Таджикистан: основные тренды развития ситуации в рамках оценки интересов России

Елена Юшкова

В последнее время интерес к экономике Таджикистана во многом обусловлен перспективами вступления этой страны в Евразийский Союз. И, хотя присоединение Таджикистана не окажет большого экономического эффекта на экономику Евразийского Союза, тем не менее,эта маленькая страна очень важнав геополитическом плане, поскольку фактически является «окном» в Афганистан, а также в государства Южной Азии и Среднего Востока.

Если же говорить об экономической пользе, которую может принести Таджикистан, то здесь речь идет в первую очередь о природных богатствах, которыми он обладает. В республике сосредоточено более 400 месторождений драгоценных металлов, урана и других полезных ископаемых, а по объему гидроресурсов эта маленькая страна занимает восьмое место в мире.

Однако, несмотря на наличие огромного природного потенциала, Таджикистан сегодня – это одна из самых бедных стран мира. Минимальная зарплата в республикесоставляет всего лишь $45, а размер потребительской корзины[1] оценивается при этом в $85. При таком соотношении между расходами и доходами почти 30% жителей Таджикистана живёт сегодня за чертой бедности[2].

По сути, единственным устойчивым ресурсом для поддержания национальной экономики Таджикистана остаются трудовые мигранты, которые, главным образом, работают в России. Их денежные переводы составляют львиную долю национального ВВП. По данным Центрального Банка РФ, объем таджикских переводов из России в 2017 году составил $2,5 млрд., что соответствует 36% ВВП республики[3].

В связи с этим можно надеяться, что Таджикистан будет сохранять лояльность к России и к российской политике, поскольку в большой степени находится в экономической зависимости от РФ, чем другие страны Ближнего Зарубежья. Тем не менее, нахождение на территории Российской Федерации такого большого числа мигрантов из Таджикистана может представлять опасность в случае ухудшения отношений между двумя государствами. При таком сценарии велика вероятность того, что потерявшие работу таджики перейдут в сферу криминала, поскольку у них не будет другого выхода: нужно зарабатывать деньги для семьи, оставшейся в Таджикистане.

Но несмотря на большое количество трудовых мигрантов из Таджикистана, работающих в России, официальный Душанбе не спешит принимать решение о вступление страны в Евразийский Союз, хотя разговоры об этом ведутся с 2014 года. Правительство Таджикистана заняло пассивную позицию ожидания, объясняя это тем, что необходимо провести более тщательную оценку выгоды евразийской интеграции для республики.

Тем временем заинтересованность населения Таджикистана во вступлении в Евразийский Союз постепенно снижается. Так, по данным исследования, проведённого Евразийским банком развития, в 2017 году присоединение к Евразийскому Союзу поддерживало всего лишь 69% граждан Таджикистана, при том, что в 2012 году этот показатель составлял 76%. Если такая тенденция продолжится, то уже в ближайшие 5-10 лет может сложиться такая ситуация, что уже более половины жителей Таджикистана будут против евразийского партнёрства.

ПОЛИТИКА

Политическая ситуация в Таджикистане не является автономной и зависит от ситуации в центрально-азиатском регионе в целом, которая, в свою очередь, обусловлена противостоянием между США и Китаем. Россия совершенно незаинтересована в создании напряженности в опасной близости от своих южных границ, поэтому проводит сбалансированную политику в Центральной Азии, направленную на урегулирование межнациональных конфликтов. Руководство Таджикистана пытается сохранить баланс между Россией, США и Китаем.

КЛАНОВАЯ СТРУКТУРА В ТАДЖИКИСТАНЕ

Сегодня у власти в Таджикистане стоит Кулябский клан, к которому принадлежит президент страны Эмомали Рахмон, а также его Народно-демократическая партия. До недавнего времени в стране существовала вполне легальная оппозиция: Исламская партия возрождения Таджикистана, Демократическая партия и Социал-демократическая партия. Формально эти партиипринимали участие в выборах, но при этом занималив парламенте очень мало мест, что не давало им возможности в полной мере участвовать в управлении государством.

Запрет летом 2015 года одной из оппозиционных партий – Исламской партии возрождения Таджикистана – привёл к тому, что некоторая часть населения страны, в основном, молодёжь, лишившись возможности иметь альтернативу на выборах в парламент, обратила своё внимание на более радикальные группировки, действующие за границей. Таким образом, борьба Эмомали Рахмона в оппозиционными политиками привела к тому, что в Таджикистане резко возросло число сторонников Исламского государства (ИГИЛ) — запрещённой в России террористической организации.

Тем не менее, на сегодняшний день в республике сохраняется политическая стабильность, поскольку никто не хочет повторения вооруженного сценария девяностых. Но если в стране уже один раз произошла смена правящего клана, то всегда есть вероятность того, что такая ситуация произойдёт снова. Причем поводом для противостояния может послужить все, что угодно.

Например, мае 2014 годав таджикском Горном Бадахшане начались массовые беспорядки. В столице области, городе Хорог, толпа подожгла здания милиции, суда и прокуратуры. Причиной произошедшего стала спецоперация ОМОНа против наркоторговцев. С учетом того, что такие районы, как Горный Бадахшан и Ходжент с каждым годом становятся все более обособленными, можно говорить о потенциальной опасности дестабилизации обстановки представителями местных кланов.

ОТНОШЕНИЯ С УЗБЕКИСТАНОМ

Отношения между Таджикистаном и Узбекистаном в последние 20 лет оставались крайне напряжёнными. Всё это время Узбекистан и Таджикистан не имели прямого авиационного и автомобильного сообщения. При этом между двумя странами по инициативе Узбекистана был введён визовый режим, что противоречило самой концепции СНГ. Кроме того, Узбекистан периодически шантажировал таджикскую сторону отключением газа.

В 2000 году Узбекистан заминировал горные участки границы с Таджикистаном под предлогом борьбы с проникновением на свою территорию боевиков террористической организации «Исламское движение Узбекистана». За это время на противопехотных минах подорвались сотни мирных жителей: как таджиков, так и узбеков.

Сложности вполитических отношениях между Ташкентом и Душанбе связаны, в первую очередь, с проектом строительства Таджикистаном Рогунской ГЭС. В Узбекистане считали, что реализация данного проекта представляет угрозу экономическим интересам и безопасности страны. Узбекские специалисты утверждали, что введение в строй Рогунской ГЭС резко снизит уровеньв Амударье, что может привести к катастрофе в сельском хозяйстве Узбекистана.

Другим важным фактором являются территориальные споры между Узбекистаном и Таджикистаном, которые то и дело обостряли политическую ситуацию на протяжении многих лет. Одним из таких горячих вопросов долгое время был спор по поводу Фархадского водохранилища на Сырдарье, плотина которого находится на таджикской стороне. После распада СССР в течение десяти лет водохранилище контролировали узбекские власти. Однако в 2002 году силами районной милиции Науского района Согдийской области узбекские военные были оттеснены от водохранилища, и территория перешла под контроль Душанбе.

Однако после смены власти в Узбекистане в отношениях двух стран наметились положительные тенденции. Так, 9 марта 2018 года президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписали соглашение «О взаимных поездках граждан», в соответствии с которым граждане двух государств могут находиться на территории обеих стран без получения соответствующей визы в течение одного месяца.

В ближайшее время планируется восстановитьдвижение пассажирских поездов и автобусов между Таджикистаном и Узбекистаном, а также открыть новые КПП на границе двух государств.

Кроме того, руководство двух стран сделало ряд важных шагов по урегулированию взаимных территориальных претензий. В частности, стороны договорились, что территория, на которой расположена Фархадская ГЭС, будет признана территорией Таджикистана, а сам гидроэнергетический объект – собственностью Узбекистана. Охрану объекта будет осуществлять таджикская сторона, а его техническим обслуживанием будет заниматься Узбекистан.

Есть надежда на то, что диалог таджикского правительства с новыми узбекскими властями поможет достичь значительного потепления отношений между двумя странами. Для России очень важно не только поддержать мирные договорённости между Узбекистаном и Таджикистаном, но и принять активное участие в налаживании экономических и политических связей между двумя этими странами.

ИНТЕРЕСЫ США В ТАДЖИКИСТАНЕ

Основными направлениями политики Соединённых Штатов в отношении  Республики Таджикистан являются следующие три пункта:

  1. Обеспечение такого внешнеполитического курса Республики Таджикистан, который бы отвечал национальным интересам США.
  2. Снижение влияния России и Китая в Таджикистане.
  3. Ограничение развития таджикско-иранских отношений.

В последние несколько лет Госдеп США все чаще начал заявлять о том, что Центральная Азия является зоной американских интересов, близкой по статусу к «жизненно важным интересам» в зоне Персидского залива. Это позволяет предположить, что данный регион может стать мишенью американской геополитики уже в самое ближайшее время.

После потери военной базы Манас в Киргизии, американцы попытались договориться с Эмомали Рахмоном о дислокации своих вооружённых сил на территории Таджикистана. Переговоры велись в Душанбе несколько лет назад.

Но американская военная база в Таджикистане так и не была открыта. По-видимому, Эмомали Рахмон не отважился идти на открытую конфронтацию с Москвой. Тем не менее, США продолжают проводить политику экспансии в Таджикистане. Согласно опубликованной стратегии Соединённых Штатов в отношении стран Средней Азии, американцы собираются внедриться в систему безопасности Таджикистана, разместить в стране войсковые подразделения США, а также 250 агентов-консультантов в американском посольстве в Душанбе, планируют вести активную работу с проамериканскими общественными организациями.

На сегодняшний день в Таджикистане действуют различные НКО, деятельность которых направлена на поддержание интересов США в Таджикистане, а также на пропаганду американского уровня жизни и западных ценностей. К таким организациям относятся: Американское Агентство по Международному Развитию – USAID, Национальный институт демократии (NID), корпорация «Прагма» (Pragma Corporation)и др.

С помощью этих организаций США повышают лояльность населения страны к тем шагам, которые предпринимаются для достижения целей американской политики. На примере других государств (в частности, Украины) видно, к чему могут привести подобные схемы.

При помощи НКО Соединённые Штаты стремятся максимально отдалить Центральную Азию от влияния России и Китая путём использования демократической риторики, а также оказывая воздействие на представителей власти Таджикистана.Вполне возможно, что в ближайшие годы одним из основных направлений деятельности НКО в Таджикистане будет «раскачка» религиозного фактора, с помощью которого будет происходить дестабилизация ситуации в регионе.

Несмотря на то, что в ближайшее время Соединённые Штатыне способны изменить пророссийскую ориентацию Таджикистана в военно-техническом взаимодействии, они вполне могут попытаться это сделать в среднесрочной перспективе и будут использовать для этого преимущественно экономические методы.

В частности, США продолжают лоббировать возможность выдачи Таджикистану кредитов МВФ и Всемирного банка развития экономики страны.Американская сторонатакже собирается участвовать в ряде инвестиционных проектов в сфере добывающей промышленности республики. Все это делается в обмен на то, чтобы заставить руководство Таджикистана пойти на уступки и разрешить военно-политическое присутствие США в этой стране.

Многие российские эксперты склонны считать, что США используют регион Центральной Азии как полигон для борьбы с основным конкурентом за мировое господство – Китаем, связывая это с «арабской весной», после которой на место светских режимов к власти придут «исламские фундаменталисты». Тем самым США создадут «полосу хаоса» от Ближнего Востока до границ Китая, в частности Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, где у мусульманского населения сильны антикитайские настроения. Подобный сценарий является прямой угрозой государственной безопасности РФ.

ОТНОШЕНИЯ С ИРАНОМ

Иран и Таджикистан — это страны с близкими культурными традициями, имеющие общую историю и похожий язык. Иран был первой страной, признавшей независимость Таджикистана и открывшей в этой стране своё посольство в 1992 году. Иранско-таджикские отношения складывались достаточно ровно на протяжении двадцати лет постсоветского периода. Иран инвестировал средства в ряд проектов в Таджикистане, в том числе, в строительство таких крупных объектов, как Сангтудинская ГЭС-2 и тоннель «Истиклол», в республике было зарегистрировано много совместных ирано-таджикских компаний, Иран был третьим по величине партнёром Таджикистана во внешней торговле после России и Китая.

Охлаждение отношений между двумя странами началось в 2013 году, когда Иран обвинил правительство Таджикистана в коррупционных связях с иранским бизнесменом БабакомЗанджани, который у себя на родине был арестован и позже приговорён к смертной казни. Двумя годами позже официальный Душанбе предъявил Ирану встречную претензию в том, что иранские власти пригласили Мухиддина Кабири, лидера запрещенной в Таджикистане партииИсламского возрождения, на конференцию в Тегеран, которая называлась «Исламское единство». В Таджикистане были шокированы тем, что опального таджикского исламиста принял лично духовный лидер Исламской революции Ирана аятолла Али Хаменеи.

Далее отношения между Ираном и Таджикистаном только ухудшались. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон ввёл запрет на ввоз в страну иранской продовольственной продукции, объяснив это её «плохим качеством», а также закрыл региональные представительства Ирана в Республике Таджикистан.

В ответ Иран прекратил финансирование инвестиционных проектов в Таджикистане и отменил официальные визиты своих представителей в республику.

В 2017 году власти Таджикистана обвинили Иран в финансировании убийств известных таджикских политиков, учёных и журналистов. По мнению официального Душанбе, убийства известных людей были сделаны в целях разжигания ненависти населения Таджикистана к правительству страны. На саммите ШОС, который состоялся в апреле прошлого года, Таджикистан был единственной страной, проголосовавшей против вступления Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Всё это не могло не повлиять на экономическое взаимодействие двух стран: товарооборот между двумя странами сократился более чем в два раза: с $290 млн. в 2013 году до $115 млн. в 2016 году[4].

Саудовская Аравия поспешила воспользоваться ситуацией: многолетнее противостояние этой страны с Ираном теперь переместилось в Республику Таджикистан. В ход пошёл инвестиционный ресурс: королевство заявило о готовности предоставить Душанбе долгосрочный кредит для завершения строительства Рогунской ГЭС, а также выделило грант в размере 35 миллионов долларов на строительство новых школ.

Усиление позиций Саудовской Аравии в Центральной Азии крайне невыгодно для России с экономической точки зрения. К тому же активная пропаганда в Таджикистане суннитского ислама, который исповедуется в Саудовской Аравии, может вызвать недовольство жителей Таджикистана, поскольку по своим этническим, лингвистическим, культурным и религиозным характеристикам они является частью иранского мира, где исповедуют, в основном, шиитский ислам. Разногласия на религиозной почве могут привести к новым конфликтам.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С АФГАНИСТАНОМ

Афганистан и некоторые территории Пакистана уже давно являются местом постоянной дислокации всевозможных террористических и экстремистских группировок. При этом экстремистские организации Афганистана по сути являются проектом Соединенных Штатов и, следуя своим интересам, выполняют определённые функции, которые служат целям американской политики в Центральной и Южной Азии.

Таджикская автономная область Горный Бадахшан соединяется горными тропами с афганским Бадахшаном. Граница проходит по труднодоступной местности, которую очень сложно контролировать пограничным войскам.

С учётом того, что в прошлом году в Афганистане начался новый виток развития противостояния между афганскими силовыми структурами и движением Талибан, то автономная область Горный Бадахшан становится очень уязвимой и требует особого внимания со стороны таджикских властей.

Основная цель Российской Федерации в данном вопросе – это недопустить проникновение бандитских группиз Афганистана в Таджикистан во избежание распространения терроризма и создания сетей наркотрафика в направлении России.

ОТНОШЕНИЯ С КИТАЕМ

Интересы Китая в Таджикистане – это, в первую очередь, экспорт своих товаров, а также добыча полезных ископаемых. В последние годы все больше китайцев приезжают в Таджикистан на место коренных жителей, уехавших в Россию на заработки.

Кроме того, у Китая к Таджикистану есть ещё и территориальный интерес. Китай уже получил часть принадлежащих Таджикистану памирских гор и претендует на еще один участок в Мургабском районе. Это вызывает массовое недовольство местных жителей, которое вполне может перерасти в локальный межнациональный конфликт. Для России появление любых признаков политической нестабильности в Таджикистане крайне нежелательно, поскольку это может помешать интеграционным процессам на Евразийском пространстве.

В заключение можно сказать, что интерес России к Таджикистану носит, в первую очередь, политический характер. Перспективы дальнейших взаимоотношений между двумя странами – благоприятны, но лишь в том случае, если Россия будет уделять значительное внимание вопросам безопасности в данном регионе.


[1] http://novosti-tadzhikistana.ru/potrebitelskaya-korzina-v-tadzhikistane-ili-kak-prozhit-435-somoni/

[2] https://tjk.rus4all.ru/news/20180219/728503330.html

[3] https://tjk.rus4all.ru/city_msk/20180323/728533532.html

[4] https://www.pravda.ru/world/asia/07-08-2017/1344590-iran_tadzh-0/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *