Полковник Андрей Антонович ПОГУЛЯЕВ

Полковник Андрей Антонович ПОГУЛЯЕВ
Командующий 3-й бригадой Кубанского казачьего войска

Андрей Антонович — выходец из дворян Полтавской губернии, православного исповедания. Его предки (братья Погуляевы или Погуляи) были запорожскими казаками и поселились на Полтавщине после подписания российской императрицей Екатериной II манифеста «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии» 5 августа 1775 года.

Родился в 1805 году. Начал служить в Лохвицком нижнем земском суде 4 мая 1822 г.; 13 февраля 1823 г. назначен канцеляристом, 13 февраля 1827 г. про­изведен в коллежские регистраторы — низший гражданский чин 14-го класса в Табели о рангах в России XVIII — XIX веков, чин давал право на личное дворянство. В армии — фендрик, прапорщик. Формой титульного обращения к коллежскому регистратору было выражение «Ваше Благородие».

Казалось бы, начала складываться рядовая и спокойная чиновничья карьера по гражданской линии. Однако молодому человеку хотелось чего-то более живого и интересного. Новые возможности испытать себя и увидеть мир сулила военная служба.

ПОЛЬСКИЙ МЯТЕЖ

17 ноября (старый стиль) 1830 года началось очередное антироссийское польское восстание – «Ноябрьское восстание», как назвали его сами поляки – приведшее к Русско-польской войне 1830–1831 годов, охватившей территорию Царства Польского, Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины.

Накануне восстания положение поляков в Российской Империи было поистине привилегированным. Сражаясь в рядах наполеоновской армии против России, они по итогам Венского конгресса были присоединены к империи в рамках автономного Царства Польского, представлявшего собой конституционную монархию, управлявшуюся сеймом (парламентом) и королем, которого в Варшаве представлял наместник (брат российского Императора Великий князь Константин Павлович, считавшийся полонофилом и женатый на польской графине). Кроме того, поляки имели собственную армию, которую составляли преимущественно ветераны польских легионов, воевавших в свое время на стороне Франции.

Но сильно развитые «великопольские» настроения поляков, мечты о полной независимости и восстановлении свободной Польши «от моря и до моря» в границах 1772 года (т.е., включая присоединение к ней Литвы, Украины и Белоруссии), побудили местную шляхту, интеллигенцию и католическое духовенство, рассчитывавших на поддержку Европы, поднять антироссийский мятеж.

Несмотря на очевидное численное преимущество российских войск над повстанцами, переформирование и перемещение войск императорской армии в район восстания потребовало бы достаточно долгого времени. Поэтому сразу же возникла идея использования малороссийских казаков в качестве резервной силы по образцу 15 конно-казачьих полков 1812 года.

Малороссийский генерал-губернатор Н. Г. Репнин-Волконский обратился к Николаю I с заверениями в верности малороссийских казаков престолу, упомянул о не утихшей ещё вражде к вероломным полякам в сердцах казаков и об их всегдашней готовности послужить отечеству подобно их отцам и дедам.

НАЧАЛО ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

По указу Сената от 6-го мая 1831 г. для усиления русских регулярных войск, участвовавших в подавлении польского мятежа, началось формирование восьми Малороссийских казачьих полков легкой кавалерии, которые состояли из казаков Полтавской и Черниговской губерний. Офицеры набирались из дворян тех же губерний и А.Погуляев подал прошение Малороссийскому военному губернатору Н. Г. Репнину о назначении на военную службу. На основании утвержденного императором Николаем I положения о формировании Малороссийских казачьих полков от 1 мая 1831 г., приказом Малороссийского военного губернатора от 15 июня 1831 г. Андрей Погуляев был назначен в 5-й Малороссийский казачий полк на должность полкового адъютанта с переименованием в корнеты— первичное обер-офицерское звание и должность в кавалерии (за исключением казаков).

Всем миром комплектовали казачьи полки. Дело в том, что основная масса казачества обеднела вследствие значительных человеческих и денежных потерь во время войны 1812 года, к тому же неурожаи и эпидемии последних лет и ужесточение налоговой политики в отношении казаков сделали невозможным обеспечение казачьих полков лошадьми, оружием и обмундированием исключительно за счёт казачьих обществ.

Поэтому 23 июня 1831 г. из Конотопского повета в 5-й Малороссийский казачий полк были отправлены лошади восемнадцати помещичьих владений. При этом граф А. К. Разумовский выделил 45 лошадей, а коллежский асессор Г. Тарновский – 15. Лохвицкий поветовый комитет отправил в 6-й полк 74 лошади, в том числе 11 от титулярного советника П. Галана и 5 – от княгини В. Репниной. Кролевецкий поветовый комитет отправил 56 лошадей, 13 седел, со всеми принадлежностями, 174 пары подков, 87 торб.

После формирования, все восемь полков, были направлены в Виленскую, Гродненскую, Курляндскую, Минскую губернии и Белостокскую область где приняли участие в боях с мятежниками. В этих районах они несли службу по охране порядка, занимались ликвидацией остатков разгромленных отрядов польских повстанцев и участвовали во взыскании казенных податей. Картина «Сражение при Грохове 13 февраля 1831 года». Богдан Виллевальде.

После подавления восстания, в сентябре 1831 г. началось постепенное расформирование всех полков, а казаки и офицеры были временно отпущены по домам. Однако казакам недолго пришлось оставаться без дела.

ФОРМИРОВАНИЕ КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ

30 сентября 1832 г. Император Николай I утвердил Положение о переводе, вместе с однодворцами и прочими казенными поселянами, на Кавказ двух Малороссийских казачьих полков для усиления Кавказских линейных войск.

Этому событию предшествовала благоприятная внешнеполитическая обстановка, сложившаяся в результате победы России в войне с Турцией и подавления царским правительством польского освободительного восстания 1830-31 гг. Одним из результатов Адрианопольского мирного договора 1829 г., завершившего Русско-Турецкую войну, стало присоединение к России восточного берега Черного моря от устья р. Кубани до северных границ Аджарии. Турция была вынуждена признать переход основной территории Закавказья под контроль Российской империи и выплатить ей контрибуцию.

Приобретение этих земель значительно повысило роль Военно-Грузинской дороги, построенной российскими войсками в 1799 г. Стратегическая дорога проходила через главный Кавказский хребет и напрямую соединяла Северный Кавказ с Закавказьем, что существенно облегчало развитие политических и экономических связей России с новыми территориями. Для защиты от набегов горцев подступов к Военно-Грузинской дороге российским правительством было решено расположить казачьи станицы на р. Терек, по пути следования к Владикавказскому укреплению, охранявшему вход в Дарьяльское ущелье.

12 октября 1832 г. казаки вновь призваны на службу и направлены на укомплектование регулярных войск. 17 октября 1832 г. командующим 7-го Малороссийского полка И. Стоцким было получено предписание от князя Н. Репнина, где говорилось: «По воле Государя Императора, Военный Министр сообщил мне о выборе из Малороссийских казачьих полков, в гвардейские кавалерийские полки на 15-летнюю службу казаков, которые имеют рост 2 аршина 9 вершков и притом красивую наружность» .

Во II-ом издании Полного собрания Законов Российской империи за 1832 г., содержится Положение о сформировании в Полтавской и Черниговской губерниях Малороссийских казачьих полков. Положение заключает в себе Высочайшее повеление Императора Николая I-го, от 7-го августа 1832 г., о формировании и переселении на Кавказскую Линию двух полков; сообщается также о том, что они были созданы на базе четырех Малороссийских полков, вернувшихся на родину из польского похода. Положением регламентировался порядок организации полков, их комплектование, обеспечение личного состава обмундированием и всеми видами довольствия и т. д.

В соответствии с Повелением Императора в феврале 1832 года из личного состава 5, 6 , 7 и 8 бывших Малороссийских казачьих были сформированы 1-й и 2-й Малороссийские полки, направленные для несения службы на Северный Кавказ. Полк состоял из шести эскадронов: четырех действующих и двух резервных.

С переселением малороссийских казаков на Терек связан ещё один интересный исторический факт. Оказавшись в окружении горцев-иноверцев и казаков-старообрядцев, черниговцы и полтавцы затосковали по родине. К тому же масса неженатых казаков не совсем увязывалась с колонизационной политикой российского правительства, предполагавшей создание казачьих станиц, населённых семейными казаками. Вопрос разрешился просто – всё в тех же Черниговской и Полтавской губерниях были набраны незамужние государственные крестьянки, пожелавшие переселиться на Кавказ. Это переселение, получившее в Украине полулегендарную окраску, известно в народе как «Девичий набор». Умело и оперативно решали демографические и некоторые другие проблемы царские чиновники…

Дальновидно и предусмотрительно осуществлялось пополнение «линейцев» только из числа малороссийских казаков Черниговской и Полтавской губерний. Такой подход заложил основу формирования населения казачьих станиц людьми одной веры, языка и как принято сегодня говорить «менталитета», поскольку в условиях непрерывных боевых действий на границе важными были слаженность и взаимопонимание между казаками.

Для командования казачьими подразделениями и для замещения прочих офицерских вакансий пришло указание выбрать достойнейших штаб и обер-офицеров, из числящихся на службе как в полках, уже распущенных, так и освобождающихся от службы ранее.

Казакам – переселенцам устанавливались льготы. За умерших или убитых во время службы казаков их семействам выдавались рекрутские зачетные квитанции. При отсутствии семьи, квитанции выдавались их казачьим обществам. Во время нахождения казаков на службе их общества освобождались от платежей за них всех податей и повинностей. Кроме того, семейства умерших от ран или инвалидов обеспечивались министерством государственного имущества.

Кавказское линейное казачье войско было создано Высочайшим приказом от 25 июня 1832 г. в результате сведения всех северокавказских казачьих войск в единое войско с центральным управлением. После преобразования войск в полки они получили название Терского, Гребенского, Кизлярского, Кавказского, Кубанского, Хоперского, Волжского, Ставропольского, Горского и Моздокского полков, которые вошли в Линейное войско. В их состав и были включены переведенные на Северный Кавказ 1-й и 2-й Малороссийские казачьи полки, переименованные впоследствии во Владикавказские.

Не забывали и о духовном. В оба определяемые на Кавказскую Линию полка было приказано направить в каждый по одному священнику с жалованием и прочим содержанием как у священников легких кавалерийских полков.

Но это были заботы высокого начальства, а служба корнета А.Погуляева продолжилась на беспокойном Кавказе. 15 февраля 1833 г. был получен приказ о его прикомандировании к Ставропольскому казачьему полку. Началась бесконечная череда походов и столкновений с горцами в 1836, 1841, 1848, 1852-1858 гг., в которых А.А. Погуляев проявил мужество и умение.

Казаки-разведчики на привале. Картина Ф.Рубо

За отличие в деле с 25 по 28 января 1836 г. Андрей Антонович Погуляев произведен из корнетов в поручики, о чем объявлено в Высочайшем приказе от 7 марта 1838 г., 4 октября 1841 г. — в штаб-ротмистры. 31 октября 1841 г. назначен исполняющим должность Кизлярского городничего. 3 мая 1844 года произведен в ротмистры. 8 ноября 1846 г. утвержден в должности Кизлярского городничего.

По Высочайшему повелению 2 июня 1848 г. зачислен в 1-й Ставропольский казачий полк.

2 августа 1848 года назначен командиром 1-го Хоперского казачьего полка.

28 марта 1850 г. произведен в войсковые старшины.

31 мая 1852 г. назначен командиром 2-го Ставропольского полка.

1 июля того же года — командиром 1-го Ставропольского полка.

Награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом за 25 лет службы в офицерских чинах.

За отличие в делах против горцев в 1852 г. награжден орденом св. Ан­ны 3-й степени с бантом, за отличие, оказанное 31 декабря 1853 г. за рекою Лабой, награжден орденом св. Станислава 2-й степени с мечами, за отличие, оказанное 26 мая 1854 г. при отбитии нападения на лагерь 5-тысячного отряда горцев, награжден Золотой шашкой с надписью «За храбрость».

ЗАСЕЛЕНИЕ ЛАБИНСКОЙ ЛИНИИ

Планы по заселению Закубанья возникли в конце 1830-х годов. Переселять планировалось самых «буйных» казаков Кавказского линейного казачьего войска по приговорам станичных обществ. Первые станицы – Лабинская, Чамлыкская, Вознесенская, Урупская насчитывали 6 600 душ населения. В период с 1841 по 1860 гг. переселение шло медленно, ограничиваясь районом между Лабой и Кубанью. Однако были возведены и заселены 26 станиц, три укрепления и пополнены населением несколько старых станиц. Задача регулярной армии состояла в вырубке просек и оттеснении непокорных горцев в труднопроходимые места.

На местах переселенцы- казаки черноморцы, линейцы и терцы, которые составляли около 60% от общей численности переселенцев, столкнулись со значительными трудностями в налаживании хозяйства. Некоторые переселенцы предпочитали жить в землянках, несмотря на наличие рядом строевого леса. Антисанитария привела к росту заболеваний. Однако древняя казачья мудрость: «На границе не строй светлицу», мол, придет неприятель и все уничтожит, оказалась довольно живучей. Приходилось административным порядком заставлять переселенцев стоить дома. Климат, затрудненность сообщения и отсутствие квалифицированной медицинской помощи приводили к высокой смертности. По данным А.Н.Манукало в одном из полков с мая 1864 по январь 1865 года умерло от болезней около 1000 человек. Болели лихорадкой, цингой, водянкой, дезинтерией. Цингою болела почти половина воинского состава частей.

На рисунке: Пластуны возвращаются из поиска с пленным

Помимо болезней, казаки гибли в схватках с горцами. При переселении казаки освобождались от строевой службы, однако были обязаны охранять свои поселения. Место поселения окапывалось трехаршинным рвом, по брустверу устанавливался двойной плетень, насыпаемой землею, где высаживались колючие растения. Устанавливались 4-6 пушек. Между станицами выставлялись посты, на каждом из которых находились 25 и более человек, пост окружали оградой и ставили 1-2 орудия. Днем совершался объезд и выставлялись часовые для предупреждения набегов. Ночью казаки залегали в секретах на местах наиболее вероятного проникновения противника. Практически все сельскохозяйственные работы выполнялись под присмотром вооруженной охраны, местность патрулировали пластуны. Шла война без правил, без линии фронта, без жалости к противнику. Помимо службы по месту жительства, казаки участвовали в военных экспедициях против непокорных горцев. Использовалась тактика разведывательного поиска в составе партии из 25-30 человек, а затем внезапное окружение, плен или уничтожение противника.

В 1850-1860 гг. служба А.А. Погуляева проходила на Лабинской линии на востоке нынешнего Краснодарского края. Офицеру приходилось заниматься наряду с боевой работой и решением административных вопросов, связанных с переселением на линию. В архивах кубанского казачества сохранились рапорты командующего 3-ей бригадой подполковника А.Погуляева, например, о перепродаже усадеб переселенцев. Прибыль от продажи шла в доход станичному обществу. Однако канцелярская работа была не главной в службе казачьего офицера.

В его послужном списке упоминаются стычки с горцами в районе станицы Владимирская, которая в 1848 году была основана как военное укрепление – сторожевой пост оборонной линии, что служила защитой от горцев и кочевников и обеспечивала контроль над предгорной степью, которая раскинулась к югу.

  • Так, в ночь на 25 февраля 1860 г. он принимал участие в стычке при нападе­нии небольшой партии горцев на казаков, ехавших с подводами от станицы
    Владимирской в Вознесенскую;
  • 13 апреля того же года — при нападении партии горцев на работавших
    в поле казаков у станицы Владимирской;
  • 11 мая — при отбитии неприятельской партии при нападении на табун,
    пасшийся у Шедокского укрепления;
  • 20 мая — в перестрелке при нападении горцев на рубивших лес жите­
    лей станицы Сторожевой;
  • 14 июня — при отбитии неприятельской партии, совершившей нападе­
    ние на подводы жителей станицы Сторожевой, ехавших за лесом;
  • 24 мая — при осмотре пластунами станицы Сторожевой близ ущелий
    рек Кефира и Бежгона;
  • 23 июня — в перестрелке при поиске охотниками 6-го Резервного ба­
    тальона Ставропольского пехотного полка у станицы Надежной;
  • 13 июля при поиске казаками станицы Лабинской партии горцев на
    левой стороне р. Лабы;
  • 19 сентября при отбитии партии горцев, напавшей на фуражиров близ
    Майкопского укрепления у Круглого леса;
  • 27 сентября — между Каладжинским укреплением и станицей Отваж­
    ной;
  • 30 октября между станицами Передовой и Преградной;
  • 30 октября при осмотре местности пластунами станицы Кардоник-
    ской;
  • 4 ноября — выше станицы Зассовской на реке Лабе.

Пластуны «в поиске»

В этих краях основал хутор Погуляев, который просуществовал до 60-х годов прошлого века.

В период с 1850 по 1855 гг. в ежегодных сведениях о службе штаб-офицеров Линейного войска неизменно отмечалось, что войсковой старшина 4 бригады I Ставропольского казачьего полка Погуляев А.А. «весьма усерден скромен, хорошего характера и подготовки».

16 мая 1861 г. назначен командующим 3-й бригадой Кубанского казачьего войска.

Воинское звание «полковник» А.А. Погуляеву было присвоено в 1862 году.

Крест «За службу на Кавказе» четырех степеней из золота, серебра и бронзы

В ознаменование победы в Кавказской войне, по приказу императора от 12 июля 1864 г. был учреждена награда — Крест «За службу на Кавказе» четырех степеней из золота, серебра и бронзы. Крестом, согласно званию, награждались все военнослужащие, которые участвовали в Кавказской войне в 1859-1864 гг. В России эту награду называли «Кавказским Крестом».

А.А. Погуляев был награжден также бронзовой медалью в Память войны 1853-1856 гг. на Анд­реевской ленте и Знаком отличия за 25 лет беспорочной службы на Георгиевской ленте.

Незадолго до выхода А.А. Погуляева в отставку в 1865 году Император Александр II пожаловал ему 1000 десятин земли.

Река Русская

Отставной полковник Кубанского казачьего войска вместе с супругой Екатериной Корнеевной и детьми поселился в Ставрополе. На берегу реки Русской — притока реки Егорлык разбил огороды, занялся сельским хозяйством.

Впоследствии его дети переехали в Екатеринодар на Кубань.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *