Гражданское общество в условиях глобализации

Мельников Д. студент группы РК5-32

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана
Научный руководитель: Бочарников И.В.,
докт. полит. наук,
профессор кафедры «Информационная аналитика и политические технологии»

 

Истоки явления, получившего название глобализации, уходят в эпоху античности и расцвета Римской империи. Достоверно известные проявления этого процесса получили свое развитие с XII века, когда с одновременным развитием рыночных отношений в западной Европе начался стремительный рост европейской экономики. Впервые термин «глобализация» употребил Карл Маркс в значении интенсивной международной торговли. Однако повсеместный интерес к изучению глобализации действительно проявился во второй половине XX века, когда стремительное развитие средств коммуникации и сообщения, лавинообразный рост уровня международной торговли, а также формирование ряда международных организаций сделало глобализацию явлением не сопутствующим, а определяющим дальнейшую картину мира в политическом, культурном, социальном отношениях.

В настоящее время глобализация понимается как процесс всевозрастающего воздействия различных факторов международного значения (например, тесных экономических и политических связей, культурного и информационного обмена) на социальную действительность в отдельных странах. И достаточно очевидно, что, оказывая значительное влияние на социальную действительность, глобализация не может не привести к значительным изменениям структуры, формы и даже самого понятия гражданского общества.

Гражданское общество ‒ это сфера самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций, ограждённых от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны государственной власти и бизнеса, а также других внешних факторов. Стоит отметить, что само понятие гражданского общества означает его отделенность от государства и свободную деятельность в пределах сферы влияния, ограниченных последним.

Сегодня достаточно явно прослеживается тенденция эволюции гражданского общества, его перехода на качественно новый уровень. Речь идет о глобальном гражданском обществе, которое можно интерпретировать как организованное в глобальном масштабе объединение людей, существующее вне рамок национальных государств и принадлежности к ним. Его возникновение и развитие естественным образом связано с апогеем информационно-коммуникационных технологий – сети Интернет. Возможность обмена и получения информации по всему Земному шару за время, исчисляемое в секундах, предопределила его становление.

Активизация глобальных групп гражданского общества облегчается рядом условий. Во-первых, ряд международных организаций поддержал включение субъектов гражданского общества в процесс принятия международных решений. Например, Саммит ООН по правам человека 1992 года в Рио-де-Жанейро предоставил средства для ранее дифференцированных групп для встреч и создания общих платформ и площадок. Европейский союз придерживается схожего подхода, объединяя различные организации гражданского общества в рамках своих механизмов управления. Во-вторых, приоритеты государства по распределению ресурсов претерпели значительные изменения в 1980-х и 1990-х годах в связи с тенденцией приватизации отраслей. По этой причине во многих западных странах общая роль государства в общественных была существенно снижена. В этом контексте организации гражданского общества смогли заключить субподрядные функции со стороны государства и заняться новыми ролями в качестве поставщиков услуг. В-третьих, процесс глобализации породил чувство общности и единой цели среди субъектов гражданского общества. Это стало толчком для внутренней унификации ‒ повышения солидарности между организациями гражданского общества. Наконец, через Интернет группы из разных уголков мира смогли ознакомиться с другими политическими реалиями, единомышленниками и альтернативными формами действий. Таким образом, им удалось расширить осведомленность о политических реалиях и диапазон возможных действий.

Роль интернета и социальных сетей в эффективности реализации членами гражданского общества собственных интересов посредством моментального обмена информацией отнюдь не преувеличена и подтверждается существующей действительностью. Был даже введен неофициальный термин «твиттер-революция» по названию одноименной социальной сети. К таковым в частности следует отнести:

  • Массовые беспорядки в Кишинёве (2009)

Причина: победа коммунистов на парламентских выборах, движение за объединение Румынии и Молдавии.

Масштаб: около двух тысяч протестующих, массовые беспорядки, захват парламента. Длительность: 3 дня.

Последствия: более 300 пострадавших в беспорядках, введение визового режима с Румынией, границы с ней перекрыты. Смены власти не произошло.

  • Революция в Тунисе (Жасминовая, Финиковая) (2010-2011)

Причина: общенациональное недовольство политикой президента Зин эль-Абидина Бен Али. Организаторы: профсоюзы.

Масштаб: многотысячная демонстрация в столице страны, массовые беспорядки по всей стране.

Последствия: свержение президента, его бегство из страны. Волна беспорядков во многих арабских странах с многолетними режимами. 219 погибших и 510 раненых в ходе переворота.

  • Революция в Египте (2011)

Причины: 30-летняя несменяемость президента, подавление оппозиции, социальные факторы.

Масштаб: беспорядки в Каире и других крупных городах, тысячи протестующих, ввод войск, в т.ч. бронетехники.

Последствия: Отставка Хосни Мубарака, установление власти военных и последующая крайне нестабильная ситуация в стране. 846 погибших и около 6500 раненых

  • Евромайдан (2013-1014)

Причина: решение правительства о приостановке подготовки к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, проевропейские настроения в стране.

Масштаб: Массовые и продолжительные беспорядки в Киеве с применением огнестрельного оружия.

Последствия: свержение власти, формирование нового правительства, возвращение конституции 2004 года. Более 100 погибших и 1000 раненых работников МВД.

Проведение всех этих революций активно координировалось , афишировалось и пропагандировалось с помощью социальных сетей. Благодаря этому они отличаются молниеносной внезапностью и массовостью, очевидно недостижимых без использования новейших средств коммуникации. Очевидно, что проявление гражданским обществом своих политических интересов (даже если они навязанные) вышло на качественно новый уровень и может в масштабах отдельных государств приводить к эффективному противостоянию даже военной мощи государства.

Отдельного внимания заслуживает деятельность транснациональных корпораций (ТНК), также представляющие собой наднациональные объединения людей. Согласно исследованиям, крупные международные концерны по объему оборота денежных средств и экономических транзакций вышли на уровень некоторых государств. Крупнейшая на данный момент ТНК по рыночной капитализации – Apple, чья стоимость превышает ВВП 180 стран мира по состоянию на 2018 год. Как показывает практика, этот бренд для многих стал культом, для других – символом успешности и хорошего вкуса, для третьих – бесполезной тратой денег. Как бы то ни было, феномен Apple как бренда заключается в том, что он объединяет сотни миллионов пользователей по всему миру, становится мерилом социального статуса и темой для дискуссий. Это есть ничто иное, как великолепная платформа для выражения интересов компании и проведения собственной политики. Показательным является случай, произошедший в 2015 году, когда компания отказалась сотрудничать со спецслужбами США путем взлома IPhone одного из преступников, устроивших стрельбу в Сан-Бернардино. Эдвард Сноуден так высказался о произошедшем: «Когда общество вынуждено полагаться на корпорацию, чтобы защитить свои права. Это тревожный знак». Очевидно, что крупные ТНК все больше выходят из-под контроля государств, становясь автономными объединениями людей, что значительно расширяет сферу влияния гражданского общества.

Резюмируя выше сказанное, становится однозначной серьезность вызова, который глобализация ставит перед национальными государствами. Будучи на протяжении всей своей истории основным источником социального регулирования, государственные институты начинают уступать как в эффективности, так и скорости взаимодействия институтам гражданского общества, не привязанным в отличие от них рамками отдельно взятой страны.В условиях глобализации стало очевидным, что государство больше не может быть единоличным узурпатором функций социального регулирования, что в перспективе может привести к частичной или полной передаче государством функций управления обществом в руки глобального гражданского общества. Однако предложенная модель отнюдь не предполагает аннигиляции государства как такового, а лишь утрате им многих регулятивных функций и перерождения в виде носителя культурно-исторических традиций человечества.

В рамках существующей действительности данная концепция однозначно имеет право на существование ввиду перечисленных выше наметившихся тенденций развития гражданского общества. Однако это вовсе не означает предопределенность подобного исхода и зависит во многом от грамотности политики государств в условиях вызовов глобализации. Так или иначе, факт укрепления гражданского общества, качественно новый уровень взаимодействия между его институтами, его интернационализация неоспоримы и однозначно делают его серьезной политической силой.

Литература и источники

  1. Бочарников И.В. Глобализация террористической угрозы в современном мире //Наука. Общество. Оборона. 2018. №4.
  2. Бочарников И.В. «Мягкая сила» как феномен современной мировой политики //Дипломатическая служба. 2018. № 2. С. 58-66.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *