня террористическая агрессия выдвинулась на уровень одной из основных угроз и для национальной безопасности России. В новой Концепции внешней политики Российской Федерации (2016) отмечается, что глобальная террористическая угроза приобрела качественно новый характер с появлением международной террористической организации «Исламское государство» и подобных ей объединений, поднявших насилие на невиданный уровень жестокости, претендующих на создание собственного государственного образования и усиливающих свое влияние на территории от Атлантического побережья до Пакистана. [2]

Как отмечает Председатель Следственного комитета России генерал юстиции А.И. Бастрыкин, в 2015 г. в Российской Федерации наметилась негативная тенденция в динамике преступности экстремистской и террористической направленности. Зарегистрировано 1329 преступлений экстремистской направленности, что на 28,5% больше, чем в 2014 г. (1034). Рост числа этого вида преступлений отмечен в 56 субъектах Российской Федерации. Количество таких преступлений, как публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ), возросло почти на 40% в сравнении с 2014 г. Зарегистрировано 42 преступления по организации деятельности экстремистской организации (+2,4%). Отмечено и значительное увеличение (на 36,3%) количества преступлений террористического характера, совершенных на территории Российской Федерации. Всего зарегистрировано 1538 преступлений (в 2014 г. — 1128). Предотвращено на стадии приготовления или покушения 70 преступлений. С использованием сети Интернет совершено 133 преступления террористического характера. Особенно сложная обстановка наблюдается в Северо-Кавказском федеральном округе, на который приходится основной массив преступлений террористического характера — 1168 преступлений, или 75,9% (+ 32,3%) (в 2014 г. — 883). [3]

Если раньше терроризм в основном воспринимался как разновидность политического насилия (например, убийство царя Александра II народовольцами, палестинский терроризм на территориях оккупированных Израилем и т.д.), применяемого  в ограниченном масштабе,  и являлся  объектом уголовного расследования и других правоохранительных мероприятий в рамках уголовно-процессуальной системы, то в последнее время он стал рассматриваться  как национальная угроза, специфическая форма насилия социума, которое может осуществляться практически неограниченно. Современный терроризм, по мнению начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерала армии В.В. Герасимова, характеризуется резко возросшей технической оснащенностью, высоким уровнем организации, наличием значительных финансовых средств. Его главная отличительная черта – это размывание границ между международным и внутренним терроризмом. Расширяются связи террористических организаций с наркобизнесом, картелями по торговле людьми и незаконной торговлей оружием. Заметна динамика роста террористических групп в современном мире. Если в 60-70 гг. ХХ в. во всем мире численность членов различных экстремистских организаций составляла, по разным оценкам, около 2000 чел., то в 90-е годы ХХ в. эта цифра возросла до 50 тыс. чел, а на сегодняшний день достигла более 150 тыс. чел. [4] Наглядные примеры тому – гибель российского пассажирского самолёта над Синаем (2015), последние террористические атаки на Европу (2014-2016: Франция, Бельгия, Германия), разгул террора на Ближнем Востоке, где ряд стран находится на грани утраты государственности, ситуация в Афганистане, попытки боевиков обрести дополнительный плацдарм в государствах Азиатско-Тихоокеанского региона и Центральной Азии.

Современный терроризм имеет ярко выраженный международный характер. Это подтверждает, по мнению Д. Винова, то обстоятельство, что своим идейным прикрытием он все больше избирает радикальные политические и религиозные концепции: например, извращенные интерпретации одной из мировых религий – ислама, или насильственное, на средства американских налогоплательщиков, насаждение демократии «американского образца». Об интернациональном характере современного терроризма свидетельствуют также устанавливаемые террористами широкие и взаимовыгодные связи с транснациональной организованной преступностью, в первую очередь с преступными организациями, занимающимися незаконным оборотом наркотиков. [5]

При анализе современного международного терроризма как угрозы национальной безопасности России основными аспектами исследования являются: сущность и социальные причины его возникновения. Немного обратимся к истории и отметим, что генезис терроризма насчитывает тысячелетия. Он был присущ в разные исторические эпохи общественной жизни многих народов, а степень его активности зависела от характера политического режима, социальной и духовной жизни в целом. Например, М. Робеспьер, французский революционер XVIII в., твердо верил, что «террор есть не что иное, как быстрая, строгая, непреклонная справедливость: следовательно, он является проявлением добродетели, он – не столько особый принцип, сколько вывод из общего принципа демократии, применяемого отечеством в крайней нужде». [6]

Мировая практика показывает, что качественно новый этап истории терроризма пришелся на середину и вторую половину XIX в. Именно к этому времени относится появление в странах Европы, в США и в России хорошо организованных леворадикальных движений, использующих «пропаганду действием» в интересах оказания воздействия на деятельность своих правительств. В России это были народники (позднее эсеры), во Франции, Италии, Испании и США – анархисты. Как отмечает С. Кара-Мурза, в царской России терроризм оппозиции и государства были неразрывно связаны. [7] Первая половина XX в. отмечена использованием методов террористической деятельности уже крайне правыми организациями. В качестве примеров можно назвать Румынскую «железную гвардию», различные национально-сепаратистские, фашистские движения в Германии, Италии, Франции и Венгрии. Отдельный этап развития терроризма пришелся на вторую половину XX в. Связано это с тем, что конфликтогенный потенциал терроризма особенно вырос с начала 60-х годов ХХ в., когда целые регионы мира были покрыты зонами и очагами активности различных по своей ориентации террористических организаций и групп. Именно совокупность проявлений террористической деятельности этого периода принято обозначать термином «международный терроризм».

9 февраля 2004 г. Генеральный директор Национального антикриминального и антитеррористического фонда О. Нечипоренко сообщил на пресс-конференции (в «АиФ-Новости»), что, «согласно мировой статистике терроризма», в период с 1968-го по 1991 гг. произошла 6851 акция, в которой погибли 5683 чел., было ранено 15462. В период с 1992-го по 2000 гг. произошло 2054 акции, погибло в них 2547 чел. и было ранено 20555. За период 2000-2003 гг. произошла 661 акция, в которой погибли 4346 чел. и было ранено 4004. С 2003 по 2012 гг. в мире осуществлено 7498 терактов, за три года с 2013 по 2015 г – 7319, в которых погибло людей больше, чем за предшествующие 10 лет.

Таким образом, на протяжении последних 20-25 лет мировое сообщество постоянно сталкивается с этим широкомасштабным, разнообразным по формам и способам действий нечеловеческим явлением. Подтверждением этому служит далеко не полный перечень наиболее известных террористических акций:

  • 1999-й год стал трагичным для России – взрывы в Москве и Волгодонске унесли сотни человеческих жизней;
  • 11 сентября 2001 г. совершены авиационные террористические удары по Всемирному торговому центру в США, в результате которых погибло несколько тысяч человек;
  • с 23 по 26 октября 2002 г. длился теракт на Дубровке в Москве, в ходе которого группа вооружённых боевиков захватила и удерживала заложников;
  • 1 сентября 2004 г. произошел захват заложников в школе города Беслана (334 чел. погибло, в основном дети);
  • 29 марта 2010 г. – взрывы в московском метро;
  • 11 апреля 2011 г. – взрывы в метро Минска;
  • 15 апреля 2013 г. на финише Бостонского марафона, в его зрительской зоне в результате теракта пострадало более 280 чел.
  • 4 декабря 2014 г. нападение боевиков на Грозный. Погибли 14 сотрудников полиции и 2 мирных жителя.
  • 31 октября 2015 г. катастрофа A321 над Синайским полуостровом. В результате заложенной в самолёт бомбы все 217 пассажиров и 7 членов экипажа погибли.
  • 13 ноября 2015 г. — теракт в Париже, многочисленные жертвы.
  • 2016 г. – вновь теракты в Париже, Брюсселе, Ницце, Стамбуле и других городах мира.

В современных условиях наблюдается эскалация террористической деятельности экстремистски настроенных лиц, групп и организаций, усложняется ее характер, возрастают изощренность и античеловечность террористических актов. Согласно исследованиям ряда, российских ученых и данных зарубежных исследовательских центров совокупный бюджет в сфере террора составляет ежегодно от 5 до 20 млрд. долл. Одновременно происходит и увеличение расходов в мире на антитеррористическую деятельность. В 2015 г. в Отчете по индексу глобального терроризма подчеркивалось, что терроризм продолжает расти. Общее количество смертей от терроризма в 2014 г. достигло 32685. Это рекордно высокий уровень. Подавляющее большинство этих смертей, свыше 78%, приходится на пять стран: Ирак, Нигерия, Афганистан, Пакистан и Сирия. Хотя терроризм является высоко концентрированным в этих странах, он не обошел и другие. В 2014 г. террористические атаки были зарегистрированы в 93 странах, по сравнению с 88 в 2013 г. [8] К сожалению, приходится отмечать, что сегодня террористические акции стали тщательнее готовиться, резко возросла дисциплина внутри террористических организаций, различные террористические группировки тесно сотрудничают между собой, координируют свои действия. В итоге 90% терактов достигают своих целей.

Одной из причин роста преступлений террористического характера является формирование образа врага. Как отмечают С. Дашкова и Е. Карчагин, терроризм несет оправдательную оценку для «своих» и обосновывает справедливость применения насилия над «чужими». Он, как правило, ясно обозначает врага, ответственного за переживаемые народом трудности, и намечает путь их преодоления – «священную войну» во имя утверждения истинных ценностей. Как только враг определен, какой-либо нравственный самоупрек исчезает, поскольку необходимо уничтожить, пусть и весьма жестоким образом, этого ненавистного противника, ответственного за все беды. В связи с этим следует отметить, что в терроризме мифы играют большую роль. Это могут быть мифы о Мировом Зле и метафизическом возмездии ему, об Избранных, Святом Воинстве, призванном исполнить свой Священный Долг (освободить народ и т.п.). [9]

Итак, как видно из вышеизложенного, с терроризмом борются уже более тысячи лет, однако, до сих пор в мировом правовом поле не было выработано единого определения данного понятия. Связано это с тем, отмечалось на 59-ой сессии ГА ООН, что поиски согласованного определения обычно наталкиваются на два вопроса. Первый из них связан с доводом о том, что любое определение должно включать применение государствами вооруженных сил против мирного населения. Например, некоторые эксперты полагают, что правовые и нормативные рамки, направленные против совершаемых государствами нарушений, гораздо крепче, чем в случае негосударственных субъектов, и не считают это возражение убедительным. Второе возражение касается того, что народы, находящиеся под иностранной оккупацией, имеют право на сопротивление, и что определение терроризма не должно умалять это право. Право на сопротивление опротестовывается некоторыми. Однако оно не является центральным моментом: центральный момент заключается в том, что в факте оккупации нет ничего, что оправдывало бы нанесение ударов по мирным жителям и их уничтожение [10].

В то же время, как показывает анализ научных исследований, трудности выработки согласованного на международном уровне понятия «терроризм» обусловлены и другими причинами. Среди них, по мнению ученых, немало объективных, обусловленных различным пониманием национальной безопасности многими государствами, расхождением представлений о различных формах международного терроризма. Кроме того, международный опыт борьбы с терроризмом также показывает, что помимо объективных процесс выработки единого определения понятия «терроризм» затрудняют и субъективные факторы: нежелание некоторых государств связывать себя твердой формулой, способной создать препятствия для их скрытой от мира и собственного народа связи с террористической деятельностью. В силу культурных, цивилизационных, религиозных различий, а также связанных с ними этических норм, теракты могут восприниматься как героические или преступные (Сирия, Палестина, Пакистан, Украина и др.). Этот факт среди прочих причин позволяет понять, почему мировым сообществом до сих пор не было выработано общеприемлемого универсального понятия «терроризм».

По мнению  А.С. Абрамяна, причинами невозможности принятия единого определения понятия «терроризм» являются:

Во-первых, существующие межгосударственные противоречия, которые не позволяют достичь международного соглашения. Ряд государств заинтересован в террористической деятельности, ведущейся в странах, с которыми они находятся в конфликте, и нередко тайно или явно поддерживают террористов. Среди этих государств превалируют те, кто рассматривает террористическое насилие как наиболее эффективный способ осуществления желательных для них изменений в соседних странах.

Во-вторых, многие государства ревностно охраняют свой суверенитет и предпочитают оставлять за собой право определять, что составляет терроризм в их странах.

В-третьих, некоторые страны не хотят быть связанными какими-либо официальными определениями, ограничивающими их свободу действий в конкретной ситуации.

В-четвертых, часть мирового сообщества озабочена тем, что действия по борьбе с терроризмом могут быть направлены на все оппозиционные группы и противится принятию соответствующих законов [11].

Однако выработка и, что более важно, закрепление в нормах международного права данного понятия необходимы для уточнения реальных позиций членов мирового сообщества по этому вопросу и, следовательно, для формирования определенной правовой базы международно-договорных обязательств по борьбе с этим явлением.

Таким образом, как уже было отмечено, по вопросу определения понятия «терроризм» в научной литературе и в нормативных правовых актах существуют различные точки зрения. Остановимся на двух, наиболее часто употребляемых: Во-первых, авторами предлагается считать террористов обычными уголовниками, а их действия рассматривать как уголовные преступления. Аргументация – террористы совершают убийства, похищения, насилие, угоны самолетов, то есть действия, которые рассматриваются как преступления национальным законодательством и международным правом. Во-вторых, авторами предлагается рассматривать терроризм, как военные действия, как разновидность войны. Истина, похоже, где-то посередине. Очевидно, что терроризм в чем-то аналогичен уголовному преступлению, имеет определенное сходство с военными действиями, но обладает специфическими чертами.

Анализ зарубежных изданий по рассматриваемой проблеме свидетельствует о совпадении мнений ученых в отношении следующих признаков терроризма: терроризм заключается в использовании крайних форм насилия или угрозы насилием; цели террористических акций выходят за пределы причиняемого им разрушения, причинения телесных повреждений, смерти; цели актов терроризма достигаются путем психологического воздействия на лиц, не являющихся непосредственными жертвами насилия; жертвы терроризма избираются больше по их символическому, чем действительному значению.

В современной юридической литературе, посвященной проблемам терроризма, можно найти следующие отличительные признаки терроризма как преступного деяния.

Во-первых, отличительной чертой терроризма является то, что он порождает высокую общественную опасность, возникающую в результате совершения общественно опасных действий либо угрозы таковыми.

Во-вторых, терроризм отличает публичный характер его исполнения, ибо терроризма без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует.

В-третьих, отличительной особенностью терроризма является преднамеренное создание на уровне массового сознания общества обстановки страха, подавленности, напряженности.

В-четвертых, отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общественно опасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, т.е. насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынужденно) волевого решения самим потерпевшим лицом (физическим или юридическим, или группой лиц) вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов.

Таким образом, считает С. Кара-Мурза, терроризм – средство психологического воздействия. Его главный объект – не те, кто стал жертвой, а те, кто остался жив. Его цель – не убийство, а устрашение и деморализация живых. Жертвы – инструмент, убийство – метод. Этим терроризм отличается от диверсионных действий, цель которых – разрушить объект (мост, электростанцию) или ликвидировать противника. Иногда цели совпадают (например, в покушениях на политических деятелей), но мы будем говорить лишь о терроризме, направленном против населения. [12]

На настоящий момент в мире существует более 200 официально признанных определений этого явления. В публицистике и в СМИ терроризм часто используется как термин для обозначения экстремистских индивидов, хорошо организованных, обученных и законспирированных групп, которые совершают наиболее опасные преступления, как правило, убийства. В практике последних трех десятилетий такими преступниками довольно часто выступают арабские террористы. Такое расширенное или смещенное понимание терроризма, считает большинство ученых юридического профиля, допустимо, но при этом надо помнить, что оно не соответствует Уголовному праву России и многих других стран. Терроризм – это систематическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достижения публичных или политических целей. Та­кую формулировку предлагают американские исследователи В. Маллисон и С. Маллисон.

Некоторые исследователи характеризуют терроризм еще шире, как «войну XXI века». Египетский политолог М. Сид-Ахмед отмечает: «Техноло­гическое развитие, достигшее непредвиденных уровней в военной области, привело к тому, что война в классическом смысле слова стала невозможна, если не абсурдна. Поскольку абсурдность войны не означает окончание кон­фликта, борьба теперь грозит принять другие формы. Со специфической точки зрения, терроризм может рассматриваться как продолжение войны, а не только политики, другими средствами».

Известному руководителю спецслужб ФРГ Г. Нонлау принадлежит следующее определение: «Терроризм понимается как вид борьбы, который в политических целях или по политическим мотивам пытается принудить государственные органы или граждан насилием, или угрозой к определенным действиям». [13] Другой немецкий исследователь политического экстремизма Р. Рупрехт характеризует «Терроризм» как систематическое применение или угрозы применения насилия, которые направлены на то, чтобы вызвать ужас и достичь политических целей».

Видный российский юрист Л.А. Моджорян приходит к выводу о том, что: «Терроризм» – это акты насилия, совершаемые отдельными лицами, организациями или правительственными органами, направленные на устранение нежелательных государственных и политических деятелей и дестабилизацию государственного правопорядка в целях достижения определенных политических результатов» [14]. Известные советско-российские юристы Н.Б. Крылов и Ю.А. Решетов под «Терроризмом» в самом широком значении этого термина понимают акты насилия или угрозы насилием, цель которых – внушить страх и заставить действовать или воздержаться от действий в нужном террористам направлении. [15] В современной научной и учебной литературе можно найти и другие подходы. Терроризм это:

  • намеренное, систематическое направленное убийство невинных людей для достижения определенных политических целей;
  • насильственный метод, используемый неправительственными, малочисленными, законспирированными группами или организациями, осуществляемый с помощью действий, направленных на наиболее значительные или уязвимые объекты с целью вызвать политические изменения;
  • систематическое использование убийств, телесных повреждений и разрушений или угроз перечисленных действий для достижения политических целей;
  • целенаправленная деятельность организационно-террористических формирований, направленная на изменения социально – экономической формации, разрушение государственной идеологии, изменение формы государственного правления и государственно-политического режима, разрушение территориальной целостности, нарушение функционирования государства, осуществляемая криминальными либо террористическими методами. Этот список можно еще очень много дополнять.

В международном праве впервые дефиниция терроризма была выработана Лигой Наций еще в 1937 г. Однако проект соответствующей конвенции, по которой терроризм определялся как «любые криминальные действия, направленные против Государства и предназначенные и рассчитанные на создание состояния ужаса (террора) в умах конкретных людей, групп людей или всего общества» [16] так и не вступил в действие (Конвенцию подписали всего 24 страны, а ратифицировала только Индия).

Генеральная Ассамблея ООН в разные годы приняла около 10 резолюций о национальном, региональном и международном терроризме, но так и не смогла дать более или менее приемлемого определения этого явления. Однако, несмотря на значительное количество международных правовых актов (по оценкам специалистов имеется 27 глобальных и региональных соглашений) и международных организаций и органов, осуществляющих координацию борьбы с международным терроризмом, до настоящего времени не выработан универсальный международный правовой акт, который бы однозначно характеризовал это общественно опасное и сложное социально-политическое явление, определял не только понятие, юридически значимые признаки, но и давал точную правовую характеристику, оценку и юридическую ответственность данному виду преступления, а также позволял осуществлять совместные и эффективные действия по борьбе с терроризмом. [17]

Если обратиться к национальным официальным источникам, то, например, в США мы находим также политрактовки данной дефиниции. В частности, по мнению Государственного Департамента США, – «Терроризм – это предумышленное, мотивированное политическими соображениями насилие, совершаемое против небоевых целей субнациональными группами или тайными агентами и обычно ставящее своей целью оказать влияние на ту или иную группу населения». [18] Другое ведомство США – Федеральное бюро расследований – считает, что терроризм следует определять, как «противоправное использование сил и насилия против личности или собственности в целях устрашения или давления на правительство, гражданское население или любую его часть в осуществлении политических и социальных целей». [19] Однако, вместе с тем, ФБР, в своей деятельности опирается и на другое определение терроризма: «Террористический инцидент определяется как акт насилия или другой опасный для человеческой жизни акт, нарушающий уголовные законы Соединенных Штатов или любого другого государства направленный на устрашение или оказание давления на правительства, гражданское население или его часть, ради осуществления политических или социальных целей». По определению Министерства Обороны США, терроризм — это предварительно рассчитанное использование незаконного насилия или угрозы насилия для насаждения чувства страха; с намерением оказания давления или уничижения государств, или общества в преследовании целей, обычно являющихся политическими, религиозными или идеологическими. Кодекс США определяет, что «терроризм означает предварительно спланированное, политически мотивированное насилие, осуществленное против невооруженных групп негосударственными группами или скрытыми игроками, обычно с целью оказания влияния на аудиторию». [20] Правительство США использует эти определения терроризма для статистических и аналитических целей, начиная с 1983 года.

Для другого примера приведем выдержки из национального законодательства других стран. Закон по борьбе с терроризмом С-36, принятый Канадой в декабре 2001 г., впервые в истории канадской юстиции определил, что терроризм – это «деятельность, преследующая политические, религиозные или идеологические цели. Она угрожает общественной безопасности, так как вызывает гибель людей, наносит им физические увечья и создает опасные условия для жизни человека». [21]

Принятый в Турции в 1991 г. закон «О борьбе с терроризмом» трактует терроризм как «различного рода деятельность, проводимая одним человеком или группой лиц, являющихся членами организаций, которые при помощи одного из методов насилия… ставят своей целью изменение политического, правового, социального и экономического устройства». Перуанский законодатель под терроризмом понимает «провоцирование, создание или поддержание страха у населения либо его части; действия, способные нанести ущерб или серьезно нарушить общественное спокойствие или повлиять на международные отношения или безопасность общества и государства» (из нормативного акта № 25475 «Преступления, связанные с терроризмом»).

В Италии был принят закон № 191 от 18.05.1978 г., в котором в самом общем виде терроризм определяется как систематическое применение насилия против личности и имущества в целях создания во всем обществе или его части напряжения и неконтролируемого страха для достижения определенного политического результата. [22]

20-й раздел британского закона о предотвращении терроризма, принятого в 1989 г., гласил, что терроризмом является «…использование насилия в политических целях, включая любое использование насилия с целью ввергнуть общество или какой-либо сегмент общества в страх». [23]

Приведенные определения, по мнению С.И. Грачева, в целом носят общий характер, но указывают на три важных признака терроризма: использование насильственных методов; преследование им политических целей; оказание психологического воздействия на общество. [24] Доказательством может служить деятельность международных террористических организаций ИГИЛ, Хамас, Аль Каида и др.

В России правовое определение понятию «терроризм» дано в Федеральном Законе Российской Федерации от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»: «Терроризм – насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений».

Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» трактует терроризм следующим образом, — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий;

Конкретное уголовно-правовое определение терроризма до 2007 г. можно было найти в ст. 205 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ: «Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Однако с 2007 г. в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения, определение «терроризма» было исключено, а вместо этого ст. 205 стала называться «террористический акт»: «Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». [25]

Несмотря на такое обилие трактовок как в международном, так и в отечественном законодательстве, их анализ, показывает, что по существу они не противоречат друг другу. Сущность терроризма рассматривается законодателями, политиками и учеными как подготовленное мотивированное насилие (угроза насилия), осуществляемое для запугивания в первую очередь государственной власти и насаждения страха в обществе, за счет которого террористы предполагают достичь своих целей (политических, сепаратистских, религиозных, националистических, корыстных, каких-либо иных).

В то же время в последнее время проблема отсутствия единого понятия термина «терроризм» становится все более актуальной. Так, например, в ноябре 2001 г. семь политических и исламских организаций Бахрейна призвали США, Великобританию и все мировое сообщество дать точное определение терроризму и отказаться от национальных трактовок этого преступного явления. В совместном меморандуме, который поддержали еще 15 национальных общественных объединений, особое внимание уделялось борьбе арабского народа Палестины против израильского насилия, за провозглашение независимого палестинского государства. Они, отмечает А. Синицын [26], охарактеризовали Израиль «как наихудшее террористическое образование в мире» и потребовали от США отказаться от поддержки Тель-Авива и занять «справедливую позицию» по вопросам ближневосточного урегулирования. Авторы меморандума подчеркнули необходимость проведения четкой грани «между терроризмом и борьбой за освобождение от иностранной оккупации» и высказались за организацию международного форума с целью выработки точной формулировки понятия «терроризм» и более глубокого изучения факторов, порождающих возникновение этого явления.

Различные толкования понятия «терроризм» позволили, однако, ученым выделить в них общие признаки, компоненты, комплекс которых и способен дать достаточно объективное представление о феномене терроризма. Эти признаки, с точки зрения национальной безопасности, заключаются в следующем:

  • применение насилия и устрашения, а также специальных мер по «рекламе» разрушительных последствий террористических актов (публичные заявления о своей причастности к совершенному акту, привлечение отдельных представителей СМИ для освещения требований и действий террористов, героизация лидеров терроризма и т.д.), что достигается использова­нием особо острых его форм, способов и методов;
  • направленность на достижение политических целей, на ослабление политических противников, укрепление собственных политических позиций, как результат повышенная общественная опасность, связанная с созданием не­посредственной угрозы для жизни и свободы людей и готовностью террори­стов использовать любые формы, методы и средства для достижения своих целей;
  • нелегитимность терроризма как социального явления, противоречие его сущности, целей, задач, содержания основ­ным принципам права и общественной морали;
  • использование конспирации как необходимого условия существова­ния террористических структур и результативности их действий;
  • опосредованный способ достижения, планируемого конечного поли­тического результата через совершение посягательств на жизнь и здоровье людей.

В ходе своего проявления терроризм наносит удар по ценностям, которые лежат в основе Устава Организации Объединенных Наций: уважение прав человека; верховенство права; правила ведения войны, защищающие гражданское население; терпимость между народами и странами; мирное урегулирование конфликтов. Как показывает мировая практика, терроризм процветает в условиях отчаяния, унижения, нищеты, политического угнетения, экстремизма и нарушений прав человека, региональных конфликтов и иностранной оккупации. Причем, как правило, он выигрывает от неспособности государства поддерживать правопорядок.

Поэтому в последнее время на повестку дня вышло еще два термина, требующих осмысления. Первый – «международный терроризм», который используется с 1970-х годов и определен в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ООН как «совершение, организацию, содействие осуществлению, финансирование или поощрение агентами или представителями одного государства актов против другого государства или попустительство с их стороны совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом». [27]

В ноябре 2001 г. шестой комитет Генеральной Ассамблеи ООН принял резолюцию, содержащую ряд мер по ликвидации международного терроризма. В документе, в частности, содержался призыв ко всем государствам «воздерживаться от финансирования, поощрения, подготовки или оказания какой-либо иной поддержки террористической деятельности». В резолюции также указывалось, что специальный комитет, члены которого ведут согласование предложенного Индией проекта Всеобъемлющей конвенции по борьбе с терроризмом, должен продолжить свою работу над этим документом. До настоящего момента принять окончательное решение по данному проекту представителям государств – членов ООН не удалось, в частности, из-за серьезных разногласий относительно определения понятия «терроризм». Так, делегаты ряда стран выдвинули требование не считать действия «национальных вооруженных формирований» и «национальных освободительных движений» террористическими. В случае, если оно будет одобрено, под действие конвенции не подпадут, например, рейды израильских войск на палестинских территориях или вылазки исламских экстремистов в индийском штате Джамму и Кашмир, выступающих за его отделение от Индии. Представители некоторых арабских стран также предлагают внести в проект конвенции положения, согласно которым палестинцы-смертники, борющиеся за освобождение палестинских территорий от израильской аннексии и оккупации и совершающие свои акции на территории Израиля, не будут считаться террористами.

Важную роль в заполнении пробелов в стратегии борьбы с терроризмом играет Совет Безопасности ООН. С начала 90‑х годов ХХ века Совет Безопасности пытается ослабить государственную поддержку терроризма и укрепить государственное сопротивление терроризму. Например, Резолюция 1373 (2001) Совета Безопасности установила для всех государств единые императивные обязательства по борьбе с терроризмом и учредила Контртеррористический комитет для контроля за соблюдением и для содействия оказанию государствам технической помощи. В 2006 г. принята Глобальная контртеррористическая стратегия ООН, доклады о выполнении которой заслушиваются ежегодно.

Вторым термином, заслуживающим особого осмысления в современной обстановке, является термин «террористическая группа (организация)», который означает любую группу, занимающуюся международным терроризмом или имеющую значительные подгруппы, занимающиеся международным терроризмом. Например, бывший Государственный секретарь США Колин Пауэлл в октябре 2004 г. представил справку, в которой обозначил 39 групп как иностранные террористические организации, описал юридические критерии их отнесения к этой категории, процедуру отбора и правовые последствия такого обозначения. По мнению США, составление этого списка играет важнейшую роль в борьбе с терроризмом и является действенным средством пресечения поддержки террористической деятельности и давления на эти группы, чтобы они перестали заниматься терроризмом.

В России также имеется такой список. В соответствии с пунктом 5 статьи 24 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных судами Российской Федерации террористическими ведет федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности – ФСБ России. На 1. июля 2016 г.  в этом списке были представлены 24 организации: «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Синдикат «Автономная боевая террористическая организация (АБТО)», «Террористическое сообщество — структурное подразделение организации «Правый сектор» на территории Республики Крым», «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского».

Как показывает мировой опыт, каждый теракт наносит различные виды ударов, имеющих определенные объекты:

  • психология обывателя, который перестает чувствовать себя защищенным и впадает в панику;
  • авторитет власти, которая в глазах своих граждан оказалась бессильной;
  • государство, которое запуталось в многолетнем локальном конфликте и жертвует жизнями своих граждан, но не готово признать свои ошибки и найти другой способ решения конфликта.

Террористические действия всегда носят публичный характер и направлены на общество или на власть. Одновременно, отмечает профессор Н. Баранов, террористы быстро осознали ряд особенностей нашего времени: власть сильно зависит от выборов и, следовательно, от общественного мнения; есть мощные СМИ, падкие на «террористические сенсации» и способные мгновенно формировать массовое общественное мнение; люди в большинстве стран отвыкли от политического насилия и боятся его. [28] В современное время наиболее эффективным методом террора является насилие не в отношении представителей власти, а против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к «адресату» террора людей, с обязательной демонстрацией катастрофических результатов посредством СМИ. И, наконец, – предъявление через те же СМИ обществу и лидерам мотивов террора и условий его прекращения. Главное условие такого террора – бурная реакция со стороны СМИ.

Таким образом, характерной особенностью современного терроризма является опора на силу в достижении своих целей – запугать население и посеять панику. Т.е. терроризм – это метод, посредством которого организованная группа или партия стремится достичь провозглашенных ею целей преимущественно через систематическое использование насилия.

На VIII Международном конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками (Гавана, 1990 г.) коренными причинами терроризма были названы: бедность, безработица, неграмотность, нехватка доступного жилья, несовершенство системы образования и подготовки кадров, отсутствие жизненных перспектив, отчуждение и маргинализация населения, обострение социального неравенства, ослабление семейных и социальных связей, недостатки воспитания, негативные последствия миграции, разрушение культурной самобытности, нехватка объектов культурно-бытового назначения, распространение средствами массовой информации идей и взглядов, ведущих к росту насилия, неравенства и нетерпимости.

В отечественной юридической литературе называются следующие основные причины терроризма:

  • заметное снижение жизненного уровня в сочетании с беспрецедентно возросшей социальной дифференциацией, которые вызывают к жизни такие социально-психологические факторы, как злоба, зависть, ненависть, ностальгия по прошлому времени и т.п.;
  • экономический и энергетический кризис, рост цен, инфляция;
  • кризисное положение ряда социальных и профессиональных групп, особенно имеющих боевой опыт и лиц, имеющих опыт работы со взрывными устройствами и взрывчатыми веществами;
  • рост безработицы, который обусловливает проблемы миграции, бродяжничества, психологической и профессиональной деградации и дезориентации личности в условиях рыночной экономики и т.п.;
  • широкое распространение среди населения и доступность оружия, военной подготовки и специфических военных умонастроений, связанных как с участием значительной части военных в реальных боевых событиях, так и с вынужденным перепрофилированием многих работников спецслужб, нередко оказывающихся в криминальных структурах;
  • подрыв или свержение своего правительства;
  • национальное самоутверждение;
  • распространение средствами массовой информации и ГИС Интернет идей и взглядов, ведущих к росту насилия, неравенства и нетерпимости, внушение населению всесильности и вседозволенности террористов и др.

В научной литературе [29] причины возникновения и развития терроризма как угрозы духовно-нравственной безопасности, как правило, делят на политические, социальные, экономические, религиозные и духовные.

Среди политических причин возникновения терроризма главной является политическая нестабильность. По статистике именно в период политической нестабильности резко возрастает число террористических актов. Также важными политическими причинами возникновения терроризма можно считать: недостаток мер, принимаемых во всем мире по обеспечению безопасности населения (нередко производящиеся с серьезными нарушениями законодательства), которые буквально провоцируют террористов; влияние на общественное сознание тоталитарных, диктаторских политических режимов; извечные конфликты Запада и Востока, Севера и Юга, в которых терроризм является наиболее эффективным и действенным способом ведения борьбы.

Среди социальных причин основной причиной считают низкий уровень и качество жизни в стране. Человеку легче решиться на совершение террористического акта, если он свободен от чувства собственности. Терроризм дает возможность человеку заработать деньги, причем деньги немалые. В условиях финансового и экономического кризиса, постоянного роста цен, инфляции и безработицы, терроризм становится подчас единственным способом заработать себе денег на достойное существование. Каждый идущий на теракт человек знает, что в случае смерти о его семье позаботятся.

Говоря об экономических причинах, ученые и политики отмечают, что терроризм сегодня – это бизнес, способный приносить своим организаторам немалый доход, который может быть сравним с доходами от нарко- и нефтебизнеса. Торговля оружием, наркотиками, заложниками позволяет получать огромные прибыли.

Рассматривая религиозные причины, приходится, к сожалению, отмечать, что в настоящее время в мире существуют радикальные религиозные течения, пропагандирующие насилие. Самым распространенным из них является – радикальный ваххабизм – не путать с традиционным ваххабизмом (радикальное течение ислама, которое берет свое начало в XVIII в. в Саудовской Аравии. Основателем является Ибн Абдаль Вахаб, который определил главных врагов настоящих мусульман – иудеи и христиане. С ними следует вести священную войну – джихад. Все, кто не следуют шариату, заслуживают смерти). Также в научно-популярной литературе можно найти ещё одну интересную мысль: ислам моложе христианства на 8 веков. Значит, у мусульман сейчас идет приблизительно XIII век. Если провести параллель с Европой, то в XIII веке там царила инквизиция, а, по сути, это та же борьба с неверными. Коран отрицает насилие. Заповедь «не убий» есть и в исламе. В большинстве случаев террористы лишь прикрывают свои истинные намерения религиозными лозунгами.

Важными духовными причинами развития терроризма являются: кризис современного общества, искажение моральных, нравственных, духовных, правовых и общечеловеческих ценностей. Например, в некоторых странах Востока, воспитывая детей под лозунгами терроризма, с детства прививают человеку, а значит и обществу, преклонение перед физической, а не духовной силой.

Анализ вышеприведенных причин возникновения терроризма и условий его распространения показывает, что борьба с терроризмом тяжела, высокозатратна и малоэффективна. Она носит не активный, а реактивный характер. Поэтому, как считают многие исследователи, бороться с терроризмом бесполезно, намного продуктивнее профилактически устранять его причины «Тот, кто не хочет ликвидировать причины, объективно порождающие терроризм», – считает С. И. Илларионов, – неизбежно обречен на безуспешную и безнадежную борьбу с его последствиями». [30]

И в заключении остановимся на особенностях современного международного терроризма.

1. Современный международный терроризм – это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. Примеры террористических организаций Сирии, Турции, Ирака, Афганистана, Ливана, Палестины и других, а также стоящих за ними мощных покровителей и доноров показывают, что современный терроризм способен вести диверсионно-террористическую войну, участвовать в масштабных вооруженных конфликтах (например, Аль Каида или ИГИЛ). Терроризм сегодня —  прибыльный бизнес глобального масштаба с развитым международным «рынком труда» (наемники, смертники и т.д.) и приложения капитала (поставки оружия, боеприпасов, пиратство, наркоторговля и др.). Доказано, что именно через зоны активной деятельности террористических группировок на мировые рынки идет основной поток наркотиков и наркосодержащего сырья (Афганистан и др.), а это – многие миллиарды долларов. Более десятой части всего мирового экспорта вооружений приходится не «серую» и «черную» зоны этой сферы. Нет необходимости разъяснять, куда попадает это оружие, в чьи руки и для каких целей.

2. Современный международный терроризм – это хорошо структурированный и организованный характер деятельности. Террористические организации создают единые руководящие органы, централизованную систему управления, планирующие и контролирующие подразделения. Национальными разведками ведущих стран мира отмечены совещания и встречи руководителей наиболее крупных террористических группировок, координация деятельности террористических организаций различной национальной принадлежности. Для создания большего морально-психологического эффекта и общественного резонанса налажено высокоэффективное информационно-пропагандистское обеспечение, которое ведется с использованием частных военных компаний, СМИ и ГИС Интернет.

3. Современный международный терроризм — серьезный фактор инициирования и формирования очагов военной опасности и милитаризации кризисной ситуации в ряде регионов мира. Прежде существовала более определенная линия между войной и терроризмом. Сейчас усилиями и стараниями идеологов и практиков террора она становится как бы все более условной, подвижной. Происходит, считает А. Гушер, своего рода смешение и подмена причин и целей кампаний террора и войны. [31] Это подтверждается многолетними событиями в Сирии, Ливии, Ираке, Индии, Шри-Ланке, Турции, на территории бывшего СССР – в Украине, Узбекистане, Грузии, Таджикистане, в зоне армяно-азербайджанского конфликта и др. Сегодня терроризм выступает в качестве детонатора многих социальных конфликтов, в частности, межэтнических и межконфессиональных, препятствует мирному процессу их урегулирования. Этим обстоятельством в ряде случаев пытаются воспользоваться в своих геополитических и стратегических интересах США, страны ЕС и другие государства. Как показывает мировой опыт, сами, страдая от террора, они, тем не менее, готовы сотрудничать с террористическими группировками в тех случаях, когда деятельность последних не направлена в данный момент против тех же США, стран Европы или их союзников. Примеров такой «избирательности» – великое множество, например, отказ внести движение «Талибан» в санкционный список, в то время как оно находится в списке террористических организаций ООН.

Таким образом, терроризм многолик. Сегодня терроризм – это не только культ и практика насилия, он стремится обосновать свою идеологию. Преступный по своему характеру, он осуществляется не только преступными группировками, но и тоталитарным государственным аппаратом подавления. Большой ущерб мировому правопорядку и международным отношениям наносит международный терроризм, в значительной мере вырастающий на почве ненависти к миру, междоусобного религиозного экстремизма и шовинизма.

Зеленков М.Ю.
заведующий кафедрой Г и СЭД
Академии Следственного Комитета
Российской Федерации
доктор политических наук, профессор

Литература

  1. Абрамян А.С. Военно-политическая деятельность по обеспечению безопасности государства от угроз терроризма: дис. … докт. пол. наук. М., 2004.
  2. Алексеев О.Н. Причины, предпосылки, условия возникновения и распространения международного терроризма // Социально-экономические явления и процессы. 2012 № 2. С. 134-140.
  3. Баранов Н.А. Политические отношения и политический процесс в современной России. Спб, 2004.
  4. Бастрыкин А.И. Пора поставить действенный заслон информационной войне. Электронный ресурс. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2961578 (дата обращения 20.04. 2016).
  5. Винов Д. Размышления о современном терроризме // Система ценностей современного общества. — Новосибирск: Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Центр развития научного сотрудничества», 2014. № 34.
  6. Вишняков Я.Д., Бондаренко Г.А., Васин С.Г., Грацианский Е.В. Основы противодействия терроризму. М., 2006.
  7. Возженников А.В. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство. М., 2007.
  8. Выступление начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации на тему: «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации в современных условиях». Электронный ресурс. URL: http://mil.ru/pubart.htm?id=12016246@cmsArticle (дата обращения: 23.05.2016).
  9. Гаврилин Ю.В., Смирнов Л.В. Современный терроризм: сущность, типология, проблемы противодействия: учебное пособие. М., ЮИ МВД России, Книжный мир, 2003.
  10. Грачев С.И. Терроризм и контртеррористическая деятельность: вопросы теории. – Нижний Новгород: ФМО/ИСИ ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2010.
  11. Гушер А.И. Лицо современного международного терроризма. М., 2006.
  12. Дашкова С., Карчагин Е. Идея справедливости в терроризме // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 8 (34): в 2-х ч. Ч. I. C. 70-74.
  13. Жадан В. Некоторые вопросы о международном терроризме и его угрозе для мирового сообщества // Таврический научный обозреватель. – Ялта: Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Межрегиональный институт развития территорий», 2016.  № 2 (7) — февраль. С. 77-78.
  14. Илларионов С.И. Террор и антитеррор в современном мироустройстве. М.: РИЦ «ПрофЭко», 2003.
  15. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М., 2001.
  16. Кара-Мурза С. Тезисы о терроризме. Завтра. № 40 (305).
  17. Кара-Мурза С.Г. Статьи 1998-1999 гг. Электронный ресурс. URL: http://www.litmir.co/br/?b=132505&p=36 (дата обращения: 21.03.2014).
  18. Концепция внешней политики Российской Федерации. М., 2016.
  19. Криминология / Под общ. ред. А.И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005,
  20. Крылов Н.Б., Решетов Ю.А. Государственный терроризм-угроза международной безопасности//Советское государство и право, 1987. №2.
  21. Кто такие террористы: методика и типология террора Электронный ресурс. URL: http://www.temadnya.ru/spravka/21may2002/1344.html (дата обращения: 20.01. 2009).
  22. Независимая газета. 2001. 29 декабря.
  23. Правовые аспекты борьбы с терроризмом/Defense Institute of International legal studies. Военный институт международных правовых исследований. 360 Elliot Street Newport, 2003.
  24. Правовые аспекты борьбы с терроризмом/Defense Institute of International legal studies. Военный институт международных правовых исследований. 360 Elliot Street Newport, 2003.
  25. Практика борьбы с терроризмом за рубежом. Москва: ВНИИ МВД России, 1999.
  26. Пятьдесят девятая сессия ГА ООН. Пункт 55 повестки дня Последующие меры по итогам Саммита тысячелетия. Электронный ресурс. URL: http://www.world-governance.org/IMG/pdf_complet_RU.pdf (дата обращения: 29.06.2016).
  27. Робеспьер М. Революционная законность и правосудие: статьи и речи. М., 1959.
  28. Синицын А. ООН приняла резолюцию по борьбе с терроризмом // Зарубежное военное обозрение, 2001. №12.
  29. Современный терроризм: состояние и перспективы/Под ред. Е.И. Степанова. М: Эдиториал УРСС, 2000.
  30. Старостин С.А. Криминологическая характеристика современного терроризма // Преступность и общество. М., 2004.
  31. Титул 22 Кодекса законов США, Раздел 2656f (d).
  32. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2016.
  33. Global terrorism index 2015. Электронный ресурс. URL: http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/11/2015-Global-Terrorism-Index-Report.pdf (дата обращения: 29.06.2016).

[1] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М., 2001.

[2] Концепция внешней политики Российской Федерации. М., 2016.

[3] Бастрыкин А.И. Пора поставить действенный заслон информационной войне. Электронный ресурс. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2961578 (дата обращения 20.04. 2016).

[4] Выступление начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации на тему: «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации в современных условиях». Электронный ресурс. URL: http://mil.ru/pubart.htm?id=12016246@cmsArticle (дата обращения: 23.05.2016).

[5] Винов Д. Размышления о современном терроризме // Система ценностей современного общества. — Новосибирск: Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Центр развития научного сотрудничества», 2014. № 34. С. 110.

[6] Робеспьер М. Революционная законность и правосудие: статьи и речи. М., 1959. С. 210.

[7] Кара-Мурза С.Г. Статьи 1998-1999 гг. Электронный ресурс. URL: http://www.litmir.co/br/?b=132505&p=36 (дата обращения: 21.03.2014).

[8] Global terrorism index 2015. Электронный ресурс. URL: http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/11/2015-Global-Terrorism-Index-Report.pdf (дата обращения: 29.06.2016).

[9] См.: Дашкова С., Карчагин Е. Идея справедливости в терроризме // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 8 (34): в 2-х ч. Ч. I. C. 70-74.

[10] Пятьдесят девятая сессия ГА ООН. Пункт 55 повестки дня Последующие меры по итогам Саммита тысячелетия. Электронный ресурс. URL: http://www.world-governance.org/IMG/pdf_complet_RU.pdf (дата обращения: 29.06.2016).

[11] Абрамян А.С. Военно-политическая деятельность по обеспечению безопасности государства от угроз терроризма: дис. … докт. пол. наук. М., 2004. С. 24.

[12] Кара-Мурза С. Тезисы о терроризме. Завтра. № 40 (305).

[13] Цитата по: Гаврилин Ю.В., Смирнов Л.В. Современный терроризм: сущность, типология, проблемы противодействия: учебное пособие. М., ЮИ МВД России, Книжный мир, 2003. С. 5

[14] Цитата по: Современный терроризм: состояние и перспективы/Под ред. Е. И. Степанова. М: Эдиториал УРСС, 2000. С. 38.

[15] Крылов Н.Б., Решетов Ю.А. Государственный терроризм-угроза международной безопасности//Советское государство и право, 1987. №2.

[16] Правовые аспекты борьбы с терроризмом/Defense Institute of International legal studies. Военный институт международных правовых исследований. 360 Elliot Street Newport, 2003. С 1-1.

[17] Жадан В. Некоторые вопросы о международном терроризме и его угрозе для мирового сообщества // Таврический научный обозреватель. – Ялта: Издательство: Общество с ограниченной ответственностью «Межрегиональный институт развития территорий», 2016.  № 2 (7) — февраль. С. 77-78.

[18] Титул 22 Кодекса законов США, Раздел 2656f (d).

[19] Это определение было разработано в 1983 г. секцией по терроризму отдела уголовных расследований Центра ФБР по исследованию и анализу террористических инцидентов. (Прим. автора).

[20] Правовые аспекты борьбы с терроризмом/Defense Institute of International legal studies. Военный институт международных правовых исследований. 360 Elliot Street Newport, 2003. С. 1-3.

[21] Независимая газета. 2001. 29 декабря.

[22] См.: Практика борьбы с терроризмом за рубежом. Москва: ВНИИ МВД России, 1999. С. 40–85.

[23] Возженников А.В. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство. М., 2007. С. 142.

[24] Грачев С.И. Терроризм и контртеррористическая деятельность: вопросы теории. – Нижний Новгород: ФМО/ИСИ ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2010. С. 14.

[25]Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2016. Ст. 205.

[26] Синицын А. ООН приняла резолюцию по борьбе с терроризмом // Зарубежное военное обозрение, 2001. №12.

[27] Кто такие террористы: методика и типология террора Электронный ресурс. URL: http://www.temadnya.ru/spravka/21may2002/1344.html (дата обращения: 20.01. 2009).

[28] Баранов Н.А. Политические отношения и политический процесс в современной России. Спб, 2004.

[29] См.: Алексеев О.Н. Причины, предпосылки, условия возникновения и распространения международного терроризма // Социально-экономические явления и процессы. 2012 № 2. С. 134-140. 6. Криминология / Под общ. ред. А.И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005, Старостин С.А. Криминологическая характеристика современного терроризма // Преступность и общество. М., 2004, Вишняков Я.Д., Бондаренко Г.А., Васин С.Г., Грацианский Е.В. Основы противодействия терроризму. М., 2006 и др.

[30] Илларионов С.И. Террор и антитеррор в современном мироустройстве. М.: РИЦ «ПрофЭко», 2003. С. 569.

[31] Гушер А.И. Лицо современного международного терроризма. М., 2006.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *