Правый политический экстремизм: причины и тенденции эскалации

Политический экстремизм традиционно разделяется на левый и правый.

Правый экстремизм представлен, прежде всего, неонацистскими (неофашистскими), ультранационалистическими, расистскими группами, партиями и движениями. Для представителей данного направления политического экстремизма  характерно обращение к нечеткому и эклектичному толкованию доктрин нацизма, фашизма, различных версий расизма и милитаризма.

Наибольшее распространение в этом спектре экстремистских структур получило течение неофашизма (неонацизма), представляющего собой деятельность организованных групп населения, политических партий и движений, массовое молодежное движение, направленное на возрождение идеалов фашизма, борющееся за расовую чистоту и утверждающее в жизни идеалы нацистского государства. Обязательной составляющей неонацизма, как и его прародителя нацизма, является антисемитизм ‒ форма национальной нетерпимости, выражающаяся во враждебном отношении к евреям.

Одной из наиболее распространенных разновидностей ультраправого экстремизма является расистский терроризм. Он осуществляется лицами, в основе мировоззрения которых лежит идея о врожденном более низком статусе людей иного цвета кожи, национальности, религиозной принадлежности. На фоне иммиграционного кризиса, терактов квазирелигиозных организаций к группам, выступающим за верховенство белой расы, начинают примыкать противники ислама, стремящиеся не только воспрепятствовать его распространению в Европе, но и закрепить более низкий экономический, политический и социальный статус иммигрантов.

Теоретическую основу пра­вого экстремизма составляют идеология национализма, религиозного фунда­ментализма и расизма, сформулированная в работах А. Гитлера, А Розенберга, Б. Муссолини,  Ж. Гобино, Л. Вольтмана и Х. Чемберлена.

Жозеф Артюр де Гобино (1816-1882) — французский антрополог и расолог.

Так, в частности Ж. Гобино в работе «О неравенстве человеческих рас» подчеркивал, что глав­ным фактором существования и процветания цивилизации является «чистота расы». По мнению  Ж. Гобино, этническое смешивание приводит к «вы­рождению человека». Он выстраивает «иерархию рас»: у негров аффекты и эмоции преобладают над рациональным, желтая раса слишком утилитарна и только белые являются «исторической расой», т.е. способной к рационально­му и управляемому развитию. Вместе с тем и сама белая раса неоднородна ‒ «настоящими» белыми являются только арийцы, остальные представляют собой в той или иной степени продукты этнического смешивания. Примерно такие же идеи выдвигали и другие идеологи нацизма и фашизма.

В 1960-х годах опреде­ленное распространение получает и идеология «черного расизма», сформированного в рамках идеологической концепции  «негритюда»,  подчеркивающей уникальность представителей афроцивилизации и неприемлемости для них европейских ценностей и пути развития. Зародившиеся изначально как этнокультурное течение, оно со временем трансформировалось в идеологию противопоставления представителей афроцивилизации всем остальным национальным и расовым группам населения. Таким образом, был сформирован «расизм – наоборот», жертвами становились представители иных цивилизаций.

Теоретическое обоснование негритюд как концепция обоснования превосходства негритянского населения получила в работах диктатора Гаити Ф. Дювалье. На практике же негритюд в своей наиболее агрессивной форме проявляется в США, где целые города, в основном промышленного («ржавого») пояса в результате вывода производства из них и исхода белого населения, фактически превратились в афроамериканские, где присутствие американцев категории WASP (англосаксы протестантского вероисповедания) небезопасно. Среди экстремистских организаций, созданных афроамериканцами наиболее известной являются «Черные пантеры» и «Нация Ислама». [1]

Справедливости ради следует отметить, что и представители афроамериканского население нередко становятся жертвами неонацистских и расистских организаций и структур, в том числе сформировавшихся на основе известной Ку-Клукс-Клан.

Особое место в правоэкстремистской среде занимают так называемые скинхедские движения.

Средства массовой информации, как правило, употребляют в качестве синонимов слова «неофашизм» и «движение скинхедов». Терминологически это не совсем верно. Скинхеды представляют собой лишь одну из разновидностей неофашистского движения.

Как субкультурная группа скинхеды зародились в Великобритании в 60-х годах XX в. Изначально скинхеды позиционировали себя в качестве группировки малоимущей молодежи и свою расовую или этническую принадлежность не провозглашали. Спустя десятилетие эта субкультура осуществила движение в сторону принятия в качестве идеологической базы идей неофашизма.

Стала пропагандироваться расовая чистота, появились лозунги типа «Keep Britain White». Эта субкультура отличалась склонностью к жестокому насилию, широко распространилась в среде футбольных фанатов, вскоре после зарождения покинула пределы Британии и приобрела международный характер. Значительную роль в распространении сыграло использование интернет-технологий, развитие особого направления музыки, деятельность организации «Blood and Honour», возглавляемой Я. Дональдсоном.

Основные направления деятельности «Blood and Honour» – подготовка новых «уличных бойцов», а также пропаганда, в том числе и призывы к участию в насильственных акциях [2].

Хотя неонацистская символика запрещена во многих странах, нормы, ценности, убеждения и цели этой субкультуры становятся глобальным явлением с растущим числом взаимосвязанных и организованных групп.

Маркером скинхеда выступает внешний вид. В классическом варианте у скинхеда чисто выбритая голова, однако сегодня вполне допустимыми в повседневной жизни считаются короткие стрижки. Бритье предназначается для разного рода торжественных событий: встреч, сходок, концертов, особо важных драк и т.п. Скины предпочитают куртки модели «бомбер» или «скутер», подтяжки, ремни с большой и броской пряжкой, армейские ботинки.

Роль маркера выполняет также и неофашистская атрибутика и символика, связанная в основном с атрибутикой национал-социализма и гитлеровской Германии. Это, прежде всего, награды и знаки отличия Третьего рейха, значки войск СС, амуниция войск Германии, различного рода изображения, включающие свастику. Как правило, подобная атрибутика наносится на куртки, ремни, футболки. Также на куртках может присутствовать атрибутика White Power (WP) и различные ее вариации, как, например, аббревиатура WPWW (white pride world wide), расположенная в четырех секторах креста, вписанного в круг (знака прицела).

Встречается и атрибутика с использованием цифр. Чаще всего встречаются цифры 18 и 88. В этом случае речь идет о шифре, скрывающем некое послание, обращенное к посвященным. Шифр несложен и представляет собой цифровое указание букв латинского алфавита. 18 ‒это Адольф Гитлер, 88 ‒ Хайль Гитлер. Несколько более сложным является трактовка знака «14». В этом случае речь идет о девизе движения, сформулированном, согласно легендам скинов, Я.С. Дональдсоном ‒ 14 «священных словах» (We must secure the existence of our people and a future for white children) [3].

В смысловом поле символики и атрибутики неонацизма обильно представлены мотивы насилия и смерти. Символы неонацизма агрессивны. Цветовая гамма преимущественно черно-белая с преобладанием черного. Розовая или бирюзовая свастика ‒ нонсенс.

Все это отождествляет, по мнению идеологов движения, любовь к насилию, чувство удовлетворения от пребывания в отношениях власти ‒ подчинения, команда, строй, униформа, сладострастное смакование боли.

Важно подчеркнуть, что для неонацистов враг не есть феномен, который необходимо устранить. Враг ‒ это антиценность, и как таковой он необходим. Враг обязательная составляющая такого значимого феномена, как неофашистские праздники. Речь идет, прежде всего, о 20 апреля ‒ дне рождения А. Гитлера, отмечающегося резкой активизацией неонацистских групп. При этом этот «праздник» не будет праздником, если группа не встретила врага и не одержала над ним победу. Враг просто необходим для того, чтобы праздник был.

Ответвление «Blood and Honour» – организация «Combat 18» (числом 18 зашифрованы инициалы А. Гитлера), сформированная в 1992 году после соглашения партии «Британский национальный фронт» и организации футбольных фанатов «Охотники за головами из Челси» («Chelsea Head hunters») [4].

Большинство ультраправых контркультурных групп при ограниченной членской базе находит сочувствующих со стороны или в схожих группах. Это во многом результат целенаправленной «работы» правых. К примеру, на сайте «Combat 18» в «Справочнике политического бойца национал-социализма» содержится рекомендация проникать в политические или иные группы, не принадлежащие к неонацистскому движению, и активно распространять среди их членов правоэкстремистскую идеологию [5]. В ультраправой среде активно распространяется тактика одиночек.

В конце ХХ века националистические теории постепенно вытесняются религиозным фундаментализмом. Однако уже в начале второго десятилетия  отмечается бурный ренессанс правоэкстремистских идеологий и течений.

В значительной мере этому способствовали кардинальные изменения в связанные с  кардинальными изменениями, связанные с распадом биполярной мировой системы, образованием Европейского Союза  с его открытостью границ и попыткой навязывания в странах Европы принципов мультикультурализма, а общей эскалации напряженности и конфликтности в мире, вызвавшей массовые потоки неконтролируемой миграции.

Вследствие этого основным направлением деятельности ультраправых организаций и структур на рубеже XX – XXI веков стало противодействие миграции в страны Центральной и Западной Европы из стран Африки, Турции и Восточной Европы [6].

С развязыванием конфликтов в Ираке, Афганистане, Ливии и Сирии, вызвавших активный приток новых, зачастую более враждебно настроенных к политике ЕС и европейцам мигрантов, к этому списку регионов и стран добавился Ближний Восток.

Развитие ситуации свидетельствует о том, что ультраправые экстремистские организации численно возросли и значительно укрепили свои позиции.

Прямое и косвенное влияние неонацистских организаций растет от Нидерландов и Бельгии, через «правый бастион» Центральной Европы ‒ Австрии, Венгрии, Чехии и Словакии ‒ до Балкан и Украины.

Так, в Бельгии с 2004-го года доминирует неонацистская организация «Кровь, земля, честь и преданность», провоцирующая столкновения с силами правопорядка. Одним из направлений деятельности данной группировки является производство и продажа СD, на которых светловолосые девочки умиленно поют о превосходстве белой расы. Создаются также видеоигры, в которых нужно убить всякого темнокожего, печатаются футболки с крипто-сообщениями.

В Норвегии основу правоэкстремистских организаций составляет, так называемое Народное движение против миграции  во главе с А. Мюрдалем, возникшее в 80-х годах прошлого столетия.

Несмотря на то, что правоохранительные органы страны отмечают невысокий уровень эскалации напряженности в обществе и проявление активности правоэкстремистских структур  в основном в блого-сферах, в то же время ситуация в этой области носит потенциально кризисный характер. По данным органов правопорядка, отслеживающих деятельность  ксенофобских группами в Интернете, в настоящее время в Facebook зарегистрировано порядка 100 групп с 25 тысячами членов, не считая сфабрикованных и двойных адресов.

Нельзя не учитывать и тот факт, что, именно Норвегия стала местом проведения одного из наиболее резонансных терактов в Европе в начале столетия, осуществленного А. Брейвиком [7].

Потенциальную эскалацию конфликтности на межэтнической почве правоохранительные органы Норвегии связывают с деятельностью исламофобских организаций типа «Стоп исламизации Норвегии» (SIAN) и, в еще большей, степени, группировки «Солдаты Одина».

В настоящее время именно эта группировка, а не воинствующие исламисты, по данным норвежской полиции может спровоцировать конфликты и насилие на улицах Осло. Пока их деятельность ограничивается патрулированием с собаками и видеокамерами в так называемых, «проблемных кварталах» [8]. Что являет собой, по сути, демонстрацию силы, которая в любой момент может быть использована не только против мигрантов, но и тех, кто не разделяет их неонацистские установки.

Примечательно, что данная группировка является ответвлением другой группы, основанной финским неонацистом, она привлекла к себе известных деятелей из крайне правых кругов и отбывших срок осужденных.

Во Франции неонацистские организации запрещены. Одной из наиболее значимых организаций правоэкстремистского толка до 1991 года являлась организация «Третья Позиция», провозгласившая своими врагами США, коммунизм и сионизм. После того как ее руководство в лице Ж.-Ж. Маллиаракиса решило присоединиться к Национальному фронту, группировка распалась, а ее отдельные структуры под руководством Х. Буше и Н. Ресистанса остались на прежних неонацистских позициях.

Среди наиболее громких террористических акций правоэкстремистских организаций Франции ‒ попытка покушения на президента страны в июле 2002 года [9]. Во втором десятилетии XXI века в политическом спектре Франции появились  новые экстремистские организации, позиционирующие себя как неонацистские и выступающие под лозунгом «Меньше «левизма»! Больше фашизма!» [10].

Неонацизм в Италии также как и во Франции, не оказывает сколь-нибудь значимого влияния на развитие политической ситуации в стране. В то же время их деятельность в основном ориентированная на вовлечение в экстремистские структуры молодежи вызывает вполне основанную тревогу у органов власти и правопорядка.

Основной сферой деятельности неонацистских группировок в Италии является пропаганда экстремистских идей посредством организации и сопровождения различного рода неофашистских интернет-форумов. Позиция неофашистов страны в концентрированном виде выражена в заявлении лидера группировки «Terza posizione (Третья позиция) Г. Адинольфи, по словам которого, «Единственный способ сегодня стать фашистом ‒ быть прагматичным» [11].

В Португалии деятельность неонацистских группировок связана в основном с осквернением еврейских кладбищ. Так, в 2007 ультраправые разрушили еврейское кладбище, что могло, быть частью обряда инициации самопровозглашенной группы «Друзей Хаммерскина» («Hammerskin Friends»), призванной произвести впечатление на лидеров португальской ветви крупной транснациональной неонацистской организации – «Хаммерскинс» («Hammerskins»), основанной в США в штате Техас в 1988 году. Ее основным направлением деятельности является производство и продвижение «White power» музыки (также известной как Рок против коммунизма).

Сторонники «Hammerskins» идеализируют борцов за арийскую расу, представителями которой считают викингов и нацистов. Многие члены группировки были осуждены за преследования, нападения и даже убийства «небелых» [12].

В Австрии ультраправые реактивные группы были, в большинстве случаев, распущены в 1990-е годы, но самые активные участники этих групп сохраняют активность и в настоящее время, главным образом в подполье. Активисты-одиночки ревизионистского движения (выступает, в частности, за признание деятельности нацистов прогрессивной и имеющей благородную цель, отрицание Холокоста и героизацию СС) дают о себе знать в публикациях экстремистского характера. Большинство из них связаны друг с другом в разрозненных сетях, однако с 2007 года австрийские ультраправые в некоторых землях предпринимали попытки организовать общенациональные структуры.

Во многом этому способствует рост популярности организаций и структур неонацистской направленности. Так, согласно опросам общественного мнения, представители различного рода праворадикальных структур, в том числе экстремистской направленности, в настоящее время поддерживаются более чем 40% населения страны [13].

В странах Восточной Европы также отмечаются активизация деятельности неонацистских структур.

Так, в Венгрии открыто функционирует неонацистская партия «Jobbik», известная своей поддержкой идеи создания концентрационных лагерей для венгерских цыган. Помимо этого на территории страны, по данным СМИ, существует по меньшей мере восемь секретных лагерей для постоянного обучения  неонацистов, в том числе тренировочный лагерь экстремистского Венгерского национального фронта, предназначенный для кандидатов, которые докажут, что они не евреи или цыгане [14].

На марше — боевики партии «Йоббик». Фото: rebelyid.com

Другой признак растущей расовой нетерпимости, проявляется в виде противоправных насильственных действий особенно в отношении  лиц цыганской национальности,  Начиная с 2007 года, в стране было зафиксировано несколько десятков случаев нападений на цыган и их поселения. Все случаи подобного рода экстремистской деятельности полиция связывает с деятельностью расистской организацией HANLA («Венгерская ветвь национальной освободительной армии» – «Hungarian Arrows National Liberation Army») [15].

Кроме того, в стране было обнаружено несколько военизированных учебных лагерей неонацистов.

Чешские неонацисты

В Чехии объектами правоэкстремистской деятельности также в основном являются лица цыганской национальности. Поимо этого правые экстремисты избирали своими целями также еврейские учреждения и представителей других национальных меньшинств, физические столкновения сопровождались антисемитскими лозунгами с целью оскорбить, унизить жертв. В ноябре 2009 г. чешские власти арестовали группу под названием «Белая справедливость» («Bilá Spravedlnost»).

Группа располагала базой данных с именами трехсот «идеологических противников», включая «евреев, находящихся на высоких постах, полицейских и политических деятелей» [16]. Боевики «Белой справедливости» также занимались организацией военизированных учебных лагерей.

В 2009 году в Чехии проявилась новая тенденция к изменению терминологии. Ультраправые группы начали открыто использовать термин «национал-социализм» – прямое обращение к наследию «Третьего рейха». Смена терминологии была отмечена в пропагандистских текстах, лозунгах на знаменах, на страницах интернет-сайтов Narodni odpor и Delnicka strana [17].

Аналогичным образом проявляют свою активность и представители неонацистской группы Slovenska pospolitost в Словении.

В Болгарии зарегистрировано пять партий неонацистской ориентации, в Греции две: Krisi avji (Золотой рассвет) и Mavros Krinos.

В Польше большой популярностью пользуется сайт «Redwatch», содержащий фото активистов левого движения. Однако в большинстве случаев целью атак становились этнические меньшинства, а также мигранты хлынувшие в страну из Украины после государственного переворота в Киеве в феврале 2014 года. Именно они в последнее время является объектом нападок со стороны правоэкстремистских структур.

Еще одним направлением деятельности экстремистских структур  является осквернение памятников и захоронений советским воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны за освобождение Польши от нацистской оккупации. Примечательно данное направление деятельности едва ли не открыто поддерживается органами государственной власти Польши.

Несмотря на идеологические разногласия среди ультраправых, тем не менее, между ними активно осуществляется своего рода международный «обмен опытом». При этом  активисты ультраправых организаций из стран Евросоюза часто проходят боевую подготовку в других государствах.

Одним из таких государств является Украина, где европейские неонацисты, по словам официального представителя МИД России К. Долгова, не просто чувствуют себя вольготно, но и демонстрируют, что они хозяева в этой стране. [18]

При этом определенная часть норвежских, шведских, американских, польских неонацистов, а также их соратников из других стран, принимали непосредственное участие  в карательных операциях на Донбассе в рамках так называемой АТО («антитеррористической» операции), осуществляемой новым киевским руководством с апреля 2014 года вплоть до настоящего времени [19].

На самой Украине активно идут процессы формирования собственных неонацистских структур, таких, как: батальоны Азов, Айдар, Донбасс и им аналогичные формирования, сформированные на средства ряда украинских олигархов с целью подавления сопротивления жителей юго-востока Украины. Неонацистской по своей сути является и одна из парламентских партий Украины – партия «Свобода», программные установки которой декларируют обеспечение превосходства представителей титульной нации – украинцев – над всеми остальными жителями страны.

Таким образом, Украина, по сути, действительно превращается в полигон для неонацистов со всего мира.

Очевидным трендом для современной Украины является также героизация нацистов времен Второй мировой войны. Об этом свидетельствует то, что военнослужащие дивизии СС «Галичина», а также других украинских военизированных формирований воевавших на стороне нацистской Германии уравнены в правах с ветеранами Великой Отечественной войны. В качестве же героев Украины позиционируются лидеры антисоветского диверсионно-террористического подполья. Показателен, например, один из последних актов руководства Украины в этом плане переименование в Киеве Московского проспекта в проспект С. Бандеры.

Налицо также организованные террор и репрессии, осуществляемые киевским режимом в ходе, так называемой АТО.

В целом, ситуация в Европе также ухудшается, очаги правоэкстремистской деятельности имеются практически во всех странах Европы. С разной степенью интенсивности проявляется активность и самих экстремистских группировок.

При этом в наибольшей мере правый экстремизм проявляется в Великобритании и Германии.

В Великобритании неонацисты представляют широкий фронт партий, которые прежде всего направлены на «чистку» общества от других этнических и религиозных групп.

К их числу в частности принадлежит Британская национальная партия Дж. Тиндаля, открыто отрицающая Холокост и возглавляющая список партий, созданных на останках Британского союза фашистов и национал-социалистов О. Мосли, запрещенного в 1940-х годах.

При этом ультраправое влияние в Великобритании обусловлено не только активной неонацистской пропагандой, но и объективными социальными противоречиями, с каждым годом только обостряющимися, а также, судя по публикациям ревизионистского характера и демонизации образа мусульманина, определенным попустительством межнациональной розни, которое присутствует сегодня в СМИ, причем эта проблема ведет к усилению как ультраправых, так и квазирелигиозных экстремистских настроений.

Так, в ряде СМИ Великобритании в последние годы утвердилось устойчивое представление о так называемом «британском образе жизни», под видом которого подается консервативная, а иногда и ультраконсервативная идеология. Особенно сильно развит «широкий ультраправый консенсус» в таблоидной прессе, где размещаются не только требования усиления полицейской системы государства, но и негативные высказывания в адрес иммигрантов, независимо от того, в какой роли они выступают в репортажах криминальной хроники: в роли преступника или жертвы. Образ мусульманина в британских СМИ получил негативную окраску впервые в 1989 году, когда была выпущена фетва о необходимости «казни» поэта Салмана Рушди. С этих пор мусульмане стабильно представали в негативном свете, и этот враждебный настрой значительно усилился после терактов в Нью-Йорке, Мадриде и Лондоне [20].

Антиисламский митинг в Лондоне 29 мая 2013 года

С 2009 года насильственные акции ультраправых стали частым явлением на концертах, демонстрациях и маршах, возросло количество нападений на мусульман. После же знаменитого «Brexit» британскими органами правопорядка отмечается рост преступлений на почве межрасовой и межнациональной розни [21].

 

Это является следствием того, что многие праворадикальные элементы считают, что по результатам референдума гражданам стран Евросоюза придется теперь покинуть Великобританию.

Аналогичным образом рецидивы неонацизма проявляются и в Германии.

Следует отметить, что в послевоенной Германии под контролем союзников была проведена строгая «денацификация», но после объединения 1990-го года неонацистские группы становились все более популярными, особенно среди молодых людей из бывшей ГДР, которые питали ненависть к коммунизму и отвращение к славянам ‒ в частности, полякам, ‒ или туркам.

Вплоть до объединения Германии (в 1990 году) приверженцы ультраправых относились к так называемым маргинальным слоям и не пользовались широкой поддержкой в немецком обществе. За последние четверть века ситуация в этой сфере кардинальным образом изменилась. Результаты выборов различного уровня свидетельствуют о том, что пришло новое поколение молодых образованных неонацистов-активистов. Так, по данным доклада о работе Федерального ведомства по защите конституции ФРГ за 2015 год, представленного министром внутренних дел страны Т. де Мезьером «правый экстремизм в Германии в 2015 году вырос количественно, а также продемонстрировал высокий уровень мобилизации» [22].

Правоэкстремистские партии достигли значительного увеличения числа членов и консолидации. Особые опасения вызывает, по словам Т. де Мезьера, тот факт, что число ориентированных на насилие сторонников праворадикальных партий выросло. При этом примерно половина правых экстремистов, по его мнению, относится к лицам, ориентированным на насилие [23].

Специфику ситуации определяет и то обстоятельство, что почти 11% граждан демонстрируют ностальгию по времен нацистского Рейха. Так, согласно данным опроса, проведенного в июле 2016 года Лейпцигским университетом, 10,6 процентов немцев согласились с утверждением, что им «нужен фюрер (Führer ‒ лидер), который крепко правит Германией ради всеобщего блага» [24].

Самой сильной партией, которой приписывают эту ориентацию, является Национальная демократическая партия (НДПГ).

НПДГ считается правоэкстремистской партией, которая балансирует на грани дозволенного конституцией. Эта партия выступает за смену политической и общественной системы Германии на основе националистической и неонацистской идеологии. В ее основе лежит представление о неравенстве людей и о том, что «германский народ» нужно защищать от влияния извне. Партия резко выступает против мигрантов и меньшинств.

Опасность разрозненных, «точечно» действующих организаций доказывают теракты группы «Национал-социалистическое подполье» (НСП), раскрытой в 2011 году в ФРГ и предположительно ответственной за целый ряд политически мотивированных убийств в 2001 – 2007 годах. [25]

СМИ Германии назвали НСП «Фракцией коричневой армии» («Die Braune Armee Fraktion»), главным образом, из-за схожести половозрастного состава ультраправых террористов с членами ультралевой «Фракции Красной армии» – РАФ, а также схожести источников финансирования группы (ультраправые, как в свое время РАФ, занимались ограблением банков).

Еще одной тенденцией, характеризующей возрастание значимости правоэкстремистских структур, является их консолидация на международном уровне. По мнению экспертов, у неонацистов есть по крайней мере четыре крупных международных организации, чье членство в Европе насчитывает миллионы людей.

Уже более десяти лет они автобусами со всех стран Европы приезжают в Дрезден, чтобы годовщинами бомбардировки союзников 13 февраля 1945 года злоупотреблять для прославления нацистского Третьего рейха и проталкивать тезис о том, что «ни одна из сторон не была менее бесчеловечной, чем другая» [26].

В Старом Свете появились новые крестоносцы. Фото Jens Meyer/AP/ТАСС

На фоне этих проблем, а также на базе ультраправых акций, по мнению германских властей, в последние годы развивается своего рода альянс правых экстремистов и «ультраправых популистов». Образованный в 2008 г. союз «Города против исламизации» (Städte gegen Islamisierung) объединяет целый ряд организаций ультраправого спектра, таких, как, например, фламандская «Фламандский интерес» («Vlaams Belang» – VB), «Партия Свободы Австрии» (Freiheitspartei Österreichs – FPÖ), французская партия «Национальное республиканское движение» (Mouvement National Républicain – MNR) и испанская «Платформа для Каталонии» («Plataforma per Catalunya»). Эти организации можно расценивать как предшественников движения ПЕГИДА (Патриотические европейцы против исламизации Запада – Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes, PEGIDA), созданного в декабре 2014 года [27].

Таким образом, европейские страны в том числе члены Евросоюза переживают в настоящее время настоящий ренессанс экстремизма праворадикального толка.

В то же время, метастазами правого экстремизма, в том числе неонацизма, антисемитизма и особенно расизма поражены и другие страны и регионы.

Американские ультрас

Так, в частности в США, по данным СМИ,  действуют более 800 экстремистских организаций, исповедующих идеологию ненависти к представителям другой расы, религии или сексуальной ориентации. Наиболее известными из этой категории является  неонацисты и скинхеды группировка «Арийские Нации»,  «Всемирная Церковь Создателя», «Национальный Альянс», сепаратисты («Республика Техас»).

Американские ультрас
Около 200 экстремистских организаций декларируют, что они готовы прибегать к насилию для достижения своих целей. Точное число экстремистских организаций в США неизвестно, также неизвестно, сколько американцев становятся их членами и сколько сочувственно относятся к их идеологии. По мнению Р. Барнема, главы отдела ФБР, занимающегося борьбой с местным терроризмом, все эти разношерстные группировки и движения объединяет одно – ненависть к нынешней американской власти.

Последователи Гитлера появились даже в Израиле, невзирая на шесть миллионов евреев, убитых нацистами во время Холокоста.

Сплочение ультраправых объясняется в их собственных воззваниях «исламизацией Европы», дискуссии о которой усиливаются после каждого теракта квазирелигиозных террористов. Чаще всего объединение провозглашается на основе этнической принадлежности.

Ультраправые движения уже довольно долго распространяют тезис о неминуемой «исламизации Европы». Ислам представляется в образе врага, в то же время отождествляются мусульманская религия и квазирелигиозная террористическая угроза, к ним присоединяется критика социальных проблем в Европе, виновниками которых объявляются «не желающие или не способные интегрироваться» мусульмане.

При крайнем, фанатичном выражении идентификации в первом случае может развиться крайний консерватизм и ксенофобия, а во втором случае личность приобретает склонность к экстремизму. В результате наступает легитимизация агрессии ультраправого экстремиста, который собственные действия считает ответной реакцией, к примеру, на террористическую деятельность квазирелигиозных групп. Однако из-за невозможности направить свой гнев на самих террористов «Аль-Каиды» или ИГИЛ, ультраправый экстремизм избирает объектами атак политических оппонентов или иммигрантов, не являющихся террористами. В ряде случаев экстремисты идут на совершение террористических актов.

При создании общей атмосферы ксенофобии, ультраправые часто сосредотачиваются на проблемных темах общественных дискуссий, таких, как иммиграция, коррупция и последствия финансового кризиса.

Правоэкстремистские группы приобретают более разветвленный характер, а их подразделения – специализацию, что позволяет эффективнее воздействовать на сознание разных групп населения.

Бочарников Игорь Валентинович


[1] Экстремизм. Made in USA. http://www.hrights.ru/text/b24/Chapter5%207.htm.

[2] The National Socialist Political Soldiers Handbook // Blood and Honour Combat 18: [website]. URL: www.skrewdriver.org/handbook.html (accessed: 28.03.2013). См. также: Базаркина Д. Ю. Европейский Союз: ультраправый терроризм сегодня // Современная Европа. – 2014. – №1.

[3] Кто такие скинхеды: неонацисты или подростковая субкультура? https://baltmore.ru/articles/searchers/kto-takije-skinkhedy-neonacisty-ili-podrostkovaja-subkultura-31.html

[4] The Chelsea Headhunters (Охотники за головами). http://fanat1k.ru/ultras-1356-the-chelsea-headhunters-ohotniki-za-golovami.php.

[5] Базаркина Д.Ю. Роль коммуникационного обеспечения в антитеррористической деятельности Европейского Союза. Дисс. … докт.полит. наук. –М.: Институт Европы РАН, 2016; The National Socialist Political Soldiers Handbook // Blood and Honour Combat 18: [website]. URL: www.skrewdriver.org/handbook.html (accessed: 28.03.2013).

[6] Праворадикальные политические партии и движения современной Европы / под ред. И. Н. Барыгина. СПб., 2011. С. 35.

[7] 22 июля 2011 года  А. Брейвик устроил взрыв у здания правительства Норвегии в Осло и устроил массовый расстрел в молодежном лагере правящей Рабочей партии на острове Утойя. В результате теракта погибли  77 человек (97 человек были ранены). – Прим. автора.

[8] Полиция Осло о «Солдатах Одина»: скоро здесь может сильно рвануть http://inosmi.ru/social/20160411/236092300.html

[9] Анонс убийства Ширака был размещен в интернете. http://www.newsru.com/world/15Jul2002/bruneri.html

[10] Неонацизм возрождается в Европе.
https://newsland.com/user/4297667957/content/neonatsizm-vozrozhdaetsia-v-evrope/4165171

[11] Базаркина Д.Ю. Указ. соч.

[12] The Hammerskin Nation http://archive.adl.org/learn/ext_us/hammerskin.html?LEARN_Cat=Extremism&LEARN_SubCat=Extremism_in_America&xpicked=3&item=hn

[13] Базаркина Д.Ю. Европейский Союз: ультраправый терроризм сегодня (общая ситуация и коммуникационный аспект). //Современная Европа. – 2014. – №1. – С.  53.

[14]  Базаркина Д.Ю. Указ. соч.  – С. 55.

[15] Базаркина Д.Ю. Указ. соч.  – С. 55.

[16] Базаркина Д.Ю. Указ. соч.; EU Terrorism Situation and Trend Report (TE-SAT) 2010. The Hague: Europol, 2010. P. 39.

[17] Базаркина Д.Ю. Указ. соч.; EU Terrorism Situation and Trend Report (TE-SAT) 2010. The Hague: Europol, 2010. P. 39.

[18] ТАСС уполномочен заявить: Москва обеспокоена ростом неонацистских настроений на Украине! https://cont.ws/post/166144

[19] Бочарников И.В. Тактика «выжженной земли» на Донбассе //Геополитический журнал. – 2014. – № 5. – С. 15.

[20] Jewkes Y. Media & Crime. 2nd Edition. London, 2011. P. 62 – 63.

[21] Базаркина Д.Ю. Европейский Союз: ультраправый терроризм сегодня (общая ситуация и коммуникационный аспект). – С.  57.

[22] Правый экстремизм вырос количественно и мобилизационно, — МВД Германии http://rusvesna.su/news/1467124913

[23] Там же.

[24] Опрос: почти 11% граждан Германии хотели бы, чтобы страной управлял «фюрер». https://ria.ru/world/20160615/1448209785.html.

[25] Базаркина Д.Ю. Европейский Союз: ультраправый терроризм сегодня (общая ситуация и коммуникационный аспект). – С.  57; EU Terrorism Situation and Trend Report (TE-SAT) 2012. The Hague: Europol, 2012. P. 28.

[26] Европейский марш http://inosmi.ru/europe/20110421/168628859.html

[27] Там же.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *