У партии Ленина была массовая поддержка

Фото: Советский плакат

100 лет назад, 7 ноября (25 октября – по старому стилю) 1917 года, свергнув Временное правительство, к власти в России пришли большевики. Политические противники сразу же объявили их узурпаторами, не выражающими воли народа. Этот упрек звучит и в наши дни, хотя последующий ход истории ХХ века с исчерпывающей очевидностью показал, что у партии Владимира Ленина была массовая поддержка. Без нее советский проект не имел бы всемирно-исторического значения. 

Ядовитый вопрос: «Кто вас выбрал?»

Нас уверяют в том, что большевики свергли законную власть. Однако факты заставляют усомниться в легитимности Временного правительства.

Решение распустить Государственную думу, назначив срок возобновления ее работы в апреле, принял Совет министров Российской империи поздним вечером 26 февраля (11 марта) 1917 года. Такие полномочия председателю правительства князю Николаю Голицыну предоставил Николай II. Перед отбытием в Могилев в Ставку Верховного главнокомандующего император оставил Голицыну бланк своего указа о прекращении думских заседаний, в который оставалось поставить дату.

27 февраля (12 марта) в Таврическом дворце указ был оглашен депутатам. Перечить царской воле они не стали, но тут же предусмотрительно избрали Временный комитет Государственной думы для «водворения порядка в г. Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами». Комитет сыграл важную роль не в «водворении порядка», а в формировании новой власти.

Развал царской власти в столице произошел с ошеломляющей быстротой (см. Февральская революция глазами очевидцев (https://ria.ru/zinoviev_club/20170307/1489475805.html). 2 (15) марта в Пскове Николай II перед отречением от престола подписал два указа, назначив великого князя Николая Николаевича Верховным главнокомандующим, а князя Георгия Львова — председателем Совета министров.

Отречение Николая II 2 марта 1917 года (предположительная сцена). Слева направо: министр Двора барон Фредерикс, генерал-адьютант Н.В. Рузский, В.В. Шульгин, А.И. Гучков, генерал Ю.Н. Данилов, Николай II

Примечательно, что к этому времени в Таврическом дворце уже закончились переговоры Временного комитета Государственной думы во главе с лидером кадетской партии Павлом Милюковым с делегацией Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. На нем либералы и умеренные социалисты, еще не зная о решениях императора, по своей инициативе согласовали состав и программу Временного правительства.

Милюков вспоминал: «Около 3 часов меня просили выйти к публике, собравшейся в колонной зале дворца, и объявить формально об образовавшемся правительстве. Я с удовлетворением принял предложение… Среди большинства слушателей настроение было сочувственное – и даже восторженное. Но были в публике и принципиальные возражатели. Передо мной здесь митинговали левые. И с места в карьер мне был поставлен ядовитый вопрос: «Кто вас выбрал?» Я мог прочесть в ответ целую диссертацию. Нас не «выбрала» Дума. Не выбрал и Родзянко, по запоздавшему поручению императора. Не выбрал и Львов, по новому, готовившемуся в ставке царскому указу, о котором мы не могли быть осведомлены. Все эти источники преемственности власти мы сами сознательно отбросили. Оставался один ответ: «Нас выбрала революция!» Эта простая ссылка на исторический процесс, приведший нас к власти, закрыла рот самым радикальным оппонентам. На нее потом и ссылались, как на канонический источник власти». 

Таким образом, по признанию лидера «партии юристов и профессоров» источником новой власти была революция.

«Хоронили торжественно знатного покойника» 

В первый состав Временного правительства вошли политики, которые, будучи депутатами Государственной думы разных созывов, в течение ряда лет упорно добивались от Николая II согласия на то, чтобы правительство по британскому образцу формировала Госдума.

Шанс реализовать давнюю мечту появился во время апрельского 1917 года политического кризиса, который был вызван нотой министра иностранных дел Милюкова, заявившего державам Антанты, что Россия будет вести войну вплоть до победы. Тогда уставший от войны народ вышел на улицы, и Милюкову пришлось уйти в отставку. Пост военного министра оставил и лидер октябристов Александр Гучков. Первый состав Временного правительства распался и встал вопрос о формировании нового кабинета.

Казалось бы, настала пора возобновить прерванную в феврале работу Государственной думы, предоставив ей возможность сформировать правительство. Но этого не случилось! Историк Анатолий Смирнов пишет: «Кн. Г. Е. Львов обещал созвать Думу 27 апреля, в день, когда в 1906 г. парламент вошел в политическую структуру России. Это соответствовало обещанному царским указом возобновлению ее заседаний не позднее апреля. Думцы воспряли… Однако Премьер искусно обвел вокруг пальца депутатов IV Думы, заявив, что в заседании 27 апреля примут участие депутаты всех четырех Дум, которые окажутся в тот день в Петрограде. И легальная сессия парламента была подменена юбилейным митингом, не имевшим законодательной силы».

Как образно выразился секретарь думской фракции октябристов Никанор Савич, «хоронили торжественно знатного покойника, до которого, по существу, собравшимся нет дела, о котором они не жалеют в душе». 

И сделали это, подчеркнем, хваленые российские либералы. 

Новый состав Временного правительства под председательством Львова был образован в ходе переговоров между либералами и лидерами умеренных социалистов из Петроградского Совета. На этот раз в правительство наряду с девятью либералами вошли шесть социалистов. Характерно, что если социалисты считали себя обязанными отчитываться перед Советами, то либералы о своей ответственности перед Думой уже не заикались. Как это скажется на легитимности Временного правительства, их не волновало…

Роковая ошибка меньшевиков и эсеров 

В июне на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов Ленин, являвшийся противником коалиции социалистов с либералами, призвал меньшевиков и эсеров взять всю власть в свои руки. Однако именно этого категорически не желали вожди умеренных социалистов (см. «Есть такая партия!» — заявил 100 лет назад Владимир Ленин).

Последний шанс бескровно решить вопрос о власти был упущен в сентябре. После провала выступления генерала Лавра Корнилова настроения значительной части политически активных людей сдвинулись влево. В этих условиях Ленин в статье «О компромиссах» призвал к созданию широкой коалиции партий социалистической ориентации. По его словам, 26 – 31 августа союз большевиков с эсерами и меньшевиками дал «полнейшую, с невиданной еще ни в одной революции легкостью достигнутую победу над контрреволюцией… Если есть абсолютно бесспорный, доказанный фактами урок революции, то только тот, что исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной».

Однако вожди меньшевиков и эсеров искали компромисс не с большевиками, а с Керенским. Это решение имело роковые последствия. Историк Владимир Калашников поясняет: «Само по себе поражение Корнилова не открыло большевикам путь к власти. Победителями были не только и не столько большевики, сколько Керенский и многопартийные Советы и солдатские комитеты. Керенский сыграл важнейшую роль в разгроме «Корниловского мятежа» и серьезно укрепил свои позиции. 1(14) сентября он объявил Россию республикой и в принципе мог провести от своего имени любые реформы. Однако он этого не сделал. Более того, Керенский взял курс на восстановление коалиции с кадетами и формально беспартийными представителями буржуазии. Именно этот курс вел его к поражению. В начале сентября лозунг «Вся власть Советам» приобрел широкую популярность, и большевики немедленно предложили создать правительство на базе Советов. Если бы Керенский согласился, он сохранил бы власть и довел страну до созыва Учредительного собрания».

Увы, но и Керенский, и вожди эсеров и меньшевиков отказались собрать в сентябре II Всероссийский съезд Советов, как это было предусмотрено решениями I съезда: боялись, что он примет решение о переходе власти в руки Советов и формировании однородного социалистического правительства из советских партий.

Хотя ни у меньшевиков, ни у эсеров не было единства по вопросу об отношении к Временному правительству, лидеры этих партий предприняли попытку расширить социальную базу правительства, созвав Всероссийское демократическое совещание. Председатели  ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов меньшевик Николай Чхеидзе и эсер Николай Авксентьев обратились к партиям, профсоюзам и общественным организациям с предложением прислать своих представителей в Петроград на совещание «всей организованной Демократии России для создания сильной революционной власти, способной объединить всю революционную Россию для отпора внешним врагам и для подавления всяких покушений на завоеванную свободу».

В Петроград прибыли 1582 делегата. Совещание открылось 14 (27) сентября в 17 часов 25 минут в Александринском театре. С приветственной речью выступил Керенский, призвавший делегатов поддержать правительство. Участник Совещания, меньшевик-интернационалист Николай Суханов свидетельствовал: «Все знали, что в программе совещания один-единственный пункт и говорить будут только за и против коалиции. Практически вопрос заключался только в правомочиях: будет ли собрание «учредительным» и источником временной власти или будет «совещательным», призванным вынести авторитетное, но необязательное решение? Однако эта сторона дела уже зависела всецело от самого собрания и соотношения сил».

Соотношение сил оказалось примерно равным. После бурных дебатов депутаты приняли предложение лидера меньшевиков Ираклия Церетели передать вопрос о коалиции на усмотрение Предпарламента, в который должны были войти представители всех групп и фракций Совещания.

Тем временем Керенский уже вел переговоры с людьми, которых желал видеть в правительстве. Когда Временный совет Российской республики (Предпарламент) собрался, то большинством голосов он поддержал сделанный Керенским выбор. «Временное правительство теперь формально опиралось не на Советы, а на Предпарламент, но при этом последний по требованию кадетов терял право контролировать деятельность правительства», — констатировал Владимир Калашников.

Как видим, и на этот раз кадеты добились отмены парламентского (в данном случае, предпарламентского) контроля над правительством. Не удивительно, что Керенский относился к Предпарламенту как к совещательному органу, мнение которого можно игнорировать. Это хорошо понимали большевики. Уходя из Предпарламента, они заявили, что «на восьмом месяце революции безответственная власть создает для себя прикрытие из нового издания булыгинской Думы».

Заседание Временного правительства. Фото 1917 г.

Так можно ли считать созданное таким способом правительство легитимным? Историк Александр Шубин утверждает, что «правительство Керенского не было легитимным и не было создано каким-то выборным органом. Здесь у большевиков было даже некоторое преимущество – их Совнарком заручился поддержкой II съезда Советов рабочих и солдатских депутатов». Оснований заявлять: «Нас выбрала революция!» у Ленина и Троцкого было не меньше, чем у Милюкова.

Величайшее событие XX столетия 

Революции не совершаются по законам старого общества. Революционеры ломают старый порядок и перекраивают жизнь в соответствии со своими идеалами и интересами, что ведет к расколу обществу. Крутая ломка плохо сочетается с легитимностью. Рассчитывать на то, что в условиях непримиримого гражданского противоборства новую власть сразу и все признают легитимной, не приходится.

Подводя итоги судьбоносным и драматическим событиям 1917 года, надо оценить результаты деятельности Временного правительства и большевистского Совета Народных Комиссаров. Еще в марте, когда главные герои Октября Ленин и Троцкий были далеко от Родины, князь Львов так отреформировал вертикаль власти, что Россия стала разваливаться на части. К осени национальный сепаратизм превратился в реальную угрозу целостности страны. Быстро ухудшалось положение дел в экономике. Временное правительство, откладывая решение злободневных социально-экономических проблем, ударными темпами печатало деньги (покупательная способность которых быстро падала) и все глубже влезало в долги перед государствами Антанты. Вопреки желанию народа, правительство выступало за продолжение войны. Как показал провал летнего наступления, вести войну эффективно Львов и Керенский были не в состоянии.

Осенью 1917-го желающих вернуть к власти свергнутое большевиками Временное правительство оказалось мало. Показательный факт: в воевавшей четвертый год многомиллионной армии Верховному главнокомандующему Керенскому не удалось найти нескольких тысяч верных ему солдат, чтобы привести их в Петроград и вернуть власть Временному правительству! Да и потом, во время Гражданской войны, ни одна серьезная политическая сила не выступала за возвращение к власти ни самого Керенского, ни Временного правительства.

Советский проект, старт которому был дан ровно 100 лет назад, имел всемирно-историческое значение. С этим выводом согласны все серьезные аналитики, каких бы взглядов они не придерживались. Прозападный либерал Леонид Радзиховский признает то, что Ленин «Единственный Правитель России, который сыграл гигантскую роль во ВНУТРЕННЕЙ истории и идеологии всего Запада. Бросил им Мировой Вызов — на который они отвечали почти весь ХХ век» (https://rg.ru/2017/07/24/leonid-radzihovskij-uspeh-zavisit-ne-tolko-ot-lichnyh-genov.html).

Свою оценку событиям Октября 1917 года дал и великий русский мыслитель Александр Зиновьев: «Я всегда считал и считаю Октябрьскую революцию великой социальной революцией в истории человечества и величайшим событием XX столетия. Благодаря ей страна совершила скачок, которого не было никогда в прошлом и никогда, видимо, не будет в будущем. Во всех отношениях. В сфере культуры, образования, в материальном отношении. Влияние революции на весь исторический процесс было колоссальное. Я не знаю ни одного такого исторического события, которое оказало бы такое влияние на человечество».

Олег Назаров,
доктор исторических наук,
член Зиновьевского клуба

Источник: «Агентство СЗК».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *