Стратегии РФ и США в отношении Сирийского конфликта

Алексеев Максим Сергеевич,
магистрант ИМОиСПН МГЛУ,
политология, 2 курс

Аннотация: Вооруженное противостояние в Сирии между действующей властью и оппозицией, которое началось в марте 2011 года, сразу вышло за рамки внутреннего конфликта, а затем и за пределы Ближнего Востока, став международной проблемой. Сегодня в сирийский кризис вовлечены другие страны и международные коалиции, в связи с чем этот конфликт приобрел статус самого глобального и острого противостояния современности. «Сирийский конфликт» является одним из камней преткновения, усиливающих противоречия между РФ и США. Статья посвящена характеристике стратегий РФ и США в сирийском конфликте.

 

Гражданская война в Сирии является многолетним вооруженным конфликтом на территории Сирии с вмешательством иностранных государств. Конфликт начался весной 2011 года. Сирийская гражданская война является политическим конфликтом.

Конфликт в Сирийской Арабской Республике возник на почве выступления части населения против режима президента Башара Асада. Требование восставших — отставка Б. Асада и проведения социально-экономических реформ. Власть отреагировала на массовые антиправительственные акции в ряде городов страны, в том числе в Дамаске, применением армии и подразделений спецслужб для подавления выступлений. Общество раскололось пополам [1]. На что часть военнослужащих, недовольная политикой правящего режима, покинула вооруженные силы страны, создала Свободную армию Сирии (САР) и стала на путь противостояния правительственным войскам.

Сирийский конфликт является наглядным примером распространения терроризма при поддержке США. Так, конфликт развязан террористическими группировками, которые пользуются покровительством ряда западных стран, с целью свержения режима Башара Асада.

К настоящему времени война в Сирии является типичной прокси-войной (войной посредников, войной «чужими руками» или опосредованной войной). Данный конфликт находится на стадии конфронтации. Это один из показательных примеров проявления информационного влияния США в мире. Конфликт не раз переходил на стадию информационной войны, но инструменты дипломатии сдерживали напор США внедрить войска на территорию Сирии. В  2011–2013 гг. Соединенными Штатами и их союзниками во время гражданской войны в Сирии, проводились действия, направленные на силовую, политическую и пропагандистскую поддержку антиправительственных сил. Стратегия США по отношению Сирии сегодня включает как летальные, так и нелетальные подходы к выбору сирийских оппозиционных групп [2].

Сегодня США применяет в Сирии стратегию информационного влияния и преобладания. Данная стратегия говорит сама за себя. США на протяжении многих лет пытаются быть единым влиятельным лидером в информационной сфере. Однако, с появлением осведомителей, мир понимает, как устроена американская система управления.

Следует заметить, западные средства массовой информации еще вначале конфликта показывали, что США выступают за необходимость вмешательства в сирийский конфликт. Даже потеря основного союзника — Великобритании, парламент которой проголосовал против участия страны в вероятной военной операции в Сирии, не повлияла на изменение внешнего курса страны.

Сегодня налицо все признаки того, что за последние годы борьба с терроризмом служила только предлогом для военного присутствия США на Ближнем Востоке. Хотя, на самом деле США выделяют средства и оборудование, пусть даже косвенным образом, для продолжения деятельности террористических организаций на Ближнем Востоке.

«Сирийский конфликт» является одним из камней преткновения, усиливающих противоречия РФ и США. В то время как РФ дипломатическими методами пыталась разрешить сирийский кризис, США, воспользовавшись сообщениями 21 августа 2013 года о химической атаке в пригороде Дамаска, рассматривали возможность нанесения воздушных ударов по Сирии [3].

10 сентября 2014 года президент США Б.Обама объявил о создании международной коалиции против ИГ. Позднее эту коалицию обвиняли в том, что от ее авиаударов гибли мирные жители.

С осени 2014 года США и ряд их союзников под предлогом борьбы с ДАИШ (арабское название) или Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), объявивший летом 2014 года халифат на части территорий Сирии и Ирака, начали бомбить территорию Сирии без просьбы ее правительства. Россия же с начала кризиса в 2011 году вступила в переговорный процесс по мирному урегулированию вопроса, как с официальными властями, так и с оппозицией. Таким образом, основной причиной разногласий в сирийском вопросе стал метод разрешения конфликта. Так, к примеру, США заявляли о том, что Башар Асад должен покинуть свой пост.Основное средство продолжения конфликта традиционное – практическое использование «фактора силы». Причем, внешнеполитическое ведомство США сегодня не утруждает себя поиском качественного «обоснования» проведения военных операций.

В 2015 РФ, не добившись результатов от стратегии политической дипломатии, начала военную операцию в Сирии. Следует сказать, что официальная версия вступления России в ближневосточный военный конфликт звучит, как ответ на просьбу сирийского руководства и лично президента Башара Асада о военной помощи.

США применяет в Сирии стратегию информационного влияния и преобладания. Данная стратегия говорит сама за себя. США на протяжении многих лет пытается быть единым влиятельным лидеров в информационной сфере. Однако с появлением осведомителей, мир понимает, как устроена американская система управления. Также США активно использует стратегия доминирования в мире, в том числе и в отношении к Сирии. Данная стратегия касается не только доминирования в информационной и в геополитической сфере. Сирийский конфликт является отличным примером для освещения американской стратегии в СМИ.

Кроме того, США применяет стратегию свержения Асада. Так, информационная стратегия свержения Асада планировалась еще задолго до «арабской весны». Эта стратегия наиболее интересна, так как она охватывает спектр всего Ближнего Востока, а именно геополитического доминирования США на Ближнем Востоке. Этот регион — центр противоречивых интересов мировых держав. Именно поэтому США продолжает вести информационную стратегию  по демонизированию  и свержению Асада [4].

Последовательно, начиная с марта 2011 года, целостная структура государственного аппарата Сирии подрывалась западной информационной войной. Подрыв происходил путем резкого разогрева информационной среды вокруг внутренних проблем Сирии. Именно информационная война позволила восстаниям против сирийской власти перерасти в гражданскую войну в стране.

На данный момент сирийский конфликт не может быть решен без взаимодействия США с РФ. Для того чтобы сотрудничество стало реальным, обеим сторонам пришлось бы пойти на уступки. Но на данный момент конфронтация на пути к взаимодействию РФ и США в сирийском вопросе выглядят более реальной, чем открывающиеся возможности достижения какого-либо консенсуса. А это значит, что сирийский конфликт еще далек от урегулирования. Соответственно ситуация на Ближнем Востоке останется неурегулированной и военный конфликт будет иметь свое продолжение.

В ближайшее время ситуация вряд ли изменится и Ближний Восток так и останется регионом, через нестабильность в котором США будет добиваться создания хаотизации в мире и таким образом удерживать свое лидерство на международной арене.

В ответ на начало бомбардировок Россией сирийской территории, американская сторона подтвердила готовность предоставить отдельным подразделениям местной оппозиции поддержку с воздуха, оружие и боеприпасы. При этом, обе стороны акцентируют внимание на том, что предоставляемая ими военная помощь касается исключительно борьбы с «Исламской государством».

Завершение российской операции в Сирии 15 марта 2017 года вызвало крайне неоднозначную реакцию во всем мире. Практически все единодушносогласились с тем, что с военной точки зрения операция была проведена блестяще [5].

Конец 2017 год снова был решающим для Сирии в том смысле, что международная политика определяла порядок дня. Надежды мировой общественности на то, что при администрации Д. Трампа в сирийском вопросе удастся прийти к консенсусу, не оправдались. Так, 6 апреля 2017 года президент США Д. Трамп отдал приказ провести ракетные удары по сирийской армии. После удара США по Сирии риск конфронтации между сторонами вырос [6].

Необходимо сказать, во многом именно стратегии США способствовали разгоранию конфликтов до их теперешних стадий. Последние события свидетельствуют, что стороны глобального противостояния остаются далекими от устойчивых компромиссов. Сирийская ситуация отражает глубокие противоречия в видении будущей модели мирового порядка, в этих условиях обречена решаться преимущественно силовыми методами.

В связи с обострением конфронтации по Сирии главная задача РФ — выстраивать международные отношения так, чтобы избежать непредвиденных инцидентов, вплоть до военных столкновений. Хотя многие действия США, как раз и направлены на провоцирование обострения конфликта, но не на его разрешение дипломатическим путем.

Итак, кризис в Сирии как результат роста напряженности на Ближнем Востоке быстро превратился в проблему международного масштаба. Противостояние, которое началось с внутреннего конфликта, затрагивает сегодня интересы многих стран в мире. И от исхода сирийского конфликта во многом зависит дальнейший развитие событий не только в Ближневосточном регионе, но и в целом на мировой арене.

Список использованных источников

  1. Бакланов А. Г. Сирия как системный сбой механизмов безопасности: почему на Ближнем Востоке нужны принципиально новые подходы / А. Г. Бакланов // Россия вглобальной политике. — 2012. — № 2. — С. 141-148.
  2. Гражданская война в Сирии (2011-2016) [электронный ресурс].Режим доступа:https://ria.ru/ spravka/20160129/1366798566.html
  3. Мирзаян, Г. Сирийский тест пройден / Геворг Мирзаян // Эксперт. — 2016. — №  12. — С. 15-17
  4. Носкова И.А. Информационная война против Сирии // Криминология: вчера, сегодня, завтра . — 2014. — №1 (32). — С.101-103
  5. Тебин П. Пределы возможностей: предварительные выводы из участия ВМФ России в сирийской кампании / П. Тебин // Россия в глобальной политике. — 2016. — № 3. — С.52-61
  6. Эндрю Уайс «Мир вступает в хрупкий период» // The New Times. – 2017. — №9 (437). – С.38-41
  7. Greg Botelho What’s happening in the Middle East and why it matters[Electronic resource]. URL: https://edition.cnn.com/2015/01/23/middleeast/middle-east-country-breakdown/index.html

[1] Бакланов А. Г.Сирия как системный сбой механизмов безопасности: почему на Ближнем Востоке нужны принципиально новые подходы / А. Г. Бакланов // Россия вглобальной политике. — 2012. — № 2. — С. 141

[2] Greg Botelho What’s happening in the Middle East and why it matters [Electronic link] : https://edition.cnn.com/2015/01/23/middleeast/middle-east-country-breakdown/index.html (дата обращения: 02.03.2018)

[3] Эндрю Уайс «Мир вступает в хрупкий период» // The New Times. – 2017. — №9 (437). – С.39

[4] Носкова И.А. Информационная война против Сирии. Криминология: вчера, сегодня, завтра . 2014. №1 (32). С.101

[5] Мирзаян, Г. Сирийский тест пройден / Геворг Мирзаян // Эксперт. — 2016. — №  12. — С. 15-17

[6] Тебин П. Пределы возможностей : предварительные выводы из участия ВМФ России в сирийской кампании / П. Тебин // Россия в глобальной политике. — 2016. — № 3. — С.52

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *