«Европа не знала ничего подобного…»

В первую декаду февраля 1945 года грандиозной победой завершилась Висло-Одерская наступательная операция Красной армии.

Она началась 12 января, когда войска 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ивана Конева начали Висло-Одерскую операцию. Через два дня в наступление перешёл 1-й Белорусский фронт Маршала Советского Союза Георгия Жукова.

Очередное наступление Красной армии не стало для гитлеровских военачальников полной неожиданностью. Глава германской военной разведки генерал-лейтенант Рейнхард Гелен довольно точно указал время советского наступления на Одере, целью которого назвал «полное уничтожение германской воли и способности вести войну».

Воля и способность оказывать сопротивление гитлеровцы ещё сохраняли. Вспоминая предшествовавшие началу операции дни, Конев признал: «Закат третьей империи ещё далеко не все немцы видели, и тяжёлая обстановка пока не вносила почти никаких поправок в характер действий гитлеровского солдата на поле боя: он продолжал драться так же, как дрался раньше, отличаясь, особенно в обороне, стойкостью, порой доходившей до фанатизма. Организация армии оставалась на высоте, дивизии были укомплектованы, вооружены и снабжены всем или почти всем, что им полагалось по штату.

Говорить о моральной сломленности гитлеровской армии пока тоже не приходилось. Можно добавить к этому и такие немаловажные факторы: С одной стороны, геббельсовская пропаганда пугала солдат, уверяя их, что русские не оставят от Германии камня на камне и угонят в Сибирь всё немецкое население, а с другой стороны, на тех же солдат обрушились репрессии, усилившиеся к концу войны. Заметный подъём духа вызвала в немецкой армии наступательная операция в Арденнах».

Она началась ещё в середине декабря 1944-го. Неожиданно для союзников две танковых и одна общевойсковая армии Вермахта, коими командовал генерал-фельдмаршал Вальтер Модель, перешли в наступление в Арденнах и быстро смяли державших оборону американцев. За несколько дней войскам Моделя удалось продвинуться на 90 км.

В памяти союзников всплыла катастрофа 1940 года под Дюнкерком. Настроения, царившие в американских и британских штабах были таковы, что не выдержал даже многоопытный премьер-министр Великобритании. 6 января 1945 года Уинстон Черчилль отправил Иосифу Сталину «личное и строго секретное послание», в котором просил:

«На Западе идут очень тяжёлые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы… Согласно полученному сообщению наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанный погодой… Если он ещё не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января…»

Сталин сразу же согласился помочь союзникам. Красной Армии пришлось перейти наступление на восемь дней раньше первоначально намеченного срока. Если для русской императорской армии подобная спешка летом 1914 года обернулась тяжелейшим поражением в Восточной Пруссии, то Висло-Одерская стала очередным триумфом Красной армии.

Этот триумф готовился заранее и основательно. Маршал Конев вспоминал, как Сталин, принявший его в конце 1944 года в Москве, внимательно «рассматривал на карте Силезский промышленный район. Здесь было огромное скопление предприятий, шахт с мощным оборудованием, расположенным на земле, различного рода промышленных построек. Всё это, вместе взятое, представляло очень большие препятствия для маневренных действий войск при наступлении.

Даже на карте масштабы Силезского района и его мощь выглядели внушительно. Сталин, как я прекрасно понял, подчёркивая это обстоятельство, показал пальцем на карту, обвёл этот район и сказал: «Золото»». Комментируя этот эпизод в книге «Вторая мировая война», историк Анатолий Уткин заметил: «Это был, по существу, приказ постараться спасти индустриальную базу региона».

Начало Висло-Одерской операции ошеломило противника. Командующий 4-й танковой армией 1-го Украинского фронта генерал Дмитрий Лелюшенко запомнил, как ранним утром 12 января началась артиллерийская подготовка: «Недавняя тишина мгновенно сменилась повсеместным громом, гулом, треском и свистом. На десятки километров по фронту и в глубину рвались снаряды, мины, вздымая вверх султаны дыма, огня и грязи, смешанной со снегом. Земля содрогалась, поле боя почернело. Сотни ракет прочертили небо… Лес, где была вражеская оборона, был буквально как косой срезан осколками снарядов».

Через 1 час 47 мин. последовал перенос огневого вала в глубину обороны противника, и за ним началась атака пехоты и танков непосредственной поддержки. Лелюшенко свидетельствовал: «От мощного удара нашей артиллерии многие фашистские солдаты обезумели от страха. Вскоре у нас на НП появились пленные фашисты. Многие из них были взяты в траншеях в невменяемом состоянии, просто полусумасшедшими. Внятного чего-либо от них добиться в тот момент было невозможно. «Алес капут, Гитлер капут», — произносили они, перепуганные до смерти. Через некоторое время, придя в себя, обер-ефрейтор рассказывал: «Такого ужаса я ещё никогда не испытывал. Это был настоящий ад. В траншеях царил сплошной вой. Раненые кричали о помощи, но никто им её не оказывал. После перенесенного ужаса я сдался в плен». Пленные 574-го полка 304-й пехотной дивизии показали: «С началом артиллерийской подготовки русских мы лишились управления, солдаты разбежались. Большинство из них было убито или ранено»».

А ведь наступление красноармейцам пришлось вести в неблагоприятных погодных условиях и в темноте. В ночь с 13 на 14 января бой шёл с нарастающей ожесточённостью. 14-го на Висле исключительное мужество и героизм проявили воины 1-го батальона 215-го гвардейского стрелкового полка 77-й гвардейской стрелковой дивизии. Весь личный состав батальона — 350 солдат, сержантов и старшин были удостоены ордена Славы, за что получили наименование «Батальон Славы». За всю войну это был единственный случай, когда всё подразделение в полном составе за один бой было отмечено орденами. Командир батальона гвардии майор Борис Емельянов был удостоен звания Героя Советского Союза.

17 января советские войска и части 1-й армии Войска Польского освободили Варшаву. Из более 1,3 млн жителей, проживавших в польской столице в 1939 году, в результате нацистской оккупации осталось 162 тысячи.

Уже через несколько дней разные подразделения Красной Армии в самых разных местах стали пересекать старую границу Польши и Германии. Война пришла на землю беспощадного агрессора!

Наши деды и прадеды наступали так стремительно, что нотки восхищения этим проскакивают даже в воспоминаниях матёрых гитлеровских военачальников. Генерал-майор танковых войск вермахта Фридрих Вильгельм фон Меллентин признался: «Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью. Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 г. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

Быстро почувствовали облегчение и союзники. Командовавший в ходе операции в Арденнах 5-й танковой армией генерал Хассо фон Мантейфель свидетельствовал: «Влияние январского наступления с рубежа Вислы немедленно сказалось на западном фронте. Мы уже давно с тревогой ожидали переброски своих войск на восток, и теперь она производилась с предельной быстротой».

27 января Черчилль направил Сталину письмо, в котором не скупился на комплименты: «Мы очарованы Вашими славными победами над общим врагом и мощными силами, которые Вы выставили против него. Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов».

Висло-Одерская операция продолжалась всего 23 дня. За столь незначительный срок советские войска продвинулись на глубину более 500 км, захватили более 147 тысяч пленных, 14 тысяч орудий и миномётов, 1,4 тысяч танков и штурмовых орудий.

К сожалению, даже в отечественных учебниках истории этой грандиозной операции Красной Армии уделяется крайне мало внимания. В западных же учебных пособиях Висло-Одерской операции, справедливо отнесённой Черчиллем к числу величайших исторических подвигов советских воинов-освободителей, нет и в помине…

Олег НАЗАРОВ,
доктор исторических наук

Источник: «Историк».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *