Сытин Иван Дмитриевич. Жизнь ради книг

И.Д. Сытин. Портрет кисти А.В. Моравова, 1908 г.

«Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знаний».
Ив. Сытин.

Среди самых громких имен русских предпринимателей, прославивших Россию, имя И.Д. Сытина занимает одно из самых почетных мест. Он был выходцем из бедных костромских крестьян, купец в первом поколении, а стал одним из ведущих просветителей России начала XX века, создателем и главой крупнейшего издательско-полиграфического предприятия страны.

Вначале ХХ века имя Ивана Сытина знала вся Россия. За свою жизнь он издал совокупный тираж в 500 миллионов книг: в каждом доме был сытинский букварь, благодаря его издательству миллионы детей узнали о зарубежных писателях, он первым начал печатать полные собрания сочинений русских классиков. Его называли «американцем» за любовь к техническим новинкам.

Иван Дмитриевич Сытин прожил долгую, полную событий жизнь и остался в памяти нескольких поколений соотечественников как человек, боровшийся за просвещение простого люда. Он говорил: «За свою жизнь я верил и верю в одну силу, которая помогает мне преодолевать все тяготы жизни. Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знаний»[1]. Поставив своей жизненной целью просвещение народа, Сытин добился того, что к началу XX столетия его предприятия выпускали четверть всех в стране печатных изданий.

И.Д. Сытин. 1873 год

Будущий книгоиздатель родился еще при крепостном праве 25 января 1851 года в небольшом селе Гнездниково Солигаличского уезда Костромской губернии. Он был старшим из четверых детей волостного писаря Дмитрия Герасимовича Сытина и его жены Ольги Александровны. Поскольку семья жила очень бедно, в 12-летнем возрасте Иван бросил школу и отправился на заработки в Нижний Новгород, где его дядя торговал мехами. У родственника дела шли неважно, поэтому мальчик, который хоть и помогал перетаскивать шкурки и подметал в лавке, был лишним ртом в семье. В связи с этим через два года дядя отправил его в Москву, к знакомому купцу-старообрядцу Петру Шарапову, державшему у Ильинских ворот две торговли – мехами и книгами. По счастливой случайности у нового хозяина не оказалось места в меховой лавке, куда родственники отправляли мальчика, и в сентябре 1866 года Сытин начал служить «по книжному делу».

Карьера будущего издателя началась в 1866 году в книжной лавке купца Шарапова у Ильинских ворот, куда Иван Сытин поступил на службу подростком.

В 1876 году Иван Сытин женился на Евдокии Ивановне Соколовой – дочери московского купца-кондитера и получил в приданое за женой 4 тыс. рублей. Это позволило ему, заняв у Шарапова еще 3 тыс., купить свою первую литографскую машину. В конце того же года он открыл печатную мастерскую на Воронухиной горе около Дорогомиловского моста, которая и дала жизнь огромному издательскому делу. Именно это событие считается моментом рождения крупнейшего полиграфического предприятия МПО «Первая образцовая типография». У Сытиных родилось 10 детей, из которых четверо старших сыновей, повзрослев, стали работать с отцом.

Литография Сытина была очень скромной, она занимала всего три комнатки, а ее печатные издания сначала почти не отличались от массовой продукции Никольского рынка. Но Иван Дмитриевич был весьма изобретателен: так с началом русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов он стал выпускать карты с обозначением боевых действий и надписью: «Для читателей газет. Пособие и батальные картины». Это были первые подобные массовые издания в России. Они не имели конкурентов, товар раскупался мгновенно и принес издателю известность и прибыль[2].

В 1878 году литография перешла в собственность Сытина, и уже в следующем году у него появилась возможность купить собственный дом на Пятницкой улице, оборудовать печатню на новом месте и приобрести дополнительное полиграфическое оборудование. Спустя пять лет была учреждена книгоиздательская фирма «И.Д. Сытин и Ко», торговая лавка которой располагалась на Старой площади. Поначалу книжки не отличались высоким вкусом. Их авторы не брезговали плагиатом. Сытин в то время говорил: «Чутьем и догадкой я понимал, как далеки мы были от настоящей литературы, но традиции лубочной книжной торговли были очень живучи, и ломать их следовало с терпением»[3].

Очень скоро Иван Дмитриевич смог наладить не только подготовку и выпуск печатной продукции на собственных полиграфических мощностях, но и успешную реализацию лубочных изданий. Он создал уникальную сбытовую сеть разъездных коммивояжеров-офеней, охватившую всю страну. Далее по той же схеме стали распространяться и издания иного типа. Заслугой Сытина явилось то, что он правильно определил, за какими изданиями будущее, и стал постепенно по своей системе сбыта замещать лубок новой литературой. Многие просветительские издательства («Московский комитет грамотности», «Русское богатство» и др.) именно Сытину доверили производство и сбыт своих изданий для народа[4].

Осенью 1884 года в лавку на Старой площади зашел Чертков, представлявший интересы Л.Н. Толстого, и предложил для издания рассказы Н. Лескова, И. Тургенева и толстовские «Чем люди живы». Эти более содержательные книги должны были заменить выпускавшиеся примитивные издания и быть предельно дешевыми, по той же цене, что и прежние – 80 копеек за сотню. Сытин принял предложение. Так начало свою деятельность новое издательство культурно-просветительского характера «Посредник», только за первые четыре года выпустившее 12 млн. экземпляров книжек с произведениями известных русских писателей.

Иван Дмитриевич искал возможности выпуска и других изданий, способствующих просвещению народа. В том же 1884 году на Нижегородской ярмарке появился первый сытинский «Всеобщий календарь на 1885 год»: «Я смотрел на календарь, как на универсальную справочную книгу, как на энциклопедию на все случаи жизни»[5]. Дела шли успешно, и вскоре был открыт второй книжный магазин в Москве на Никольской улице.

И.Д. Сытин и Л.Н. Толстой

В следующем году Сытин купил печатню Орлова с пятью типографскими машинами, подобрал квалифицированных редакторов. Оформление календарей он поручил первоклассным художникам, по поводу содержания советовался с Л.Н. Толстым. В результате «Всеобщий календарь» достиг огромного тиража – 6 млн. экземпляров, выпускались и отрывные «ежедневники». Необыкновенная популярность новой продукции потребовала постепенного увеличения количества названий календарей. Их число достигло 21, каждый выпускался многомиллионным тиражом[6].

В 1887 году истекло 50 лет со дня смерти Пушкина, и независимые издатели получили возможность печатать его труды безвозмездно. Предприятие Сытина сразу же отреагировало на это событие выпуском прекрасного десятитомного собрания сочинений А.С. Пушкина. В процессе работы Иван Дмитриевич сблизился с прогрессивными деятелями русской культуры и многому у них учился, восполняя недостаток образования. Совместно с деятелями народного просвещения Д. Тихомировым, В. Бехтеревым, Н. Тулуповым и другими. Сытин издавал брошюры и картины, рекомендованные Комитетом грамотности, выпустил серию народных книжек под девизом «Правда».

Один из цехов Типографии И.Д.Сытина

Став в 1890 году членом Русского библиографического общества при Московском университете, Иван Дмитриевич взял на себя труд и расходы по изданию журнала «Книговедение». К тому времени его компания выпускала массовыми тиражами дешевые издания классиков, многочисленные наглядные пособия, литературу для учебных заведений и внеклассного чтения, научно-популярные серии, рассчитанные на разнообразные вкусы и интересы, красочные книжки и сказки для детей, детские журналы.

В 1889 году было учреждено книгоиздательское «Товарищество Сытина» с капиталом в 110 тыс. рублей. Иван Дмитриевич стал владельцем крупнейшего в стране издательско-полиграфического комплекса. Он контролировал цены на рынке, имея собственную долю не менее 20% в выпуске народной книги. Монопольное положение на рынке позволило создать необходимые резервы для технического перевооружения и модернизации производства, а благодаря контролю над сбытовой сетью, Сытин смог спокойно и планомерно заняться концентрацией в своих руках полиграфических мощностей[7].

Появившиеся к этому времени в Европе ротационные печатные машины стоили на порядок дороже плоскопечатных, но при этом резко снижали себестоимость при условии достаточной загрузки и больших тиражей. Снижение цены, в свою очередь, означало переход к массовому рынку. В условиях кризиса 1891 – 1892 годов, приведшего к падению спроса на книжную продукцию, самым массовым из народных изданий оставались отрывные календари, для выпуска которых Сытиным была приобретена первая в России двухкрасочная ротационная машина.

Народные календари – общедоступные домашние энциклопедии, из которых русский человек мог узнать все необходимое – принесли их издателю как всероссийскую славу, так и сверхприбыль. Дальнейшая работа в этом направлении означала не только монополизацию, а сращивание частного капитала с государством. Со временем Сытин стал просто скупать интересные ему издательские и полиграфические проекты. В 1893 году он познакомился с А.П. Чеховым, который настоял на том, чтобы Сытин начал издавать газету. Иван Дмитриевич приобрел популярные журналы «Нива» и «Вокруг света», газету «Русское слово», которая первой завела собственные корпункты в различных городах страны, сотрудничала с талантливыми журналистами и в начале XX века имела тираж около миллиона экземпляров. Корпорация Сытина поглотила типографии Васильева, Соловьева, Орлова, поставила под свой контроль крупнейшие издательства Суворина и Маркса.

Большое внимание уделялось в Товариществе рекламе. Ежегодно выпускались оптовые и розничные каталоги, что давало возможность широко рекламировать свои издания, обеспечивать своевременную продажу литературы через оптовые склады и книжные магазины. За десять лет, с 1893 по 1903 годы, обороты фирмы Сытина выросли в 4 раза, несмотря на последствия кризиса 1900 – 1902 годов. Включение банкиров в правление Товарищества и широкое использование банковского кредита под льготный процент позволили монополисту продолжить наступление на рынке. Дивиденды компании были самыми высокими в отрасли, ее акции (в отличие от акций других издательств) котировались на фондовой бирже.

Новые проекты требовали расширения дела, и к 1905 году было воздвигнуто уже три корпуса очередной типографии на Пятницкой и Валовой улицах. К этому времени под руководством архитектора Эрихсона был надстроен и приобрел современный вид четырехэтажный дом на Тверской. Тогда же появилась так называемая «Сытинская башня» – пятиэтажный производственный корпус, где ныне размещается малая газетная ротация издательства «Известия». В зданиях были устроены крепкие железобетонные перекрытия, которые и по сей день выдерживают любую полиграфическую технику.

Сытину, выходцу из народа, всегда хотелось помочь своим рабочим выучиться и выучить детей, поэтому он создал при типографии школу технического рисования и технического дела, первый выпуск которой состоялся в 1908 году. При наборе брали детям сотрудников Товарищества, а также тех жителей сел и деревень, которые имели начальное образование. Общее образование пополнялось в вечерних классах. Обучение и полное содержание учащихся производилось за счет фирмы.

Образованные сытинские рабочие стали активными участниками революционного движения. Они встали в первые ряды восставших в 1905 г. и выпустили первый номер «Известий Московского Совета рабочих депутатов», объявивший всеобщую политическую стачку. В типографии одновременно печатались классики и современники, монархисты и большевики, либералы и консерваторы. На соседних станках печатали панегирики Николаю II и «Манифест коммунистической партии», которого только за два года революции 1905 – 1907 годов было выпущено около 3 млн. экземпляров.

Однажды ночью последовало возмездие: одна из типографий была подожжена. Рухнули стены и потолки недавно построенного основного здания фабрики, под обломками погибло типографское оборудование, готовые тиражи изданий, запасы бумаги, художественные заготовки для печати. Это был огромный урон для налаженного дела. Иван Дмитриевич принимал сочувственные телеграммы, но не поддался унынию. Уже через полгода здание было отстроено, ученики художественной школы восстановили рисунки и клише, изготовили оригиналы новых обложек, иллюстраций, заставок. Были закуплены новые машины и работа продолжилась. К 1911 году оборот фирмы перевалил за 11 млн. рублей. Тогда же на пост генерального директора был назначен Василий Петрович Фролов, начинавший трудовую биографию в сытинской литографии наборщиком.

Сытин непрестанно задумывал и осуществлял новые издания: впервые в России был предпринят выпуск многотомных энциклопедий – Народной, Детской и Военной. В 1911 году вышло великолепное издание «Великая реформа», посвященное 50-летию отмены крепостного права, в следующем году – многотомное юбилейное издание «Отечественная война 1812 года и русское общество. 1812 – 1912», в 1913 году – историческое исследование о трехсотлетии Дома Романовых – «Три века».

Расширилась и сеть книготорговых предприятий Товарищества. К 1917 году Иван Дмитриевич имел 4 магазина в Москве и 2 – в Петрограде, а также книжные лавки в Клеве, Одессе, Харькове, Екатеринбурге, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иркутске, Саратове, Самаре, Нижнем Новгороде, в Варшаве и Софии (совместно с Сувориным). Каждый магазин кроме розничной торговли занимался оптовыми операциями. Сытину принадлежала идея доставлять книги и журналы на заводы и фабрики. Заказы на доставку изданий по каталогам выполнялись в течение 2-10 дней, так как система отправки литературы наложенным платежом была хорошо налажена.

В 1879 году Сытин купил дом на Пятницкой улице, где поставил уже две литографические машины, а тремя годами позднее зарегистрировал «Товарищество И.Д. Сытина и Ко», основной капитал которого составлял 75 тысяч рублей. На Всероссийской художественной выставке продукция Сытина была отмечена бронзовой медалью, а к концу 1890-х в его типографиях выпускалось ежегодно почти три миллиона картинок и порядка двух миллионов календарей[8].

Планомерно добиваясь снижения себестоимости своей продукции, Иван Дмитриевич с 1910-х годов стал интересоваться отраслями, снабжавшими полиграфию сырьем и топливом. В 1913 году он создал писчебумажный синдикат и таким образом обеспечил контроль над ценами на поставляемую бумагу. Спустя три года он учредил товарищество в нефтяной промышленности, застраховав себя от скачков цен на топливо. Наконец, завершающим штрихом в плане реорганизации массового книгопечатания явился сытинский проект создания «Общества для содействия улучшению и развитию книжного дела в России». Предполагалось, что круг деятельности этой организации будет очень широким – помимо производства и сбыта печатной продукции, общество должно было заниматься подготовкой специалистов, поставками оборудования и расходных материалов, организацией полиграфического машиностроения, а кроме того, библиографией и развитием сети библиотек. В рамках создаваемого под видом общественной организации холдинга предполагалось дальнейшее срастание частнопредпринимательских и государственных интересов. В период 1914 – 1917 годов компанией выпускалось 25 % всей печатной продукции Российской империи.

В 1916 году в Москве широко отмечалось 50-летие книгоиздательской деятельности Сытина. К этой дате был приурочен выпуск прекрасно иллюстрированного литературно-художественного сборника «Полвека для книги (1866 – 1916)», в создании которого приняло участие около 200 авторов – представителей науки, литературы, искусства, промышленности, общественных деятелей. Среди них были М. Горький, А. Куприн, Н. Рубакин, Н. Рерих, П. Бирюков и многие другие известные люди того времени.

Конторский дом И.Д.Сытина на Тверской

Перед Февральской революцией Иван Дмитриевич не стал продавать дело за гроши и не эмигрировал за границу. В 1917 году, когда премьером Временного правительства России был Керенский, Сытин пытался подвигнуть московских предпринимателей смягчить нараставший в обществе кризис крупными продовольственными закупками для населения. Он убеждал их: «Голодному надо бросить хоть какой-нибудь спасательный круг. Богатые должны идти на жертвы». Сам Сытин хотел выделить на это все, что тогда мог, – 6 млн. рублей, Варвара Морозова обещала дать 15 млн., Н.А. Второв – столько же. Полагали, что так можно набрать миллионов 300. Но сочувствия они больше ни у кого не встретили. Столь же неудачная попытка была предпринята и в Петербурге.

Конечно, Сытин не был революционером. Он был очень богатым человеком, предприимчивым бизнесменом, умевшим все взвесить, все подсчитать и остаться с прибылью. Иван Дмитриевич воспринял Октябрьский переворот как неизбежность и предложил свои услуги Советской власти. «Переход к верному хозяину, к народу всей фабричной промышленности я считал хорошим делом и поступил бесплатным работником на фабрику, – писал он в своих воспоминаниях. – Радовало же меня то, что дело, которому отдал много сил в жизни, получало хорошее развитие – книга при новой власти надежно пошла в народ».

Однако вскоре деятельность предприятий Сытина была прекращена и в ходе проведенной в 1919 году национализации их передали Госиздату. Иван Дмитриевич отказался от предложения Ленина занять пост главы советского издательского ведомства, сославшись на трехклассное образование. Бывшая сытинская, Первая государственная образцовая типография исправно выпускала в свет большевистскую литературу. В 1920-х годах, на заре НЭПа, Иван Дмитриевич вместе с сыновьями сделал отчаянную попытку возродиться к издательской жизни, зарегистрировав в Мосгубиздате «Книжное товарищество 1922 года», просуществовавшее меньше двух лет. До активной жизни советское правительство Сытина не допускало, но и не преследовало. Особым постановлением Реввоенсовета его квартира была освобождена от уплотнения как жилье человека, «много сделавшего для социал-демократического движения». Однако после смерти Ленина Сытину предложили освободить квартиру, и он переселился в дом № 12 по Тверской улице, где и прожил до конца своих дней[9].

Сытинская фирма изначально задумывалась как фамильное дело. Старший из сыновей Ивана Дмитриевича Николай был его правой рукой, Василий – главным редактором Товарищества, Иван ведал реализацией продукции. Петра отправили в Германию изучать экономические науки, и только младший, Дмитрий, стал офицером, в гражданскую войну воевал на стороне красных, был в штабе Фрунзе.

Сытин готовил сыновей к тому, чтоб со временем передать дело в их руки. Ну, а когда фирмы не стало, братья пошли работать в разные советские издательства. Николая репрессировали за подготовку альбома к знаменательной годовщине Красной армии. В альбом попали портреты тех, кто уже оказался в опале, что вызвало раздражение в верхах. По ходатайству первой жены Горького Екатерины Павловны Пешковой, тюрьму Николаю заменили ссылкой.

Сытин стал выполнять разные задания по поручению правительства, например, устраивал выставку российских картин в США, вел переговоры о концессиях с Германией.

Иван Дмитриевич остался верен печатному делу – вплоть до выхода на пенсию в 1928 году он консультировал руководство Госиздата по вопросам управления своей бывшей империей, способствуя сохранению в новых условиях традиций российского печатного дела. Знаменитому книгоиздателю, в знак особой благодарности за все сделанное, новая власть дала первую в стране персональную пенсию в 250 рублей, которую он и получал до самой смерти.

Сытин всю жизнь был поглощен своим делом и искренне считал себя счастливым человеком. А детям и внукам говорил: «Когда даровитый человек ничего сильно не любит, он не поднимается выше посредственности». Умер Иван Дмитриевич Сытин от пневмонии 23 ноября 1934 года в Москве в возрасте восьмидесяти трех лет. Никто публично не почтил памяти человека, так много сделавшего для страны. На Введенское кладбище покойного провожали только родные, близкие друзья и несколько бывших служащих. Внуки Сытина по издательской части уже не пошли.

На одной из аудиенций с министром финансов Сергеем Витте Сытин сказал: «Наша задача широка, почти беспредельна: мы хотим ликвидировать безграмотность в России и сделать учебник и книгу всенародным достоянием». Он не успел, как хотел, построить фабрику по производству бумаги, но успел подготовить 440 учебников, 47 книг «Библиотеки самообразования» по философии, истории, экономике и естествознанию, несколько оригинальных энциклопедий: военную, детскую, народную. Сытин не просто делал книгу доступной – он умел пробуждать в читателе любопытство к новым и новым знаниям, став поистине настоящим патриотом России.

Овсянникова Ольга Александровна


[1] Сытин В. П. История рода Сытиных (XVIII-XX вв.). М.: Триумф, 2015. 276 с.

[2] Васькин А.А. Последний адрес Ивана Сытина // От Тверской до улицы Горького и обратно по старой Москве. М.: Спутник+, 2006.

[3] Сытин Иван Дмитриевич // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1969.

[4] Динерштейн Е.А. Иван Дмитриевич Сытин. М.: Книга, 1983. 272 с.

[5] Сытин В.П. История рода Сытиных (XVIII-XX вв.). М.: Триумф, 2015. 276 с.

[6] Динерштейн Е.А. Иван Дмитриевич Сытин и его дело. М.: Московские учебники, 2003. 368 с.

[7] Жизнь для книги: И.Д. Сытин. Страницы пережитого: Современники о И.Д. Сытине. М.: Книга, 1978.

[8] Коничев К.И. Русский самородок: Повесть о Сытине. Л.: Лениздат, 1966. 328 с.

[9] Чумаков В.Ю. Сытин. Издательская империя. М.: Бизнеском, 2011. Т. 4. 320 с.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *