Скульптурная галерея «Герои Русской Америки» Ильи Вьюева

Вьюев Илья Павлович. Художник – прикладник, член МОСХ. Скульптор. Родился 21.11.1944 г. в Москве.

Учился в МСХШ и в МГХПУ (бывшая «Строгановка»). Преподавал в МГХПУ на кафедре рисунка. Работал как художник-реставратор. Автор ряда памятников и скульптурных композиций, установленных в Москве, Московской области, на Командорских островах, а также творческих работ в металле, керамике, дереве, кости. Некоторые его работы хранятся в Бородинском музее-заповеднике, в музее города Петропавловск-Камчатский, в Алеутском музее села Никольское на острове Беринга, в Угличском историко-архитектурном музее, в частных коллекциях. В 60-80-е годы принимал участие во многих городских, всесоюзных и международных выставках секции декоративно-прикладного искусства МОСХ, в 2000-е участвовал в московских выставках как скульптор. Илья Вьюев активно участвует в работе Московского историко-просветительского общества «Русская Америка». В настоящее время скульптор работает над портретами политических деятелей, учёных и преподавателей «Навигацкой школы», из чьих стен вышли многие отважные моряки – первопроходцы, участники северных и восточных экспедиций XVIII века.

Вьюев Илья Павлович жил и работал на Командорских островах с 1986 по 1992 гг. Сначала в качестве строителя и архитектора, потом — мастера-костореза. Организовал на острове Алеутский культурный центр, мастерскую национального художественного промысла, сотрудничал с Алеутским музеем и другими музеями страны. 90-е годы прервали эту работу, но после нескольких лет, проведённых на острове Беринга, интерес Ильи Вьюева к Русской Америке выразился в желании узнать как можно больше о людях, имена которых вписаны в её историю. Точки приложения его интереса как художника и способы творческого художественного выражения выразились в работе над портретами исторических личностей того времени и создании сюжетных композиций, несущих смысловую историческую информацию. Особое внимание уделялось работе с историческим материалом, соответствию времени и эпохе, к которой принадлежали герои – их костюму, причёске, различным предметам и антуражу, несущему подчас глубокий символический смысл. Время донесло до нас далеко не все портреты людей той эпохи, лишь в единичных случаях это научно подтверждённый облик. Так, на основании сохранившихся костных останков в лаборатории пластической антропологии Института этнологии и антропологии РАН по методу М.М.Герасимова реконструирован облик Витуса Беринга — работа профессора В.Н. Звягина [1]. Но и при использованииисторического портрета и имеющейся научной реконструкции возможно переосмысление художником образа, характера героя. В работе над композицией и портретом Витуса Беринга Илья Вьюев опирался на научную реконструкцию В.Н.Звягиным внешности капитан-командора, но в то же время привнёс в облик героя и своё видение.

В случае, когда портрета не существует, помогали косвенные свидетельства и описания того, как мог выглядеть тот или иной человек. Тогда скульптора вели творческая интуиция и фантазия. В работе над образом Стеллера скульптор использовалкосвенные свидетельства и описания того, как он мог выглядеть, рассказы знавших его людей, дневниковые записи. Для художественной реконструкции портретов бывает большой удачей увидеть потомков, которые вполне могут нести пусть уже отдалённое, но всё же сходство, представлять определённый типаж лица. Например, при работе над портретами Алексея Чирикова, Леонтия Магницкого скульптор учитывал характер лиц их потомков, наших современников. И, конечно, было необходимо помнить и о сложившемся, привычном образе исторической личности – в наше время благодаря кинематографу и талантливой игре актёров зачастую бывает очень трудно освободиться от стереотипа в облике героя.

Большую роль в создании образа играет знание жизни, поступков, деятельности героя, творческое переосмысление художником его характера и внутреннего мира.

Одни герои представлены в виде парадных портретов, в мундирах и при регалиях. Другие – в жанровых, бытовых композициях.

Святых просветителей народов Америки и Аляски, чудотворцев, священников скульптор изобразил в соответствии с традицией иконописи и деревянной скульптуры. Использовались приёмы изменения пропорций, уплощения, включения в изобразительный ряд определённых символов,несущих большую смысловую нагрузку.

Скульптурный ряд открывает композиция «Святой Николай» (Никола-Морской). Святой изображён стоящим на бурных волнах, в его левой руке — кораблик с храмом на палубе. Это — небольшое отступление от имеющегося канона. В религиозном представлении корабль символизирует храм, а у поморов Святой Николай часто уподоблялся Вседержителю.

Святой Никола «Можайский» всегда изображался «с мечем и градом», Никола «Зарайский» — благословляющим, с крестом и евангелием в руках. Однако существовали и не канонические «Николы». Так, образ святого, писаный на печных кафлях дорожных ямских станций, назывался Никола «Тёплый». Существовал и Никола «Морской». Известно из рукописных источников, таких как «Устьянский правильникъ», что «Покровителю моряков вперёд Божья милость дарована» — то есть все святые оказывают помощь молящемуся только с позволения Всевышнего, и лишь Никола в критической ситуации может действовать самостоятельно, не согласовывая свои действия с Богом. Поэтому «Скорый в помощи» Никола «Морской» был всегда особо любим моряками.

Композиция «Святой Герман Аляскинский» выполнена согласно иконописной традиции несколько уплощённой. Изменены и пропорции изображения – фигура Святого Германа увеличена относительно маленькой кельи. Ещё меньше сам Еловый остров –место подвига Святого. В композиции используются традиции русской деревянной скульптуры, условно объединяющей в целое объёмы и пространство: объединены Герман, стоящий на скале, еловый лес и келья — часовня, которую выстроил на Еловом острове преподобный.

Герман Аляскинский (предположительно, Егор Иванович Попов) был главой Первой православной миссии на Аляске. Он причислен к лику святых как «Всея Америки чудотворец». Это первый прославленный в лике святых небесный покровитель Православной церкви в Америке. Святой Герман активно распространял православие среди местных народов, открывал школы, обучал земледелию, ремеслу, домашнему хозяйству и кулинарии. В частности, он организовал школу для девочек, где обучал их грамоте, закону божию, огородничеству, основам ведения хозяйства и рукоделию. «Отшельник Елового острова» пользовался уважением и любовью жителей – аборигенов: алеутов, колошей, тлинкитов, защищал их от эксплуатационной деятельности авантюристов и промышленников. По желанию Германа остров Еловый был после его смерти переименован в Новый Валаам.

«Иннокентьевская серия» скульптур открывается портретом «Иннокентий Вениаминов, 30-е годы XIXв.», созданным на основании гравированного портрета Иннокентия в молодости и редко публикуемого профильного рисунка святителя. Именно таким – молодым, горящим идеей миссионерства и познания – священник отец Иоанн (впоследствии, с принятием монашеского пострига – Иннокентий) совершал свои деяния на Аляске.

В миру Иван Евсеевич Попов, епископ Русской Православной Церкви, митрополит Московский и Коломенский, святитель, апостол Америки и Сибири. Движимый душевным стремлением, Иван Вениаминов покинул выгодный приход в Иркутске и стал пастырем и проповедником среди алеутов, индейцев, эскимосов.

Он крестил тысячи людей, строил храмы, при которых основывал школы и сам обучал в них детей. Массово проводил прививание оспы, что позволило остановить эпидемии этой болезни у просвещаемых им народов. Вениаминов – крупный русский ученый, автор этнографических описаний, фольклорных записей, философско-религиозных трудов, почетный член Императорской Академии наук и Московского университета. Изучение местных языков, создание письменности алеутов, колошей, якутов, переводы молитв и Евангелия, бесконечные переезды в любую погоду, заступничество и помощь нуждающимся снискали ему уважение и любовь среди народов Аляски и Сибири.

Серия «Жития святого Иннокентия» — это три сюжета из жизни святителя, символические и объединенные общим пластическим и композиционным решением. Обще-силуэтная уплощённая скульптура в то же время остаётся круглой, её можно рассматривать с разных сторон. Она словно воспроизводит в скульптурном объёме житийные сцены традиционной русской иконописи.

Композиция «Путь через океан» изображает Святого Иннокентия на лодии,символизирующей Церковь. Святитель управляет кормилом (веслом) — будущим епископским посохом. Православный крест – мачта с реёй и наполненным ветром парусом, на мачте летящий голубь – Дух Святой, и хартия с азбукой, знаменующей просветительскую деятельность миссионера. У подножия мачты – ящик с различными ремесленными инструментами, также имеющий символическое значение: Иннокентий обучал аборигенов Аляски самым различным ремёслам, сам ими прекрасно владея.

Композиция «Роща бишопа Вениаминова». Особой гордостью алеутской и русской общин является сохранившаяся на Уналашке роща, посаженная Иннокентием Вениаминовым. Иннокентий повторяет подвиг многих православных подвижников, долгое время возит на лодке с материка землю, на которой сажает привезённые также с материка кедры. Это единственная роща на тех совершенно безлесных островах, где сильные ветры и иные суровые климатические условия не позволяли укорениться иной растительности кроме тундровой.

Композиция «Иннокентий и орлан». Существует иконографический сюжет, где Иннокентия изображают кормящим орла. Сюжет имеет реальные основы, действительно, Иннокентий подобрал, выкормил и воспитал птенца белоголового орлана, который ходил за ним как преданная собака и кормился из его рук.

В традициях христианских подвижников зачастую присутствуют сказочные мотивы, когда герои выкармливают диких зверей, выручают их в трудных обстоятельствах, и звери платят им любовью, лаской и добром. Таковы Илья-пророк и ворон, Стефан Пермский и Серафим Саровский с медведями. ( Для справки: белоголовый орлан является национальным символом США, его изображения украшают Конгресс, Национальный резерв, иные административные здания).

Композиция «Якутские чтения Иннокентия Вениаминова» иллюстрирует деятельность святителя в Якутии. Это свободная беседа понимающих друг друга людей, возможно – обсуждение тонкостей языка, особенностей перевода священных текстов, планов миссии. Стоящий справа молодой священник-якут, в валенках и тёплой одежде, словно о чём-то советуется с Иннокентием, сверяет слова текстов и молитв, а возможно – сам рассказывает об особенностях духовного служения в Якутской епархии.

Иннокентий был первым архиепископом Якутии с 1853 по 1860 год. После 28 лет, проведённых на Аляске, он продолжил свою миссионерскую деятельность, занимался переводом на якутский язык богослужебных книг, строительством церквей, новых приходов, открытием церковно-приходских школ. Епархия под его руководством активно приобщала к православию «новокрещённых инородцев», отдавая им предпочтение в обучении, направляя в духовные училища, семинарии. Иннокентий считал, что духовенство должно быть «со знанием не только якутского языка, но и образа жизни, веры инородца».

Композиция «Митрополит московский Иннокентий». Митрополит изображён в полном митрополичьем облачении — в парадной мантии и клобуке, с наградами на груди, со спадающими на спину окрильями, опирающийся на посох. Стоя на «орлеце», Иннокентий благословляет народ «на выходе».

Вениаминов был епископом учрежденной по его же инициативе едва ли не самой большой епархии в мире: в неё входили Российские владения в Америке, Азиатские территории Дальнего Востока, Чукотка, Якутия. Он участвовал в подписании Айгунского мирного договора с Китаем, а во время Крымской войны, будучи взятым в плен, провёл успешные переговоры от имени России с интервентами — командованием английских и французских войск, и отстоял в результате российские интересы. В октябре 1977 года был прославлен в лике святых Русской Православной Церковью.

Композиция «Святой Яков Нецветов». Скульптурное изображение первого священника-креола имеет иконографическую портретную основу. Нецветов в одежде священника, он стоит с водосвятной чашей и кропилом в руках, совершая обряд кропления святой водой во время службы.

Яков Нецветов — сподвижник святителя Иннокентия, креол (его матерью была алеутка с острова Атка). Был первым туземцем Аляски, рукоположенным в священный сан. Паства его располагалась на территории более трех тысяч километров. В труднейших обстоятельствах сурового климата он неутомимо путешествовал. По завершении строительства постоянной церкви на Атке отец Иаков отдал себя образовательной работе, создав приходскую школу, где он учил русскому языку и алеутской грамоте, в создании которой он принимал участие. Занимался переводами Священного Писания, находил и подготовлял ботанические экспонаты из Аляски для музеев России. Около 20 лет Нецветов был миссионером в отдалённой Квихпакской миссии — во внутренней, Кускоквимско-Юконской части Аляски. Просветительская работа проходила среди юпиков и атабасков — недружественных индейских племён. В 1994 году Священный Синод Православной Церкви в Америке причислил отца Иакова к лику святых с наименованием «просветителя народов Аляски».

Серия «Навигацкая школа» показывает нам людей, чьи жизни и деяния предваряют российские географические открытия, стоят у их истоков. Реформы Петра Iкоснулись всех сфер жизни страны, дали толчок к освоению наших северных и восточных пределов, воспитали не одно поколение образованных людей, первоклассных моряков, первопроходцев. Из «Навигацкой школы», располагавшейся в Сухаревой башне, вышла целая плеяда капитанов, картографов, путешественников, участвовавших в северных и восточных экспедициях России. И, конечно, многие из них вошли в историю «Русской Америки». Их судьбы переплетались с самыми разными историческими событиями и даже с историями кораблей и архитектурных сооружений. Таким «полноправным участником» той эпохи стала Сухарева башня, выстроенная по инициативе Петра I и почти сразу обросшая многими легендами. Центром этих легенд был Яков Брюс, «колдун с Сухаревой башни».

Бюст «Яков Брюс» выполнен по сохранившейся гравюре, на которой он изображён в парике и кирасе. Брюс поверх кирасы – в мундире, со свитком в руке. Это в первую очередь – генерал, Кавалер ордена Андрея Первозванного и Белого Орла. Он открыл первую в России обсерваторию при Навигацкой школе и руководил ею. Должно быть, не один будущий моряк и навигатор смотрел на звёзды из обсерватории Якова Брюса…

Сподвижник Петра, артиллерист, дипломат, математик, астроном, автор учебников и словарей, он заведовал российским книгопечатанием, собирал книги, физические и астрономические инструменты, медали, рукописи и иные раритеты и «курьёзные вещи», пополнившие потом кунсткамеру Академии наук.

Портрет «Андрей Нартов». Скульптура создана на основе сохранившегося живописного портрета неизвестного художника XVIII в., сделанного на основе прижизненной работы И.Н. Никитина. Это парадный портрет, воспроизводящий награды, полученные «личным токарем Петра I».

Царь-реформатор увидел токаря Нартова, который происходил «из посадских людей», в Московской школе математических и навигацких наук, и вызвал его в собственную дворцовую токарню. Русский учёный, механик и скульптор, статский советник, член Академии наук, изобретатель, наладивший технику монетного дела, создавший множество новых станков, новые способы отливки пушек, оригинальный оптический прицел, методы копирования художественных произведений. Он автор проекта учреждения Академии художеств и автор рукописного труда всей своей жизни – энциклопедии станкостроения, медальерного и токарного искусства « Театрум махинариум, или Ясное зрелище махин». Увы – книга эта, преподнесённая Екатерине II, пролежит в придворной библиотеке в безвестности почти 200 лет.

Бюст «Леонтий Магницкий». Перед нами педагог, математик. В его руках циркуль и сфера – ведь без знания тригонометрии невозможны ни навигация, ни картография. Облика Магницкого не сохранила история, и главное в создании портрета — внутреннее, интуитивное ощущение личности этого человека.

Судьба Леонтия Теляшина, будущего математика Магницкого, удивительным образом предвосхищает судьбу Ломоносова. Однажды, отправившись доставить в Иосифо-Волоколамский монастырь рыбу, он поразил монахов своей грамотностью и умом. Далее – Славяно-греко-латинская академия, самостоятельное изучение математики. Встреча с Петром I меняет жизнь юноши – вместо фамилии Теляшин он получает новую фамилию – Магницкий — «в сравнении того, как магнит привлекает к себе железо, так он природными и самообразованными способностями своими обратил внимание на себя». Магницкий преподавал все математические предметы в здании Сухаревой башни, в Навигацкой школе, написал первый в России учебник по математике, занимался учебником по кораблевождению. Многие годы руководил Навигацкой школой, обучая будущих «Птенцов гнезда Петрова» тригонометрии, арифметике и геометрии.

Серия «Участники 2-й Камчатской экспедиции» начинается портрета «Капитан-командор Витус Ионассен Беринг». Беринг изображён без парика — он настоящий моряк, это позволяет ему слушать паруса и ветер. Капитан-командор [2]в офицерском мундире, обшитом галуном, с большими коническими пуговицами. На шее – характерный для петровской эпохи шёлковый галстук. Бюст выполнен в стилистике скульптурных портретов первой половины XYIII века. Данный портрет – не научное, анатомическое создание образа человека по имеющимся костным останкам, а авторское прочтение его образа.

Однако с созданием этого портрета работа над образом Капитан-командора не закончилась. Художник продолжал искать «своего» Беринга, работая и над лицом, и над фигурой капитана, заостряя внимание на деталях, читая появляющиеся новые исторические исследования, публикации писем Беринга и архивов экспедиции. Так появилась целая серия скульптурных эскизов. Эта работа закончилась установкой в 2016 году памятника Витусу Берингу, Капитан-командору великой северной экспедиции, на острове его имени – острове Беринга, там, где капитан закончил свой земной путь в 1741 году.

Композиция «Капитан Беринг на палубе пакетбота «Святой Пётр». Капитан-командор стоит на наклонной палубе с подзорной трубой, его плащ развевается по ветру. Левая рука капитана вытянута вперёд, словно передавая энергию волевого решения и приказа в некий критический момент плавания. Нет, это совсем не тот обрюзгший и рыхлый господин в чистеньком камзоле и парике, которого мы знаем по урокам истории в школе. Благодаря археологическим находкам и реконструкции В.Н.Звягина известен его настоящий облик, а о настоящем характере мы можем догадаться, читая его биографию моряка и Командора нескольких труднейших северных экспедиций.

Композиция «Последняя гавань Капитан-командора», ставшая в 2016 году памятником великому мореплавателю на острове Беринга, очень символична. Мы видим уверенно стоящего моряка, он в одежде военного покроя, обшитой галуном, в высоких сапогах, в парике и шляпе-треуголке. На шее – развевающийся под ветром шейный платок, характерный для Петровской эпохи. В правой руке – трость со зрительной трубой, в левой – морская карта с новыми берегами, с Камчаткой и будущим островом Беринга. Это та самая карта, которая станет результатом всей экспедиции. Под ногами капитана – небольшой якорь-кошка, принадлежность лангбота. Конические пуговицы с рисунком на его одежде–копии тех, которые были найдены в 1991 году при раскопках некрополя в бухте Командор. В руке капитана – трость с подзорной трубой – это реальный предмет. В документах экспедиции сохранилась опись личных вещей Беринга, среди них значилась трость «с подзорною трубою железною». Именно её изобразил скульптор.

В целом жанр скульптуры, её смысловую наполненность определили эпоха великих географических открытий, значимость Северной экспедиции для истории нашей страны и легендарное имя Витуса Беринга. Художник не стремился воссоздать момент высадки на остров, ведь в реальности капитана снесли на землю на руках, и здесь, на суровом необитаемом острове, капитан бросил свой якорь в последний раз Но трагическая гибель капитана не умаляет героику его образа. Бронзовая фигура Беринга выглядит уверенно, он выполнил свой долг до конца – долг моряка и капитана, руководителя двух труднейших Северных экспедиций, первооткрывателя новых неизвестных земель.

Витус ИонассенБеринг — датчанин на русской службе, участник Северной войны, военных действий на Балтике и Северном море, руководитель 1-й и 2-й Камчатских экспедиций, командир экспедиционных пакетботов «Святой Гавриил» и «Святой Пётр». Организатор Великой Северной экспедиции, которая различными отрядами прошла по северным пределам от Кольского полуострова до Дальнего Востока, описывая и нанося на карты очертания берегов будущего Северного морского пути, Охотского моря и Тихоокеанских побережий. Погиб во время зимовки на открытом им острове, позже названном его именем.

Портрет «Алексей Ильич Чириков». Портрет Чирикова, капитан-лейтенанта, командира пакетбота «Святой Павел», сделан парным к портрету Беринга.Он в петровском мундире с коническими пуговицами, с шарфом через плечо, с волосами, спадающими до плеч, и усиками согласно моде петровской эпохи. Портретных изображений Чирикова нет, и облик создан по традиции его внешности, сложившейся в изобразительном искусстве и кино. Изображён капитан в более старшем возрасте, чем он был, когда командовал «Святым Павлом», что подчёркивает тяготы пребывания в суровом морском климате.

Скульптурная композиция «Чириков на палубе пакетбота «Святой Павел». Капитан стоит около судового шпиля — кабестана, на котором разложены карта и компас. В руке Чириков держит один из морских угломерных приборов и берёт пеленги с береговых объектов, циркулем размечая на карте береговую линию. Так скульптор подчеркнул его выдающиеся достижения моряка-первооткрывателя и картографа.

Алексей Ильич Чириков, уроженец тульской губернии, дворянин, выпускник Московской Навигацкой школы и Петербургской Морской Академии. Именно на основании картографических данных Чирикова были составлены многие карты побережий восточной Азии, Аляски, островов Алеутской гряды. Карты Чирикова позже были признаны мореплавателями разных стран, в том числе Джеймсом Куком, как наиболее соответствующие действительной береговой линии. Его астрономические данные позволили впервые выявить истинную широтную протяжённость Сибири. Корабль Чирикова первым (на 1—1,5 суток раньше, чем корабль Беринга) достиг северо-западного побережья Северной Америки. Вскоре после возвращения из похода Чириков умер от туберкулёза в чине капитан-командора. Место его захоронения утрачено.

Композиция «Урок навигации» – это участники экспедиции Витуса Беринга офицер Свен Ваксель и его 12-летний сын Лоренц. Исторические портреты их неизвестны. Придерживая на качающейся палубе сына, Ваксель обучает его брать пеленг с помощью градштока. Верхний конец перекладины должен быть совмещён со светилом, нижний — с линией горизонта. Градусы считывались с делений на линейке. Линейка градштока длиной в 1 метр, перекладина — около 60 см, и у мальчика ещё не хватает длины рук для перемещения перекладины. Но рядом — отец, опытный моряк. И всё получится…

Свен Ваксель — швед на русской службе с 1726г., лейтенант флота, на пакетботе «Святой Пётр» — старший офицер. Командовал судном при возвращении от берегов Америки. После смерти Беринга под руководством Вакселя был построен гукор, на котором оставшиеся в живых члены команды «Святого Петра» вернулись на Камчатку. Свен Ваксель, именем которого назван мыс на острове Беринга, был единственным, кто прошёл от начала до конца и Первую, и Вторую Камчатские экспедиции. В плавание к берегам Америки Свен взял сына Лоренца и рассчитывал в плавании обучить мальчика судовой профессии, что у него в результате и получилось: Лоренц вырос прекрасным моряком. Последние годы своей жизни Лоренц был командиром (капитаном-наставником) Архангельского порта, будучи в чине капитана генерал-майорского ранга.

Композиция «Георг Стеллер» показывает нам человека лёгкого, подвижного, в свободной, безо всяких претензий одежде. Он опирается, согласно его же описания собственного снаряжения, на лёгкий берёзовый шест. На этот шест в случае необходимости надевался якутский нож –«пальма», который висит у него на поясе. Заплечный мешок с минимумом личных вещей, котелок, фляга, на боку ботанизирка для сбора растений, карманы набиты инструментами и разнообразными экспонатами. Он очень неприхотлив в быту, его не страшат никакие лишения. Ему подходит любая одежда, любая пища, готовит он себе сам в единственной имеющейся у него посудине. Сейчас он разглядывает в лупу очередную находку, лежащую на ладони. Неутомимый исследователь, талантливый учёный, глубоко преданный науке, успевший очень много за свою короткую жизнь, видевший большое в самом малом…

В 2017 г. на острове Беринга будет установлен памятник Георгу Стеллеру работы И.П.Вьюева.

Георг Вильгельм Стеллер — немецкий врач и естествоиспытатель, геолог, адъюнкт натуральной истории и ботаники Петербургской академии наук, первыйевропейский исследователь природы Камчатки и северо-западной части Америки. Считается первым белым человеком, ступившим на землю Аляски.Участник Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга. Собрална Алеутских островах биологическую и этнографическую коллекции. На американском берегу ему удаётся пробыть лишь 6 часов — это всё, что позволил Беринг, опасавшийся за судьбу команды. Но и за это краткое время Стеллеру (за которым следовал лишь один казак, «…верный мне Фома Лепёхин») удалось собрать биологическую коллекцию и открыть несколько новых видов живых существ. На корабле «Святой Пётр» Стеллер был судовым врачом, оказывал медицинскую помощь всей команде. Во время зимовки исследовал остров, позже названныйостровом Беринга. Имя Стеллера дано более чем 20-ти видам растений и животных, в числе которых исчезнувшие Стеллерова корова, Стеллеров баклан, Стеллерова гага. Учёный умер в 37 лет в Тюмени, после тягот, пережитых им из-за подлого и несправедливого доноса. Могила его и настоящий облик неизвестны.

Началом калифорнийской скульптурной серии «Русской Америки» можно считать портрет «Иван Кусков». Скульптурный портрет создан на основеживописного портрета, имеющегося в Тотемском [3] музее Кускова. В разные периоды с него были сняты копии, в связи с чем возникло некоторое разночтение его облика. В скульптуре Кусков изображён более молодым, нежели на историческом портрете. Воспроизведена и золотая медаль на шее «За усердие», и часть мундира коммерции советника.

Иван Кусков — тотемский мещанин, выдающийся русский исследователь Аляски, основатель селения и крепости Росс в Калифорнии. Руководил торгово-промысловой компанией Баранова в Русской Америке, оставался за правителя на Кадьяке, в Ново-Архангельске, управлял русским поселением в заливе Якутат, возглавлял экспедиции от залива Якутат до острова Ситха. Форт Росс, столица русской Калифорнийской колонии, должна была снабжать Аляскинские владения необходимыми продуктами питания. При Кускове здесь активно развивались сельское хозяйство и ремёсла. В колонии были заведены огороды, развито скотоводство, имелась судоверфь. Между представителем компании и вождями индейских племен был составлен договор, который юридически закреплял передачу русских владений в Калифорнии в собственность Российско-Американской компании.

Портрет «Григорий Шелихов (Шелехов)» создан на основе наиболее ранних изображений этого предприимчивого, оборотистого и умного купца из города Рыльска, «Колумба росского», как называли его современники. Скульптор сделал попытку соединить в облике Шелихова его выдающиеся качества коммерсанта, государственный ум, купеческую «хватку», решительность и интуицию.

Шелихова отличали организаторские способности, широта и размах деятельности. Жёсткий в достижении своих целей, он не только финансировал многочисленные экспедиции на Аляску, Курилы, Алеутские острова, но и сам в них участвовал, совершив таким образом множество географических открытий и фактически закрепив за Россией многие владения в Тихом океане. Организованное им монопольное акционерное предприятие переросло в Русско-Американскую компанию. Он оставил после себя этнографические, географические записки, планы освоения новых земель и их хозяйственного использования, предложения по организации северного морского пути и транспортного пути от Байкала до Амура. Он сыграл огромную роль в освоении Россией Алеутских островов и Аляски, и в создании «Русской Америки».

Портрет «Николай Резанов». Благодаря поэме, спектаклю и замечательной музыке вся страна знает историю кораблей «Юнона» и «Авось» и любовную трагедию юной Кончиты и блестящего камергера. История жизни Резанова, сложная, неоднозначная и до конца ещё не понятая, говорит о том, что в его природной красоте и обаянии, возможно, и кроется его внутренняя личная трагедия. Это был очень незаурядный, талантливый, красивый внешне человек, воспитанный двором Екатерины IIи понимающим интриги и тонкости карьерного роста. Какими бы ни были мотивы его обручения с юной Кончитой, страстная любовь или же дипломатия и расчёт – не стоит забывать, что в результате этого голодающая русская колония Ново-Архангельск получила тысячи пудов долгожданных продуктов, купленных Резановым у испанцев на собственные деньги. Именно об этом и думал скульптор, работая над портретом Николая Резанова.

Николай Резанов был зятем Шелихова и стоял у истоков образования Российско-Американской компании. Участник первого русского кругосветного плавания, первый официальный посол в Японии. Он знал пять иностранных языков и был составителем одного из первых русско-японских словарей. По его инструкции, оставленной Баранову, было основано аграрное поселение Росс на севере Калифорнии для снабжения российских поселений Аляски продовольствием.

Портрет «Александр Баранов» создан по единственному дошедшему до нас портрету Первого главного правителя «Русской Америки». Мудрость и спокойствие, обстоятельность, миролюбие и честность, вместе с высокими деловыми качествами, энергией и государственным подходом к делам, ему доверенным – вот что хотел донести до нас скульптор, работая над обликом этого человека, который сам себя называл «Писарро российский».

Баранов оставил после себя хорошие отношения с аборигенами, широкие торговые связи со многими странами тихоокеанского региона, отстроенные посёлки, школы, верфь для ремонта кораблей, медеплавильный завод, угольную шахту, отчёты о предпринятых экспедициях и географических изысканиях. Основатель Форта Росс в Калифорнии и Ново-Архангельска на Аляске отличался бескорыстием: «При сдаче дел все компанейское имущество, считавшееся налицо, найдено не только в совершеннейшем порядке, но даже в количестве, превышавшем значащееся по описям. Размеры нежданного превышения впечатляют, ожидали найти имущества на 4 800 000 рублей, а его обнаружилось на семь миллионов. Все недоброжелатели, много лет распространявшие слухи, что Баранов тишком обогащается, моментально прикусили языки…»

Портрет «Лаврентий Загоскин». Основой для скульптурного портрета послужил сохранившийся исторический портрет. Гордо расправив пышные бакенбарды, смотрит на нас широкоплечий исправный служака, крепкий орешек, бравый морской офицер, путешественник и исследователь внутренних районов Аляски, герой книги Сергея Маркова «Юконский ворон».

Многое было в жизни морского офицера Лаврентия Алексеевича Загоскина – военная «персидская» компания, командование пароходом на Каспии, монаршее благоволение, разжалование в матросы, восстановление в звании, служба на Балтике. И, наконец – труднейшее американское путешествие, несколько лет передвижения на байдаре и собачьих упряжках ради исследования внутренних суровых районов Аляски, рек Юкона и Кускоквима. В результате – точные карты хребтов и рек, опись побережий, этнографические коллекции и описания местных племён и их селений, и книга – «Пешеходная опись русских владений в Америке…».

Портрет «Николай Гребницкий». Скульптор постарался передать энергию и высокую образованность, профессиональные амбиции и властность, но одновременно и мудрость, и внутреннюю силу управляющего Командорскими островами Николая Гребницкого. Портрет сделан на основании сохранившихся фотографий и хранится в музее города Окуловка Новгородской области.

Деятельность Гребницкого на Командорских островах пришлась на годы после продажи российских территорий Америки. Учёный, талантливый администратор и государственный деятель, управляющий Командорскими островами и промыслами на протяжении 30 лет – имя этого человека было совершенно незаслуженно опорочено в литературе: он стал прообразом жадного до денег рвача и деляги в романе Пикуля «Богатство». И лишь серьёзные научные исследования сотрудника Алеутского музея Натальи Татаренковой и её экспедиции по поискам его некрополя в Новгородской области, в которых принимал непосредственное участие и скульптор Илья Вьюев, восстановили справедливость и честное имя Гребницкого, приоткрыли завесу над многими тайнами его жизни. Гребницкий работал как зоолог, этнограф и метеоролог, он собирал и отправлял в различные музеи этнографические и биологические коллекции, его именем названы многие виды живых организмов. При нём регулировались правила охоты на морского зверя, в том числе международные, отстраивались посёлки и храмы на Командорских островах – последнем «островке» Русской Америки, оставшемся в России после продажи Аляски и Алеутских островов.

В созданной Ильёй Вьюевым скульптурной галерее исторических личностей, неразрывно связанных с периодом «Русской Америки», есть святые и пастыри, герои Первой и Второй Камчатских экспедиций, дипломаты и чиновники, «Птенцы гнезда Петрова», учёные и преподаватели «Навигацкой школы». Все те государственные и церковные деятели, исследователи, моряки, первопроходцы, чьими усилиями прирастала наша страна на своих восточных рубежах.

Работа над скульптурной галереей героев «Русской Америки» продолжается.

Инна Липилина


[1] В 1991 году комплексная российско-датская экспедиция под руководством доктора наук А.К.Станюковича, работая в бухте Командор, лагере Витуса Беринга (остров Беринга, Командорские острова) обнаружила захоронение членов команды пакетбота «Святой Пётр». Экспедиции удалось найти утерянное захоронение Витуса Беринга и доказать его принадлежность капитан-командору. Год спустя профессор В. Н. Звягин методом пластической реконструкции восстановил истинный облик Беринга.

[2] Капитан-командор — по «Табели о рангах» морской чин пятого класса между капитаном первого ранга и контр-адмиралом. Соответствовал армейскому бригадиру и статскому советнику в гражданской службе. Чин упразднен в 1827 году.

[3] Тотьма – районный центр в Вологодской области

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *