Виталий Иванович Чуркин. Маэстро российской дипломатии

 

Виталий Иванович Чуркин, Постоянный представитель России при Организации Объединенных Наций, один из самых ярких российских дипломатов, заслуги которого трудно переоценить перед Отечеством.

Его элегантная и в то же время жесткая принципиальная позиция в отстаивании интересов России в далеко недружественном окружении в Совете Безопасности ООН, вызывала уважение и восхищение у противников, чувство гордости за своего постпреда – в России.

Безусловно, В.И. Чуркин ‒ человек-легенда. Всей своей жизненной парадигмой он доказал справедливость афоризма «талантливый человек талантлив во всем».

Виталий Чуркин действительно был талантлив. Это он доказал всем и прежде всего, самому себе.

А еще он доказал незыблемость для формирования выдающейся личности таких качеств, как: порядочность, чувство собственного достоинства, ответственность, принципиальность, бескомпромиссность в отстаивании истины и справедливости и многих других качеств, присущих русской, российской интеллигенции. Это и выделяет людей, подобных В. Чуркину, из общей «серой массы» чиновничества, далеко не всегда и не везде соответствующей этим нравственным императивам и руководствующейся зачастую собственными корыстными, а не государственными интересами.

В.И. Чуркин не относился к чиновникам подобной категории. Он был на службе государства, и его интересы для него были превыше всего. Во многом это было обусловлено тем, что родился и вырос он в России, в Советском Союзе, впитал их державный дух.

В.И. Чуркин служил России. Служил на самых ответственных  в российской дипломатии должностях и постах, был фактически на острие дипломатической борьбы, когда от его позиции, его поступков и буквально каждого слова зависело многое и, самое главное, восприятие международным сообществом роли и значения России в мире и, соответственно обеспечения ее авторитета, интересов и безопасности.

Родился Виталий Иванович 21 февраля 1952 года в столице России в г. Москве в семье инженера-авиаконструктора Ивана Васильевича и домохозяйки Марии Петровны.

По воспоминаниям друзей и одноклассников В.И. Чуркина, Иван Васильевич был человеком с ярко выраженной мужественной харизмой, с четкими представлениями о чувстве долга и дисциплине. Эти же качества он стремился прививать и своему сыну.

Детство будущего постпреда России при ООН прошло без особых нюансов – он, как и все дети, любил играть, гулять и веселиться.

При этом ему с юных лет присущи были артистизм, умение держаться перед публикой, природное обаяние и особая харизма. Все это позволило Виталию Чуркину уже в 11 лет стать киноактером.

Так, в 1963 году он снялся в фильме «Синяя тетрадь» Л. Кулимжанова. Там маленький Виталий сыграл роль сына хозяина шалаша в разливе, в котором скрывался от полиции В.И. Ленин. Через год В. Чуркин снялся в повествующей о врачах скорой помощи картине «Ноль три». А еще через год молодой человек принял участие в съемках фильма «Сердце матери» режиссера М. Донского. По-видимому, у него были все предпосылки для блестящей кинематографической карьеры, но, увы, на этом она была завершена.

Пришло время учебы, и именно на ней Виталий сконцентрировал все свое внимание. Отец, словно предвидя большое будущее сына, направил его  в 56-ю специализированную школу с углубленным изучением английского языка. В дополнение к основной программе родители в полной мере развивали в нем склонность к изучению английского языка, поэтому помимо уроков Виталий регулярно занимался с репетитором, эмигранткой из США.

Упорство в получении знаний у В. Чуркина поистине было феноменальным. Учебе и получению новых знаний он посвящал большую часть своего времени.  По воспоминаниям, одноклассников и учителей свет в его комнате горел нередко до трех часов ночи. Поэтому вполне обоснованно он считался и являлся одним из лучших учеников школы.

Но при этом знавшие его люди отмечали, что у молодого В. Чуркина было много и других интересов. Так, несмотря на то, что Виталий больше не снимался в кино, он принимал участие в постановках школьного театра. Кроме того, В. Чуркин был чемпионом Москвы среди юниоров по норвежским конькам. Более того, педагоги отмечали, что будущий дипломат каким-то образом успевал заниматься еще и общественной деятельности, и даже ездил в экспедицию на археологические раскопки в Крым. Вряд ли молодой человек тогда понимал, что спустя много лет, на трибуне Организации Объединенных Наций он будет отстаивать право жителей полуострова на жизнь вместе с Россией?

В старших классах Виталий Чуркин был избран секретарём комитета Комсомола школы. Казалось бы, все критерии для блестящего окончания школы созданы. Но именно в этот период произошёл конфликт с директором школы, стоивший В. Чуркину золотой медали.

Конечно же, узнать обстоятельства данного конфликта в настоящее время едва ли возможно. Но факт остается фактом именно на почве неприязни руководства школы В. Чуркин, учившийся исключительно на «отлично», лишился золотой медали. Лишился в самый последний момент, на выпускном экзамене по литературе, где за сочинение ему поставили только «4». Хотя, как в последующем вспоминала его учительница русского языка и литературы, поневоле втянутая в эту крайне некрасивую «историю», сочинение В. Чуркина было блестящим[1].

Ничего необычного в этом не было. Так обычно расправлялись и расправляются с неугодными. По всей видимости, В.Чуркин со своей принципиальностью и обостренным чувством справедливости для школьного начальства, как раз и был тем «неугодным», для расправы с которым руководство школы подленько и использовало свой административный ресурс.

Очевидно, это была одна из первых несправедливостей, с которой столкнулся будущий великий дипломат. Тем не менее, она не повлияла на его жизненную позицию и восприятие «добра и зла». Тем более, что с В.И. Чуркиным расправиться не удалось.

Целеустремленность, работоспособность и стремление к победе являлись его главной визитной карточкой. И это в полной мере проявилось в его дальнейшей, уже самостоятельной жизни.

После окончания школы в 1969 году он поступил на факультет международных отношений МГИМО МИД СССР. Как и в школе, В.И. Чуркин был одним из лучших по успеваемости студентов на курсе, что позволило ему получить красный диплом. В институте к своему английскому добавил еще французский и монгольский языки. Позднее, закончил аспирантуру, а в 1980 году в Дипломатической академии МИД СССР защитил кандидатскую диссертацию на тему «Китай и Япония во внешнеполитической стратегии США 1969-1980».

Сразу же после окончания МГИМО в 1974 году будущего постпреда РФ при ООН приняли на работу в МИД в качестве референта, где молодой дипломат с каждым годом получал повышение и, в конечном итоге, дослужился до знаменитых «3 шляп»[2].

Во многом этому способствовали талант и самоотдача В. Чуркина  дипломатической службе, формировавшие его отменные профессиональные качества. В результате уже через год, в 1975 он получил дипломатический ранг старшего референта, а в 1976 году ‒ атташе.

Важнейшими событиями в этот период в международной политике стали советско-американские переговоры  по вопросам стратегического ядерного разоружения. И, по всей видимости, далеко неслучайно именно В. Чуркину было доверено быть переводчиком главы Советского государства Л.И. Брежнева на переговорах с президентом США Дж. Картером в Вене по ограничению стратегических вооружений – ОСВ – 2 в июне 1979 года.

В том же 1979 году В. Чуркин был направлен на работу в США в должности третьего секретаря МИД СССР. Следующие семь лет он работал в советском посольстве в США. В период с 1979 по 1982 годы был третьим секретарем отдела США МИД СССР, с 1982 по 1986 год – вторым, а с 1986 года – первым секретарем посольства СССР в США.

В 1986 году Чуркин впервые появился на экранах телеканалов мира, когда он, второй секретарь посольства СССР, лично выступил перед широкой аудиторией в США в связи с аварией на Чернобыльской АЭС и в прямом эфире парировал резкие вопросы американских конгрессменов, чем уже тогда вызвал уважение западных СМИ.

В 1987 году В. Чуркин вернулся в СССР, и по приглашению нового начальника международного отдела ЦК КПСС (бывшего посла СССР в США) А. Добрынина занял должность референта данного отдела. На этой должности В.И. Чуркин проработал недолго. И уже в 1989 году он становится пресс-секретарем министра иностранных дел Э.Шеварднадзе.

Сама должность пресс-секретаря министра была в СССР в новинку, а Э. Шеварднадзе любили на Западе, так же как и М. Горбачева, если не больше. В то же время как дипломат Э. Шеварднадзе был абсолютно несостоятельным. Вся дипломатия этого периода сводилась к бесконечным уступкам США, что граничило, по сути, с предательством национальных  интересов страны и вызывало отторжение даже у противников СССР.

В. Чуркину в этой ситуации предстояло формировать позитивный имидж советской дипломатии перестроечного  периода, что было далеко непросто.

В 1990 году Э. Шеварднадзе, предчувствуя скорый крах СССР, со словами «идет диктатура» благоразумно ушел в отставку,  успев до этого подписать соглашение с госсекретарем США Дж. Бейкером о разграничении морских пространств по, так называемой линии «Шеварнадзе – Бейкера»[3]. И это было далеко не единственный «подарок» Э. Шеварнадзе своим зарубежным партнерам. Были и другие, не менее щедрые с его стороны подарки за счет интересов и безопасности России. С уходом же «белого лиса», как прозвали Э. Шеварнадзе в США, с должности министра, была упразднена и должность его пресс-секретаря.

Виталий Чуркин, начальник Управления информации МИД СССР. 1991 год. Фото: © РИА Новости / Борис Приходько

В 1990 году В. Чуркин перешел на должность начальника Управления информации МИД СССР. После распада СССР он сохранил свою должность уже в российском Министерстве иностранных дел.

Вскоре министерство возглавляет его сокурсник по МГИМО, А. Козырев, прозванный в США «Мистером Да» в противопоставление  с легендарным А.А. Громыко, который для американцев был «Мистером Нет».  Новый министр в еще большей мере, чем Э. Шеварнадзе стремился угодить своим западным партнерам, в том числе за счет национальных интересов и безопасности России. Аналогичной была и позиция высшего политического руководства страны.

В этот период, пожалуй, одним из немногих позитивных решений нового  руководства внешнеполитического ведомства стало назначение в апреле 1992 года В.И. Чуркина заместителем министра иностранных дел РФ[4].

Именно В.И. Чуркин, будучи заместителем министра иностранных дел РФ, в 1992 году впервые в истории российской и советской дипломатии начал проводить открытые брифинги для иностранных журналистов. Он открыто, ещё без переводчика, вступал в полемику с представителями западных СМИ. На отменном английском отвечал на самые каверзные вопросы западных корреспондентов, на которые прежде управление информации и печати МИД РФ реагировало лишь посредством официальных писем и пресс-релизов. И это действительно стало прорывом в отечественной дипломатии, позволившим напрямую доносить информацию и позицию России по наиболее значимым аспектам мировой политики.

Тем временем в Югославии начали разворачиваться драматические события, обусловленные эскалацией конфликтов между основными этническими группами населения, всячески подогреваемые  США и их союзниками по НАТО.  Руководство страны в этот период начало осознавать, что идет процесс  не просто оттеснения России от урегулирования кризисных процессов в Югославии, но и в целом вытеснение ее сферы мировой политики в качестве ведущего государства мирового сообщества.

Для отстаивания интересов России в складывающейся взрывоопасной обстановке В.И. Чуркин был назначен спецпредставителем Президента России на Балканах. И он с честью справился с возложенными на него полномочиями и обязанностями. Он летал из Москвы в Белград, Нью-Йорк, Сараево, Загреб, Женеву, снова в Белград, вел переговоры практически в круглосуточном режиме.

Коллеги уважали дипломата за трудолюбие, дипломатический такт, человеческие и душевные качества. Позицию России В.И. Чуркин отстаивал жестко, но дипломатично. В частности это касалось уже тогда планировавшихся воздушных ударов НАТО по Югославии, Они, по его официальным заявлениям несли непосредственную угрозу безопасности России. Помимо этого, в рамках разрешения конфликта именно В.И. Чуркин предложил направить в Сараево батальон, чтобы обозначить интересы России в боснийском конфликте. И договоренность об этом была фактически достигнута. В целом же действия и заявления спецпредставителя были таковы, что министру А. Козыреву в последующем приходилось оправдываться перед Госдепом США за деятельность своего заместителя. С учетом же того, что вектор российской дипломатии того времени был ориентирован строго «за океан», все достигнутые В.И. Чуркиным договоренности были фактически девальвированы.

Все обернулось тем, что российские дипломаты и сам министр Козырев в течение одного дня делали противоречащие заявления. В конечном счете, представитель России в Совбезе ООН заявил, что не будет прибегать к праву вето в случае бомбардировок. После этого В.И. Чуркин ушел с должности спецпредставителя на Балканах.

В 1994 ‒ 1998 гг. В.И. Чуркин был назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ в Бельгии и представителем России в НАТО, а с  1998 года он возглавил дипломатическую российскую миссию в Канаде. Спустя пять лет Чуркин стал послом по особым поручениям, другими словами, находился фактически в кадровом резерве внешнеполитического российского ведомства. Дипломат был председателем комитета должностных старших лиц межправительственной международной организации Арктического совета, а также занимался проблемами обеспечения развития приполярных районов и охраны окружающей среды.

Очевидно, на этой должности так бы и завершилась дипломатическая карьера блестящего дипломата. Но Провидение готовило его к более высокой и ответственной миссии.

В апреле 2006 года пробил его «звездный час». Указом Президента Российской Федерации он был назначен Постоянным представителем России при ООН[5]. С этого момента В.И. Чуркин буквально ворвался в мировую политику в качестве ее активного творца.

Уже через некоторое время он стал известен всему миру. На занимаемом посту Виталий Иванович в полной мере раскрыл свой профессионализм. Его называли гением дипломатии со стальными нервами, который гордо и уверенно защищал интересы своей страны в международной организации. Благодаря хладнокровности и сдержанности он неоднократно доказывал умение вести диалог, полностью взвешивая все риски и неудобные ситуации в любом вопросе. Не имея союзников в Совбезе, российский представитель, тем не менее, мог не просто отбиваться от обвинений западных «коллег», но и эффективно контратаковать.

«Вы считаете так, а мы считаем иначе!»,  – регулярно проливал «охлаждающий душ» на головы своих международных партнёров постоянный представитель Российской Федерации при ООН. Поэтому к нему едва ли не сразу же перешло прозвище поражавшего неумолимостью советского внешнеполитического гранда А.А.Громыко ‒ «Мистер Нет». В.Чуркин стал «Мистером Нет» России XXI века.

Буквально через год, 19 марта 2007 года, на зарытом заседании Совета Безопасности ООН, которое было посвящено обсуждению плана по разрешению конфликта в Косово (так называемый план «М. Ахтисаари»), В.И. Чуркин буквально обрушился с резкой критикой на представлявшего его главу миссии ООН Й. Рюккера. Позиция представителя  России определялась тем, что план «М. Ахтисаари», по сути, предполагал отторжение от суверенного государства – Сербии, части ее территории – Косовского края и создание на его территории формально независимого государственного образования. Все это, по сути, подрывало основы современного мироустройства, девальвировало основополагающие принципы национального суверенитета и создавало опасный прецедент  перекраивания государственных границ, сложившихся после Второй мировой войны.

Выступление В.И. Чуркина было настолько убедительным, что ни самому Й. Рюккеру, ни фактически лоббировавшему этот план США не удалось провести через Совбез ООН резолюцию по его реализации.   Таким образом, нелегетимный процесс признания самопровозглашенного Косово в качестве суверенного государства был остановлен. Это была одна из первых дипломатических  побед России, одержанная во многом благодаря профессионализму ее постпреда в ООН.

Вновь в эпицентре мировой политики В.И. Чуркин оказался в августе 2008 года, после агрессии Грузии против Южной Осетии.

Еще до развязки событий, связанной с вторжением грузинских войск, подготовленных по американской программе «Обучи и оснасти», на территорию Южной Осетии было очевидно, что «витрина лучшей  демократии в мире», как называл Грузию экс-президент США Дж. Буш-мл. сосредотачивает войска в демилитаризованных зонах и готовится к агрессии.

Для ее предотвращения в июле 2008 года Россия внесла в Совет Безопасности ООН проект резолюции с требованием «незамедлительного подписания документов о неприменении силы в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах».

В свою очередь, представители грузинского руководства заявили о намерении изменить формат присутствия российских миротворцев в зоне конфликта. В противном случае, заявлял спикер грузинского парламента  Д. Бакрадзе, «Грузия встанет перед необходимостью принятия односторонних действий в отношении миротворцев». Фактически это и произошло в реальности в день открытия XXII Олимпийских игр в Пекине в нарушение неписанного правила о прекращении и, тем более, исключение начала военных действий в период проведения  мероприятий такого уровня.

Логика грузинских стратегов определялась тем, что внимание мирового сообщества будет привечено к открытию игр и «под шумок» удастся  вести войска на территории Республики и поставить ее под контроль своей марионеточной администрации.

Первыми жертвами этой агрессии, как и анонсировалось, стали российские миротворцы, вставшие на пути  агрессоров. Только за первые несколько часов боев погибло десять российских миротворцев. Но, конечно же, гораздо, больше жертв в результате обстрелов из систем залпового огня и других видов тяжелого вооружения было среди мирного населения г. Цхинвала и ряда других населенных пунктов Южной Осетии.

Памятны в этом плане слова В. Чуркина о грузинской агрессии на заседании СБ ООН 10 августа 2008 года: «Из 120-тысячного населения больше четверти стали беженцами. Это этническая чистка или нет? Погибли 2 тысячи человек мирного населения. Сколько еще надо убить, чтобы назвать это этнической чисткой?». Это был достаточно весомый аргумент на попытки американского и грузинского представителей представить действия подразделений российской армии в рамках операции по принуждению Грузии к миру, как акт агрессии.

События в Южной Осетии, стали своего рода точкой бифуркации, предопределившей дальнейшее развитии мировых политических процессов. Только за август 2008 года состоялось почти 10 заседаний Совета Безопасности ООН, в том числе несколько экстренных. Сразу два состоялись 8 августа, одно по инициативе России, другое ‒ Грузии.

В целом же в августе 2008 года Россия во многом благодаря своему постпреду в ООН одержала блестящую победу. Ее главным показателем стала демонстрация роли и значения России как великой державы, с мнением и позицией которой придется считаться.

Интересам же США на Кавказе, по мнению американского руководства, был нанесен значительный ущерб. Их «кавказский авианосец» ‒ Грузия  получила такую «пробоину», что речи о принятии ее в НАТО быть уже не могло, а самим США не удалось закрепиться на Кавказе, как это было реализовано в Прибалтике.

Это предопределило резкое обострение американо-российских отношений и выход их на конфронтационный уровень. И это в полной мере проявилось в процессе эскалации уже другого кризиса ‒ сирийского.

Основной площадкой американо-российского противоборства  стал Совет Безопасности, через который США и их союзники пытались провести резолюции с санкциями в отношении сирийского руководства, а также легализовать прямое военное вмешательство в гражданскую войну в этой стране. Все попытки подобного рода американской делегации, а также поддерживавших их делегаций Великобритании, Франции и ряда других стран неизменно наталкивались на вето России.

После начала операции по просьбе сирийского правительства российских военно-космических сил в Сирии вектор давления сместился уже в сторону России.  При этом В.И. Чуркину приходилось давать отповедь не только поспреду США, но и представителям стран их союзников. Многие из этих ответов, по мнению специалистов, с полным правом должны войти в учебники по дипломатии.

Так, в частности, после обвинений России, касающихся авиаударов по мирной «оппозиции» постпреда Великобритании при ООН М. Райкрофта и его требований прекратить поддерживать сирийское руководство, В.И. Чуркин предложил самой Великобритании прекратить поддерживать «всякий сброд по всему миру – экстремистов, террористов и разных прочих любителей раскачать ситуацию в той или иной стране».

По этому же поводу Виталий Чуркин ответил и заместителю генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам С. О’Брайену, пытавшемуся обвинить Россию в атаках на мирных сирийских жителей. «Если бы нам нужна была проповедь, мы пошли бы в церковь. Если бы мы хотели слышать стихи, мы пошли бы в театр. От ооновцев, особенно руководителей секретариата ООН, когда они приглашаются на заседания Совета Безопасности, ждешь объективного анализа происходящего. У вас это явно не получилось»[6].

Еще более определено и жестко, не без элементов юмора и артистизма он перед голосованием за проект резолюции по Сирии поставил на место министра иностранных дел Катара, заявившего: «Я предупреждаю Россию, что, если она не воздержится от вето и не примет решения ООН, она потеряет все арабские страны». Как вспоминает сам В.И. Чуркин, на этот пассаж он ответил следующей фразой: «Вы гость в Совете Безопасности. Так что будьте почтительным. Во всяком случае, я обращаюсь не к вам. Я говорю от имени Великой России и только с великими»[7]. Хотя журналистская молва приписала постпреду России несколько иную фразу – «Если вы будете разговаривать со мной таким образом, то уже сегодня не будет больше такого понятия, как Катар». Несмотря на опровержение ее самим В.И. Чуркиным почему-то именно эта фраза разлетелась по всем информационным источникам. Но эту молву В.И. Чуркин, как выше было отмечено, отверг. В этом ничего удивительно, поскольку его заявления становились «интернет-мемами», а сказанные (и не сказанные) слова расходились на цитаты.

По признанию многих дипломатов, в том числе зарубежных, В.И. Чуркин обладал высоким профессионализмом и владел тонким чувством юмора, мог держать внимание любой аудитории и быстро реагировал на любые заявления оппонентов. Журналисты, которые присутствовали на заседаниях Совбеза ООН с его участием, запомнили В.И. Чуркина как остроумного и открытого собеседника.

При этом В.И. Чуркину как никому из советских или российских дипломатов не было так трудно. СССР получал хотя бы символическую поддержку от стран, так называемого социалистического лагеря. До 2008 года США и их союзники, по крайней мере, демонстрировали готовность к выстраиванию с Россией партнерских отношений. После 2008 года стало очевидно, что никаких партнерских, а тем более союзнических отношений у России в ООН нет. И поэтому Постоянному представителю России приходилось одному отбиваться от нападок на него и его страну. И с этим он успешно справлялся, тем самым подтвердив правило: «и один в поле воин, если он воин».

Последние три года, когда США и ЕС ввели против России санкции из-за событий на Украине и возвращении Крыма, постпреду не раз приходилось объяснять всему миру, что Россия не является стороной конфликта, а подавляющее большинство граждан полуострова высказались за присоединение к России.

Вот как Чуркин прокомментировал доклад управления Верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации на Украине и приход к власти в Киеве людей, которым еще год назад, по словам постпреда, никто из европейцев и руки бы не подал.

Особые отношения у В.И. Чуркина сложились с поспредом США при ООН С. Пауэр. После ее едких комментариев о присоединении Крыма к России, дипломат сравнил выступление коллеги с публикациями в бульварной прессе.

Без внимания Виталия Чуркина не осталось и обсуждение скандальной группы «Pussy Riot». После того как участницы группы были радушно приняты постоянным представителем США при ООН С. Пауэр, В.И. Чуркин следующим образом прокомментировал эту встречу: «А сама она еще не присоединилась к группе? Я думал, она пригласит их выступить в Вашингтонском кафедральном соборе. Может, они даже организуют мировое турне – Собор Святого Петра в Риме, Мекка в Саудовской Аравии и Стена плача в Иерусалиме».

Когда нападки С. Пауэр в адрес России достигли апогея, Виталий Чуркин не удержался и ответил на ее вопрос о том, какое послание необходимо отправить нашей стране, чтобы она услышала США. Российский дипломат  предложил ей направить послание в Вашингтон с просьбой умерить свои геополитические амбиции. «Тогда, – по его словам, – не только соседи России, но и многие другие страны по всему миру вздохнут с облегчением».

В.И. Чуркин до последнего дня отстаивал интересы России на заседаниях СБ ООН, вступая в жесткий клинч с западными коллегами. Яркие, эмоциональные, наполненные державной мощью выступления В.И. Чуркина с ооновской трибуны были украшением выпусков новостей. И сердца миллионов россиян испытали гордость за силу Отечества, преемственность её славы.

При этом, даже острейшие пикировки  не отражались на его взаимоотношениях со своими коллегами по ООН. Для многих из них Постоянный представитель России в ООН был «маэстро дипломатии», пользовавшийся их безграничным уважением. Было очевидно, что даже оппоненты России в зале Совета Безопасности ООН имели величайшее уважение к интеллекту, способностям и знаниям всех процедур ООН, которые демонстрировал В.И. Чуркин. Коллеги уважали за его трудолюбие, остроумие, дипломатический такт, человеческие, душевные качества.

Примечательно, что, пожалуй, самые теплые слова в его адрес были сказаны именно теми, с которыми В.И. Чуркин наиболее остро дискутировал на заседаниях Совета Безопасности.

Так, бывший постпред   США в ООН С. Пауэр отозвалась о нем, как о «друге и коллеге», «стержне СБ ООН более 10 лет», «опасном противнике, но всегда остававшимся другом».

По словам старшего корреспондента в ООН английского вещания телеканала «Аль-Джазира» Дж. Бейса, в прошлом (2016) году он сильнее всех раскритиковал меня за вопрос по политике (России) в Сирии. На следующий день он был (ко мне) так же дружелюбен, как и всегда. Кажется, он никогда не воспринимал все эти вещи в личном плане.

Эти и другие слова тех, с кем В.И. Чуркин вступал в перепалки на заседания Совбеза, говорят о реальных взаимоотношениях между «голосами» держав в ООН больше, чем их зачитанные с бумажки официальные выступления.

Более 10 лет Виталий Иванович Чуркин отстаивал интересы России в Организации Объединенных Наций.  Его достижения  для России сложно переоценить, заслуги перечислять можно бесконечно, рассказывая, как он выходил с достоинством из самых взрывоопасных и сложных ситуаций, а также находя решения различных проблем международного уровня.

Указом Президента Российской Федерации за самоотверженность, стойкость и высокий профессионализм, проявленные на посту Постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединённых Наций Чуркин Виталий Иванович награжден орденом Мужества[8]. Высокая и заслуженная награда.

Бочарников Игорь Валентинович


[1] Ленский И. Непаркетный дипломат

[2] http://stopstamp.ru/statty/s9ei93zqsryzxr8veqzf.html

[3] В результате у Советского Союза было фактически изъято 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района. – Прим. автора.

[4] Должность заместителя министра В.И. Чуркин в период с 27 марта по 7 июля 1992 года совмещал с обязанностями обязанности  Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в Чили. – Прим. автора.

[5] Указ Президента Российской Федерации от 08.04.2006 г. № 336 «О Постоянном представителе Российской Федерации при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, США, и Представителе Российской Федерации в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций». http://www.kremlin.ru/acts/bank/23643

[6] «Не позволим оскорблять Россию»: яркие высказывания Виталия Чуркина https://ria.ru/politics/20170220/1488453311.html

[7] Источник: http://sobesednik.ru/politika/20140410-nash-akter-v-oon-tayny-biografii-postpreda-rossii-vitaliya.

[8] Указ Президента Российской Федерации от 21.02.2017 г. № 81 «О награждении орденом Мужества Чуркина В.И.». http://kremlin.ru/acts/bank/41709.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *