Государственная политика Российской Федерации в сфере информационной безопасности: сущность и основные направления

Вопросы обеспечения информационной безопасности в настоящее время находятся под пристальным вниманием ученых, политиков, государственных деятелей, а также граждан и их объединений. Для современного общества характерен сопутствующий его развитию процесс информатизации, который приобрел глобальный, общемировой характер, и создает все новые угрозы безопасности личности, общества и государства.

Выявление сущности государственной политики в сфере информационной безопасности требует анализа содержания самого понятия «информационная безопасность», а также установления соотношения понятий «государственная информационная политика», «государственная политика в области обеспечения национальной безопасности» и «государственная политика в сфере информационной безопасности».

Отметим, что единой позиции относительно содержания самого понятия «государственная политика» до настоящего момента не выработано. Ученые и мыслители в разные периоды предлагали разнообразные определения государственной политики, подчеркивая те или иные ее аспекты. Современные исследователи особое внимание уделяют субъектам (прежде всего органам государственной власти), содержанию и целям осуществления государственной политики, рассматривая ее как в статике (цели, принципы, нормы, комплекс мер и мероприятий и т.п.), так и в динамике (политический процесс [2, с. 67], деятельность и т.п.).

В частности, государственная политика может быть определена как «линия, курс, определение целей и задач и сама деятельность, направленная на их достижение и проводимая данным государством и его органами в центре и на местах, в стране и за рубежом».[9]

В свою очередь, государственная информационная политика связана с реализацией одной из функций государства, которая выделяется рядом ученых [8], – информационной функции. Необходимо отметить, что в настоящее время отсутствует общепризнанное определение понятия «информационная функция государства», в связи с чем включение его в определение понятия «государственная информационная политика» может привести к неоднозначности содержания последнего.

Несмотря на то, что на необходимость формулирования и реализации государственной информационной политики России указано в ряде нормативных правовых актов, до сих пор определение данного понятия на законодательном уровне не закреплено. Концепция государственной информационной политики Российской Федерации, одобренная на заседании Комитета Государственной Думы по информационной политике и связи 15 октября 1998 г. и на заседании Постоянной палаты по государственной информационной политике Политического консультативного совета при Президенте Российской Федерации 21 декабря 1998 г. (далее – Концепция государственной информационной политики России), определяет государственную информационную политику Российской Федерации как «совокупность целей, отражающих национальные интересы России в информационной сфере, стратегических направлений их достижения (задач) и систему мер, их реализующих» [4].

Данное определение носит достаточно общий характер, не раскрывает круг субъектов, осуществляющих государственную информационную политику.

Иные определения государственной информационной политики давались различными учеными, в частности, Поповым В.Д., Ракитовым А.И., Плитко А.Г., Устинович Е.С., Карякиной А.В. Наиболее полным и отражающим сущность государственной информационной политики Российской Федерации представляется определение, сформулированное Нисневичем Ю.А.[6, с. 8], который предлагает понимать под государственной информационной политикой совокупность целей, отражающих национальные интересы в информационной сфере, стратегии, тактики, задач государственного управления, управленческих решений и методов их реализации, разрабатываемых и реализуемых государственной властью для регулирования и совершенствования как собственно процессов информационного взаимодействия во всех сферах жизнедеятельности общества и государства, так и процессов обеспечения такого взаимодействия. В данном определении отражены:

  • необходимость как определения концепции государственной информационной политики, так и осуществления деятельности, направленной на ее реализацию, со стороны государства в лице органов государственной власти;
  • цели и объекты государственной информационной политики.

Примечательно, что в числе целей, задач, принципов государственной информационной политики в Концепции государственной информационной политики России информационной безопасности не уделено должного внимания. Вместе с тем, в данной Концепции предусмотрено, что решение основных задач такой политики должно осуществляться посредством различных форм воздействия на объекты информационной сферы, в том числе системы обеспечения информационной безопасности. При этом указывается на то, что государственная информационная политика тесно взаимодействует с государственной политикой обеспечения национальной безопасности страны через систему информационной безопасности. Одновременно определено, что одним из основных направлений государственной информационной политики в данной области является тесное взаимодействие мероприятий государственной информационной политики с мероприятиями, проводимыми в рамках государственной политики обеспечения информационной безопасности. Данные формулировки не позволяют однозначно установить соотношение между государственной информационной политикой и государственной политикой в сфере информационной безопасности. Однако, по мнению автора, они должны соотноситься как общее с частным.

Данная позиция может быть обоснована следующим образом. В современном мире можно наблюдать следующие противоречия (конфликты), которые требуют разрешения со стороны государства:

  • с одной стороны, одновременно со становлением и развитием информационного общества к государству предъявляется новые требования по обеспечению информационных прав граждан, прежде всего в части обеспечения доступности информации. В частности, возрастают масштабы использования информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, с помощью которых отправляется документация, производятся платежи,органы государственной власти и местного самоуправления не только доводят до граждан информацию о своей деятельности, но и оказывают государственные и муниципальные услуги, и т.п. Развитие отрасли информационных технологий привело к тому, что на сегодняшний день огромные потоки информации передаются с помощью многообразного спектра технических устройств, в том числе устройств мобильной связи. Однако, с другой стороны, встает вопрос о том, что государство, осуществляя меры, направленные на обеспечение доступа своих граждан к информации, обязано обеспечить защиту других их прав и законных интересов, в частности, права на неприкосновенность частной жизни, а также защиту интересов общества и самого государства, так как отсутствие государственного регулирования процессов передачи информации может нанести непоправимый вред интересам личности, общества и государства, в том числе национальной безопасности. В данном случае возникает дилемма доступности и безопасности информации, разрешение которой находится в зоне ответственности государства. Достигнуть баланса интересов в этом вопросе можно только путем реализации комплексной государственной политики в информационной сфере. Формирование и реализация государственной информационной политики без учета требований, направленных на обеспечение информационной безопасности, может привести к тяжелым последствиям, вплоть до утраты государственного суверенитета. В то же время государственная политика в сфере информационной безопасности, направленная на обеспечение безопасности национальных интересов, не может проводиться без учета необходимости соблюдения конституционных прав граждан на получение информации, в частности, такая политика не должна предусматривать введение необоснованных ограничений на сбор, хранение, использование и распространение информации, деятельность средств массовой информации и т.п. Поэтому представляется, что государственная политика в сфере информационной безопасности должна проводиться в рамках реализации государственной информационной политики, имеющей более широкий спектр объектов воздействия. Необходимо отметить, что одновременно государственная политика в сфере информационной безопасности является одним из направлений осуществления государственной политики в области обеспечения национальной безопасности. Данный вывод следует из пункта 6 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683, согласно которому национальная безопасность включает в себя оборону страны и все виды безопасности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации, прежде всего государственную, общественную, информационную, экологическую, экономическую, транспортную, энергетическую безопасность, безопасность личности. С учетом изложенного полагаем, что государственная политика в сфере информационной безопасности является неотъемлемой составляющей государственной информационной политики и государственной политики в области обеспечения национальной безопасности, представляя собой связующее звено между ними;
  • с одной стороны, идет развитие глобализации и глобальных процессов, а с другой – увеличение числа различных субъектов на мировой арене и их суверенизации [7]. Процесс глобализации позволяет ускорять процессы внедрения новых информационных технологий, способствует развитию международного информационного обмена и имеет ряд иных позитивных последствий, позволяющих обеспечить доступность информации. Однако в условиях глобализации контроль информационных потоков со стороны государства становится затруднителен, что, в свою очередь, создает угрозу государственному суверенитету и территориальной целостности страны. В частности, отсутствие государственного регулирования, в том числе путем введения ограничений и запретов в области сбора, использования, хранения и распространения информации, может привести к распространению информации, создающей угрозу национальным интересам, нарушению конституционных прав граждан, совершению киберпреступлений и т.п. Как правильно отмечает Куняев Н.Н., «развитие глобального информационного пространства диктует новые потребности правового и организационного регулирования в информационной сфере, связанные с обеспечением защиты государства и его граждан от посягательств со стороны других стран или террористических организаций» [5].

С учетом изложенного представляется, что государственная информационная политика должна носить комплексный характер. Именно в рамках такого подхода возможно эффективно реализовывать государственную политику в сфере информационной безопасности. В противном случае маловероятно, что необходимый баланс между доступностью и безопасностью информации будет достигнут.

Само понятие «информационная безопасность» на законодательном уровне не закреплено. Вместе с тем, Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации 9 сентября 2000 г. № Пр-1895 (далее – Доктрина информационной безопасности России), определяет информационную безопасность как состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства.

Необходимо отметить, что определение информационной безопасности дается в межправительственных соглашениях, стороной которых выступает Правительство Российской Федерации, среди которых Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Куба о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности (Заключено в г. Гаване 11 июля 2014 года), Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности (Заключено в г. Москве 25 декабря 2013 года), Соглашение между Правительствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности (Заключено в г. Екатеринбурге 16 июня 2009 года). В указанных соглашениях под информационной безопасностью понимается состояние защищенности личности, общества, государства и их интересов от угроз, деструктивных и иных негативных воздействий в информационном пространстве, которое, в свою очередь, определяется как сфера деятельности, связанная с созданием, преобразованием, передачей, использованием, хранением информации, оказывающая воздействие в том числе на индивидуальное и общественное сознание, информационную инфраструктуру и собственно информацию. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Бразилии о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной и коммуникационной безопасности (Заключено в г. Москве 14 мая 2010 года) предусматривает несколько иное определение информационной безопасности как состояния защищенности личности, общества, государства и их интересов от существующих и потенциальных угроз в сфере информационных и коммуникационных средств и технологий, включая меры, направленные на обеспечение доступности, целостности, конфиденциальности и подлинности информации.

Таким образом, определение информационной безопасности, содержащееся в Доктрине информационной безопасности России, носит довольно общий характер и не конкретизирует, от чего надлежит защищать национальные интересы в информационной сфере, в то время как межправительственные соглашения более детально регламентирует данный вопрос.

В науке вопрос о понятии «информационная безопасность» продолжает оставаться дискуссионным. Во многом разнообразие подходов к определению данного понятия обусловлено тем, что информационная безопасность анализируется учеными в рамках различных отраслей научного знания, в том числе юристами, философами, политологами, социологами, специалистами технических специальностей, каждый из которых делает акценты на том или ином аспекте информационной безопасности.

Ученые-юристы предлагают под информационной безопасностью понимать состояние защищенности национальных интересов страны (т.е. жизненно важных интересов, основанных на сбалансированной основе) в информационной сфере от внутренних и внешних угроз [1]. Данное определение соотносится с вышеприведенным определением информационной безопасности, содержащимся в Доктрине информационной безопасности России, дополняя последнее ссылкой на виды угроз, от которых подлежат защите национальные интересы. Действительно, указанная Доктрина подразделяет угрозы информационной безопасности на внутренние и внешние.

Другие ученые понимают информационную безопасность как состояние защищенности личности, общества и государства в информационной сфере, которая позволяет обеспечить всех заинтересованных субъектов необходимым объемом информации, обеспечить социальную полезность соответствующей информации, а также обеспечить права доступа всех заинтересованных субъектов необходимым объемом информации [3, с. 51]. Данное определение делает акцент на реализацию права на доступность информации, обходя вниманием вопрос о необходимости противодействия угрозам информационной безопасности.

Политологи делают особый акцент на растущую необходимость объединения усилий частного сектора, политических институтов и правоохранительных структур, экспертно-аналитических сообществ в поиске способов противостояния многообразным угрозам в данной области, а также признают необходимость реализации государственной политики в сфере информационной безопасности не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Российской Федерации[10, с. 4-5]. В рамках данного исследования такой подход к пониманию информационной безопасности представляется достаточно широким, так как анализ проблем реализации государственной политики в сфере информационной безопасности предполагает, прежде всего, деятельность органов государственной власти, направленную на достижение соответствующих результатов.

С учетом изложенного можно предложить следующие определения понятий «информационная безопасность» и «государственная политика в сфере информационной безопасности»:

  • «информационная безопасность – это состояние защищенности личности, общества, государства и их интересов от внутренних и внешних угроз, деструктивных и иных негативных воздействий, обеспечиваемое органами государственной власти всех уровней с помощью комплекса мер, направленных, в том числе, на обеспечение доступности, целостности, конфиденциальности и подлинности информации»;
  • «государственная политика в сфере информационной безопасности – совокупность принципов, целей, стратегии, тактики, задач государственного управления, управленческих решений и методов их реализации, разрабатываемых и реализуемых органами государственной власти всех уровней и отражающих национальные интересы в сфере информационной безопасности».

Список литературы:

  1. Большой юридический словарь / Под ред. А.В. Малько. – М.: «Проспект», 2009. – [Электронный ресурс] – СПС Гарант.
  2. Государственная политика и управление: учебник: в 2 ч. /Л. В. Сморгунов, А. П. Альгин, И. Н. Барыгин [и др.]; под ред. Л. В. Сморгунова. – Ч. 1: Концепции и проблемы государственной политики и управления. – М.: РОССПЭН, 2006. – 381 с.
  3. Загузов Г.В. Административно-правовое регулирование информационной безопасности и защита информации в Российской Федерации // Административное и муниципальное право, 2010, № 4. – С. 49 – 53.
  4. Концепция государственной информационной политики Российской Федерации (Одобрена на заседании Комитета Государственной Думы по информационной политике и связи 15 октября 1998 г. и на заседании Постоянной палаты по государственной информационной политике Политического консультативного совета при Президенте Российской Федерации 21 декабря 1998 г.). – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://library.zntu.edu.ua/zakon/98ru-gip.html. Дата обращения: 18.01.2016.
  5. Куняев Н.Н. Информационная безопасность как объект правового регулирования в Российской Федерации // Юридический мир, 2008, № 2. – [Электронный ресурс] – СПС КонсультантПлюс.
  6. Нисневич Ю. А. Информационная политика России: проблемы и перспективы. – М.: Фонд «Ноосфера», 1998. – 349 с.
  7. Пастухова Н.Б. Государственный суверенитет в эпоху глобализации // Журнал российского права, 2006, № 5. – [Электронный ресурс] – СПС Гарант.
  8. Просвирнин Ю.Г. Информационная функция государства // Журнал российского права, 2002, № 3. – [Электронный ресурс] – СПС Гарант.
  9. Халипов В. Ф., Халипова Е. В. Власть. Политика. Государственная служба. Словарь. – М.: Луч, 1996.
  10. Чеботарева А.А. Научные подходы к определению понятия «информационная безопасность» // Информационное право, 2011, № 1. – С. 3 – 5.

Фролов Николай Владимирович,
аспирант федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана», кафедра СГН-3 «Политология», г. Москва
E-mail: nopainnogain177@gmail.com

Источник: Актуальные вопросы развития профессионализма заказчиков в системе закупок города Москвы: сборник научных статей, 2016 год. Стр. 123-131

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *