Европейские корни радикализации ислама

Социально-политической реальностью начала XXI века стал религиозно-политический экстремизм, выступающий под лозунгами ислама. Протестные идеи, основанные на исламском фундаментализме, апеллирующем к Корану и Сунне как к единственным источникам норм, при их скрупулезном изучении приводят нас к неутешительному выводу об умении спецслужб США и различных европейских стран использовать гуманный потенциал ислама в своих целях.

Россия исторически взаимодействует с исламским миром, более того, значительная часть ее населения — мусульмане. Для российских мусульман ислам — это историческая судьба. Успешное взаимодействие православных самодержцев с выразителями интересов мусульманской уммы сделало возможным создание и расширение Российской империи, объединившей в своих пределах разные народы и религии. Кроме того, на протяжении многих лет международная политика нашей страны выигрывала от правильного использования мусульманского фактора. «Наша внутренняя политика по мусульманскому вопросу является важным фактором политики внешней», — справедливо отмечал в 1900 году С. Ю. Витте [1].

Поэтому власть, чтобы успешно управлять обществом, в том числе мусульманским, должна строить отношения с мусульманской уммой как равной и важной частью российского общества.

Концептуально на сегодняшний день существуют различные по целям и содержанию варианты отношений общества к исламу, которые строятся на следующих научных, политических, популистских и иных взглядах:

  1. На фоне общего морального упадка Западной культуры ее свободе и духовным ценностям угрожает ислам, приверженцы которого и в Европе, и в США остаются верными своим религиозным и духовным ценностям. Следовательно, будущее процветание Европы зависит от сдерживания исламского фактора.
  2. Конфликты и войны с мусульманскими странами неизбежны в силу того, что религии — это не «маленькие отличия» между людьми, а глубочайшие различия между ними. Таким образом, в регионах сосуществования различных конфессий с мусульманами, конфликты и войны неизбежны.
  3. После окончания «холодной войны» западные политики активизировали цивилизационную «холодную войну» против ислама. Эта война, по мнению отдельных ученых, должна послужить укреплению европейской идентичности. Указанное столкновение цивилизаций будет носить иррациональный характер и явится ответом на «вызов» ислама.
  4. В мире растет мусульманское антизападничество, которое возрастает параллельно с углублением озабоченности Запада «исламской угрозой», которой приписывают «мусульманский экстремизм». Следовательно, необходима смена руководства в этих странах, не исключая применение вооруженных сил (смотри Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Иран др.).
  5. Православная цивилизация ближе к западной по своей духовной и материальной культуре, следовательно, ее социокультурная составляющая должна быть использована Западом в противостоянии исламскому миру.
  6. Исламская цивилизация — это еще молодая не вполне сформировавшаяся субстанция, которая в силу своего «младенчества» обречена на противоречия, бунт и постоянную борьбу. Следовательно, ислам — это объективная угроза стабильности в мире.

Как видно, большинство концепций придерживается если не агрессивного, то негативного отношения к исламу. Постараемся на основе научных фактов проверить приведенные выше «концептуальные» положения, характеризующие «экстремистскую сущность» исламского фактора.

В свое время газета «Правда» писала, что «Соединенные Штаты не являлись родоначальниками идеи использования исламского фактора во внешней политике. Еще в 1898 году германский император Вильгельм II официально объявил себя покровителем как турецкого султана, так и всех мусульман, духовным руководителем которых тот являлся в качестве халифа. Накануне Второй мировой войны Германия вновь попыталась использовать ислам для достижения своих притязаний. В мусульманских странах в миллионах экземпляров распространялись листовки с изображением Гитлера в чалме. В них указывалось, что он принял ислам, наречен именем Гейдара и провозгласил себя «верховным защитником мусульман» [2].

Европейский исламизм появился задолго до массовой миграции мусульман в Европу. В годы холодной войны спецслужбы США и ФРГ сознательно создавали европейские центры радикального ислама, считает американский журналист и исследователь Иэн Джонсон, автор книги «Мечеть в Мюнхене». В своем интервью корреспонденту «Эксперта» Иэн Джонсон представил свою точку зрения на войну исламских радикалов с Советским Союзом, рассказал о муллах из СС, о роли ЦРУ в создании исламизма в Европе и о борьбе за сердца и умы мусульман в ХХI веке [3].

Кстати, европейские исследователи предлагает следующую периодизацию «использования европейскими правительствами ислама»: «Первый период — нацистский, когда была сделана попытка использовать ислам против СССР в ходе войны. Второй период — это послевоенное время, холодная война, когда те же люди использовались Западной Германией и США. Ведь практически весь нацистский аппарат был снова задействован против СССР — сначала это делала ФРГ, а потом ЦРУ. Наконец, третий период — когда организация «Братья—мусульмане» начала пытаться использовать ислам как политическое средство. И центром всех этих действий была мюнхенская мечеть» [4].

О фактах использования спецслужбами Европы исламского фактора в противодействии СССР пишет и российский исследователь В. Ахмадулин, отмечая: «В 1933 году между нацистами и Великим муфтием Амин аль -Хуссейни был установлен контакт. Щедро снабжая его деньгами, гитлеровцы смогли сильно дестабилизировать обстановку в Палестине, что очень беспокоило англичан. Такой прагматизм по отношению к исламу в гитлеровской Германии сохранился до самых последних дней ее существования.

В 30-е годы в Германии, Польше, Турции, Финляндии выходили периодические издания религиозно-националистического направления на тюркских языках. Комитет «Идель-Урал», представительство которого находилось в Берлине, с 1928 г. издавал журнал «Национальный путь», с 1930 — «Новый национальный путь». Там же, с декабря 1932 г. по июнь 1939 г. ежемесячно выходил орган Национального совета Туркестана «Молодой Туркестан». В 1934-1935 гг. в Париже выходил журнал «Туркестан. Новый журнал. Орган национальной защиты Туркестана». С 1927 по 1931 г. нерегулярно издавался «Новый Туркестан». Всего вышло 39 номеров. В Стамбуле с конца 1933 г. по февраль 1934 г., а затем с 1 октября 1943 г. по 1 апреля 1944 г., выходил «Orhun Aylik Tiirkcu Mecmue» («Орхан. Пантюркистский ежемесячник»). Он освещал религиозные вопросы, связанные с народами Закавказья, Поволжья и Средней Азии. В те же годы выходил антисоветский журнал «Milli Turkestan» («Национальный Туркестан»), круг интересов которого был таким же» [5].

Деятельность этих организаций находилась под пристальным вниманием спецслужб Германии, которые не только наблюдали за всеми конфессиями и активно в них внедрялись, но и направляли их деятельность. Далее В. Ахмадуллин отмечает, что «эту работу осуществляло Главное управление имперской безопасности (РСХА). В его системе было несколько групп, которые занимались Религиозной проблематикой. Во втором управлении существовал специальный отдел, который курировал вопросы культуры, науки, образования, искусств, печати, сбор сведений в религиозных кругах (часть персонала этой группы бьпа переведена в гестапо 12 мая 1941 г. — в момент наибольшего обострения борьбы против церкви). В четвертом управлении специальная группа занималась политической деятельностью католической и протестантской церквей, религиозными сектами, евреями, франкмасонами. Седьмое управление проводило исследование идеологии противников режима (франкмасонство, иудаизм, церковь, либералы, марксисты)» [6].

Считается, что главным идеологом использования мусульман в борьбе против СССР, фактически отцом европейского исламизма был профессор Герхард фон Менде. Тюрколог, родившийся в царской России немец, ненавидевший коммунистов.

И. Джонсон по этому поводу отмечает: «Его отец был казнен большевиками в Риге, после этого семья фон Менде сбежала в Германию. Сам он был очень амбициозным и увлекающимся человеком. Ему всегда хотелось быть в центре событий, управлять ими. И при этом у него была невероятная энергия, он постоянно писал какие-то указания, меморандумы. Пытался вступить в НСДАП, вступил в СА, участвовал в подготовке Ванзейской конференции, написал ряд расистских книг. Хотя последние его книги были уже чистой пропагандой, первая — по-настоящему блестящая. Он занимался изучением национальных меньшинств в СССР. И еще тогда предсказал, что если СССР развалится, то по национальным границам. Так и случилось. Да, это произошло спустя десятилетия, но произошло. Думаю, фон Менде можно назвать одним из первых советологов. После 1945 г., он стал активно продавать свои знания разведкам. Ему быстро удалось заинтересовать британцев — сразу после войны он получил от них виллу на берегу Рейна, деньги на оплату сотрудников и так далее. То есть продолжал делать то, что делал во время войны» [7].

Накануне Второй мировой войны в Германии изучались возможности использования мулл и лозунгов джихада для установления немецкого контроля на Северном Кавказе, в Средней Азии и в странах Среднего Востока. С этой целью нацистские спецслужбы установили контакт с эмигрантскими организациями выходцев из Средней Азии, Закавказья, Северного Кавказа и Поволжья. Кроме того, по предложению немецкого ученого Бертольда Шпулера, который был одержим идеей объединения шиитов и суннитов, немцы создали в Дрездене учебный центр по подготовке имамов. На первый взгляд — невыполнимая идея, но при этом следует учесть, что в указанный период немецкая школа востоковедения имела достаточно высокий уровень. И это притом, что Германия в отличие от Великобритании не имела мусульманских колоний, но стремилась и в этом ей активно помогала исламистика, развивающаяся параллельно с английской научной школой. Муллы готовились в специальной школе («Муллашуле»), где преподавателями работали как немцы, так и некоторые члены СКНК (в 1942 г. гитлеровцами был создан Северо-Кавказский национальный комитет (СКНК) на основе горской эмиграции, покинувшей Родину в 20-е годы), — Авторханов А., Эмиров Н., Абдуллаев Н., Яндиев Т., а также некоторые приглашенные специально из Турции служители мусульманского культа. Активное участие в подготовке мулл принимал Великий муфтий Амин аль-Хусейн. Он работал в «Муллашуле» в г. Дрездене, и был щедро «прикормлен», получая по 75 тысяч марок ежемесячно. Великий муфтий был неофициальным сотрудником главного имперского управления безопасности по разведывательной работе на Ближнем Востоке [8].

Сегодня можно утверждать, что отдельные «научные» выводы и положения английской, французской и немецкой науки об исламе легли в основу разработок различных «исламских» моделей, концепций, технологий, осуществленных на практике европейцами.

В годы Второй мировой войны немецкая пропаганда активно использовала информационное поле, наглядную агитацию, печатную литературу для достижения своих целей. В фашисткой Германии для мусульманских легионеров были изданы Коран, военно-географический сборник «Туркестан», книга «Ислам». Книги имели размеры, позволяющие разместить их в форменном ранце военнослужащего. Немцы вели пропаганду среди советских мусульман. В тыл забрасывались листовки, издавались газеты «Священная война», «Джихад». Кроме того, «в годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории Советского Союза и во многих странах мусульманского Востока распространялись плакаты, на которых с применением исламской символики и терминологии мусульман убеждали ненавидеть советскую власть (часть этих плакатов находится в фондах Центра хранения историко-документальных коллекций г. Москвы.)» [9].

Во всех населенных пунктах Северного Кавказа, захваченных немцами, были восстановлены должности мулл, которых приравняли в правах и по денежному довольствию к главам администраций городов и населенных пунктов. И это находило отклик среди некоторых священнослужителей. Так, в ноябре 1942 г. в кабардинских и балкарских селениях и в самом г. Нальчике появилось отпечатанное в типографии «Воззвание к мусульманским народам» за подписью кади Кабардино-Балкарии Хаджи Хозе Хотекова. «Всемогущий Аллах милосерден, — говорилось в воззвании, — и послал нам освободителя в лице фюрера великого германского народа Гитлера, спасшего вольнолюбивый народ Кабарднно-Балкарии от цепей рабства и безбожия… Вознесем наши молитвы к всемогущему Аллаху эа полное очищение вселенной от нечисти безбожия, безверия, за окончательный разгром большевизма, за нашего фюрера Адольфа Гитлера…» [10].

Немецкая политика в отношении мусульманских народов СССР была хорошо продумана и учитывала социально-политические реалии в общественной жизни советских верующих (мусульман, христиан и др.). Об этом свидетельствуют материалы Нюрнбергского процесса. В так называемой «Кавказской папке» Розенберга [11] содержатся чёткие указания нацистов по религиозной политике: «В области религии — полнейшая терпимость, не отдавать предпочтения ни одной из религий. Все же необходимо учитывать особое значение ритуалов и обычаев ислама. Церковные здания вернуть в распоряжение населения» [12].

Для современных исследователей будет интересным факт активного участия Турции в планах фашисткой Германии. Так, в начале войны руководитель пантюркского движения Турции Эрклит Нури-паша выступил с предложением к нацистскому руководству отделить этнических мусульман от остальных советских военнопленных и создать из них 100-150-тысячную армию для борьбы с СССР. Предложение было поддержано А. Розенбергом, и к ноябрю 1941 договоренность между Германией и правительством Турции по этому вопросу была достигнута [13].

В качестве подтверждения посыла о том, что европейские спецслужбы создавали различные радикальные группы под вывеской ислама, выступает факт использования нацистами мусульман для создания воинских частей и подразделений — «Ostlegionen». Речь идет об азербайджанцах, татарах, башкирах, народах Северного Кавказа, Средней Азии и Казахстана, татарах Крыма. Особая ставка при этом делалась на народы Кавказа, что несколько позже подчеркивалось в докладной записке А. Розенберга от 27 июля 1942 г.: «В области религии необходима полная терпимость, в частности по отношению к магометанам. Кавказ является конечным углом Европы, завоевание немцами магометанских народов означает приобретение самых лучших возможностей влияния на магометан за границей» [14].

Идя по пути создания таких формирований, А. Гитлер всерьез рассчитывал на поддержку со стороны Турции и исламского мира в дальнейшей борьбе против англичан. На первом этапе войны он предполагал, что в целях дальнейшей ориентации на мусульманские страны, было бы неплохо создать из горцев-кавказцев мусульманского вероисповедания специальные батальоны. В связи с этим он заявил: «…я считаю формирование чисто кавказских батальонов предварительно рискованным делом, но не вижу опасности в создании чисто мусульманских частей….» [15].

Некоторые исследователи считают, что нацисты поздно реализовали свой проект, поэтому он не достиг своей цели. Однако это не так. Мусульмане СССР, как и другие представители различных этносов и конфессий страны, достойно воевали на всех фронтах, совершая героические поступки и подвиги. Труженики села и жители городов работали в тылу, обеспечивая фронт всем необходимым. Государство строило новые отношения, формировало новую религиозную политику по отношению к верующим, что дало положительный результат.

Европейские исследователи описывают итоги реализации нацисткого «исламского проекта» в годы Второй мировой войны как достаточно успешные. В вермахте и СС служили десятки тысяч мусульман. В основном это были подразделения, которые не сражались на передовой. Для этого им просто не было выделено достаточно тяжелого вооружения. В большинстве случаев речь идет о тыловых частях и о частях поддержки — они охраняли транспортные пути, принимали участие в борьбе с партизанами. По этому поводу автор книги «Мечеть в Мюнхене» американский исследователь Иэн Джонсон пишет: «Русским перебежчикам немцы не доверяли. Например, они никогда не доверяли генералу Власову, который хотел создать свою армию. Немцы не доверяли также белорусам и украинцам. И это понятно: Германия собиралась колонизировать их земли, покорить их. Немцы не допускали и мысли о независимой Украине. А вот с татарами, узбеками, туркменами дело обстояло иначе — у немцев не было планов колонизации этих регионов. Поэтому они легко могли сказать: «Давайте создадим войска из этих людей, они нам не помешают». Это было одной из важных причин того, что нацисты благоволили советским мусульманам» [16].

После поражения Германии руководству проекта удалось сохранить мусульманскую «элиту», так называемую верхушку пирамиды. Это несколько сот человек, возможно чуть более тысячи, которые незаконным путем получили документы. Например, Союз турецких студентов выдал документы на новые имена лицам, работавшим на ключевых постах при фон Менде. Это были сотрудники так называемого «восточного министерства», которые издавали газеты, делали радиопередачи, были членами «национальных комитетов» — по сути, правительств в изгнании. Именно они остались в ФРГ или согласились работать на американскую и английскую разведку против СССР. А десятки тысяч мусульман, сдавшихся американцам, были депортированы в СССР в соответствии с ялтинскими соглашениями.

Важность мусульманского фактора в мире была осознана Западом лишь в 1950-х. Именно в это время, после поражения капитализма во Второй мировой войне, когда советский народ победил фашистскую Германию, началось колониально-освободительное движение народов Африки, Ближнего Востока, Индостана, Индокитая и т.д. Появилась масса новых независимых стран — то, что сегодня называется третьим миром. Многие из этих стран имеют преобладающее и значительное мусульманское население — страны Северной Африки, Ближнего Востока, Пакистан, Афганистан, Индия, Индонезия, Малайзия и др. Появилась необходимость влиять на эти стратегически важные в экономическом, военном, политическом и геополитическом плане государства. При этом необходимо отметить активность СССР в мусульманском мире и взаимный интерес мусульман к советским мусульманам, которые к этому времени шагнули из феодализма в развитой социализм, обретя экономику, культуру, политический суверенитет, образование, медицинское обслуживание и другие блага.

Фон Менде снова оказался востребован. Именно по его совету «вспомнили» бывшего имама дивизии СС Нуреддина Намангани, который после войны был переправлен в Турцию. Вот что в связи с этим пишет упоминаемый нами автор книги «Мечеть в Мюнхене» американец Иэн Джонсон: «Фон Менде поддерживал с ним связь и в какой-то момент сказал: нам нужны люди, которые могут наладить религиозные контакты с мусульманами. Официально речь шла о «духовном окормлении беженцев мусульманского вероисповедания». Намангани пригласили в Германию, придали ему помощника-боснийца, который был ответственен за боснийских мусульман, поставили на западногерманское довольствие. Вплоть до смерти (в 1999 г., если я не ошибаюсь) ему выплачивали пенсию. Он получил статус и пенсию немецкого чиновника!» [17].

Итак, в Германии, а точнее в Мюнхене после войны было сосредоточено и проживало много мусульман, тяготевших к американцам или желавших эмигрировать в США. Кроме того, именно Мюнхен был разведывательным и пропагандистским центром холодной войны. В Мюнхене располагалось много подразделений организации Amcomlib — Американского комитета по освобождению от большевизма.

Американский Комитет по освобождению от большевизма был основан 18 января 1951 г. в штате Делавэр. Эта организация имела своей целью борьбу против СССР и стран социалистического лагеря. Была частью проекта ЦРУ под кодовым названием QKACTIVE. Первоначальное название — Американский Комитет за свободу народов СССР (англ. American Committee for Freedom for the peooples of the USSR), с мая 1951 — Американский Комитет по освобождению народов России (англ. American Committee for the Liberation of the Peoples of Russia), с марта 1953 — Американский Комитет по освобождению от большевизма. В 1956-1964 действовал под названием Американский Комитет по освобождению, после чего был переименован в Комитет Радио Свобода. Органом Комитета была основанная им в 1953 г. радиостанция «Освобождение» (Radio Liberation, ныне — Радио Свобода).

Через комитет финансировался Институт по изучению истории и культуры СССР. В Мюнхене издавался журнал Problems of the Peoples of the USSR (проблемы народов СССР).

Иэн Джонсон пишет: «Официально это была некоммерческая организация. Вообще, поразительно, насколько люди были доверчивы. Amcomlib была крайне дорогой организацией, управлявшей двумя огромными радиостанциями: «Свободная Европа» и «Радио Свобода», с бюджетом в миллионы долларов. Официально же сообщалось, что все это финансируется частными пожертвованиями американцев. Что какой-нибудь Джон из Канзаса внес свои десять долларов, и они пошли в их бюджет. Разумеется, были частные пожертвования. Но они были сущей мелочью по сравнению с бюджетом в 30 миллионов долларов в год от ЦРУ — в нынешних ценах это примерно 300 миллионов долларов. Только благодаря этому бюджету они могли вещать на всех языках Восточной Европы и СССР вплоть до татарского» [18].

В активизации и использовании исламского фактора в противостоянии СССР, особую роль сыграл 34-й президент США Дуайт Эйзенхауэр (1953-1961). Основу его официальной оборонной политики составила доктрина «массированного возмездия», предусматривавшая значительное увеличение стратегической авиации с ядерным оружием на борту и возможность нанесения внезапного ядерного удара по СССР и КНР. «Доктрина освобождения» (в отношении стран Восточной Европы) и «Эйзенхауэра доктрина» (применительно к странам третьего мира) также явились важными составляющими курса президента и его государственного секретаря Дж. Ф. Даллеса на сохранение за США роли мирового лидера. Второй срок президентства Эйзенхауэра (после перевыборов 1956) был отмечен интервенцией американских войск в Ливане (1958) и инцидентом с разведывательным самолетом У-2, сбитым над территорией СССР, что привело к срыву встречи с Н. С. Хрущевым в 1960.

После ухода в отставку Эйзенхауэр постепенно отошел от активной общественно-политической деятельности. Кроме того, «он был большим поклонником пропаганды, еще в свою бытность генералом во время Второй мировой войны постоянно приказывал забрасывать за линию фронта тысячи листовок. Но кроме того, он был очень религиозным человеком. И он сказал: да, конечно, мусульмане не христиане. Но они тоже верят в Бога, как и мы, и в этом мы можем стать союзниками по борьбе с атеистическим Советским Союзом. Именно при Эйзенхауэре религиозный фактор стал очень важным элементом холодной войны. Эйзенхауэр был настолько увлечен религиозным противостоянием с СССР, что даже рассматривал идею объявления Советскому Союзу джихада. Он сказал своим советникам: а что если мы убедим мусульман начать джихад? Советники были ошарашены и ответили: нет, если джихад и будет начат, то скорее против Израиля, так что лучше эту идею оставить. Но у Эйзенхауэра было много других идей. Например, многим мусульманам было трудно добираться в Мекку, и он предложил: давайте организуем воздушный мост в Мекку! Давайте будем доставлять паломников в Мекку военными самолетами — по образцу Берлинского воздушного моста. Эта идея тоже не получила развития, потому что возникли бы проблемы с пребыванием в Мекке неверных. Но это демонстрирует образ мыслей Эйзенхауэра, это показывает дух эпохи» [19].

9 марта 1957 г. на совместном заседании обеих палат конгресса США была провозглашена «доктрина Эйзенхауэра». Ее основным пунктом стало стремление уменьшить влияние СССР в районе Ближнего Востока, имеющем жизненно важное значение для стратегических, торговых, энергетических, религиозных интересов США и их союзников. С целью «спасения» стран Ближнего Востока от «угрозы советского коммунизма» в доктрине Эйзенхауэра предполагалось:

  • сотрудничество с арабскими странами «в развитии экономической силы для сохранения национальной независимости»;
  • осуществление «программ военной помощи и сотрудничества»;
  • использование «вооруженных сил США для обеспечения и защиты территориальной целостности и политической независимости» ближневосточных стран [20].

Основанное в Исмаилии (Египет) в 1928 г., движение «Братьев-мусульман» уже в конце 1940-х г. насчитывало порядка миллиона членов и имело ветви в нескольких арабских странах (в частности, в Сирии, Иордании), а также в Европе. В 1958 г. Саидом Рамаданом (Said Ramadan) — духовным наследником основателя «Братьев-мусульман» Хасана аль-Банны, его зятем и личным секретарем, было учреждено «Исламское общество Германии» (Islamische Gemeinschaft Deutschland) и ряд организаций в других странах Европы. Затем была создана «Всемирная мусульманская лига» (Muslim World League), в 1961 г. был открыт Исламский центр в Женеве, ставший одним из крупнейших центров «Братьев-мусульман» в Европе, в 1963 г. — «Ассоциация исламских студентов во Франции», в 1983 г. — «Союз исламских общин Франции», а в 1989 г. — «Федерация исламских организаций в Европе» (Federation of Islamic Organizations in Europe), которая представляет сейчас одну из самых многочисленных и влиятельных европейских исламских организаций. В 1997 г. лидеры «Братьев-мусульман» уже участвовали в создании представительного органа мусульман Англии — «Мусульманского совета Великобритании».

Начиная с 1950-х годов, Вашингтон неоднократно заключал тайные союзы с «Братьями-мусульманами» или их ответвлениями для ведения борьбы с коммунизмом и работы в среде европейских мусульман, считая, что именно они могут быть полезными для проведения через ЦРУ секретных операций.

Так, в 1953 г. в Принстонском университете при разработке антикоммунистической политики в ставших незадолго до этого независимыми странах, где имелось мусульманское большинство, представителями ЦРУ и Белого дома был установлен контакт с Саидом Рамаданом. По этому поводу И. Джонсон писал: «Саид Рамадан жил в изгнании в Германии и Швейцарии. Американцы посмотрели на него и подумали: вот этот человек подходит нам гораздо больше. Он блестящий оратор, доктор права, его считают министром иностранных дел «Братьев—мусульман». Он зять основателя этой организации. И они начали работать с ним. К моменту, когда западногерманские власти стали финансировать проект постройки мечети в Мюнхене, Рамадан просто пришел и встал во главе этого проекта. В 1960-е годы в Европе практически не было исламских мигрантов, а исламизм — был. Когда в конце 60-х в Германию прибыли первые турецкие гастарбайтеры, «Братья-мусульмане» уже плотно работали в стране» [21].

Затем при содействии Вашингтона в 1960-х годах ячейки «Братьев-мусульман» появились и в США: в 1963 г. движение создало «Мусульманскую студенческую ассоциацию» (Muslim Student Association), а впоследствии при участии «Братьев-мусульман» возникли «Исламское общество Северной Америки» (Islamic Society of North America; ISNA), «Мусульманское американское общество» (Muslim American Society) и ряд других организаций.

Мюнхенский проект является звеном европейской сети исламистских фондов и организаций. Немецкое подразделение этой сети — так называемое Исламское общество Германии, они, в свою очередь, входят в европейскую организацию «Федерация исламских организаций Европы», находящуюся в Брюсселе. Им принадлежат трастовые фонды, центры подготовки имамов, а также издающий фетвы совет. Издаваемые фетвы не призывают напрямую к джихаду. Но они продвигают очень ортодоксальный, жесткий тип ислама, вступающий в конфликт с европейским обществом. И это способствует радикальным настроениям: какие книги давать читать детям, как их воспитывать и так далее. Поэтому, когда сегодня немецкое население выходит на улицы своих городов и выступает против мусульман-салафитов, которые якобы прибывают в Европу из мусульманских регионов, стоит обратить взор на деятельность, цели создателей и покровителей Мюнхенской мечети.

Сегодняшний мусульманский мир — это миллиард шестьсот миллионов человек. Проблемы ислама в последние годы прямо и опосредованно выступают в качестве одних из самых больших вызовов, угроз и рисков политики США и Европейских государств, как считают политические деятели этих стран. В то же время приведенные выше факты, аргументы и события, связанные с использованием европейскими спецслужбами исламского фактора в своих национальных интересах, свидетельствуют, что создателем исламских проблем является европейская цивилизация.

Происхождение европейских мусульман, кроме указанных стран, где они проживали исторически, весьма различно. Первая волна их миграции пришлась на середину 1950-х гг. и связана с демонтажем Французской, Британской и Голландской колониальных империй. Во Францию первыми поехали жители Магриба (государства Северной Африки); в Великобританию — жители Пакистана; индонезийцы — в Нидерланды.

Вторая волна мусульманской миграции в Европу возникла в 1960-е г. после двусторонних соглашений Франции и Алжира, Германии и Турции. Позже Францией и странами Бенилюкса было дано разрешение на индивидуальную трудовую миграцию жителям Марокко, Туниса и Турции.

Третья волна мусульманской иммиграции в Западную Европу пришлась на начало 1990-х. Преимущественно это были беженцы и соискатели политического убежища из Боснии и из стран Ближнего и Среднего Востока. Большая их часть также стремилась во Францию, Великобританию и Германию, но также появился и новый центр притяжения — скандинавские страны [22].

Сегодня некоторые исследователи говорят о четвертой волне, в которую входят мусульманские бизнесмены и студенты, переезжающие в Европу для достижения карьерных целей. Также к этой группе относятся и европейцы, принявшие ислам (преимущественно женщины, вышедшие замуж за мусульман), а также мусульмане, уезжающие за границу из республик Северного Кавказа, Средней Азии якобы по «политическим мотивам».

Отдельного исследования требует огромный поток мусульман, хлынувший в Европу из стран Северной Африки, Ирака, Сирии, Афганистана в результате развязанных за последние годы войн США. Миграционные процессы в Европе 2014-2016 годов приняли неуправляемый характер. Евросоюз в растерянности и вновь возводит инженерные сооружения на государственных границах, переправляет потоки беженцев из одной страны в другую, торгуется с Турцией по проблеме регулирования потоков и т.д.

Число мусульман в Европе в 1990 г. составляло 29,6 млн. человек, а в 2010 г. — 44,1 млн чел. Таким образом, доля мусульманского населения в Европе возросла с 4,1% до 6%, то есть увеличилась почти в полтора раза. «К 2030 году в Европе будет жить 58 млн человек, исповедующих ислам» [23], — утверждают специалисты.

Сейчас в странах Западной Европы проживает около 15 млн мусульман. Лидером является Франция, где ислам исповедует 4,7 млн человек (около 7% населения). На втором месте — Германия — 4,1 млн (4% населения). Тройку «мусульманских» лидеров Западной Европы замыкает Великобритания: в ней проживает 2,8 млн мусульман (4,5% населения). В пятерке самых мусульманских западноевропейских стран также находятся Италия (1,5 млн. — 2,5% населения) и Испания (1 млн — 2,2% населения).

По прогнозам социологов, мусульманское население Европы будет увеличиваться и к 2030 г. мусульманское население превысит отметку в 58 млн его доля в европейском населении составит 8%. Лидером прироста станет Великобритания: предполагается, что к 2030 г. мусульманское население почти удвоится — с 2,8 до 5,5 млн человек.

Заканчивая обзор роли и места западных спецслужб в подготовке и использовании радикальных экстремистских организаций в исламе, следует отметить:

  1. Интерес спецслужб европейских государств к исламу обусловлен, прежде всего, тем, что мусульмане всегда составляли значительную по численности общину в Африке, Азии и Европе, проживая, как правило, в стратегически важных регионах с богатыми природными ресурсами.
  2. Активное сотрудничество спецслужб фашистской Германии в 30-х годах XX века с мусульманами было вызвано намерениями использовать «исламский фактор» против СССР в качестве «пятой колонны». Тот факт, что некоторые мусульманские народы СССР были относительно недавно интегрированы в российскую цивилизацию, по мнению немецкого руководства, позволял спровоцировать национально-освободительную борьбу «советских» мусульман под лозунгами священной войны с иноверцами (джихад). К этому стоит добавить, что внутренняя политика советского государства по отношению к РПЦ, исламу и другим конфессиям строилась с позиций атеизма и сопровождалась просчетами и недостатками. Современное взаимодействие западных спецслужб с «российскими» мусульманами строится по прежней «схеме», с небольшими поправками.
  3. Догматика ислама, его внутренняя неоднородность, наличие различных течений и направлений, явились той существенной основой, используемой и развиваемой спецслужбами Европейских стран в своих целях. Знание ислама и использование исламского фактора, позволяло Великобритании, Франции, а позднее Германии и США опираться на него в проведении своей внутренней и внешней политики.
  4. Современные реалии социально-политической и духовной жизни населения Европейских стран и США, связанные с исламским фактором, порождены научными центрами и «специалистами» Запада. Развернувшаяся в последнее время очередная антиисламская истерия — это реализация новых политических технологий западной цивилизации с целью показать и вновь доказать угрозу, исходящую от мусульман. Более того, задача — столкнуть «христианскую и мусульманскую цивилизации ввиду их социокультурной, генетической и иной несовместимости», остается актуальной на повестке дня.
  5. С учетом продолжающейся радикализации части российских мусульман и вовлечения их в экстремистскую деятельность важным видится увеличение числа научных работ, посвященных анализу деятельности организаций, прикрывающихся исламом. Особую значимость в современных условиях приобретают исследования, посвященные выявлению реальных сил, стоящих во главе радикализации религиозного фактора, нетерпимости к иному мнению и свободе слова.

Герейханов Г.П.,
профессор, доктор философских наук


  1. Арапов Д.Ю. «Наша внутренняя политика по мусульманскому вопросу является важным фактором политики внешней» ( С.Ю. Витте и его позиция в мусульманском вопросе) // Источник. 2003. № 2.
  2. За семью печатями // Правда, 1990, 2 марта — № 61. С.7.
  3. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad/
  4. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  5. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. … канд. ист.. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.147.
  6. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. … канд. ист.. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.148.
  7. Цит. по: Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  8. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. … канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С. 157.
  9. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.148.
  10. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.159.
  11. Докладная записка «О преобразовании Кавказа», «Заметка о политическом будущем Кавказа», «Вопрос о кавказских воинских частях», «Краткий отчет о работе организационного штаба «К» и некоторые другие. Документы составляют содержание так называемой «Кавказской палки» Розенберга. Эти документы наглядно показывают то значение, которое фашисты уделяли исламу в войне против СССР. (Более подрооно см, Нюрнбергский процесс. — М., 1966. — Т. 2).
  12. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.151.
  13. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. 2002 г.
  14. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.151.
  15. Ахмадуллин Вячеслав Абдулович. Политика Советского государства по отношению к мусульманской религии в 1917-1945 гг. Дис. …канд. ист. наук (07.00.02). – М. : ВУ, 2002. С.151.
  16. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  17. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  18. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  19. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  20. Политика Эйзенхауэра — http://storyo.ru/usa_history/138.htm
  21. Сергей Сумленный. Крестовый джихад. «Эксперт» № 14 (748) 11 апр 2011 г. http://expert.ru/expert/2011/14/krestovyij-dzhihad
  22. Малахов В. Культурные различия и политические границы в эпоху глобальных миграций — М.: Новое литературное обозрение; Институт философии РАН, 2014. — http://rusplt.ru/fact/islam-Evropa-8512.html
  23. Малахов В. Культурные различия и политические границы в эпоху глобальных миграций — М.: Новое литературное обозрение; Институт философии РАН, 2014. — http://rusplt.ru/fact/islam-Evropa-8512.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *