Когда Украина развалится окончательно?

31 марта 2019 в Украине состоятся президентские выборы, и с высокой долей вероятности на второй срок будет переизбран хорошо знакомый нам политик, экономист и шоколадный олигарх – Петро Порошенко. Нельзя сказать, что он единственный кандидат – его главный конкурент, Ю.Тимошенко  на данном этапе лидирует по результатам целой серии опросов.

Однако есть основания полагать, что у власти останется именно Порошенко из-за уже имеющегося доступа к властному ресурсу, СМИ и поддержки наиболее влиятельных представителей нынешней украинской олигополии.  Это нелегкий труд, и с назначением на должность президента, как ни парадоксально, любой успешный кандидат, сразу же поставит крест на своей политической репутации. Ведь тут все очевидно – сохранить лицо и вывести страну из кризиса в нынешней ситуации практически невозможно.

Можно обвинять автора в украинофобии или ангажированности, но даже если полностью исключить личное отношение к нынешнему состоянию украинского государства и подойти к вопросу с педантичностью экономиста, то получается, с какой стороны не посмотри, очень плачевная картина.

Экономический калькулятор украинского регресса

Обсуждение экономического и политического состояния Украины – дело, безусловно, опасное. Риск быть «вычисленным по IP» или услышать что-то в духе «сколько Путин тебе за это платит?» довольно велик и поэтому, чтобы сразу не попадать под удар, давайте попробуем произвести с вами чисто экономические расчеты, где, я думаю, не возникнет серьезной почвы для разногласий.

Со времени государственного переворота на Украине, приведшего к власти одного компетентного олигарха, украинская экономика демонстрирует головокружительный пике в группу наименее экономически развитых государств Европы. К сожалению, кроме производства образцов «нового супероружия» нынешняя власть незалежной с трудом может похвастаться успехом в какой-либо из областей экономического развития.

Нема газа, нема перспектив  

До настоящего момента Украина остается основным транзитером российского газа в Европу – в 2017 году  через газотранспортную систему Украины прошли почти 95 млрд кубометров газа. Если не учитывать потери газа ввиду воровства, утечек и/или ошибок украинских газовиков, то «чистыми» деньгами наши ближайшие соседи за оказание транзитных услуг в 2017 году получили $3 миллиарда. В реальности, эта сумма значительно выше, т.к. постоянный транзит российского газа поддерживает тысячи рабочих мест, выплаты подрядчикам и субподрядчикам, заводам-производителям трубного, емкостного и другого оборудования. В 2019 году ожидается открытие 2-ой ветки северного потока, а также заканчивается действие договора между Газпромом и Нафтогазом. Если верить словам главы Газпрома Алексея Миллера,он не пойдет ни на продление действующего контракта с Нафтогазом, ни на заключение нового и это ни при каких условиях, «даже если солнце поменяется местами с луной». На самом деле, такое развитие событий маловероятно и определенный объем транзита через Украину, скорее всего, сохранится. В конце концов, вопрос это сильно политизированный и Брюссель, вряд ли, допустит полной отмены транзита газа через Украину. Однако можно ожидать падения в объемах до 10-15 млрд. кубометров газа – сокращение практически на 90%. Это около 3 миллиардов недополученных долларов, эффект потери которых имеет более глубокий социоэкономический эффект. Деньги потерянные Нафтогазом, могли бы пойти на выплаты местным компаниям, из которых те выплатили бы зарплаты своим работникам, которые, в свою очередь, потратили бы их при оплате товаров и услуг. Классический порочный круг от украинских “специалистов”, а это всего лишь первые минусы на нашем экономическом калькуляторе.

Не любители плацкартной романтики

Украинский политикум богат на бездумные внешнеполитические инициативы, и одним из наиболее успешных направлений является ограничение или отмена различных видов транспортного сообщения с Россией. Мы уже стали свидетелями результата отмены авиасообщения, когда наплевав на все плюсы своего географического положения с точки зрения транзита пассажиропотока, украинская власть приняла меры, направленные на его сокращение, и как следствие, потери транзитных денег. С начала украинского кризиса объемы использования воздушных коридоров Украины сократились на 60-70%. От одной отмены авиасообщения с Россией страна теряет около $50 миллионов в год только прямых убытков. На практике эта сумма намного больше, так как из-за запрета на использование российского воздушного пространства, Украина потеряла и значительную часть транзитного трафика, а запланированная смена специализации аэропортов страны на работу в качестве «хабов» так и не состоялась.

Душевные недуги, при отсутствии лечения, прогрессируют  и, потеряв миллионы на авиасообщении украинская власть, оставаясь последовательной, приближается к отмене ж/д сообщения с Россией, а значит и к потере прямого сообщения со всеми странами центральной Азии и Дальнего Востока. Согласно бюджету незалежной, около 9 миллиардов долларов ежегодно Украина зарабатывает на услугах транзита, из которых 10% приходится на железнодорожный транзит. Если верить в искренность угроз, озвученных министром инфраструктуры Украины В. Омеляном о скорой отмене поездов в Россию, можно говорить о ежегодной потере до $100 миллионов. Кто-то скажет, что это не колоссальные деньги, но, наверное, не когда твоя страна занимает предпоследнее место в Европе по объему ВВП на душу населения, обогнав лишь Молдавию.

Оболонь или рошен? Не знаю, все такое вкусное

В марте этого года кабинет министров Украины принял решение о прекращении действия программы экономического сотрудничества с Россией на 2011-2020 года. Это нанесло колоссальный удар по экономическому состоянию Украины, которая в Россию, помимо продовольствия и ресурсов, экспортировала высокотехнологичный товар, продукты машиностроения, специализированные продукты. Сейчас, лишившись российского рынка, наши соседи обнаружили, что их товары, в особенности этой группы, абсолютно не востребованы на европейском рынке. Темпа экспорта товаров из Украины в ЕС растут, дай бог, на 3-5% в год, что просто плачевно на фоне общего падения экспорта в десятки раз: только с Россией экспорт упал на 385% с $15 млрд до $3,9 млрд. До сих пор украинский экспорт не может выйти на уровень 2014 года, с занимательным исключением в виде экспорта услуг, особенно в Польшу. В польских СМИ активно обсуждается вопрос возросшего предложения низкоквалифицированной украинской рабочей силы.

Обложка польского издания Newsweek, демонстрирующую украинку, работающую на “польских панов”

Показательно, что дефицит украинского бюджета в 2017 году составил 2,7 миллиардов долларов, это стало логичным результатом попытки интеграции в торгово-экономические структуры ЕС. Обещанные квоты на беспошлинную торговлю заканчиваются быстро, чаще всего в первом квартале, а далее начинает работать европейская система пошлин, направленная на защиту своего производителя. Украина ни на качественном, ни на количественном уровне не способна возместить сохраняющиеся потери от практического разрыва экономических отношений с Россией.

Уже к концу 2018 году дефицит украинского бюджета может дойти до 6-7% ВВП, госдолг сохраняется на уровне 75 млрд долларов, почти 80% ВВП, а на его обслуживание ежегодно тратится $4,7 млрд долларов, почти в два раза больше, чем на здравоохранение. Кстати, по показателю расходов на здравоохранение на душу населения Украина занимает последнее место в Европе, тут даже Молдавия отличилась в лучшую сторону. В среднем, от потери традиционных российских рынков украинская экономика потеряла более $15 млрд и продолжает терять огромные суммы каждый день.

Политический хоррор или зрада-фетишизм

Тяжелая экономическая ситуация, отсутствие реальной власти все это заставляет задуматься о политическом будущем  такого государственного образования как Украина. Не вдаваясь в историю, не пытаясь оценить, где берет свое начало украинская государственность от древних ли укров  или более близкого нам праотца Авраама, предлагаю опять же обратиться к сухим фактам и немного поразмышлять. На территории современной Украины, грубо говоря, проживают люди разных религий, национальностей, говорящие на разных языках, с разным социально-политическим бэкграундом, и все эти люди, по-видимому, готовы перегрызть друг другу глотки.

Целая палитра конкурирующих церквей — Украинские православные церкви Московского и Киевского патриархатов, греко-католическая, римско-католическая; половина населения не говорящая на родном языке, одно из высочайших социальных расслоений в Европе и все это чудом удерживается в существующих границах (без Донбасса, разумеется) угрозами, обещаниями и апатичностью региональных лидеров.

Если взглянуть на перспективу, то в современных условиях продолжающейся гражданской войны, деградации экономики и абсолютной импотенции политического истеблишмента нельзя исключать  дальнейшую децентрализацию Украины и усиление центробежных тенденций. После мартовских выборов 2018 года велик риск возникновения сепаратистских настроений в отдельных частях Украины, преимущественно в западной Украине – Львове, Тернополе и Ивано-Франковске. Свое переизбрание Порошенко, скорее всего, воспримет как мандат на усиление боевых действий на Донбассе, однако его неспособность что-либо качественно изменить может подарить ему еще и оксюморон в виде «западноукраинского Донбасса», с уличными протестами и атаками на полицию. Можно предположить, что реакция стран ЕС на такое развитие событий будет крайне непоследовательной:  с одной стороны Брюссель, равно как и крупные европейские страны – Германия, Франция будут прикладывать усилия для предотвращение такого рода кризиса, тогда как восточноевропейские страны — Польша, страны Балтии и Венгрия могут вести двойную игру, поддерживая деньгами и формируя положительное паблисити тех или иных протестных лиц.

Не секрет, что Польша весьма критично относится к действующей украинской власти и героизации таких одиозных лиц и врагов польского народа как — Шухевича, Бандеры и др. Резонно предположить, что в случае усиления сепаратистских настроений Польша, Венгрия, а возможно и другие европейские страны пойдут по пути поддержки формирующихся регионов, посредством предоставления им льготного доступа на ограниченную часть своего, например, продовольственного рынка, с целью экономической привязки регионов к себе.  Таким образом, потеря незалежности для наших украинских соседей может стать реальностью уже в следующем году. Даже сейчас, количество польских НПО работающих в западной Украине постоянно растет, наиболее эффективными из которых являются Реституция Кресов, Фонд Стефана Батория, орден св. Станислава и др. Не стоит также и забывать, что в Львовской области уже находятся польские и литовские войска в составе ПолЛитУкрБриг.  В этой связи на ум приходит история еще 2015 года, когда на картах патриотического «Пробега независимости» поляки указали западные территории Украины как часть Польши и Венгрии. Подобным образом один польский канал оценивал будущее украинских территорий, где Украина поделена между Польшей, Венгрией и Россией.

Возможная карта восточной Европы по версии одного из польских каналов

Звучит жутко, а говоря на европейский манер — жахливо. Так что же, Украина развалится, а Порошенко будет править небольшим островком, включающим Киев и несколько прилегающих областей? Наверное, вряд ли, ведь это лишь наиболее негативный прогноз и, разумеется, украинская власть может взять себя в руки, перестать, например, обливаться на заседаниях кабинета министров минералкой и отказаться от каждодневного Мулен Ружа на заседаниях Рады. Может быть для украинской власти пришло время снять свои розовые очки и подслеповатыми, красными от пьянства глазами взглянуть на реальные социоэкономические факторы, ведущие к скорому распаду государства.

Дасковский Максим

Источник: «PlainNews».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *